Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2014, 9-10

«мясо твое по-провансальски я никогда не забуду…»

и др. стихи

Виталий ЛЕХЦИЕР

 

Виталий Лехциер родился в 1970 году в Ташаузе (Туркмения). Окончил филологический факультет Самарского госуниверситета, доктор философских наук. Публиковался в журналах «Волга», «Воздух», «Цирк Олимп», «Дети Ра», «НЛО», «Золотой векъ», в антологиях «Нестоличная литература», «Девять измерений», «Поэтический путеводитель» и др. Автор поэтических сборников «Обратное плавание» (1995), «Книга просьб, жалоб и предложений» (2002), «Побочные действия» (2009), «Куда глаза глядят» (2013), «Фарфоровая свадьба в Праге» (2013), четырех философских монографий и более ста статей и эссе в различных периодических изданиях. Участник и лауреат ряда международных и российских литературных фестивалей. Соредактор электронного литературно-аналитического портала «Цирк Олимп+TV» и одноименной книжной поэтической серии.

 

 

***

И .Т.

мясо твое по-провансальски я никогда не забуду,
как и юнгера бирюлевского, партизана овощебазы
шмитта, влюбленного во врага, словно в Чашу Грааля,
цезарь с фирменным соусом, вино из Австралии,
странный редукционизм твой неожиданный
посреди лионского гедонизма, идентичностей галахических,
пражских, американских, испанских, южнофранцузских,
посреди песен Заратустры в горах Верхнего Энгандена,
многоязычия ошеломительного и путевых заметок,
никогда не соглашусь, даже при всех оговорках,
страх
погрома, реальность, мы живем при погроме,
природа человеческая, Фрейд мой герой,
перспективизм ограничивается присутствием,
телесным событием, низовой солидарностью,
сознание в итоге ничего не значит;
самое время пешочком до Экс-ан-Прованса
посмотреть как св. Марта подводит к Мадонне дракона на поводке –
камня, церквушки, берега невысокого
и упокоиться с миром



***

страшна зима, поскольку всё в снегу,
прогугли: снег, зима, страшна, предлог поскольку,
как гули-гули или рики-тики,
спроси: а можешь?
                                      да,
                                             ага,
                                                      угу

ты можешь выжить или умереть,
как три твоих приятеля с филфака,
непрухой прах поправ, и растереть,
как плюнуть,
                               как ять и еть

как говорить и спать, и трепетать,
как спать, и врать как срать, и помириться,
и что-то бормотать, как ать-два левой,
как ать-два правой,
                                           и на себя пенять

как долгий перерыв, как пить дать, встать,
расправив плечи, выдернув колечко,
сердечко тук…, проломано крылечко,
на -ить и -ать



***

Кругом одни козлы, мослы и куропатки,
бестактное письмо, так ты же и не знал,
два пишем – ноль в уме, садок и сыпь в остатке

в осадок выпадать – не верь тому, что видишь,
как быть или простыть, кислотные дожди,
так говорит братва на русском, не на идиш

ни мясо, ни плотва, ни девочка на шаре,
не смерть, не от любви, не девушка и смерть,
не надо ничего гуру или лошаре 

луна или пилот, полтинник закатился,
невроз, рессентимент, сосудистый зигзаг,
так это полбеды, куда запропастился?

а вот теперь кругом, торчком и левой-правой,
мы поглядим потом, мы поглядим еще,
гордись, что все прошло, что было мыслью здравой



Папа

1.

Степные сурки предсказали весну
по плану, в последней декаде апреля,
не новость, не старость, – чума на кону

на кончиках пальцев – удары, та-та,
победа – не в жертве, а жизнь прожита,
разносит печенка черничную кровь,
одежду и воду к утру приготовь

отряд не заметит, но я не смогу,
и если случится, все будет иначе,
и яблочко-песенка с папиной дачи
зароется в землю, утонет в снегу

 

2.

Кому волейбол или граф Монте-Кристо,
безоблачность, облако в свитере зимнем,
кончается быстро, как завтрак туриста

последняя стадия, гол как соколик,
без колик, без пулек, как детство, как нолик,
как ролик, запущенный кем-то когда-то,
подавленность, правда, острастка, бравада,

типун на язык, слабину и на вялость,
на номер злосчастный в руках гардеробный,
нужны мне отчет о беседе подробный,
и всей перспективы насущная малость

 

3.

что значит прошедшая жизнь? эвфемизм
какой-нибудь, текст караоке,
контекст бытовой, вислоухий трюизм,
топтанье гостей на пороге

изнанка какая-то, мимо и сквозь,
невидимость и притязанье,
болтушка, считалочка, вместе и врозь,
паэлья, ушица, лазанья

подспудная легкость, подкожная соль, 
корзинка, картинка, картонка,
считаться не пробуй, смеяться изволь,
порвется, где толсто и тонко,

прорвется, где пылко, где свет потушить
успеть бы, собраться и съехать
с квартиры, с катушек, и жить – не тужить,
кряхтеть, кочарыжить, и шпрехать

 

4.

… вам нужно бумажку такую-то взять
в своей поликлинике, кровушку сдать,
у моря погоды вам велено ждать…

…и свяжутся с вами, и вам объяснят
из Киева завтра, сидите на стреме,
на нервах, на кольях, в плену, в полудреме,
и все телефоны в ушах зазвенят

вам перезвонят, вам напишут, а вы
сидите и ждите и будьте готовы,
как будто есть выбор, но вы не мертвы,
вы слышали фразу: о чем вы, ну что вы

когда это кончится, будет темно
и будет светло, как в мистических фильмах,
дожить до рассвета, не глядя в окно…

 

5.

Живи, не волнуйся, кромсай – не кромсай
печенку, всего не охватишь,
и крики «пасуй» или возглас «банзай» –
при данном раскладе слова лишь

Живи, не волнуйся, подкрутка в пинг-понг,
подрезка, глушёвка, ракетка,
грушёвка краснеет, чернеет сапог,
пустеет за грядкой беседка

По шахматам блиц затевает турнир
какой-нибудь важный гроссмейстер,
и чешский в поклаже лежит сувенир
тому и другому семейству

Железка дорожная, пыль железяк,
железки, железки, железки
заходятся в раже, наперекосяк,
равнины, холмы, перелески

В Израиле лето, а здесь снегопад,
жена, сослуживцы и дети,
Хабаровск, Самара, потом Ашхабад,
Ташауз в счастливом билете

Хрущевка, Смышляевка, чертов порог,
наследственный создан добротно,
живи, не волнуйся, все сроки не в срок,
смешно, странновато, щекотно

Живи, не тревожься, внучок забежит
на вечер сыграть траляляку ,
придирчивый скальпель тебя ублажит
и галстук запомнит стилягу

Когда вырастает какая-то брань
подспудно, паскудно, протяжно,
живи, не волнуйся, в промозглую рань
въезжая легко и вальяжно

 

6.

Не принимай решенье, не решай,
глаза упали, выпали из чашки,
все как-то вдруг, без лажи, без поблажки

На волжском льду сидит рыбак, удит,
отец, два сына расчехляют лыжи,
жизнь перешла границу, как бандит,

как трансгрессивный опиумный крот,
который роет яму под тобою –
да, так сказал, так произнес мой рот

Я говорю, а ты уже лежишь,
привязанный к холодным аппаратам,
вдыхаешь силу, мелкую, как атом

Ты все решил, и это как пример
и правило на личные глаголы,
на автомате – твой секундомер

Жизнь порождает всем известный шок
и шов, и швы,  которым рубцеваться,
когда других сажает на горшок,

давай сражаться



***

разрази меня гримаса
медицинская, тик-так,
меньше жира, больше мяса,
мельче мудрости, простак

громче дуй в свою волынку,
тише жми на тормоза,
кукиш-мякиш, польку-глинку
под сурдинку, за глаза

толстым выпуклым романом
до краев и через край,
перламутром, перельманом
прямиком в кромешный рай

ритор выудит добычу,
кто на улицах кричит?
«патер-ностер» закавычу,
буги-вуги в аппетит

мистикой а-ля кузанец,
пластикой а-ля марсо
фанфарон, плебей, засранец,
изобретший колесо

ты сейчас почистишь зубы,
вправишь кости, вырвешь глаз,
вскинешь бороду: грозу бы
без ужимок, без прекрас

Версия для печати