Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2017, 9-10

Любовь

Стихи

Документ без названия

 

Олег Асиновский родился в1964 году в Москве. Публиковался с конца 1980-х годов в альманахах «Поэзия», «Истоки» и др. Стихи вошли в «Антологию русского верлибра», в 1989 году вышел первый авторский сборник. После десятилетнего перерыва вернулся к занятиям поэзией, публиковался в журналах «Арион», «Воздух», «Крещатик», «Футурум АРТ» и др. Вышли девять книг стихов (1989, 2005, 2006, 2010, 2016 (три книги), 2017 (две книги)).

 

ЛЮБОВЬ

Марусе

Фива и Павел

Стронулось небо
Голубое и снова
Встало над мамой
И папы не стало
В августе месяце

Мамы в июле
И опять вернулись
И боялись друг другу

На глаза показаться
И не узнать боялся
Папа маму
И себя не узнать
Боялась она

И счастлива была
Не повстречать отца
И тишина стояла

И жена провожала
Мужа на войну
О почему же затянулась
Жизнь жениха
И тихо прошла

На небе последнем
Павла и диакониссы
И маленький родился


Ню

Ирисов диких
На окраине леса
Поляна и в ней

Ямка и тени
Светлые в ямке
Деревьев на ясном

Небе в земле
Ни теней на траве
На цветах и листах

И в дожде ни росинки
Ужели простились
И болит о своей

Сердце душе
О модели излюбленной
И видимо не видимо

Диких ирисов
И то день и утро
То вечер и ночь

И полн тишиной
Женского тела
Лес за деревней


Франциск Ассизский

Птички они
Одни цветы
Другие травинки
Птички и в стайке

Травинок цветов
Ни души никого
Кроме птиц
И ночи и дни

Только лучи
Птичьи тропинки
С луны до земли
От солнца до звёзд

И ни дня ни ночи
Пока одиночество
Знакомит с собой
Ночь днём

День ночью
И пройдёт ли к весне
К лету к осени
Серо чёрно

Коричневое с оттенками
Розового голубого
Охристого лилового
И доля условного

Возрастает и насыщенность
Цветовая исчезает
И мерцание возникает
Тайна ускользающая

Знак предостерегающий
Проводник к птицам
Радуга радуга
И мама и папа


Брейгель и Фет

Глубокая ночь
Маленькая самая
И судьба не участвует

В пережитом при жизни
И всё ещё не исполненном
Ни душою ни плотью

Ночью глубокой
Крошечной робкой
И то ли ночь она

То ли день и ужели
Он ночь
И детали ландшафта

Дня каждая деталь
Уменьшается и уменьшается
На залитом солнцем

Домике и звёзды
Одна за другой
Погасают и просыпаются

И дрожат и приходит
С ежатами ёжик
И пьёт молоко


Иеремия

Ночь ни звезды
И снова зажглись
И погасли опять
И стало светать
И листва рассвела

И вслед за листвой
Деревья в плюще
И ветер рассвёл
И ужели прошёл
День и некуда уже

Деться дню
Путешественнику в костюме
Чёрном и строгом
Пастуху под звуки
Дудочки пастушки

В домике с множеством
Труб печных
Пламени заклинательниц
И губ не смогли
Отнять шевелящихся


Илия

Капля дождевая
И гроза прозрачная
По камешкам по камешкам
Гремячьего ручья ли

Луча ли из бездонного
Грома невесомого
Из домика из домика
Стоящего на радугах

Лучащихся прохладою
И разве настоящие
И гроза и капля
Камешки и камешки

И ручей и гром
И светлеет дождь
Ночью и в ночи
Тёплые лучи


Лазарь

Однажды так недавно
Одна и та же прилетала

На камень бабочка она ли
Слетала с камня не она

И стояла тишина
И ветер веял вдоль неё

То огненный то ледяной
И очертанья проступали

На камне бабочки
Ни радости и не печали

В ней не было
Гремел ручей

И поднималась по ручью
Бабочка и лазарь спал


Иов

В одуванчиках луга
И черна земля

И небеса ясные
О одуванчик заклинатель

Радуг дождя и росы
Ты спустись с неба на землю

На огромной чёрной лошади
С мечом и огнём в руках

И в руках у тебя трость
Неувядающая и помогающая

Тебе в пути
И спит и снится

Трости сон
И восторг твой

Она вызывает с многими
Оттенками смятения

И заклинатель то ли радуется
То ли заклинает неувядающую

Спящую и летящую
И приседает на задние лапы

И передними перебирает
Лев одуванчик


Даниил

От земли до небес
Ни звезды и свет
Из леса и в лес
Звёзды зимой
И осенью и весной

И летом и ветер
И земля с небесами
Вслед за звездами
В лес деревянный
Медный железный

И светится речка
В прозрачном лесу
Отражая звезду
Погружаясь во тьму
И светает вдруг

И белые дети
То чёрный то белый
Ребёнок из леса
Невеста с невестой
Жених с женихом

И нагие отводят
Друг от друга они
Очи и губы свои
И не день и не ночь
И уже светло

Да так что глаза горят
Детей по всему
Леса лицу
И царевича везут
Невестного к жениху


Исповедь

Вестник и вестница
На небе и держатся

За руки за руки
И разве не ангела

Душа оставляет
Тело своё

И не день и не ночь
Как есть так и есть

И не место душе
На небе последнем

На земле ей не место
И где-то под сердцем

Эхо души
Орган бесплотный

То ли конь то ворон
Ужели они

Ворон и конь
Домики домики

Для её одиночества
И сама она вишнёвая

Косточка косточка
Лизнёшь и не горько


Иаков

В гроздьях рябины
Лодки стремнина
В листьях и ягодах
Реки и украдкой
Лодочник лодочнику

Шёпотом шёпотом
Ты не один
Кто-то с тобой
По капельке по капельке
Препоясан волнами

Не ангел монах он
Нагой и прекрасный
Накрой его ладонью
Не расплескай не расплескай
И с меня губами

Собери собери
Хитростью и лаской
И люби себя и не участвуй
В любви моей к тебе
Не противься доверься мне


Исав

Бабочки с ручья
К реке перелетели
И река спала
И ручей и небо
И не гасли звёзды

И ложились тени
Бабочек огромных
И дожди шумели
И любили двое
Третьего любовью

Тихой и тревожной
И было хорошо им
С ним не быть собою
Длить и длить тревогу
В объятьях трепетать

Подчинять себя
Друг другу
Одному ему ли
На какой земле
На котором небе

Он теперь
Ни души оттуда
Жив покуда
Ужели тень его вернётся
И сердце у неё забьётся


Исаак и Ревекка

Странник наслаждается
Странницей и она полна им
Не сама не сам он

Полн своею страстью
И светятся от счастья
Оба одиноких

И на звёзды смотрят
И роса ложится
На глаза и лица

И туман клубится
В утренней прохладе
И росу в тумане

Капельки дождя
Собирают с трав
Прячутся в цветах

И странника к губам
Странница подносит
Жарким не его ли

Маленького гонит
Прочь дыша любовью
Тиха уже бесплотна

С ней никого и кто-то
У неё в ладонях
Как душа её ли


Сарра и Агарь

С участником событий
Участница иных
Счастлива и жить
Начинает с ним

Ночь и день
Он с нею
И его то меньше
У неё то больше

И приходит ночью
И уходит днём
Тишиною полн
Одинок к другой

И вот-вот уйдёт
На ночь не вернётся
И другая солнце
Пришлецу зажжёт

И луну от звёзд
И другую прочь
От себя прогонит
Не сейчас немного

Позже и она
Лучом от пришлеца
Стайкою лучей
Сам ли счастлив с ней

И сама себе
Является и тень
Свою не беспокоит
Гулкую собою


Мельхиседек

Он был никто
И жил как дом
Который он

Оставил сам ли
И тишина стояла рядом
С никем и в тишине

В глаза себе
С утра глядел
И взгляды в очи

Ждали ночи
И наслаждался ожиданьем
И прятался в глаза свои

От взглядов их
На небесах под небесами
Стучало сердце

Лес шумел
Душа соседствовала
С телом и в душе

Пространство расширялось от
Погасших падающих звёзд
Пасся скот

Текла река
И ветер поднимал быка
Как кораблик паруса

И пеленала мать дитя
И молоко в её груди
Как облако и шли дожди


Незнакомка

Она и он
Оба никто
И взял её

И готова его
Была взять
И себя потерять

В нём и не быть
Собой с ним
Вот и сошлись

И готов был
С ней расстаться
Да некуда деваться

Им никаким
Друг от друга
На улицах шумных

И в губы целует
Всякий прохожий
На себя не похожих


Нечаянная радость

Ещё раз
Плоть родилась

Другого не будет
Такого и друга

Тело себе
Дружочка подобного

Ловит из воздуха
И вдруг солнце

И тонкий звук
Багряного луча

В капельке дождя
И мама жива

И сын и отец
Живы и свет

Льётся из них
И сын ещё не сын

Папа не папа
Мама не мама

И судьба миновала
Тела их

И капельки судьбы
Скатывались с души


Местечко

Едва исчезновения
Тянется мгновение
Теплится судьба
Веточка в губах
Соломинка цветок

И дома хорошо
Не дома плохо
И пришёл с холода
Отрок и вышел
На мороз возвратился

И его стучится
На миг остановилось
Сердце и явилось
И себе во сне
И своей душе

И виденье судьбе
Было она
Клубилась в губах
Отрока он
Прочь сон

Гнал и припадал
К губам своим
И целовал их
Дыханьем своим
Ласточек и ловил


Целан и Айги

Любимая из него
Возникла и его
Она не любила
И душа ветвилась
У неё во плоти

И холод в груди
Облекался душою

И от счастья любовник
Прятался в холоде
Нелюбви ненавидел
Себя и горячие
Слёзы лил

И ребёнка родил
Ей от другой

И течёт рекой
Небо последнее
О если бы семьи
На небе последнем
Были одинаковые

Невидимые и обратно
Любовницу домой влечёт

И дома не живёт
Только приходит
К любовнице и к ребёнку
С женою и ёжик
Молоко пьёт


Ностальгия

Явились они
Мария и сын
Друг другу
И вдруг ниоткуда

Из прошлого гость
Яблоня дикая
В глубокой лесной
Чаще и низкое
Солнце над яблоней

И соколы ясные
На гибких ветвях
И листья шумят
И день как день
Ночь как ночь

Как есть так есть
Лес да лес
И дикий возница
Правит санями
И спина в яблоках

И гость за спиною
Гость молчит
И поёт ямщик
И доносится эхо
До ребёнка и девы

И соколы в небо
И сразу на яблоню
И маленький маму
Боится спросить
О птицах и опять

Марию спрашивает
И тихо да так
Как было когда
Сына она носила во чреве
И жили не вместе

И были как тени они
Перемен в своих
Душах телах
Отпущенных восвояси
Кому-то на счастье

 

Версия для печати