Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2015, 11-12

на солнце красном большом

Стихи

Документ без названия

 

Александр Авербух родился в 1985 г. в Украине. С 2001 года жил в Израиле, с 2015 в Торонто. Публиковался в журналах «Двоеточие», «Воздух», «Октябрь», «TextOnly». Книга стихов «Встречный свет» (2009). В 2006 году вошёл в шорт-лист премии «Дебют». В 2009 году вошел в шорт-лист премии «ЛитератуРРентген» и в лонг-лист «Русской премии».

 

 

1.

вычитаем судьбу ее
цветает              зрелы сады
тьмы              путаюсь
день на ночь      предельно
неточные величины
забудемся вновь

отворим же и
проступят
околелые лики
трутся в объятьях сосцы

всё это – не наше
оступимся глубже
вникнем  и  не было нас
реже болит     аль навечно?

как жила она тут?
время тянула 
дыхи ткала  

сверяем приметы:
полуторка  жизнь
вторим судьбу
а найдем и на гвоздик повесим
и себя не  бывало

а она-то жила!

оголтелая  пела,       пила?
разговоров неточные нити
преступай      по субботам вела

а теперь под накатом гранита 
тонет горстка седого тепла

 

2.

разное было вчера на руках
кто его вынес     большие ворота
в    почиваю замятых садах
господи и разговор наш короткий

видишь уже рассветает    домой
купим яиц и вчерашнего хлеба
если забудешь и дело долой
был ли ты не был

встанешь наружу холщевой души
стройных обочин кромешного вида
мелочь отсчитывай  на пол не кроши
скоро рожденья забылась обида

 

3.

затихали сады
проступали брады 
брадобреи воды
нас ровняли
и в зазеваный воздух роняли

а заехали так  
вологодский пятак
а пришли по дары
и нутро в нашу землю подмяли   

из под вод ангары
красной кромкой по белой эмали

дай им шмат да другой
да осьмушку себя
за азовской дугой
вырвут и застолбят

и подушную дай
и поденный ага
чтобы в горле вода
и щетиной тайга

схаркнул и протрезвел
за имперский бугор
по луганской траве
уходил ревизор

 

4.

аня заговорила
вот-вот
гости уйдут
заскрипела заголосила
воевать с крымским народом
пить канадскую водку
чай все тогда замолчали
когда аня не аня
билась о деревянную ножку антикварного кресла
а вы, владимир, хотели бы себе
канадскую водку в таком графине
от нее не блюют
на четвереньках
лакала из черепа
ссикала в туфли
не собачатся
украинские ученые используют ее
для передачи государственного гимна
басом пропела
чтобы время ушло
куда-то свернулось
перескочило – с темы на тему
мордой уткнулось – в огонь
наше утро разбилось
хрустальным осколком
застряло стыдом заиграло
на солнце красном большом

 

5.

тряслось и рябело
облачко боли

прошлой ночью визжало

всё наступало на память

боле мы не будем править законы
падать в крапиву дружбы

хохлиться над увечьем
смаковать салонные букли

и поделом нам – расхристанным
рядиться в павлиньи перья

всё не зачтется
а небо смолчит

облако свет не застит

вот тебе и заигрались
по локти
в мушином счастье

 

6.

а дрожать
не дорогой –

дрожжа восходить

постной жизнью   

нашей                      ранены сидьмя 
распустились                 в убой

этот мой

нехотя впился

и нега взбурлила,
пеной красной из губ     изошла  

он же мой

май да август до крови

что сорвался                 заврался

вырвал клок

ржавого неба мякину

времени счет заволок

                      в потолок

 тихо выйти уйти

                           мутный  век запрокинуть                   

                         отдышаться               в оглоблях

                                             впереди         

                                                         взаперти

 

7.

назови и уймись
эту бархатну чернь
в непробудную высь
по кишащей парче

пьяным шорохом вялым
тянут хохочущие котлы
на себя одеяло
могил выплеснули углы

похоть молитвы опалыми строчными
в спелы горячечны рвы
сонными кучными клочьями
тонет в живых яровых

 

8.

расходятся
моря складки 
сядем напротив света
человек без мнений      
он был
новая жизнь
уткнулась в колени
скоро любовь

 

Версия для печати