Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2018, 5-6

Глобальное экзистенциальное целое

А.А. Житенев. Палата риторов: избранные работы о поэзии, исповедальном дискурсе и истории эмоций

 

Житенев А.А. Палата риторов: избранные работы о поэзии, исповедальном дискурсе и истории эмоций. – Воронеж: НАУКА ЮНИПРЕСС, 2017. – 176 с.; ил.

 

Книга статей – это совершенно особый жанр, главную характеристику которого можно обозначить словом «проблема». Проблемой тут является все: и отбор материала для публикации, и внутренняя организация его в книге, и необходимость как-то соединить друг с другом совершенно разнонаправленные статьи, и дальнейшая судьба такого непростого, требующего значительной работы издания. В рамках круглого стола, как раз и посвященного сборникам критических статей и эссе[1], Александр Житенев высказал по этому поводу несколько очень интересных замечаний, которые имеет смысл применить и к его собственной книге. Во-первых, изначально критическая статья, по его мнению, существует в своем событийном и идейном контексте, а публикация в книге статью эту из контекста изымает. Во-вторых, такая книга представляет собой в первую очередь самопрезентацию автора и призвана выявить его систему ценностей, а также продемонстрировать особенности авторского способа читать книги и говорить о них. В-третьих, книга критика по большому счету не предназначена для дискуссии, а должна именно что предъявить и обобщить результаты его работы, став подчеркнуто значимым фактом литературного процесса.

Безусловно, «Палата риторов», как в свое время и остальные книги Александра Житенева, действительно стала важным событием литературной жизни 2018 года. Например, на нее уже опубликована рецензия Ольги Балла «За пределами смыслообразования». Автор отмечает, что несмотря на стилистическую и жанровую разнородность, книга «Палата риторов» получилась очень цельной: три главные темы – поэзия, исповедальность, история эмоций – соединяются в интересе к «человеку в кризисе, в травме, в пограничной <…> ситуации»[2]. Точно так же на создание цельности работает и переключение стилистического регистра от «вольного эссеизма до жестко дисциплинированного академизма», которые на самом деле являются единым целым в своей кажущейся противоположности. Ольга Балла ищет и находит ключ к этой книге в понятиях «граница» и «дистанция», которые, по ее мнению, Александр Житенев рассматривает с самых разных сторон с целями не только исследовательскими, но и экзистенциальными.

Если посмотреть, как предлагает сам автор «Палаты риторов», на контекст первоначальной публикации всех включенных в книгу работ, то вырисовывается картина достаточно любопытная. Всего, если взять содержание, в книге опубликовано 22 статьи (25, если считать с напечатанными в одном разделе 4-мя маленькими заметками из книжной хроники журнала «Воздух»). В первой части их 6, первоначальные места публикации – 4 статьи на «ERROR 404», собственном сайте автора, 1 статья в электронном журнале «Вестник современного искусства: Цирк "Олимп"+TV» и еще 1 статья в электронном научном журнале «Практики & Интерпретации». Вторая часть содержит 10 (13) статей, из них 2 опубликованы на «ERROR 404», 1 – в «Цирке "Олимп"+TV», 4 (7) в журнале поэзии «Воздух», 1 статья в журнале «Новое литературное обозрение» и 2 статьи в научных сборниках по итогам конференций. Все 6 статей третьей части опубликованы в научных сборниках статей и научных журналах (4/2).

Если рассматривать всю книгу целиком, то 6 статей вышло на «ERROR 404», 2 в «Цирке "Олимп"+TV», 4 (7) в «Воздухе», 1 статья в «НЛО» и 9 статей в научных сборниках и журналах. То есть, как правильно отметила Ольга Балла, в первую очередь Александр Житенев сталкивает в этой книге эссеистический и подчеркнуто научный, литературоведческий дискурс. И если в статьях, опубликованных на собственном ресурсе, автор мог не придерживаться никаких конвенций и условностей, то нет ничего более регламентированного, чем предназначенная для публикации в сборнике научная работа. С другой стороны, ограничивая исследователя формально, научная статья дает возможность полноценной реализации в отношении содержания, чего, как правило, не происходит в литературных изданиях, придерживающихся определенных принципов партийности.

Таким образом, главная линия структурного напряжения проходит в «Палате риторов» именно что по формальному признаку: свободно развивающееся эссе противостоит жесткому каркасу научной статьи. И где-то посередине находятся статьи для литературных журналов, позволяющие определенные вольности формы в обмен на конвенциональную устойчивость содержания. Наверное, когда Александр Житенев обдумывал издание данной книги, вот эта формальная (и содержательная) разноплановость не могла не представлять для него значительного затруднения. Тем не менее все эти сложности были крайне изящно преодолены путем обращения к тематике исповедальности. В самом деле, рассматривает ли автор этой книги фотографию, кино или же, по привычной схеме, литературное произведение, в любом случае момент репрезентации каких-то подлинных авторских переживаний с точки зрения исследователя всегда является актуальным.

Сфера интересов, представленная в «Палате риторов», как это уже было отмечено Ольгой Балла, на редкость разнообразна. Интересно, однако, посмотреть, как распределяется тематика статей по местам публикации. На собственном сайте автора «ERROR 404» опубликованы статья о дневниках Сьюзен Зонтаг, фотографиях Эди Слимана, скетчбуках Дерека Джармена, визуальной интерпретации образа Константина Кавафиса Д. Майклзом и Д. Папайоанну, рецензия на книгу Владимира Беляева «Именуемые стороны», Петра Разумова «Люди восточного берега». В «Цирке "Олимп"+TV» вышли работа о Пьере Клеманти и эссе о поэтической составляющей меланхолии. В журнале «Воздух» опубликованы большая статья о поэзии Василия Бородина, рецензия на книгу Александра Авербуха «Свидетельство четвертого лица», статья о книге Виктора Iванiва «Себастиан и в травме», развернутая заметка о книге Полины Барсковой «Воздушная тревога» и небольшие заметки о книгах Алексея Денисова «Свиное сердце», Елены Горшкова «Сторожевая рыба», Ирины Шостаковской «2013-2014 The last year book». В журнале НЛО опубликована рецензия на поэтическую книгу Марии Степановой «Spolia».

Наиболее разнообразны по тематике, конечно же, работы, предназначенные для научных журналов и сборников статей. Это статьи об автобиографии фотографа Уилла Макбрайда, о стратегии ready-made в современной поэзии, о маргинальности в русской литературе 2000-х годов, семантике стекла у Осипа Мандельштама, две статьи о поэтике черновика на примере стихотворений Геннадия Айги, о «разумном и противоразумном» у Елены Шварц, мемуарной и эссеистической прозе Беллы Ахмадулиной, лиминальном словаре в прозе Николая Кононова. Как видим, собственно литература представляет только одно из направлений творческих интересов автора «Палаты риторов». Понятно, что для объединения всего этого в одну книгу Александру Житеневу потребовалось выйти на особый уровень обобщения, позволяющий посмотреть на все эти разнородные явления с одной определенной точки. Именно такой точкой и стало исследование исповедальности и истории эмоций. Понятия «граница» и «дистанция», которые в качестве ключевых предложила Ольга Балла, обозначают, на мой взгляд, скорее место наблюдателя и авторскую интенцию по отношению к разбираемому явлению.

Что касается контекста, то в этом случае, как мне кажется, собранные в книгу статьи создают прежде всего свой собственный контекст. Понятно, что большинство научных работ так или иначе привязано к темам конференций, а каждая журнальная публикация вписана в свой временной отрезок, а также обусловлена данным конкретным состоянием литературного процесса. Но все вместе они демонстрируют в первую очередь даже не систему ценностей автора, а впечатляющую совокупность его художественных интересов. Если же обращаться к способу чтения и методу разбора полученных от контакта с произведением искусства впечатлений, то самопрезентацию автора в этой книге можно считать вполне состоявшейся. Мне удалось насчитать три разных способа говорить о тексте, в том числе и тексте визуальном. Во-первых, это характерное для эссе свободное рассуждение на выбранную тему, иногда с совершенно неожиданными аналогиями и сопоставлениями. Во-вторых, это больше свойственный рецензиям подробный комментарий, своего рода следование за текстом, выделение в нем каких-то ключевых или важных для читающего/анализирующего моментов. В-третьих, это научная статья с ее тщательным обоснованием каждой высказанной мысли.

В заключение хочется отметить: при чтении «Палаты риторов» у меня сложилось явное впечатление, что из всего представленного в книге материала автору на самом деле больше интересны не стихи и проза, а явления искусства, существующие где-то на границе между словом и изображением, словом и движением актера на экране, словом как готовым объектом (статья о ready-made). Если же речь идет о стихотворении, то оно должно как бы возникать на глазах у читателя, как это сделано в статьях о Геннадии Айги. Поэтический текст как таковой, в отрыве от окружающей его среды, вырванный из динамики развития, как мне показалось, интересует Александра Житенева меньше всего, даже несмотря на большое количество написанных им совершенно замечательных рецензий.

 

Версия для печати