Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2018, 9

Зазеркалье

Стихи

University of Michigan

Станислав Бельский родился в 1976 году. Живет в Днепропетровске, работает программистом. Стихи публиковались в журналах «Воздух», «@оюз Писателей», «Дети Ра», «Зинзивер», «День и Ночь», «Крещатик», в интернет-журналах «Сетевая словесность», «Топос», «Другое полушарие», «Новая Реальность», на сайте «Полутона» и др. Автор книг стихов «Рассеянный свет» (2008), «Птицы существуют» (М: АРГО-РИСК, 2014), «Станция метро Заводская» (Дн-ск, 2015), «Путешествие начинается» (Дн-ск, 2016), «Синематограф» (Днепр, 2017), «И другие приключения» (Днепр, 2018) и сборника «Ошибочные теоремы» (в рамках совместной книги «Гiмн очеретяних хлопчикiв», 2011). Участник литературных фестивалей и вечеров в Днепропетровске, Киеве, Нижнем Новгороде, Харькове, Коктебеле, Запорожье, Виннице. В «Волге» публиковался в 2009 (№ 1-2) и в 2011 (№ 9-10) годах.

 

 

 

***

 

географический казус:

слово не идёт вслед за словом

а рисует нотную линию

под ночной рубашкой

 

сторожевая почта

неумытая как детская ангина

но погоди – есть ли что-то вне фокуса

или это плещется пословица

в двуязычной ванне?

 

 

***

 

приманю как по нотам

искреннее невежество

 

лейтмотив угловат

и некогда оценить мятую сложность

 

и неважно – съел или нет

папиросное сердце

 

 

***

 

странный город – за поворотом

механические погромщики и разносчики пиццы

с женскими телами

и душами разрушенных школ

ты едва успеваешь добраться до громоотвода

только серьёзные отношения

только холодный завтрак

завёрнутый в утреннюю почту

 

 

***

 

причинно-следственный камуфляж

и безопасность веры

но не во всех направлениях

 

я здесь никто: сложение

должно быть сродни

анатомическому театру

 

остаётся царственно

выгнуться дискоболом

пока не разоблачена

от звука и до звука

первая из

снежных парий

 

 

***

 

шагрень сжимается:

огненным кольцам

приходит пора разъездов

и чтицы садятся в горячие

почтовые ящики

имитируют пехоту

 

эссенция чуткой войнушки:

будет чем ревновать

смешанным с песком робинзонам

 

 

/cекте октября/

 

всё начиналось

так просто

слово было словом /недолго/

и музыка была словом

завёрнутым в красную обёртку

вкусно выглядело но

в ушах сиамские серьги

хорошие дети напугались

и заперли на ключ

 

 

***

 

словно катится чужой голос

на роликах из темноты смертной

в колыбельную темноту

 

новое правило – краткий абзац

с отступом в виде трилистника

движение шёлковых парий

в шахматной партии

с разведённым финалом

 

сгорай под проплаченным солнцем

как сцена в летнем театре

 

 

***

 

подчиняя себя иной

желтизне обычного звука:

с проданными ступнями

состязаться – как говорить с монахом

(о фейсбуке насущном о славе

обнесённого чашей джедая)

только бы вышел снег

поверх памятливой грязи

кишащей

филантропическим сленгом

 

 

***

 

никто не

чувствует себя простым числом

в шашечной партии проигранной

/cнегу?/

не так ли с масштабом: упираешься

в заговорённый пограничный столб

 

 

***

 

в животе круглая ямка

и в ней

два револьвера:

к нам приходили

а мы

не заметили

 

в ответ

отправим записку

в последнем вагоне:

всё понарошку

но

не забывайте

о почте

 

 

***

 

а хочешь ли

точки расставить

пишущей машинкой

раннего месяца?

 

на языке

барсучий жир

переговоры возможны

только с играющим тренером

 

 

***

 

фортепианная нотка

машет ветвями:

река не удалась

и на проспекте

обрывки симфоний

 

так и оттопчешься:

не дирижёрской бородкой

а чередой восклицаний

 

 

***

 

посмотри сколько времени последний:

реальность – изюминка внутри

раскисшего пирога

ни теологией не сломишь

ни многодетным станком

Версия для печати