Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 1996, 1

Документы свидетельствуют

Из фондов Центра хранения современной документации.



ДОКУМЕНТЫ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ...*

Как партия руководила литературой

ОБ "ИСКАЖЕННОМ" РАСПОЛОЖЕНИИ ЗВЕЗД

Многим, кому довелось увидеть фильм Андре Тарковского "Зеркало", запомнился, вероятно, такой эпизод: героине, работнице одной из типографий, вдруг почудилось, что она пропустила ошибку в наборе. Какую? Об этом - ни слова. Но и без слов понятно - замеченная ошибка могла оказаться роковой не только в ее судьбе. И вот в свой выходной день она стремглав бежит на работу в надежде успеть отвести нависшую беду.

О том, что подобные ошибки были чреваты серьезными неприятностями, свидетельствует история, случившаяся с художником Б. Е. Ефимовым и главным редактором журнала "Огонек" А. А. Сурковым в 1951 году, породившая публикуемые ниже документы.

1
ЗАПИСКА ИСПОЛНЯЮЩЕГО ОБЯЗАННОСТИ УПОЛНОМОЧЕННОГО ВСЕСОЮЗНОГО ОБЩЕСТВА КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ С ЗАГРАНИЦЕЙ В ТЯНЬЦЗИНЕ Г. СОКОЛОВА ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВЛЕНИЯ ВОКС Г. КАЛИШЬЯНУ

Генконсульство СССР ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

в Тяньцзине ПРАВЛЕНИЯ ВОКС

тов. Г. КАЛИШЬЯНУ

10 ноября 1951 г.

В правление Тяньцзиньского отделения общества Китайско-Советской дружбы поступило письмо от профсоюза служащих почты и телеграфа г. Тяньцзиня, в котором говорится, что в советском журнале "Огонек", No 40 за 1951 г. на 3-й странице обложки в плакате художника Бориса Ефимова, озаглавленном "Прочь вражескую нечисть из Народного Китая!", неправильное расположение звезд на государственном флаге Китайской Народной Республики.

Поскольку китайские товарищи очень щепетильны в таких вопросах и в письме работников телеграфа предлагается даже изъять этот номер журнала, мы хотели бы обратить внимание редакции журнала "Огонек" на это замечание.

Китайские товарищи отметили также, что это замечание следует принимать не как критику, а как свидетельство того, что китайский народ внимательно следит за советской литературой и искусством.

Правление Тяньцзиньского отделения ОКСД сообщило, что оно собирается опубликовать разъяснение по этому вопросу в очередном номере газеты "Китайско-Советская дружба".

И. о. уполномоченного ВОКС

в Тяньцзине Г. СОКОЛОВ.

Приложение: Обложка журнала "Огонек", No 40.

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 132. Ед. хр. 486. Л. 307. Подлинник.

2

ПИСЬМО ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВЛЕНИЯ ВОКС
А. ДЕНИСОВА М. СУСЛОВУ

Секретно

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

24 ноября 1951 г. товарищу М. А. СУСЛОВУ

Правление ВОКС направляет Вам копию письма и. о. уполномоченного ВОКС в Тяньцзине тов. Соколова, касающегося рисунка художника Бориса Ефимова в журнале "Огонек" (No 40 за 1951 г.), с приложенным к письму рисунком Б. Ефимова.

Председатель правления ВОКС А. ДЕНИСОВ.

На документе резолюция: "Т. Степанову1. Нужно переговорить с тт. Сурковым и Бурковым. М. Суслов. 20.XI".

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 132. Ед. хр. 486. Л. 308. Подлинник.

1 В. С т е п а н о в - зав. отделом агитации и пропаганды ЦК ВКП(б).

3

ЗАПИСКА ОТДЕЛА ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ ЦК ВКП(б)
М. СУСЛОВУ

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

28 ноября 1951 г. тов. М. А. СУСЛОВУ

В письме исполняющего обязанности уполномоченного ВОКС в Тяньцзине т. Соколова, направленном в ЦК ВКП(б) председателем правления ВОКС т. Денисовым, сообщается, что профсоюз почты и телеграфа гор. Тяньцзиня обращает внимание на неправильное расположение звезд государственного флага Китайской Народной Республики, изображенного на рисунке Б. Ефимова "Прочь вражескую нечисть из Народного Китая!" в 40 номере журнала "Огонек" за 1951 год.

В связи с письмом т. Соколова в Отдел пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) вызывались главный редактор журнала т. Сурков и заместитель главного редактора Бурков, и им было указано на допущенную в журнале грубую ошибку. В этом же номере журнала помещено 4-5 фотографий и рисунков с правильным изображением государственного флага Китайской Народной Республики, однако на рисунке Б. Ефимова расположение звезд государственного флага Китайской Народной Республики оказалось искаженным.

Тов. Сурков и его заместитель т. Бурков вынуждены были признать серьезность допущенной по вине редакции ошибки. Им предложено принять строгие меры по предупреждению повторения подобных ошибок в будущем.

В. СТЕПАНОВ

А. СОКОЛОВ.

РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 132. Ед. хр. 486. Л. 309. Подлинник.

Нам трудно теперь даже понять, из-за чего сыр-бор разгорелся: во втором и третьем изданиях "Большой советской энциклопедии" дано именно такое расположение звезд на китайском флаге, как и на рисунке Бориса Ефимова: на красном фоне золотая пятиконечная звезда, а справа - полукружье из четырех звезд меньшего размера; на гербе же звезды расположены несколько иначе: полукружье из четырех звезд снизу. Но, наверное, ответственные лица, участвовавшие в переписке, видели звезды на китайском флаге совсем иными глазами. Недаром вопрос о том, правильно ли "расположены" эти звезды на огоньковском рисунке, решался на уровне одного из главных идеологов страны...

Вступительная заметка, послесловие и

публикация Р. РОМАНОВОЙ.

"ХАРТИЯ ПЕНКЛУБОВ СОДЕРЖИТ НЕПРИЕМЛЕМЫЕ ДЛЯ СОВЕТСКИХ ЛИТЕРАТОРОВ ПОЛОЖЕНИЯ..."

1

ЗАПИСКА СЕКРЕТАРЕЙ ПРАВЛЕНИЯ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ СССР А. А. СУРКОВА И Б. Н. ПОЛЕВОГО

Секретно

9 апреля 1955 г. ЦК КПСС

За последние недели ряд видных советских писателей - тт. Симонов, Федин, Эренбург - получили письма от видных зарубежных коллег из демократической Германии, Чехословакии, Румынии - по вопросу об участии советских писателей в Международной писательской организации Пенклуб1. Вопрос этот возникает уже не первый раз, и еще летом, по согласованию с инстанцией, было решено послать на конгресс Пенклубов в Голландию2 советских наблюдателей, что не удалось сделать из-за того, что задержалось оформление делегации.

В мартовских письмах, в частности в письме от видного демократического немецкого поэта Бертольта Брехта, говорится, что на очередном заседании Международного Пенклуба в Вене3 немецкие Пенцентры Запада и Востока решили обратить внимание членов Пенклуба на угрозу атомной войны и решили призвать писателей - членов Пенклуба на борьбу с подготовкой этой войны. Бертольт Брехт обобщает: "Я, как и прежде, полагаю, что Международный Пенклуб, если бы в него вступили советские писатели, приобрел бы совершенно новое значение".

Изучив этот вопрос, мы решили выступить с таким проектом: всей организации советских писателей, как думается нам, в Пенклуб вступать не имеет смысла, ибо она слишком велика по численности, что, несомненно, повлекло бы за собой уплату больших сумм в виде членских взносов. И в то же время было бы желательно оказать на эту, пока что чисто буржуазную аморфную организацию наше организующее влияние, ибо писательские организации ряда стран народной демократии в Пенклубах состоят, но они не организованы и в связи с этим не могут оказывать там сколько-нибудь заметного влияния.

Нам думается, что было бы правильно, если бы не Союз советских писателей, а персонально человек 30-40 видных советских писателей, известных за границей людей, идеологически крепких, изъявили бы свое желание вступить в Пенклуб и принимали бы дальнейшее участие в его работах. Было бы очень хорошо, чтобы эти писатели были различных национальностей, а следовательно, имели бы и несколько голосов при распределении выступлений.

Просим Ваших рекомендаций по этому поводу.

Секретарь правления Секретарь правления

Союза писателей СССР Союза писателей СССР

А. СУРКОВ Б. ПОЛЕВОЙ.

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Д. 537. Лл. 57-58. Подлинник.

1 Так в тексте. Пен-клуб (P.E.N., сокр. от англ. poets - поэты, essayists - очеркисты, novelists - романисты) - международное объединение писателей, которое основали в 1921 году английские писатели Дж. Голсуорси и К. Э. Даусон-Скотт. Руководство Международного Пен-клуба: президент (избирается каждые два года) и бессменный (выборный) генеральный секретарь исполкома (в Лондоне). В настоящее время объединяет свыше 80-ти национальных Пен-клубов. Российский Пен-центр создан в 1989 году, первым его президентом был избран А. Н. Рыбаков, в 1991 году - А. Г. Битов.

2 Имеется в виду XXVI Международный конгресс Пен-клубов, проходивший в Амстердаме (Голландия) в июне 1954 года.

3 XХVII Международный конгресс Пен-клубов собирался в Вене в июне 1955 года.

2

ИЗ СПРАВКИ ИНОСТРАННОЙ КОМИССИИ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ СССР, НАПРАВЛЕННОЙ В ОТДЕЛ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ ЦК КПСС

2 июня 1955 г.1 ЦК КПСС

О Международных Пенклубах

Вопрос о готовности Союза писателей СССР послать представителей на XXVI Амстердамский конгресс Международного Пенклуба (о чем было сообщено нами Исполкому Международного Пенклуба) рассматривался Исполкомом Международного Пенклуба 20 июня 1954 г. (Конгресс собрался 21 июня 1954 г.). Генеральный секретарь Давид Карвер уже после окончания этого конгресса сообщил, что эта готовность Союза писателей СССР была отмечена с большим интересом.

В протокольной записи сказано:

"Исполнительный комитет Международного Пенклуба постановил:

1) Любое предложение советских писателей об организации русского центра будет встречено с интересом в духе традиции Пенклуба.

2) Секретарь Международного Пенклуба доложит о нем на следующем заседании Исполкома Международного Пенклуба.

3) Исполком Международного Пенклуба рассмотрит любое русское предложение с точки зрения Хартии".

Конгрессом в Амстердаме была принята внесенная Немецким Пенцентром резолюция:

"1. Международный Пенклуб требует свободного распространения всякого рода литературы, в то же время осуждая произведения, служащие натравливанию народов друг на друга, расовой дискриминации или милитаризму.

2. Международный Пенклуб заявляет, что всякое препятствие, чинимое гуманистической литературе, независимо от того, исходит оно от частных лиц, властей, правительств или парламентов, является действием, направленным против человечества".

От председателя Немецкого Пенклуба "Восток - Запад", писателя Тралова, Союз писателей СССР узнал, что при голосовании голоса из национальных центров Пенклуба были поданы за советских писателей, против голосовали только три эмигрантских центра2.

Для того чтобы оформить вступление советских писателей в Международный Пенклуб, у нас следует организовать группу в 20-40 человек и подать заявление о приеме.

Инициативная группа по организации Пенклуба СССР могла бы быть составлена из следующих писателей: Фе-дин К. А., Леонов Л. М., Эренбург И. Г., Корнейчук А. Е. (Украина) и Мирзо Турсун-заде (Таджикистан).

Для принятия в число членов Пенклуба требуются рекомендации трех членов, вначале - от трех членов Инициативной группы. Кроме названных пяти, можно было бы привлечь в Пенклуб следующих писателей: 1) Гладков Ф. В., 2) Иванов В. В., 3) Катаев В. П., 4) Лавренев Б. А., 5) Николаева Г. Е. (Волянская), 6) Маршак С. Я., 7) Михалков С. В., 8) Панова В. Ф., 9) Паустовский К. Г., 10) Погодин Н. Ф., 11) Полевой Б. Н., 12) Симонов К. М., 13) Софронов А. В., 14) Сурков А. А., 15) Твардовский А. Т., 16) Тихонов Н. С., 17) Фадеев А. А., 18) Чаковский А. Б., 19) Чуковский К. И., 20) Якуб Колас (Белоруссия), 21) Упит А. М. (Латвия), 22) Якобсон А. М. (Эстония), 23) Бажан Н. П. (Украина), 24) Венцлова А. Т. (Литва), 25) Василевская В. Л. (Украина), 26) Самед Вургун (Векилов) - (Азербайджан), 27) Исаакян А. С. (Армения), 28) Абашидзе И. В. (Грузия), 29) Айбек (Ташмухамедов), 30) Муса (Казахстан), 31) Ажаев В. Н., 32) Прокофьев А. А., 33) Ермилов В. В., 34) Сыдыгбеков Тугельбай (Киргизия), 35) Анисимов И. И., 36) Уйгун (Атакузиев Уйгун) - (Узбекистан), 37) Буков Е. Н. (Молдавия), 38) Кербабаев Б. М. (Туркменистан), 39) 3 (Карело-Финская ССР).

Таким образом, Пенклуб СССР имел бы около 45 членов <...>

[Без подписи.]

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Д. 537. Лл. 62-63. Подлинник.

1 Дата регистрации документа в общем отделе ЦК КПСС.

2 В этой же справке "О Международных Пенклубах" иностранная комиссия Союза писателей СССР сообщала в отдел науки и культуры ЦК КПСС: " <...> существуют так называемые "Эстонский" и "Латвийский" Пенцентры с местонахождением в Стокгольме и "Пенцентр писателей в изгнании", находящийся в Лондоне. Существует также Пенцентр писателей, пишущих на еврейском языке (в Нью-Йорке с представительством в Лондоне) <...> Руководство Международного Пенклуба формально в руках англичан. Председатель - писатель Чарлз Морган. Фактически в Исполкоме командуют американцы. Например, раскол Немецкого Пенцентра "Восток и Запад" был произведен по указке американской агентуры Пенклубов. Создание Пенцентра "Писатели в изгнании", а также "Фонда интеллектуальной свободы" произошло под воздействием троцкиствующих и других реакционных писателей (американской агентуры - Артур Кёстлер, Джон Дос Пассос, Олдос Хаксли, Джеймс Фаррелл) <...>" (ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Д. 537. Лл. 65, 68).

3 В тексте документа здесь оставлено место для фамилии.

3

ТЕЛЕГРАММА СЕКРЕТАРЯ ПРАВЛЕНИЯ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ СССР Б. Н. ПОЛЕВОГО В. И. ИВАНОВУ1

Срочно

Лично

15 июня 1955 г. тов. В. И. И&ACIRC;&AGRAVE;&IACUTE;&ICIRC;&ACIRC;&OACUTE;

ЦК КПСС

Отдел науки и культуры

Союз писателей СССР получил сегодня из Вены телеграмму по поводу выступления президента Международного Пенклуба Чарлза Моргана. Редакция "Фольксштимме" просит тов. Симонова (ему адресована телеграмма) интервью по этому вопросу2.

Вопрос требует срочного ответа. Ждем указания.

Приложение: перевод телеграммы.

Секретарь правления

Союза писателей СССР Б. ПОЛЕВОЙ.

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Д. 537. Л. 59.

1 В. И. И в а н о в - зав. сектором художественной литературы и языка отдела культуры и науки ЦК КПСС.

2 К. М. Симонов не дал интервью редакции газеты "Фольксштимме". Ранее он уже уклонился от ответа на письмо (от 2 июля 1954 года) генерального секретаря Пен-клубов Давида Карвера, в котором тот сообщал, что "любое предложение о создании русского Пен-центра было бы с интересом обсуждено нами в рамках Хартии". По заявлению президента Международного Пен-клуба Ч. Моргана, "ответа на это письмо не последовало" (см. Приложение к настоящему документу).

ПРИЛОЖЕНИЕ

Телеграмма из Вены

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ

Константину СИМОНОВУ

В речи на открытии конгресса Пенклубов президент Международного Пенклуба Чарлз Морган заявил дословно следующее:

"С некоторого времени мы подвергаемся давлению со стороны некоторых наших членов возобновить предпринимавшиеся еще давно попытки создания советского русского центра. Генеральный секретарь Пенклубов 2 июля 1954 года обратился с письмом к Симонову, в котором он заявил, что любое предложение о создании русского пенцентра было бы с интересом обсуждено нами в рамках Хартии. Ответа на это письмо не последовало".

После этого сообщения Морган выразил свое личное мнение о том, что, согласно принципам Пенклуба, "писатели, бежавшие от тирании, могут претендовать на нашу защиту, а писатели, являющиеся орудием тирании, не могут претендовать на то, чтобы мы их приняли". Морган выразил также сомнение в искренности признания Хартии Пенклубов со стороны тех писателей, в чьих странах устное и письменное слово подвергаются цензуре и где тайная полиция преследует оппозиционно настроенных писателей. Он высказал также подозрение, что писатели из так называемых тоталитарных стран примут Хартию Пенклубов только временно, как средство к достижению цели. Он поставил на обсуждение вопрос, совместимо ли дальнейшее членство в Пенклубе писателей-эмигрантов с членством тоталитарных центров, будь они национал-социалистические или коммунистические. Дискуссия по этому заявлению президента пока еще не могла состояться, но ожидается в среду.

Можете ли Вы сделать заявление для газеты "Фольксштимме" в форме интервью по этому вопросу.

Эрвин ЦУККЕР, ШИЛЛИНГ.

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Д. 537. Л. 61. Подлинник.

4

ЗАПИСКА ОТДЕЛА КУЛЬТУРЫ И НАУКИ ЦК КПСС И ОТДЕЛА
ЦК КПСС ПО СВЯЗЯМ С ИНОСТРАННЫМИ КОМПАРТИЯМИ

24 июня 1955 г. ЦК КПСС

От ряда зарубежных писателей (Германской Демократической Республики, Румынии и других стран) поступили предложения о вступлении советских писателей в Международную писательскую организацию - Пенклуб.

Секретариат Правления СП СССР (тт. Сурков, Полевой) высказал мнение о целесообразности участия виднейших советских писателей в Международном Пенклубе и внес предложение о создании советского Пенцентра.

Международный Пенклуб объединяет Пенцентры 40 стран, а также эмигрантские так называемые "Эстонский" и "Латвийский" Пенцентры. В Пенклубы входят преимущественно буржуазные литераторы. (Существуют Пенцентры и в ряде стран народной демократии - Польше, Болгарии, Венгрии, ГДР.)

Вступающие в Пенклуб писатели должны присоединяться к Хартии Пенклубов, которая направлена на защиту свободы слова и мысли в буржуазном духе.

Хартия Пенклубов содержит неприемлемые для советских литераторов положения: выступать против цензуры, использовать свое влияние в целях предотвращения классовой борьбы, критиковать правительство и т. п.

Реакционный характер деятельности, проводимый руководством Международного Пенклуба, наглядно раскрыл президент этой организации английский писатель Чарлз Морган, который при открытии конгресса Пенклубов в июне 1955 года, согласно сообщению, поступившему из Вены, назвал советских писателей "орудием тирании" и заявил, что они не могут быть приняты в Международный Пенклуб.

Учитывая неприемлемость Хартии Пенклубов дл советских писателей и враждебное заявление президента Международного Пенклуба, Секретариат Правления СП СССР, как сообщил т. Сурков, снимает свое предложение о создании Пенцентра в СССР.

А. РУМЯНЦЕВ1 И. ВИНОГРАДОВ2.

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Д. 537. Л. 70. Подлинник.

1 А. М. Р у м я н ц е в - зав. отделом науки и культуры ЦК КПСС.

2 И. Т. В и н о г р а д о в - первый зам. зав. отделом ЦК КПСС по связям с иностранными компартиями.

Публикация и примечания

З. ВОДОПЬЯНОВОЙ, Т. ДОМРАЧЕВОЙ,

Г.-Ж. МУЛЛЕКА.


"В ЭТУ ЗАЛУ ВПУСТИЛИ НАС В ПЕРВЫЙ И В ПОСЛЕДНИЙ, НАВЕРНОЕ, РАЗ..."

Самодеятельный ансамбль в "Литературной газете" создали в 1949 году. Его художественным руководителем был З. С. Паперный, в то время - сотрудник отдела критики и библиографии, теперь - известный автор многих книг, в том числе о Маяковском, Чехове, а также остроумных пародий. Зиновий Самойлович вспоминает, что отношения участников ансамбля были дружеские, обстановка - доброжелательная; никакого "злобного напряжения" и выяснения "групповых отношений" не допускалось. Они, особенно премьерша ансамбля Вера Степанченко, Анатолий Аграновский, Юрий Ханютин, композитор Лев Солин, любили веселиться на сцене, смеяться, шутить, иногда в творческом пылу импровизировали, нисколько не думая о цензуре (З. Паперный обратил внимание на фразу в документе: "<...> в разрешенный (подчеркнуто мною. - Т. Д.) текст этот конец не включен"). Вначале выступали часто, со временем "почему-то" - все реже, долго вовсе не выступали, а в 1969 году в Доме литераторов дали последний ретроконцерт.

Публикуемая записка отдела науки и культуры ЦК КПСС вышестоящему начальству в ЦК объясняет, почему самодеятельный ансамбль "Литературной газеты" прекратил свое существование. Главный редактор газеты Б. С. Рюриков относился к ансамблю, по свидетельству З. Паперного, доброжелательно, хот и вел себя сдержанно. Неприятный разговор у них состоялся, но был "вполне корректный". Однако "главный" не мог спасти коллектив, который впал в немилость Центральному Комитету КПСС...

ЗАПИСКА ОТДЕЛА НАУКИ И КУЛЬТУРЫ ЦК КПСС

11 мая 1955 г. ЦК КПСС

16 апреля с. г. в Доме кино состоялось выступление самодеятельного ансамбл "Литературной газеты". В программе этого ансамбля несколько сценок: "Пожар в Литгазете", "В разделе международной жизни" (о работе редакции "Литературной газеты"), "Дискуссия по вопросу "О", "Опера" (о работе Союза писателей СССР), "Из воспоминаний о 2-м съезде", "Экзамен в Литинституте" (о прошедшем съезде писателей). Кроме этого, ансамбль исполняет пародийные песенки, стихотворения, миниатюры, связанные с жизнью творческих работников. Скрепляет всю программу обширный конферанс.

Содержание отдельных номеров, исполняемых ансамблем, в частности монолога "Из воспоминаний о 2-м съезде" и сценки "Экзамен в Литинституте", способствует распространению обывательских взглядов на серьезные и важные вопросы литературной жизни.

Так, в конферансе "Из воспоминаний о втором съезде" даетс обывательское толкование съезда1.

"Все доклады на съезде долгое время писались, обсуждались, переписывались, переобсуждались, правились, редактировались, проверялись, снова писались, снова обсуждались и т. д. и т. п. Так, что каждый из докладчиков мог сказать о своем докладе к концу подготовки известными словами эпиграфа у Алексея Толстого: "В трех водах топлено, в трех кровях купано, в трех щелоках варено. Чище мы чистого".

"... А Сурков делал доклад на съезде. Доклад длился 4 часа... некоторые пытались иронизировать над докладом. И зря. Ну, сравнивали его с телефонной книгой. Это неправильно. Я хорошо помню, что, называя фамилии писателей, Сурков, как правило, не называл их телефоны. Это внешне напоминало игру в лото. Докладчик вынимал очередной листок, как горсть бочоночков с цифрами, и громко, отчетливо выкликивал, но не цифры, а фамилии".

"В общем, что ни говори, серьезный был доклад. И я просто не могу понять тех литераторов, которые заявили, что его невозможно дослушать до конца, и ушли рассматривать Грановитую палату2. Кстати, должен заметить, что она мне очень понравилась".

Смысл фельетона "Экзамен в Литинституте" в основном состоит в том, чтобы доказать, что Второй всесоюзный съезд писателей не дал никаких результатов. На предложение охарактеризовать итоги Второго съезда студент сначала безнадежно машет рукой, затем долго молчит и, наконец, отказывается от ответа до следующего раза.

В программе ансамбля повторяются предсъездовские нападки на Союз писателей:

"В ваш департамент я больше не ездок.

И он вообще не нужен..."

"Я вами оскорблен,

И ликвидации требую".

На характере многих номеров, исполняющихся ансамблем, сказывается групповщина, от многих из них веет обывательским зубоскальством. Уничтожающие, отнюдь не товарищеские, характеристики от ансамбля получают: Сурков, Астахов, Шагинян, Первенцев, Софронов и др. Зато о Симонове, [A.] Кривицком, [B.] Озерове, Рюрикове и других сообщается только в тоне дружеского шаржа.

Вдохновителем и организатором "ансамбля верстки и правки" является работник "Литературной газеты" т. Паперный, который не чужд саморекламы. Первое отделение выступления ансамбл заканчивается, например, такой строфой песни:

"В вашем доме собрал нас Паперный.

Вы снимите ответственность с нас.

В эту залу впустили нас в первый

И в последний, наверное, раз".

Второе отделение заканчивается извинением ведущего (т. Паперный) перед публикой (в разрешенный текст этот конец не включен) о том, что если в выступлении было что-то неправильное, порочное, то мы признаем свою ошибку и признаем, что наше признание недостаточно.

Было бы целесообразно указать главному редактору т. Рюрикову на недопустимость таких выступлений от имени "Литературной газеты".

Зав. Отделом науки и культуры

ЦК КПСС А. РУМЯНЦЕВ

Зам. зав. Отделом П. ТАРАСОВ

Зав. сектором Отдела В. ИВАНОВ.

На документе пометы: 1. "ЦК КПСС. Тов. Рюрикову даны необходимые указания. 14.V.55 г. П. Тарасов. 16.5.55 г."; 2. "Архив. В. Горбунов. 17.V.55 г.".

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 17. Д. 536. Лл. 42-43. Подлинник.

1 Документы из фондов ЦХСД, опубликованные в "Вопросах литературы" (1993, вып. III), рассказали о том, что ЦК КПСС строго контролировал всю работу Второго всесоюзного съезда советских писателей, вплоть до состава приглашенных гостей и такого, казалось бы, частного вопроса, как "обеспечить возможность встречаться с Неруда по взаимному соглашению" испанскому поэту Хуано Рехано (с. 267).

2 Второй всесоюзный съезд советских писателей проходил в Колонном зале Дома союзов.

Вступительная заметка,

публикация и примечания Тимура ДЖАЛИЛОВА.

"СВИДЕТЕЛЕЙ ПРОИСШЕДШЕГО... ВЫЯВИТЬ НЕ УДАЛОСЬ"

ЗАПИСКА КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР

Секретно

21 июня 1976 г. ЦК КПСС

О похоронах литературного переводчика К. П. Богатырева1

В мае 1976 года в больницу из подъезда своего дома был доставлен с переломом основания черепа и в бессознательном состоянии член Московской писательской организации Богатырев, имевший явные признаки алкогольного опьянения. Свидетелей происшедшего органам милиции выявить не удалось. За три дня до последовавшей 18 июня смерти Богатырев пришел в сознание, однако объяснить причины полученных повреждений категорически отказался.

Известно, что Богатырев, 1925 года рождения, беспартийный, осуждался в 1951 году по статье 58-10 (контрреволюционная пропаганда и агитация) и 58-11 (организационная контрреволюционная деятельность) Уголовного кодекса РСФСР к 25 годам лишения свободы, в 1956 году из мест заключения был освобожден. Позднее Богатырев вступал в контакты с представителями НТС и многими иностранцами, в том числе и связанными со спецслужбами противника. Получал от них идеологически вредную литературу. В окружении допускал негативные суждения о советской действительности, выступил в защиту антиобщественной деятельности Солженицына, Войновича и Гинзбурга.

Происшедшее с Богатыревым было использовано некоторыми из его окружения для распространения клеветнических слухов о якобы инспирированной в отношении него провокации.

Похороны Богатырева состоялись 20 июня на кладбище дачного поселка Переделкино после продолжительного религиозного обряда в местной церкви. Присутствовало около 300 человек.

В их числе находились известные своими антиобщественными проявлениями Сахаров, Шафаревич, Чуковская, Даниэль, а также постоянные участники скандальных сборищ - московские писатели Евтушенко, Слуцкий, Аксенов, Войнович, Корнилов, Ахмадулина, Межиров и некоторые другие.

Выступивший на похоронах московский прозаик О. Черный, в частности, сказал: "Ранее с писателями расправлялись посредством дуэли, ныне они становятся жертвами нападений из-за угла, при помощи кастета и кирпича". В. Войнович в выступлении заявил, что Богатыреву в свое время был заменен смертный приговор 25-ю годами заключения, а теперь он приведен в исполнение. Поэт В. Урин зачитал специально подготовленное стихотворение, в котором противопоставил покойного руководству Союза писателей, дав последнему резко негативную оценку, и определил VI съезд писателей как "объединение разъединенных".

На месте похорон находились советник по вопросам культуры посольства Австрии Марте, буржуазные корреспонденты Преде (ФРГ) и Майер (Швейцария).

Сообщается в порядке информации.

Председатель Комитета госбезопасности Ю. АНДРОПОВ.

С документом ознакомились и расписались на нем секретари ЦК КПСС М. А. Суслов, В. М. Зимянин, В. И. Долгих, Ф. Д. Кулаков, зав. отделом культуры ЦК КПСС В. Ф. Шауро.

ЦХСД. Ф. 5. Оп. 69. Д. 2890. Лл. 46-48. Подлинник.

1 От редакции. О К. П. Богатыреве и его трагической гибели приводим рассказ одного из близких ему людей - литературоведа, журналиста С. И. Богатыревой. Вот ее послесловие к документу:

"Константин Петрович Богатырев родилс 12 марта 1925 года в Праге, где тогда жили и работали его родители. Когда мальчику минуло три года, мать привезла его в Москву навестить бабушку. Им не суждено было вернуться в Чехию: власти не дали Тамаре Юльевне разрешения на выезд. Семья оказалась разорванной на долгих двенадцать лет. Все эти годы Костя Богатырев знал своего знаменитого отца - П. Г. Богатырева, фольклориста, этнографа, переводчика романа "Похождения бравого солдата Швейка" Ярослава Гашека - только по письмам и фотографиям.

П. Г. Богатырев вернулся в СССР в 40-м году, за несколько месяцев до войны. Константину шел тогда шестнадцатый год.

Война началась для него пехотным училищем на Волге, которое так и осталось одним из самых страшных его воспоминаний. Потом воевал в артиллерии, на "катюшах", а после победы юным лейтенантом служил в оккупированном союзниками Берлине. В его обязанности входило, в частности, прослушивать немецкие шлягеры на предмет их цензурирования, - Константин Петрович до конца своих дней помнил и любил эти немудреные песенки.

Демобилизовавшись, Константин Богатырев поступил на филологический факультет Московского университета, но мирная студенческая жизнь продолжалась недолго. Он учился на третьем курсе, когда его арестовали по доносу сексота. Обвинение было чудовищным и нелепым: попытка государственного переворота и убийство всех членов правительства. Приговор: смертная казнь, "гуманно" замененная на четверть века лагерей.

Там, на Воркуте, в недрах ГУЛАГа, с лопатой в руках Константин Богатырев начал переводить с немецкого своих любимых поэтов - те стихи, которые знал наизусть. Немецким он владел с детства и не упускал возможности его улучшить - будь то в Берлине или в ГУЛАГе, где в то время содержалось большое число германских военнопленных.

В 1956-м, в разгар хрущевской "оттепели", Константин Богатырев был реабилитирован и вернулся в Москву. Окончил филологический факультет университета, защитил дипломную работу, посвященную "Лотте в Веймаре" Томаса Манна.

Профессиональным переводчиком, поэтом-переводчиком по преимуществу, Константин Богатырев стал еще в университетские годы. За те двадцать лет, что были ему отпущены для творчества, он создал русские варианты стихов Фридриха Гёльдерлина, Адельберта Шамиссо, Поля Целана, Георга Тракля, Бертольта Брехта, Ингеборг Бахман. Но главным делом своей жизни он считал переводы Райнера Марии Рильке. Над поэзией Рильке он работал вдохновенно, вдумчиво и методично: "Новые стихотворения" переводил одно за другим, в том порядке, в каком они расположены в оригинале, не опуская ни одного образа, стремясь найти адекватное русское соответствие каждому тропу, реша подчас, казалось бы, неразрешимые поэтические задачи. Полный текст "Новых стихотворений" и "Новых стихотворений второй части" вышел в свет в серии "Литературные памятники" в 1977 году, спустя несколько месяцев после кончины переводчика.

Очень большое место в творчестве К. Богатырева занимали сочинения Эриха Кестнера, которого он восторженно любил с детства, читал и перечитывал всю жизнь, с которым переписывался в течение многих лет. На русском языке в переводах К. Богатырева опубликовано более тридцати стихотворений Э. Кестнера и его роман для детей "Мальчик из спичечной коробки".

К. Богатырев переводил и прозу (роман Клауса Манна "Мефистофель", книгу В. Герцфельде "Барвинок", статьи Томаса Манна, статьи, рецензии и заметки Гёте), и драматургические произведения: трагедию Кристиана Фридриха Геббеля "Ирод и Мариамна", комедии Макса Фриша "Дон Жуан, или Любовь к геометрии" и Фридриха Дюрренматта "Геркулес и Авгиевы конюшни".

Писал он оригинальные стихи, однако не придавал им значения, не хранил и не ценил их - думается, незаслуженно.

Смертный приговор, вынесенный Константину Богатыреву в 1951 году, был приведен в исполнение через 25 лет. 26 апреля 1976 года, в девятом часу вечера, у порога его квартиры на пятом этаже "писательского" дома (Красногвардейская, 25) неизвестные нанесли ему смертельные удары кастетом.

Обстоятельства нападения представляются, мягко говоря, странными. Обычно подъезд бывал ярко освещен и бдительно охранялся. На сей раз свет погас, а лифтерша отлучилась. Убийцы беспрепятственно проникли в дом, их никто не видел. Об этом отчет умалчивает, зато утверждает, будто Константин Петрович был пьян, - заведомая ложь, ее опровергают все, кто общался с ним в тот вечер.

18 июня 1976 года Константин Богатырев скончался.

Ни одна советская газета не сообщила о его смерти, не поместила некролога.

Убийцы его не названы по сей день: палачи всегда безымянны.

Гибель Константина Богатырева вызвала множество откликов в западных средствах массовой информации. Радиостанции Германии и Соединенных Штатов рассказали о нем, читали его переводы. О нем написали Генрих Бёлль, Роман Якобсон, Глеб Струве, Джеффри Хоскинг, Томас Венцлова и многие другие. Не промолчала неподцензурная литература и наука тогдашнего СССР - поэты Геннадий Айги, Юрий Айхенвальд, Всеволод Некрасов, писатели Лидия Чуковская, Василий Аксенов, Владимир Войнович, Лев Копелев, Осип Черный, ученые Вячеслав Иванов, Владимир Топоров, Иван Рожанский. В 1982 году в Мюнхене вышла книга "Поэт-переводчик Константин Богатырев. Друг немецкой литературы" (редактор-составитель В. Казак с участием Льва Копелева и Ефима Эткинда)".

Публикация З. ВОДОПЬЯНОВОЙ, Т. ДОМРАЧЕВОЙ,

Г.-Ж. МУЛЛЕКА.






Версия для печати