Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2013, 6

Х. Кортасар. Письма к издателю

Хулио Кортасар

 

 

Хулио Кортасар. Письма к издателю / Сост. и перевод Э. Брагинской. М.: Рудомино, 2012. 320 с. («Мастера художественного перевода»).

Первое, что хочется сделать при рецензировании этой книги, - понять, кому Элла Брагинская адресует свою работу. Ведь переписка писателей чаще всего интересует специалистов по их творчеству, обычный же читатель обращается либо к художественным произведениям, либо к работам биографов, для которых письма лишь часть исходного материала. Однако «Письма к издателю» не стоит воспринимать как работу, предназначенную для специалистов. Очень небольшая (учитывая огромный объем переписки Кортасара) выборка - 64 письма за пять лет - явно указывает на то, что для Эллы Брагинской была важна художественная целостность и законченность книги, а не широта охвата материла. И структура комментариев - многочисленных, но не многословных, не отвлекающих от основного текста - явно ориентирована на широкий круг читателей.

В то же время книга и не биографическая. Я полагаю, что данное издание предназначено тем, для кого литература, может быть, и не стала профессией, но интересна с точки зрения процесса не меньше, чем с точки зрения результата. Тем, для кого технология создания художественного текста, и вообще способ писательского восприятия мира являются интригующей тайной.

Возможность подсмотреть, так сказать, в замочную скважину писательского кабинета, прочитать тексты, созданные одним из крупнейших авторов ХХ века, но не подвергнутые столь тщательной обработке, как художественные произведения (Брагинская, кстати, подчеркивает во вступительной статье, что Кортасар никогда не занимался литературной отделкой писем), - самое привлекательное в данной книге. И с этой точки зрения принцип отбора писем следует признать безусловной удачей. Все они адресованы Франсиско Порруа, издателю и другу Кортасара (именуемому в переписке «дорогим Пако»), чьими усилиями во многом создавалась всемирная известность писателя. Издатель - тем более издатель постоянный - для писателя человек исключительно близкий, в их отношениях появляется какая-то тайна, особое доверие. Замечательно, что взят период (в книге представлены письма с 1960 по 1965 год), когда выходили в печать и переводились на основные европейские языки важнейшие с точки зрения всего творчества Кортасара произведения: «Истории о хронопах и о фамах», «Игра в классики»... Достоинство книги и в том, что в ней нет ответных писем. Формат «эпистолярного монолога» с возможностью догадываться, что же было написано в ответ, придает тексту некую интригу и занимательность, местами юмор.

Разумеется, в письмах постоянно обсуждаются произведения автора. Причем не столько их литературные качества, сколько вопросы, непосредственно связанные с изданием (верстка, оформление, обложки, шрифты...), и это как раз выявляет особое, нежно-ироничное отношение Кортасара к своим книгам: «Вчера ранним утром прибыли хронопы. Эти зазнайки исключительно по вредности заставили бедную консьержку колотить к нам в дверь, когда мы с Ауророй спали блаженным сном, как спят после звонка будильника, когда уже решительно на все наплевать, даже на то, что притащишься в офис с опозданием на час» (с. 47). Но главное даже не это. Текст, деловой в общем-то, воспринимается как художественный, в нем есть живая энергия творческого восприятия мира. В этом, мне кажется, и раскрывается особенность писательского мышления вообще: видеть и чувствовать жизнь - значит писать. Отсюда такая потребность в переписке, даже на фоне постоянной работы над новыми литературными произведениями, отсюда постоянные замечания «дорогому Пако», если тот затягивал с ответом....

Неудивительно поэтому, что письма Кортасара художественны и самодостаточны. Внешний мир - лишь контекст, автор обмолвился о нем несколькими фразами, затем сказал любимое «поговорим, однако, о Евгении Гранде» и вновь принялся обсуждать, в какой обложке будет уютнее всего жить его «хронопам», фантастическим существам, которых он наделял человеческими качествами и к которым причислял себя и всех тех, кто был ему дорог.

Хотелось бы отдельно отметить качество перевода, тем более что для переводчиков Кортасар всегда считался автором трудным. Сама Элла Брагинская пишет во вступительной статье: «В кортасаровских письмах, даже деловых, столько простора, столько динамики <...> в его речь рафинированного интеллектуала то и дело врывается трудно переводимый или вовсе не переводимый лунфардо, и все приправлено французскими, английскими, немецкими, латинскими оборотами, аллюзиями, цитатами...» (с. 12). И этот простор, этот аромат жизни вполне ощутим в переводе Брагинской.

Я думаю, книга будет действительно интересна людям, которых привлекает сам феномен писательства. Они увидят одного из самых колоритных представителей этой касты беседующим о своих произведениях с той легкостью и раскрепощенностью, на которую дают право домашний халат и чашечка кофе в руках. Остается надеяться, что работа по переводу переписки аргентинского классика будет продолжена столь же удачно. Во всяком случае, предполагаемая аудитория после выход в свет «Писем к издателю» должна увеличиться.

Д. АЛЬФИН

Версия для печати