Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2018, 3-4

«нет или да / ближе…»

и др. стихи

Документ без названия

 

Станислава Могилёва родилась в 1983 году в Норильске. Училась в Ленинградском университете им. А.С. Пушкина на факультете психологии и педагогики и в Литературном институте им. А.М. Горького. Публиковалась в журналах «Воздух», «Волга», в сетевых журналах TextOnly, «Цирк “Олимп”», на портале «Полутона». Участник Фестиваля свободного стиха (2015, 2016) и Фестиваля новых поэтов (2016). Живёт в Санкт-Петербурге.

 

***
нет или да / ближе
отказаться или согласиться / ещё ближе
отвергнуть или принять / близко насколько возможно
отбросить или взять
или взять и отбросить

вино превращается в воду
кто ты сейчас

разденься и вспомни себя
и снова забудь
скрой скрой попробуй
поворачивающееся лицо

а когда не останется
времени на сон без снов
можно будет перестать
просыпаться

перестать прерывать случайным
вниманием блуждание встречи
этого тела с тем, того с этим
в парке беспутном, открытом
где позавчерашних труд
о-кажется неуместным

падали, падали веки
не приземляясь


***
полон плен да глубок, гладок
пойдём домой
подрагивая ритмично
красными ягодами, ветвями
не оглядываясь по сторонам
не осматривая друг друга
это всё ещё мы или уже другие?
соглашаясь на мелкую речь
беспокойную сеть худую

прилеплять знакомые знаки
к открытым органам    прорыв прорыв
чувствовать уверенность    прорыв прорыв
в собственной правоте

поймай меня – середину – краями
глодайсерединукраями
передай другому

это тело неназываемо
длится и длится который день
камень дробит перемалывает
хаотично замирающие связки
склеивает воздух и воду
в кристаллы, в сказочное богатство
в движущийся бег конца звук


***
ты очень устал
ты мама

а мама жалит печатью
сжимает ладонью вот это место
где кровь понарошку
где боль игрушечная малиновый
веганский пластилин но всё как есть

живи правильно
трава земля оргалитовая коробка
то что заставит тебя молчать

– you know
– это просто происходило

а то вдруг видишь чьё-то лицо
и если повезёт узнаёшь собеседника
называешь по имени
штампуешь среду
множишь тайну исповеди
степного певца твоего
погранца забайкалья
смотришь в мёрзлую воду
в невозделанную руду
называешь его отцом

и прямо на ваших глазах

падаешь замертво
как настоящий


***
как это звучит снаружи

попятно «движется подобно пуле
выпущенной из ружья»

промысел твой неизмерим незрим
сосчитаны рыбы плывущие, птицы
летящие, мелкий речной жемчуг
но как сосчитать тебя
как с тобой обходиться
носи неси
вынашивай во вне проникновение
действие вшито в завершено
лицо твоё в безвинном броске безупречно
замерли кратким течением
лоскутном движением серебристые ноги
и ещё шифт шифт настройщик спалился сломался
набивает зелёнкой и йодом принты на солёных бинтах:
слепни губ, реплики маленьких пальцев 
что же ещё мы не сделали
во ради тебя? съели, ни косточки
не оставили диким собакам
механическое проталкивание
сна накануне любимого
поверх символов
по-над синтаксисом
внутри семиотики обрушения
поцелуй привратника
спрятанный в передышку
между глотками


***
необходимые почести воздадим
свинье и печальной корове и бледному тигру
стеклу и скупому бетону и решёткам
кованым кристаллическим
юбке и шёлковой водолазке и удобному рюкзаку
основным ритуалам аборигенов
чтобы сойти за своих

а вообще кстати
нужны ли мы здесь
ты да я видимо тоже
и в обратную сторону
чьи это голоса
не разберу

в поисках главного
нужны ли мы здесь

ты да я видимо тоже
и в обратную сторону

чьи это голоса

не разберу
в поисках главного

нужны ли мы здесь
ты да я видимо тоже
и в обратную сторону
чьи это голоса
не разберу кстати

в поисках главного

молча ждут своей очереди
как бы объекты и их имена

чьи это голоса
уснули под тенью дерева
на языке которого говорят


***
один сосок выше другого и что
перед тем как открыть
очередное сухое
посмотри в глазок
не советуйся но приставай
к дотошным, собирающим
пословно, повдохово
день уходящий в нет и не было и
привет

атакующую нетребовательность гори бори
воскуривай след третьей ноги пришла, стою
преодолевая несложное
несложное производя
артикулируй эхо и это и
случайный ничей

путаться в вероятностях событий
вычёркивать пустые пустые места

летит свистит серая кость и
серое мясо за ней
всё флэшмоб
горючее шапито

ты не узнаешь свой крик
не различишь свою ночь
разобщённый тупой сустав
в гудящей вращающейся глубине
кровопролитного сна в неслышно
расходящихся его волокнах
но и это не то

господи где я
где мои громоздкие веки
нелюбимые имена дверей
где мои сигарета и пить
в неподвижном, глухом контексте

грей время грей время грей


***
ты здесь пока ты нужен

и это всё

справляться с обязанностями
как с любым
вправляться в любое
как в обязанности

в бесплатный для всех четверг
познакомилась с камадевой

он был верхом на зелёном попугае
с луком из сахарного тростника
с тетивой из лесных пчёл
с пятью цветочными стрелами

лифт двигался по горизонтали
в том сне где мы встретились впервые
я подумала как же мне теперь попасть
на мой этаж мойэтажмойэтаж
где он вообще мой это какой
существует ли он

манматхамадана
ты оказался таким красивым
не могу перестать видеть тебя, о
очарована очарована поражена
алым левкоем в паузу между ударами

в случае разрыва
что на счёт территории
что на счёт контроля
где моя видеокамера

линия соприкосновения
нечастая складка


***
«не забыть вернуться»
лабиринты принты ущерба
там где собственное лицо
оказывается неуместным
где сохранён и засчитан испуг
и впервые освоен огонь
вправлен в единородную стигму

обучения ритуалам,
ходьбы, самаяны, офелии,
влекомой мигренью, что вселилась
в тебя как зерно вживляется в
локоть ли, в ржаной позвоночник,
и просит спаси укуси
разреши проснуться

учишься пользоваться этим телом
и другими телами по эту сторону

практика использования
тел правила считывания
невербальных сигналов
признаки разгерметиза
ции кабины и курение в
общественных местах

там в слепом потёке внимания
в лишённой звучания данности
город падает к морю
прижимая к груди падение
прозрачное, пьяное

мы видим нас
как это


***
а то вдруг падаешь в ноль
лежишь летишь

по истечении движения
трогаешь разошедшиеся границы
касаешься краем собственной тени
кристальной тени свидетеля

всё так близко

усиливали усилие
славили слабость
искали тебя
всем миром и
каждый сам как умел

потом согрелись
поймали
самое устойчивое
из всех не-мест

вынули выдох в себя в себя

тянуть расстояние
пока не рвётся
пока длится бумага
и карандашная линия
пока ты разрезаешь нерезкую паузу
пока ты разрешаешь мне

ничего не трогать
ни на что не смотреть


***
блаженны падающие
ещё вчера
их спасут упавшие

открытые противоречия   вдох
относительное спокойствие   вывих
восходим на мост наощупь
снимаем платья и парики
отстёгиваем груди, губы

трахаться чтобы выжить
платить совершенную цену
подкармливать прежнюю ветвь

отрицая корень выманивая
пустые крючки вынимая
слепые пятна погони

ощущение головы склонённой
под бегущей на месте мыщцей

требовать позднее имя
подхваченное взглядом в упор
и следующую подсказку

белое беглое это летит ложится

укрывает интуициями, бледным аффектом
пленные оттиски местности
кажущейся знакомой


***
в строгости встретим
инородную юность

неотличимы шаги охотников
по сырому тёмному лесу
от шагов трав и деревьев
камней и мхов

по коже-тюльпану скользит, мерцает

покажемся демонам демонами
светом свету стеклом стеклу
эклектикой овладеем в
рачительном совершенстве
снимем ритуальные маски свои
и смертоносные щупальца
возложим на центральный холм
следуя норме любви и осколку вращения

передайте этому что я есть
что я существую
пусть найдёт меня
как волос тонкое острое
как подёрнутый выдохом корень
пусть обнимет мои два процента
мою верность горящую знаку
антропологическую изнанку

обернись, осмотрись
всюду полезное время
гаснущее ничто
и всего достаточно
и неокрепшие здешние звери, новорождённые ангелы
металлически обнимают видимые полтела
вылизывают несметной ямы
пустые сосцы

смотрят прямо, но мимо
ни о чём не поют, но поют

 

Версия для печати