Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2014, 1-2

«гребёнка» и др.

стихи

Алексей Колчев. Родился в 1975 году в Рязани, где и живёт по сей день. Учился на факультете русского языка и литературы РГПУ и филологическом факультете МГУ. Лауреат конкурса имени Вл. Бурича (Кострома, 2000) в номинации «Поэзия». Публиковался в антологиях «Нестоличная литература» (М., 2001), «Лучшие стихи 2011» ( М.,2013), «Лучшие стихи 2012» (М.,2013), альманахах ««Бредень» «Чёрным по белому», «Узнай поэта», «Белый ворон», «Василиск»; журналах «Дети Ра», «Воздух», «Волга», «Homo Legens» и др. Книги стихов «Частный случай» (Шупашкар, 2013), «Несовершенный вид» (Нижний Новгород, 2013), «Лубок к родине» (Самара, 2013).

 

 

 

гребёнка

 

очи чёрные,очи страстные

е.п.гребёнка

 

от заболоцкого ушла жена

он написал «можжевеловый куст»

и ещё несколько прекрасных беспомощных стихотворений

некоторые из которых

до сих пор передают по радио

в виде популярных романсов

 

от меня тоже ушла жена

я не спился

не повесился

не уехал в тридесятое государство

не начал писать

запоздалую любовную лирику

 

я превратился

в чёрную пластиковую гребёнку

расколотую напополам

с обломанными зубцами

забитыми пылью и перхотью

обмотанную волосами

ссёкшимися запутанными

потерянную под ванной

 

слышишь

это чёрный нагревшийся пластик

разговаривает с тобой

 

 

***

 

а судьи кто? иванов пастернак

цветаева не суд пир духа

заводят в зал

– за что тебя кирюха

– за просто так

 

а в протокол записано разбой

бессмысленный и беспощадный

ответит руганью площадной

небрежно оттопыренной губой

 

летай летай над крышей нетопырь

рыдай рыдай повязку сняв фемида

услышав приговор умри для вида

сухие пальцы растопырь

 

 

загадка

 

он в модной медной майке «дуче энд габбана»

купленной позавчера на центральном рынке

идёт – не идёт – словно парит над миром

пальцами по мобильнику тарабаня

улыбается во всю ширь очарован мигом

солнце блестит на его золотой коронке

 

кто же сей? с пальцами толстыми как у краба

клешни с предплечьями красными синими от наколок

вот дракон вот лев вот с мечом полуголая баба

а вот странное вот дивное нечто такое

чего не растолкует в жизнь никакой астролог

разум накрепко обеспокоя

 

кто же сей? может сеятель праздный

чревовещатель вешатель вор карманный

шагами измеряющий мир столь прекрасный

который как сдоба пудрой обсыпан небесной манной

взгляд конечно небеспристрастный даже безобразный

зато гуманный

 

и ещё раз: кто сей? ни один не выдаст ответа

гражданин по делам спешащий ниже торгующая гражданка

семечками зонтом заслонясь от возможных дождя и ветра

ни алкаш с рожей горящей как сердце данко

выходящий из общественного туалета

(а это местный известный поэт нежданов ванька)

 

и опять непонятно о ком тут речь кто это

тут выговаривает гулким голосом – как из танка

 

 

***

 

электронные письма с фронта

просматривает военная цензура

вымарывает обратный адрес

все приходят с адреса vojna@

pobeda(dot)com говорят военное министерство

в год тратит больше на киберцензуру

включая адрес файервол сервера поддержку

чем на питание и боеприпасы взятые вместе

 

мама мама пишу тебе из окопа

у смартфона опять кончается батарея

мы не знаем азия ли здесь или европа

четвёртая или пятая уже мировая

ночью с той стороны перебежали двое кажись евреи

особист говорил по мудям их распознавая

 

впрочем этих всюду как грязи а с кем воюем

где наш враг и когда мы пойдём в атаку

никому не известно сигнал здесь ловится слабо

так что ловим вшей ожидаем щей санитаров любим

совершить бы подвиг жахнуть гранатой по танку

слава родине слава победе павшим героям слава

 

 

***

 

шапки и пальто свалены в передней

уж гости пьют едят морковь за низеньким столом

иду красивый двухсотдвадцатидвухлетний

голубь переваливается с перебитым крылом

 

а что есть голубь? неужто как у бодлера птица –

образ поэта которого за его благородные произведения подстерегает беда:

кошки мальчишки отсутствие булки мигает вывеска «суши-пицца»

начинается дождь со снегом и я заныриваю туда

 

 

***

 

– разве я сторож сторожу моему

кто из нас кого держит в тюрьме

кто кого опустил во тьму

и насилует в тьме

 

– вор мой брат мой ответь расскажи

что ты прячешь за пазухой утая

адской механики чертежи

или конспект рая

 

 

***

 

– татлин татлин где ты был

где твоя улитка

ладил ли в углу гробы

где в подвалах липко

 

– я летал на север там

солнце есть большое

подносил к своим устам

шанежку с паршою

 

– татлин татлин расскажи

коротенек ад длин

пальцы вьются как ужи

лик и вовсе ватлин

 

– я не значу ничего

семо и овамо

всё вокруг меня черно

я где я где яма

 

– татлин татлин что ты врёшь

мокрыми словами

у тебя под сердцем вошь

как олень саами

 

– где железо где ведро

где рычаг поваплен

я залез в коня нутро

он татарин татлин

 

 

***

 

на смерть в.ф.

 

впервые слышу о таком

а он был маменькин-сынком

он был цветком

и потолком

и в теле лишним позвонком

а я так ничего не слышу

я тоже ничего

пойдём на крышу пить вино

смеясь как кмети

я на ногу надену лыжу

фуражку смерти на чело

фуражку смети

нам умереть не суждено

но мы умрём

посыпанные крупной солью

и мы мальстрём

 

о что мне делать с этой болью

дышите медленно – ноздрём

Версия для печати