Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2013, 9-10

Побочные эффекты кино



Побочный эффект (реж. Стивен Содерберг) 

Идея этой ленты возникла 10 лет назад у сценариста Скотта Бернса, который раньше уже работал с Содербергом. Фильм вошел в конкурсную программу Берлинского кинофестиваля, причем было объявлено, что это последняя работа режиссера, который намерен уйти из кино. Отметим также, что Содерберг был в этой ленте еще и оператором, скрывшись в титрах под псевдонимом.

«Побочный эффект» – фильм, чем-то напоминающий «Окончательный анализ» Фила Джоану, вышедший двадцатью годами ранее. Те же непростые проблемы отношения психотерапевта с пациентками, двойное дно интриги и звездный состав главных исполнителей.

В ленте Содерберга на первом месте – дуэт Джада Лоу и Руни Мара. Лоу, которого мы привыкли видеть в ролях роковых красавцев, предстает перед нами в образе стареющего психотерапевта, одержимого страстью – не к пациентке, как мы могли бы предположить. Страсть эта сугубо профессионального свойства – понять причину кризиса юной Эмили, совершившей преступление. Сюда же примешивается и корпоративный интерес – участие в исследовании новых антидепрессантов, побочный эффект которых может стоить жизни вашим близким.

Как и в «Окончательном анализе», все оказывается замешанным на цитате – у Джоану из Фрейда, у Содерберга – из Нормана Мейлера. Даже в такой зыбкой сфере, как психотерапия, торжествует литературоцентризм!

 

 

За канделябрами (реж. Стивен Содерберг)

Еще один новый фильм Содерберга, снятый им в 2013 году и демонстрировавшийся на Каннском кинофестивале. В основу сценария легла скандальная мемуарная книга Скотта Торсона и Алекса Торлейфсона.

Молодой дрессировщик животных Скотт (его играет Мэтт Деймон) становится любовником знаменитого поп-пианиста Либераче (Майкл Дуглас), чья карьера началась еще в 1950-х. Разница партнеров в возрасте более чем велика, но вскоре оказывается, что оба нашли именно то, что им было нужно. Впрочем, для Либераче Скотт – отнюдь не первый, и, как выясняется, не последний любимчик. Через несколько лет отношения разрываются. Идиллия рухнула, как карточный домик – Скотт, сначала восторженно погрузившийся в блестящий мир китча, оказывается в золотой клетке, а Либераче продолжает рассматривать его как свою собственность. Либераче в 1987 году умирает от СПИДа, а Скотт вскоре после смерти своего патрона издает скандальные мемуары.

Фильм получился – об одиночестве, одиночестве тотальном: и поп-звезды, и тех, кто греется в лучах его славы, а потом и любви. Все равно там холодно – так холоден блеск драгоценностей, которыми усыпаны помпезные костюмы пианиста.

Возраст Майкла Дугласа на момент работы над лентой был соотносим с возрастом Либераче, критики сошлись во мнении, что это одна из лучших его ролей. Зритель ни на секунду не забывает, что перед ним на экране Дуглас (особенно в «эротических» сценах), а характерный тембр голоса поп-звезды нет-нет да и напомнит о том, что Дуглас недавно излечился от рака гортани.

 

 

Шальные деньги: Стокгольмский нуар (реж. Бабак Наджафи)

Стокгольмский юрист Йенс Лапидус написал роман, основанный на реальных событиях, с которыми ему приходилось иметь дело в силу профессии. Книга стала бестселлером, и Лапидус продолжил работу над текстом, заявив, что сага о шведских бандитах составит три тома.

«Стокгольмский нуар» – экранизация второй части, вышедшей два года назад. Ее желательно смотреть, держа в уме первый фильм «Шальные деньги», снятый в 2010 году Даниэлем Эспиносой. Этот режиссер уже врос в Голливуд («Код доступа “Кейптаун”»), равно как и исполнитель главной роли в обоих фильмах Юэль Киннаман, который сейчас снимается в ремейке «Робокопа».

В «Нуаре» перед нами продолжает разворачиваться грандиозная панорама шведского криминального мира, как и везде – интернационального. Сербы, арабы, латиноамериканцы, коренное население состоят в сложных, порой враждебных взаимоотношениях и решают свои проблемы весьма жестоким способом. Кроме привычного оружия, это еще и «кидалово», тотальный обман, на который идут все – начиная от информаторов внутри закрытых сообществ, заканчивая респектабельными банкирами из высшего общества.

К сожалению, у второй «серии» сменился режиссер. Первая была снята и смонтирована настолько изощренно, что временами создавалось впечатление, что перед тобой артхаусный эксперимент, замаскированный под жесткий боевик. Вторая часть более традиционна, остается наблюдать за извивами сюжета и судьбами героев, с которыми уже сроднился.

Версия для печати