Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: ВОЛГА-ХХI век 2007, 9-10

Что и как

После гибели нашей “Волги” большинству ее авторов пришлось несладко. Я имею в виду, разумеется, не Евг. Попова, А. Слаповского или Светлану Кекову, которым рады ведущие журналы Москвы и Петербурга, а многих из тех, кого “Волга” открыла– О. Хафизова, Н. Якушева, А. Титова, С. Самойленко и др. Встречать их новые публикации– Хафизова в “Знамени”, Титова в “Новом мире”, было и приятно, и досадно– не в “Волге” ведь!

И все же хуже всех пришлось критикам. Кто-то, разумеется, печатался в тех же столичных “толстяках”. Однако отклики на саратовские издания можно было опубликовать лишь в местных газетах. А это не так просто. При обилии газет нетрудно заметить, что большинство их поглощено либо политикой, либо рекламой, либо тем и другим одновременно. Культуре приткнуться почти некуда. Можно назвать “Богатей” и старые “Новые времена”, где постоянно присутствовали статьи, рецензии на книги, спектакли, концерты.

Но и здесь все не так гладко. Во-первых, газетный объем не чета журнальному, и критик должен был укладываться в 2–3 странички там, где материал требовал десяти. Во-вторых, критик мог высказывать мысли, которые расходились с– скажем деликатно и современно– “форматом” издания. А критики “Волги” привыкли к свободе мнений, не связанных той или иной политической платформой.

И все же с 2000 года кое-что было напечатано, из того, что должно было бы появиться в “Волге”. Поэтому мы решили донести до читателя некоторые публикации прошедших лет. При их отборе мы руководствовались соображениями актуальности той или иной статьи и рецензии, как бы ее правом на существование сегодня. Пока мы ограничиваемся Саратовом, но будем рады предложениям коллег из городов Поволжья.

Что и как

Энциклопедия Саратовского края (в очерках, событиях, лицах). / Научный консультант Е.К. Максимов.–
Саратов: Приволжское кн. изд-во, 2002.

Этой книге суждено стать на какое-то время (до следующей попытки подобного издания) незаменимой и вместе с тем принять на себя неизбежный огонь критики ввиду неисчислимых изъянов.

Несомненный плюс издания– фактическая насыщенность тома. Разнообразие информации. Стремление к максимальной тематической широте.

Одним словом, если со “ЧТО” и не полный порядок, то все же есть попытка дать читателю как можно больше сведений о Саратове и области, то с “КАК” очень часто дела вовсе не блестящи.

Весьма и весьма похвально, что в наше политизированное время “Энциклопедия” не ограничилась областями социально-общественными, и кроме разделов “Государство и общество”, “История”, “Экономика” именно два огромных раздела– “География” и “Биология” открывают том.

В разделе “География” можно почитать про геологические и гидрогеологические особенности нашего края. “Маастрихский водоносный горизонт имеет достаточно широкое распространение в зап. ч. обл. и приурочен к трещиноватым мергельно-меловым, реже песчаным отложениям мощн. 30–40 м. Горизонт явл. напорным, коэф. фильтрации изменяются от 0,2 до 6 м/сут, дебиты– 0,1–6 л/с. Воды преимущественно гидрокарбонатные кальциевые с минерализацией до 1 г/дм 3. Кампанский водоносный горизонт распространен повсеместно. Водовмещающие породы представлены мергельно-меловыми, песчаными (опоки) отложениями мощн. 10–15 м. Горизонт преимущественно безнапорный или слабо напорный…” И т.д. Статья “Гидрогеологические особенности саратовского Поволжья”, с.14. Спасибо, очень интересно.

М. б., про землю-матушку? “Для солонцов характерны следующие признаки: дифференцированный профиль по элювиально-иллювиальному типу; щелочная реакция почвенного раствора иллювиального и нижележащих горизонтов; столбчатая или призматическая структура иллювиального горизонта при его высокой плотности; насыщенность ППК иллювиального горизонта обменными катионами натрия или магния; наличие значительного кол-ва легкорастворимых солей в ниж. ч. профиля под иллювиальным горизонтом”. Статья “Почвенный покров”, с. 33–35. Как просил персонаж популярного кинофильма: “п-переведи!”

От мертвой природы обратимся к живой: “В сырых лугах встречаются дренанокладусы, бриумы; в болотистых местообитаниях– аулакоминум болотный, политрихум обыкновенный. В озерах и болотах на первый план выступают лепотдиктиумы, фоктиналис противопожарный и др. Для верховых болот характерны сфагнумы (7 видов) политрихум обыкновенный, мниобриум Валенберга”. Статья “Флора Саратовской обл.”, с.139. (В цитатах возможны неточности, так как в процессе перепечатки у автора рецензии от ученых слов случилось головокружение).

Последняя надежда на братьев наших меньших. “На плесах происходит заиление грунтов и образуется характерный комплекс фауны заиленных грунтов: улитки живородки (Viviparus viviparous), битинии (Bithinia tentaculata), малощетинковые черви (Potamotrix, Limnodrilus), пиявки (улитковая Glossiphonia complanata, двуглазая Helobdella stagnalis, малая ложноконская Herpobdella octoculata), личинок стрекоз-дедок Gomphus vulgatissimus, комаров-звонцов из родов Chironomus, Procladius, Polipedilum. Характерным компонентом речного бентоса явл. двустворчатые мoллюски перловицы (Unio, Crassiana), беззубки (Anodonta), шаровки (Spharenium) и горошинки (Pisidium). Статья “Животный мир внутренних вод” (в оглавлении не вод, а “водоемов”), с. 159.

Что ж, люди ученые, писать нормально не умеют…

Да нет, в тех же разделах ясным доступным языком написана, к примеру, статья “Климат Саратовской области” (С.И. Пряхина). Более того, соседствующие на одной странице и близкие по теме статьи могут отличаться как день и ночь: “Моховидные” (Л.А. Черепанова), которую мы процитировали выше, и “Лишайники” (В.С. Дайковский), где “все понятно, все на русском языке”.

Авторы статей менее всего виноваты. Быть может, имярек крупный ученый, а написать живо и понятно статью не может, не дано. В этом случае обязанностью редколлегии было найти другого автора или, на худой конец, подвергнуть текст литературной обработке, памятуя, что энциклопедии издаются для широкого круга читателей, специальная же литература для специалистов и выпускается. Но как быть, если автор неудобочитаемой статьи и профильный член редколлегии– одно и то же лицо, как, например, Г.В. Шляхтин, автор или соавтор 18 из 41 статьи о фауне?

И еще об этике. Мне что-то не доводилось прежде встречать энциклопедических изданий, в которых члены редколлегии сами о себе бы писали статьи. Ноу-хау Приволжского книжного издательства. Член редколлегии Ю.А. Яковлев весьма похвально пишет о засл. раб. физ. культуры Ю.А. Яковлеве. Видимо, ему настолько понравилось производство автопортретов, что он поместил их дважды: в статье “Физкультура и спорт” (с.630) и статье “Спортсмены” (с. 643). (Эх, и приятное, должно быть, занятие– писать о себе самом, да при этом еще поглядывать в зеркало: как, дескать, брат, не покраснел?)

А вот что написано о члене редколлегии музыковеде А.И. Демченко (авторы статьи “Музыкальное искусство”– А.И. Демченко и В.Е. Ханецкий): “науч. деятельность отличается интенсивностью поиска, всеобъемлющей широтой тематики исследований, тяготением к охвату больших исторических периодов в развитии иск-ва. (…) Его труды посл. времени открывают новое науч. направление– универсальное искусствознание, обращенное к изучению мирового. худ. процесса в исчерпывающей полноте, с рассмотрением всех видов иск-ва” (с. 520). Право, к чему еще какие-то исследователи, если один А.И. Демченко проанализирует все виды мирового искусства всеобъемлюще и исчерпывающе.

Разумеется, некоторые недостатки издания были неизбежны. Прежде всего неполнота охвата событий, и особенно имен. И потому вопрос: “А почему нет икса, игрека, зета?” непременно будут задавать читатели. Однако, в просчетах по этой части следует разделить неизбежные упущения и явную тенденцию к умолчаниям и пропускам.

Ограничусь разделом “Культура”.

Почему в персоналиях “Поэты, писатели” нет статей о Светлане Кековой, Алексее Слаповском, а также о первом главном редакторе журнала “Волга” Николае Шундике? Называю намеренно самые громкие имена. Авторы статьи “Литература” В.И. Азанов и А.И. Баженова заявляют: “Нельзя не вспомнить о таких поэтах, как В. Богатырев, В. Гришин, Н. Благов”, но если о первых двух статьи имеются, то о Николае Благове, действительно талантливом поэте, к тому же тесно связанном с журналом “Волга” (зав. отделом поэзии, гл. редактор), не вспоминают. (Надо ли говорить, что о самих себе и Азанов, и Баженова, и Преображенский не преминули представить обстоятельные персоналии). Кстати, журнал “Волга” тоже не удостоился отдельного сообщения, попав в “Энциклопедию” исключительно в связи с Приволжским книжным издательством. В отсутствие даже упоминания о самом известном из современных писателей-саратовцев Алексее Слаповском, особенно забавно читать о другом литераторе: “Славу ему принес двухсерийный т/ф по его сц. Оправдание Паганини”, или о том, что стихотворец, пиитическими талантами не отмеченный, зато “имеет 5 авторских свидетельств на изобретение”. (То, что Слаповский живет в столице, не объяснение– статей удостоились литераторы, лишь местом рождения связанные с Саратовом: М. Алексеев, С. Голубов, Г. Касмынин, В. Панферова и др.).

Как можно было в раздел “Артисты” не включить никого из АТХ, включая заслуженную артистку Елену Блохину и худрука театра Ивана Верховых? Очень, однако, избирательная “забывчивость”! А ежели ее объяснят нам исключительно недостатком места, то какой смысл был помещать большие статьи об Алексее Толстом, Константине Федине или знаменитых актерах, некогда, наравне с Вологдой и Керчью, выступавших на саратовской сцене,– Качалове, Давыдове, Стрепетовой и др.? Ну, ладно, пропустили так пропустили, забыли так забыли. Но чем вызвана поистине дикая тематико-композиционная чехарда “Энциклопедии”?

Создается впечатление, что ни редколлегия, ни редакторы, ни научный консультант Е.К. Максимов целиком книгу не читали. Чем иначе объяснить, что:

–все, что касается экономики края до 1991 года, идет по разделу “История”, а статьи по истории ж. д. транспорта, телефонной сети, земской почты, кустарных промыслов, казначейства и т.д. – по разделу “Экономика”?

–в разделы “Киноактеры” и “Артисты” помещены персоналии режиссеров и сценаристов, композиторов и операторов?

–некоторые из “лиц” удостоились справок дважды по разным разделам? И если две статьи об Альфреде Шнитке еще можно объяснить преклонением перед гением композитора, то сложнее мотивируются две статьи об Ольге Гладышевой (как кинематографисте и как писателе), причем для кино она родилась в Саратове, а для словесности – в Энгельсе. Аналогичные случаи с Евгением Бикташевым, Валентиной Федотовой, Николаем Палькиным, Анатолием Учаевым и другими;

–оперные певцы О. Ковалева, А. Пасхалова, Л. Сметанников оказались в “Музыкальном искусстве”, а Г. Ковалева, В. Баранова, Н. Брятко, Н. Довгалева, Ю. Попов в “Артистах”?

–из длинного ряда руководителей саратовского края, включая П. Столыпина и Д. Аяцкова, дается оценка деятельности лишь одного-единственного Ю. Белых?

Вопросник можно продолжать и продолжать.

Что касается присутствия в “Энциклопедии” начальства, редколлегия проявила похвальный такт, не поместив привычных для саратовской печати панегириков в адрес губернатора. С фотографиями же вопрос спорный: 16 фото Д. Аяцкова на одну книгу– много или мало? Откуда смотреть. Если с Запада, с позиции какого-нибудь там Тони Блэра– многовато, а если с Востока, с точки зрения Туркмен-баши, то явно недостаточно.

В целом иллюстративный ряд “Энциклопедии” обширен, особенно отрадна насыщенность старыми фотографиями, недурен дизайн и оформление переплета, но вклейки далеко не всегда отвечают критериям современного книжного дизайна, зачастую кажется, что листаешь журнал “Работница” 50-х годов.

Ну что ж, зададут мне древний вопрос: зачем же выставлять напоказ бедность нашей жизни и наше грустное несовершенство… (и далее по известному тексту), неужто не нашел рецензент в “Энциклопедии Саратовского края” решительно никаких достоинств?

Отчего ж! Я с них и начал, и с удовольствием ими завершу, заметив прежде, что в лучших страницах книги видна огромная потенция научных, литературных, культурных сил нашего города, которую не всегда сумела использовать редколлегия. К тому же и в самых непрофессиональных по исполнению разделах, каковы прежде всего “Литература” и “Поэты, писатели”, читатель все-таки найдет немало сведений, в другом издании не представленных. Полезна собранная воедино информация о реках и парках, экологии и транспорте, этническом составе населения и его миграции, о военных и общественных деятелях (весьма неполная и с выделенными непонятно почему революционерами-народниками). Увлекательны многие статьи раздела “История”, как, например, “Должностные знаки ХIХ– начала ХХ века. Награды саратовской губернии”, “Нагрудные знаки после 1917 года. Жетоны”, “Нумизматика в краеведении” (все– Ю. Сафронов). Очень уместно появление, и, кажется, впервые, персоналий “Краеведы” (тот же автор), куда, правда, почему-то не вошли ни братья Семеновы, ни В.М. Цыбин, автор книги “Пароход на Волге”.

А роскошный обширный очерк истории саратовского джаза! Да и в целом раздел “Эстрада” (Ю. А. Жимский, Ю.Н. Трофимов) стал украшением тома.

Однако– в самых интересных разделах вдруг, словно ушки, выглянет и та самая тенденция. Так, в завершающем том разделе “Религия” самый значительный объем (больше, чем исламу и даже православию) отведен масонству.

Не говоря уж о том, что располагать сие явление-течение в ряду мировых религий по меньшей мере странно, но как объяснить при таком внимании к масонству отсутствие статьи о старообрядчестве в нашем крае? Уж не масонскими ли происками?

Имеется в томе раздел, который в наше трудное время не подлежит комментарию. “На страницах этого раздела– более 100 имен. Все они– наши земляки, люди с интересной судьбой и беспокойной душой. Каждый из них состоявшаяся личность… <…> Благодаря их финансовой помощи и моральной поддержке увидело свет настоящее издание “Энциклопедия саратовского края”. Патриоты своей малой родины, так они отметили вступление в ХХI век”… ну и далее в приложенных к цветным фото справках с анкетными данными, наградами и целеустремленностью. Все предельно ясно, кроме одного: а тем, чье оплаченное лицеизображение не красуется в “Энциклопедии”, им в ХХI век вход заказан?

Версия для печати