Опубликовано в журнале:
«Вопросы литературы» 2004, №3

Достоевский помогает понять мировые проблемы

Беседу вела И. Кузнецова

В ближайшее время увидит свет юбилейный, двадцатый номер периодического издания российского Общества Достоевского — альманах “Достоевский и мировая культура”. Первый номер этого издания вышел немногим более десяти лет назад — в самом конце 1993 года. Редакция “Вопросов литературы” предложила главному редактору альманаха, вице-президенту российского Общества Достоевского Карену Степаняну рассказать об истории издания, его характере, авторском составе, целях и задачах.

Как возник замысел вашего альманаха, почему появилась необходимость в нем, — ведь Пушкинский дом в Петербурге выпускал и продолжает выпускать “Материалы и исследования” — сборники научных работ о творчестве Достоевского и архивных материалов? Печатают статьи о Достоевском и “Вопросы литературы”, и “Русская литература”, и другие издания.

Научная и издательская деятельность в этой области в определенный период отечественной истории вообще была под негласным запретом. Затем весьма дозированно позволялась — в 70—80-е годы прошлого века вроде бы даже достаточно широко, — но всегда встречала более-менее стойкое сопротивление властей предержащих. Героических, почти тридцатилетних усилий потребовало “пробивание” и осуществление идеи издать академическое 30-томное собрание сочинений писателя. Низкий поклон Г. М. Фридлендеру, фактическому руководителю этого издания, и организованной им Группе Достоевского Пушкинского дома. На замечательном “тридцатитомнике” выросло все нынешнее активно работающее поколение достоевистов, пришедших в науку в те годы; тех, кто ныне возглавляет научные коллективы, выпускающие новые, подготовленные на основании современных достижений текстологии и достоевистики, собрания сочинений Достоевского (В. Захаров), или готовит такие собрания самостоятельно (Т. Касаткина).

Но вплоть до начала перестройки о каком-либо ином организационном объединении людей, посвятивших свою работу и жизнь изучению Достоевского, а тем более об издании ими какого-либо журнала или альманаха и речи не могло быть. Между тем за рубежом в течение всего ХХ века происходило интенсивное изучение творчества Достоевского, в этой области работали десятки и сотни известных ученых. В 1971 году в городе Бад Эмсе (ФРГ) было организовано Международное Общество Достоевского (International Dostoevsky Society), которое с тех пор раз в три года проводит свои симпозиумы (в них нашими властями разрешалось участвовать лишь одному-двум из отечественных специалистов, и только с конца 80-х появилась возможность приезжать туда достаточно представительной делегацией). С 1972 года МОД начало издавать “Бюллетень”, который через некоторое время трансформировался в журнал под названием “Dostoevsky Studies”. С некоторыми перерывами и со сменой издателей он выходит и по сию пору. Помню, в мои аспирантские годы эти выпуски были предметом наших заветных мечтаний: в нашу страну попадали лишь несколько экземпляров — к “мэтрам”-академикам и в спецхран. И, не скрою, было очень обидно, что здесь, на родине Достоевского, нет такого издания, и мы вынуждены добывать его зарубежный аналог всеми правдами и неправдами на один-два дня.

Когда идеологические препоны перестали мешать работе, на традиционных Достоевских чтениях в Старой Руссе было решено создать российское Общество Достоевского (вначале это было Общество Достоевского в СССР, но пока шло юридическое оформление, СССР распался и зарегистрировались мы уже как российское Общество).

Одной из главных задач его, как было записано в Уставе, являлось создание собственного периодического научного издания. Решать эту задачу было поручено мне.

Выходящие с 1974 года “Материалы и исследования” являются скорее научным сборником в традиционном смысле слова, к тому же они и раньше появлялись примерно раз в два года, а сейчас в связи с проблемами финансирования научных изданий стали выходить еще реже; журналы “Вопросы литературы”, “Русская литература” и еще немногие российские литературоведческие журналы могут печатать одну-две, максимум три “достоевские” статьи в год. Между тем в последние два десятилетия наука о Достоевском переживает подлинный расцвет. Сняты идеологические барьеры, стали доступны христианские, философские, мемуарные и научные источники, вне которых подлинное изучение творчества писателя невозможно. Помимо чисто литературоведческих аспектов, все яснее становится, что Достоевский помогает понять многие проблемы современной России и мира. Начиная с конца 1980-х годов постоянно происходит приток молодых талантливых исследователей. Во много раз расширились творческие контакты с зарубежными специалистами — большинство из них готовы и хотят публиковаться в России. С другой стороны, у многих коллег из бывших советских республик резко сократилась возможность печататься у себя дома.

При этом наше издание призвано было помещать и чисто литературоведческие, и философско-публицистические работы, и материалы многочисленных научных конференций, и рецензии на книги по достоевистике, инсценировки и экранизации произведений Достоевского.

Какова история первого номера?

Она довольно необычна. Существовало Общество, был Устав, было огромное желание работать, но, конечно же, совсем не было денег (членские взносы, учитывая и тогда и сейчас весьма скромные бюджеты наших коллег, были номинальными). В издательстве “Советский писатель”, насколько мне было известно, уже давно лежало около трех десятков статей по творчеству Достоевского: их в свое время собрал В. Этов для будущей книги. Но время было такое, когда об издании научных трудов — да и любых некоммерческих книг — иначе как на средства заказчика ни одно издательство и не помышляло. Я попросил у руководства “Совписа” и у составителя разрешения забрать рукопись и попытаться издать самостоятельно. Тогдашний директор Литературно-мемориального музея Ф. М. Достоевского в Санкт-Петербурге Б. Рыбалко сумела получить в Комитете по культуре мэрии некоторые средства, добавить к ним помощь от кого-то из многочисленных питерских друзей музея, договориться с одной из маленьких типографий в Ленинградской области, согласной за эту сумму взяться за дело, я подготовил статьи к печати, дополнил состав несколькими новейшими работами моих коллег и докладами Международных Достоевских чтений в петербургском музее, и в самом конце 1993 года случилось чудо: вышли три разного объема брошюры в белой бумажной обложке (сброшюровать в одну в той типографии не смогли, а мне не хотелось жертвовать ни одной статьей, поэтому первый номер у нас до сих пор уникальный — “трехчастный”), на которых значилось: “Достоевский и мировая культура”, альманах, № 1. Название отражает основную концепцию альманаха: рассматривать наследие Достоевского в контексте мировой истории и мировой культуры как подготовленное этой историей и культурой и активно участвующее в них.

На ближайшем собрании нашего Общества альманах был представлен коллегам, с удовлетворением принят, утвержден редакционный совет издания (куда вошли, в частности, Г. Фридлендер,
В. Туниманов, Л. Сараскина, В. Захаров, Т. Касаткина и другие) и ваш покорный слуга назначен главным редактором.

Но, как я понимаю, поддерживать регулярность издания гораздо трудней, чем его учредить.

— Да, это так. Во второй год существования альманаха
Б. Рыбалко еще раз пришла на помощь, вновь сумела достать деньги и договориться с той же типографией. Мы отобрали наиболее интересные из докладов на последних Достоевских чтениях, из начавших поступать к нам статей и архивных публикаций. Академик А. Панченко передал воспоминания художницы Э. Горфункель о встрече ее бабушки с Достоевским и написал к ним предисловие, а В. Этов подготовил неизвестную прежде в СССР статью А. Бема “Снотворчество”, литературовед и театральный критик Н. Старосельская написала обзор трех инсценировок по произведениям Достоевского — альманах начал жить.

Но надо было продолжать. Материалы пошли буквально потоком: как раз в те годы начало заявлять о себе то поколение, о котором я говорил; многие стали доставать из ящиков письменного стола то, что невозможно было напечатать раньше. Поскольку помещения для редакции у нас не было и не предполагалось, моя однокомнатная квартира превратилась и в хранилище всех этих материалов, и в редакцию, и в склад выходящих номеров…

Помощь пришла неожиданно: при встрече с М. Швыдким (тогда заместителем министра культуры) я поделился с ним моей главной заботой — и он сумел помочь, выделив деньги из спонсорских средств “Инкомбанка”. Помог и Государственный Литературный музей. Один мой знакомый порекомендовал сравнительно дешевую типографию — “Нефтяник”. Так удалось выпустить третий и четвертый номера альманаха, уже в Москве. Я сам развозил эти номера по немногочисленным тогда в Москве магазинам гуманитарной книги; брали понемногу, по одной-две пачки, но альманах быстро расходился, и я привозил еще.

Так удалось собрать немного денег, я добавил к ним собственные сбережения — и издал пятый номер.

Сейчас я смотрю на эти номера с ностальгией: внешний вид их напоминает брошюры антиалкогольной пропаганды (однажды, кстати говоря, в типографии тиражи альманаха и такой брошюры перепутали): весьма среднего качества бумага, простая бело-черная обложка... Но сил, времени, души в них вложено бесконечно много, и радость каждый выходивший номер доставлял огромную.

И тут в моей жизни появился удивительный человек —
С. Корнеев, бывший военный журналист, преподаватель Военно-политической академии им. Ленина. Он вышел в запас, основал маленькое издательство “Классика плюс”, из любви к гуманитарным знаниям сделав его специализацией выпуск совершенно некоммерческих книг. Мы были знакомы и раньше, а после организации издательства он сам предложил мне сотрудничество. С тех пор прошло много лет, наше сотрудничество успешно продолжается, издательство Станислава Трофимовича претерпело различные модификации, но благодаря его неустанным усилиям московские выпуски номер за номером становятся все качественнее в полиграфическом отношении — и последние номера, которые вы держите в руках, ничем, по-моему, не уступают лучшим образцам отечественных научных изданий.

Я говорю — “московские выпуски”, потому что примерно в то же время петербургский музей Достоевского обзавелся партнером — издательством “Акрополь”, с помощью которого вышел очень солидный (и по содержанию, и по внешнему виду) шестой номер — и с тех пор у нас установилось своего рода “разделение труда”: один номер выходит в Москве, следующий — в Петербурге (там готовит его коллектив музея во главе с директором — Н. Ашимбаевой и ее заместителем Б. Тихомировым). С № 11 питерские выпуски выходят в издательстве “Серебряный век”, благодаря которому полиграфически издание стало, можно сказать, идеальным. Финансирует их теперь Комитет по культуре администрации Санкт-Петербурга, в котором, надо с признательностью отметить, энтузиазм наших питерских коллег никогда не встречает отказа. Иногда подряд два номера выходят в Москве или в Питере, но в общем очередность сохраняется; мы стараемся выпускать примерно по два номера в год.

Три года назад при Институте мировой литературы им.
А. М. Горького (ИМЛИ) была образована Комиссия по изучению творчества Достоевского под председательством Т. Касаткиной. С тех пор московские выпуски готовятся в рамках Комиссии, рецензируются и утверждаются Ученым советом Института и выходят под титулом ИМЛИ РАН. Это, конечно, весьма повысило престиж нашего издания; финансовые же проблемы остались прежними, ибо и свои собственные издания Институт выпускает в основном с помощью грантов. Восьмой номер удалось издать в сотрудничестве с японскими коллегами (научном и финансовом), четырнадцатый — с учеными из Республики Корея.

Большей же частью московские выпуски выходят за счет издательства С. Корнеева. Никакой прибыли, за счет которой можно было бы хотя бы платить гонорары нашим авторам, ни в Москве, ни в Питере не остается.

И здесь я хотел бы выразить глубочайшую благодарность и искреннее уважение всем нашим авторам и публикаторам, которые в нынешнее трудное время, когда на счету у всех каждый рубль, безвозмездно отдают нам плоды своего многомесячного труда. Без них альманах никогда бы не стал тем признанным среди достоевистов изданием, каким сегодня является.

В 1996 году, к 175-летию со дня рождения Достоевского, мы издали сборник “Достоевский в конце ХХ века”, куда вошли лучшие работы из первых восьми номеров альманаха, репродукции значимых для понимания произведений писателя русских икон, живописных полотен, фотографии со спектаклей по произведениям Достоевского. Этот обширный коллективный труд (более 42 печ. л.) стал очень популярным и широко цитируемым изданием у нас и за рубежом.

Знаком признания результатов нашей издательской деятельности зарубежными коллегами стало то, что когда в 2000 году в Японии состоялась большая международная конференция на тему “XXI век глазами Достоевского: перспективы человечества”, именно нам поручили издание ее материалов. Книга вышла два года назад, в настоящее время почти весь тираж распродан.

Менялась ли за эти годы структура альманаха, его авторский состав? Какие наиболее интересные публикации вы можете отметить?

С первых же номеров несколько рубрик у нас остаются неизменными. Это в первую очередь “Художник-провидец” (или “Художник и мыслитель”) и “Созвучия и параллели”. Под первой печатаются исследования поэтики произведений Достоевского, его философских и религиозных взглядов; под второй — работы, посвященные творческим связям великого русского писателя с отечественными и зарубежными предшественниками и потомками.

Есть у нас рубрика “Доклады”, — мы порой публикуем наиболее интересные выступления на отечественных и зарубежных “достоевских” форумах так, как они прозвучали, но это бывает редко: обычно мы предлагаем коллегам переделать заинтересовавший нас доклад в полноценную научную статью; исключение — номера девятый (где были опубликованы доклады Международной научной конференции в МГУ в 1996 году, в том числе и выступление открывавшего ее А. И. Солженицына) и двенадцатый (IХ симпозиум Международного Общества Достоевского в Нью-Йорке).

Мы публиковали новые работы наших исследователей стар-
шего поколения: Г. Гачева, Г. Померанца, Г. Фридлендера, Г. Коган,
Б. Федоренко, Г. Щенникова, В. Недзвецкого, Ф. Никитиной. Среди постоянных авторов альманаха — известные достоевисты:
В. Туниманов, Б. Тихомиров, В. Захаров, Т. Касаткина, Л. Сараскина, Б. Тарасов, В. Котельников, В. Ветловская, Т. Горичева,
А. Гачева, В. Викторович, Н. Ашимбаева, В. Борисова, В. Свительский, Н. Чернова, В. Дудкин, Б. Улановская, А. Кунильский,
П. Фокин, Н. Живолупова, Т. Бузина, А. Криницын, Ф. Тара-
сов, Е. Трофимов, в первых выпусках принимал участие И. Вол-
гин.

Существенную долю составляют публикации зарубежных ученых — из более чем двадцати стран: от США до Республики Корея, от Великобритании и Норвегии до Японии и Новой Зеландии; назову лишь таких, как Р.-Л. Джексон, Т. Киносита, Э. Эгеберг,
Р. Пис, М. Джоунс, О. Меерсон, П. Воге, Р. Ф. Миллер, Д. Мартинсен, С. Янг, А. Андо, В. Казак, Н. Перлина, Н. Натова, И. Кириллова, Р. Клейман. Если я буду перечислять темы даже только самых интересных статей и докладов, опубликованных за эти
десять лет, это займет много места. Скажу лишь, что, по моему убеждению, почти все наиболее интересное в отечественной до-
стоевистике за эти годы в той или иной степени появлялось (хотя бы в виде первоначальных идей, потом оформлявшихся в книги)
на страницах четырех изданий — “Вопросов литературы”, “Русской литературы”, пушкинодомских “Материалов и исследова-
ний” и нашего альманаха; надо добавить сюда, конечно, и “Достоевский и современность” — ежегодно издаваемые Старорусским музеем-квартирой Достоевского тезисы одноименных Международных чтений, вот уже более полутора десятков лет проходящих там в мае.

В рубрике “Созвучия и параллели” рассмотрены творческие связи с Достоевским Пушкина, Л. Толстого, М. Булгакова, Гоголя, Тютчева, Лескова, В. и А. Майковых, Розанова, Вл. Соловьева, Ницше, Л. Шестова, Лейбница, Шиллера, Кьеркегора, Солженицына, Ремизова, Ф. Сологуба, Ахматовой, А. Тарковского, В. Распутина, Вен. Ерофеева.

Одна из рубрик, которой мы придаем большое значение и всегда стараемся поддерживать ее заслуживающими внимания материалами, — “Лицей” (первоначально она называлась “Подростки”). Здесь публикуются лучшие из имеющихся в нашем распоряжении работ старшеклассников и студентов. Они интересны и сами по себе: ребята умеют свежим взглядом увидеть то, что порой не увидит опытный специалист; кроме того, мы надеемся, что преподаватели средней и высшей школы и их ученики (а это очень важная категория наших читателей) по этим публикациям смогут судить об уровне, на который надо ориентироваться.

Важная часть почти каждого нашего номера — архивные публикации. За эти годы мы напечатали непубликовавшиеся прежде или печатавшиеся в практически недоступных сейчас изданиях за рубежом статьи о Достоевском В. Вейдле, В. Ходасевича, Д. Дарского, А. Бема, Ф. Чирскова, письма и воспоминания современни-
ков и потомков Достоевского, обширные материалы из архива
А. Г. Достоевской (ее переписку с детьми, издателями, современниками), подготовленные В. Абросимовой, предсмертные письма дочери писателя Л. Ф. Достоевской из частных архивов, письма
Е. П. Достоевской (жены сына писателя — Федора) к А. Бему из чешских архивов (подготовленные Б. Тихомировым и М. Бубениковой) и немецкому издателю Р. Пиперу из немецких архивов (подготовлены Р. Хикельшнейдером). Мы публикуем также рефераты книг и переводим статьи или отдельные главы из книг зарубежных исследователей и писателей, важные для достоевистики: М. Бубера, А. Труайя, Дж. К. Оутс, М. Кригера и других.

Есть у нас и рубрика “Приглашение к спору”. Здесь публикуются заведомо спорные, парадоксальные взгляды на те или иные произведения Достоевского, провоцирующие возражения и несогласие даже у большинства членов редсовета, но ставящие важные вопросы, заслуживающие анализа и дискуссии.

Назову еще рубрики “Разыскания” (новые факты из биографии писателя, материалы из его родословной), “Свой взгляд” (высказывания, беседы, эссе композиторов, режиссеров, художников, работающих над сюжетами и мотивами из наследия Достоевского), “Современники” (о тех, кто жил в одно время с Достоевским и оказывал на него влияние и/или создавал атмосферу эпохи), “Из почты альманаха”; в последних выпусках добавилась рубрика “Текстологические штудии”.

Есть раздел, который ведется недостаточно последовательно и состояние которого хотелось бы кардинально улучшить, — рецензионный: разборы книг о Достоевском, отклики на экранизации и инсценировки его произведений. Тут наша недоработка, но хотелось бы обратиться к коллегам: присылайте ваши новые книги, подготовленные вами сборники — мы постараемся большинство из них отрецензировать.

Как встретили альманах критики?

В основном очень доброжелательно: положительные рецензии и обсуждения были в “Новом мире”, “Знамени”, “Октябре”, в “Литературной газете”, “Книжном обозрении”, на полосе искусств газеты “Сегодня”. Было лишь одно исключение. Мы всегда исходим из того, что исследование творчества Достоевского имеет сво-
ей — прямой или отдаленной, но все равно подразумеваемой — целью понимание жизни, искусства, литературы, судеб России и человечества. Именно для этого писал каждую свою строчку Достоевский, именно этого он ждал бы, уверен, от своих исследователей. Я и мои коллеги по редсовету никогда не поддерживали и не будут поддерживать то направление в литературоведении, которое провозглашает отказ от содержательного анализа литературы, от философских и идейных задач нашей науки, видит в литературе лишь “игру словами” и в подобие такой же игры — но уже абстрактными понятиями и схемами, — стремится превратить и теорию литературы, считая именно это критерием “академизма”. За это еще в самом начале своего существования альманах был подвергнут жесткой критике на страницах “НЛО”, в статье С. Жожикашвили. После моего ответа С. Жожикашвили на страницах “Литературной газеты” “НЛО” практически потеряло интерес к нашему изданию.

Где можно приобрести альманах “Достоевский и мировая культура”, доступен ли он читателям в других городах России и за рубежом?

В Москве альманах продается в магазинах “Библио-Глобус”, “Московский дом книги”, в “Книжной лавке при Литинституте”, в литературном клубе “Графоман”, в книжной лавке издательства “Наследие” в Институте мировой литературы. В Петербурге мы обмениваемся нашими выпусками через “Летний сад”, продается альманах, конечно, и в музее Достоевского в Кузнечном переулке. В крупнейшие библиотеки — Российскую Государственную библиотеку, ИНИОН, библиотеку Государственного литературного музея, библиотеку ИМЛИ — мы передаем все вновь выходящие номера. В другие города России, к сожалению, издание удается направлять от случая к случаю, с помощью коллег.

Несколько лет назад нам удалось получить от Института “Открытое общество” грант на рассылку — и разослать большую часть тиража двенадцатого номера безвозмездно многим нашим и зарубежным коллегам, университетским библиотекам России, Европы и США (некоторое время спустя пришло письмо из библиотеки Колумбийского университета с предложением внести взнос в Фонд друзей библиотеки: решили, что мы богатые, раз делаем такие подарки).

Реализацией альманаха за границей занимается ЗАО “МК Бизнес Центр” (преемник “Международной книги”). С помощью еще одного энтузиаста, Н. Поляковой, и ее фирмы “Собрание сочинений” удается отправлять некоторую часть тиража в США. В Западную Европу альманах порой уходит и пиратским образом: пользуясь сравнительно низкими ценами на альманах в наших магазинах (мы не можем ставить высокие цены, зная о доходах тех, кому он в основном предназначен), их скупают и потом продают по тамошним ценам, то есть в четыре-пять раз выше. Моя мечта — организовать подписку. Если бы мы имели более-менее стабильное финансирование, могли бы сделать это хоть с будущего года (раньше я искренне удивлялся тому, что работе столь нужного, на наш взгляд, для российской культуры издания не берется помогать никто из тех, кто располагает неограниченными финансовыми возможностями и постоянно говорит о любви к России, а теперь уже и не думаю об этом — надо делать свое дело, а Господь поможет, если будет надо). А пока предлагаю всем, кто хотел бы приобрести отдельные номера альманаха или полный комплект для личной
или служебной библиотеки, обращаться по адресу: 125319 Моск-
ва, Красноармейская улица, 23-105, или по электронному адресу — stepanyan@znamlit.ru. Мы постараемся со временем удовлетворить все заявки.

В заключение, пожалуйста, прокомментируйте материалы выходящего двадцатого номера.

Центральная публикация здесь — это запись “круглого стола”, состоявшегося на заседании Комиссии по изучению творчества Достоевского и посвященного одной из самых дискуссионных проблем современной достоевистики — уяснению того, что же есть “реализм в высшем смысле” Достоевского. Тема эта имеет огромное значение не только для понимания творчества великого писателя, но и для уточнения важнейшего для теории литературы понятия “реализм” .

Назову также статью Н. Гончаровой “Образ черта в творчестве Гоголя, Достоевского, М. Булгакова”, работу Н. Михновец о “Двойнике”, материал о судьбе и творчестве сибирского художника-иллюстратора произведений Достоевского Ст. Косенкова, статью о творческих параллелях между романами “Доктор Живаго” и “Идиот” (А. Баранович-Поливанова); из зарубежных исследователей — совершенно новую трактовку повести “Слабое сердце” японского ученого Т. Киносита, большой труд американки Р. Ф. Миллер об одном из самых загадочных произведений Достоевского — “Сон смешного человека” и анализ писем, отправленных Достоевскому со всей России читателями “Дневника писателя” (итальянская исследовательница Р. Вассена). Здесь же будет библиография всех материалов, опубликованных в альманахе, начиная с первого номера.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте