Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2012, 1-2

Кто

Безбашенный детектив

Андрей Юртаев, Игорь Савельев

 

Юртаев Андрей родился в Уфе в 1984 году, окончил филфак Башкирского университета. Как драматург был финалистом премии “Дебют” (2008) и конкурса “Евразия” (Екатеринбург, 2009). Живет в Москве, работает хоккейным комментатором на каналах НТВ+. Лауреат премии “Лучший комментатор” Континентальной хоккейной лиги (2011).

 

Савельев Игорь родился в Уфе в 1983 году, окончил филфак Башкирского университета. Лауреат Международного Волошинского конкурса (Крым, 2010), премии журнала “Урал” (2008), финалист нескольких премий по прозе. Живет в Уфе, работает журналистом.

 

КТО

Безбашенный детектив

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

 

АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ МАРЬИН – старший следователь следственного отдела Следственного управления Следственного комитета РФ.

ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ЛУЖИН – следователь-стажер следственного отдела Следственного управления Следственного комитета РФ.

АНЯ МАРЬИНА – студентка факультета международной экономики.

ИННА – студентка того же факультета.

АНДРЕЙ – молодой человек неопределенного рода занятий.

ЛЕРА СИМОНОВА – девушка неопределенного рода занятий.

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН – руководить следственного отдела Следственного управления Следственного комитета РФ.

АЛИНА – танцовщица.

МОРГУНОВ – капитан милиции.

АЛЛАЯРОВ – младший сержант милиции.

ИБАТУЛЛИН – рядовой милиции.

АЛЕКСЕЙ ГОРДЕЕВ – промоутер.

ЭМИЛЬ – молодой чиновник областного управления культуры.

Милиционеры, стриптизерши, водитель, эксперт-криминалист, бармены, охранники, санитарка морга, Машенька из деканата.

 

Сцена 1

 

Городская окраина. Раннее утро. Холодная промозглая осень. Моросит дождь. Посреди оврага в свете фар несколько машин, сотрудники милиции. На одной стороне оврага старенькие частные дома. На другой – лес. Аллаяров пытается что-то рассмотреть сквозь деревья.

 

АЛЛАЯРОВ. Ибатуллин!.. Ибатуллин, ты?!

ИБАТУЛЛИН. Я, я! Че орешь-то?

АЛЛАЯРОВ. Ты что там делаешь? Тебе где положено стоять?

ИБАТУЛЛИН. Да я по нужде маленько отошел, не случилось же ничего?

АЛЛАЯРОВ. А если бы случилось?

ИБАТУЛЛИН. Да что бы случилось? Я же быстро, туда-сюда и все!

АЛЛАЯРОВ. А если террористы?

 

Ибатуллин бледнеет.

 

АЛЛАЯРОВ. Кто у нас враг номер один?

ИБАТУЛЛИН (с трудом выговаривая). Террористы…

АЛЛАЯРОВ. Придут террористы, а ты в лесу со спущенными штанами?!

ИБАТУЛЛИН. Да разве ж?.. (Показывает в сторону оврага.) Да разве ж это террористы?..

АЛЛАЯРОВ. Сейчас на каждом углу террористы! Того и гляди чрезвычайное положение введут!

ИБАТУЛЛИН. Что будем делать тогда?

АЛЛАЯРОВ. Стоять, где положено! Понял? И хоть в штаны себе насри, но стой на месте, будь готов!

ИБАТУЛЛИН. Понял.

 

Из города в частный сектор сворачивает черная “Волга”. Машина с трудом ползет по колее, но, в конце концов, застревает в грязи. Долго буксует. Дверцы открываются. Выходят Марьин и Иван.

 

ИВАН (наступает в лужу). Отлично! Лучше не бывает! Спишь себе, ни о чем плохом не думаешь, и тут – на тебе! – глухарь посреди ночи! Ладно, ладно, я не спорю, бывает. Но довезти до места хотя бы можно нормально! Я не могу работать в таких условиях!

МАРЬИН. А ты бы хотел, чтобы тебе трупы подавали в постель вместо завтрака? Давай, подсоби.

 

Пытаются толкнуть машину. “Волга” взревев выезжает на сухое место, обдав толкающих грязью из-под колес с ног до головы.

 

ИВАН. Да когда же это все... Конечно! Стоило учиться на юрфаке, чтобы эту грязь месить!

МАРЬИН. Добро пожаловать в органы, сынок.

 

Пытаются сесть в машину.

 

ВОДИТЕЛЬ. Э, куда, ну куда?!

ИВАН. Что значит – куда?

ВОДИТЕЛЬ. Да вы мне щас весь салон загадите!

ИВАН. А как мы должны, по-твоему, ехать?

ВОДИТЕЛЬ. Почем я знаю, как вы должны ехать! Мне, что ли, потом салон отмывать?

ИВАН. А не ты ли нас, скотина, в эту грязь завез?!

МАРЬИН. Все, тихо-тихо! Идем пешком, посмотрим заодно, что и как.

 

Они подходят к оцеплению.

 

МАРЬИН. Ну что тут у нас?

МОРГУНОВ. Молодая девушка, одета обычно, документов нет. Обнаружили пацаны, которые в лес пошли пить... Голову мы не нашли.

ИВАН. Давно она мертва?

МОРГУНОВ. Не знаю, я не трогал.

ИВАН. Ну я к тому, вы уверены вообще, что она точно мертва?

МОРГУНОВ. Я разве плохо выразился? Там лежит труп без головы!

ИВАН. Ну вообще-то, пока не проведена экспертиза, мы не имеем права называть ее трупом, в лучшем случае это... фрагмент тела.

МОРГУНОВ. Слушай, я не знаю, чему вас учат в ваших институтах, но я повторю еще раз! Там в куче дерьма лежит фрагмент женского, блядь, тела! Без фрагмента женской, блядь, головы! Или как это у вас называется? И если бы эти фрагменты были живы, они бы давно встали и ушли уже отсюда на хрен! Теперь понятно?

ИВАН. Понятно. Это все?

МОРГУНОВ. Все!

ИВАН. Спасибо.

МАРЬИН. И много ты узнал из этого содержательного разговора?

ИВАН. Я просто хотел убедиться, что она действительно мертва.

 

Марьин откидывает покрывало.

 

МАРЬИН. Более чем.

ЭКСПЕРТ (подходит). А, Иван да Марьин!

ИВАН. Не смешно.

ЭКСПЕРТ. Отлично выглядите.

МАРЬИН. Что здесь произошло?

ЭКСПЕРТ (закуривает). Пока ничего точно сказать не могу. Смерть наступила часов пять-шесть назад. Судя по всему, ее привезли сюда уже в таком виде. Никаких улик вокруг не обнаружено, свидетелей, конечно, тоже нет.

МАРЬИН. А что те пацаны?

МОРГУНОВ. Мы их опросили, они местные. Говорят, что ничего не видели, нашли случайно, сразу позвонили нам.

МАРЬИН. А что они здесь делали в такое время?

МОРГУНОВ. Говорят, что гуляли.

МАРЬИН. Трезвые?

МОРГУНОВ. Не все.

ИВАН. Ну все понятно! Пришли сюда, пили вместе, она им не дала, разозлились и по пьяни отрезали голову, – обычная бытовуха.

ЭКСПЕРТ. Это сильно вряд ли, потому что никаких следов крови на их одежде, и тут тоже, почти нет, орудия нет, да и вообще они напуганные до смерти.

МАРЬИН. Ладно, с ними потом разберемся. Здесь все понятно. Увозите.

Сцена 2

 

Марьин и Иван сидят на заднем сиденье “Волги”, застеленном полиэтиленом.

МАРЬИН. Угораздило же... За месяц до пенсии... Будет теперь “глухарь” висеть.

ИВАН. Да бросьте вы, АЛЕКСЕЙ ПЕТРОВИЧ, все же понятно! Расколем этих пацанов, это всяко они.

МАРЬИН. Нелогично. Если бы это была бытовуха, то ее бы зарезали, задушили, а тут – человеку отрубили голову, чем? Не ножом же перочинным! Это топором-то так просто не сделаешь... Скорее всего, ее убили, а потом уже у мертвого тела забрали голову, в качестве трофея. Это совсем не бытовуха. Как бы не начало новой серии...

ИВАН. Согласно статистике, в половине случаев убийцами оказываются те, кто позвонил в милицию.

 

Марьин внезапно начинает громко смеяться.

 

МАРЬИН (с хохотом). Вот был, кстати, случай... Выезжаем на место происшествия, тело мужчины в какой-то подворотне. Спрашиваю: “Кто нашел тело?” И стоит девочка маленькая в костюме клоуна, с шариками, и говорит: “Я нашла”. Ее заказали на день рождения ребенка поздравить, а она адрес правильный найти не могла, зато труп нашла!

ИВАН. И что?

МАРЬИН. Ну представляешь: ночь, темно, дома какие-то облезлые на окраине, и посреди этого стоит маленькая девочка с большими шарами, клоун, труп нашла!

ИВАН. Маленькая девочка с большими шарами... У меня вот сегодня была большая девочка с большими шарами, а я вместо этого весь грязный, мокрый, на полиэтилене... Да... У нее грудь просто фантастическая...

 

Сидит с мечтательным видом.

 

МАРЬИН. Так посмотришь на тебя, и дочь из дома не хочется выпускать.

ИВАН. Да ладно, что такого, я же не извращенец какой-нибудь! Я, кстати, не знал, что у вас есть дочь.

МАРЬИН. Теперь знаешь.

ИВАН. А сколько лет ей?

МАРЬИН (неуверенно). Двадцать… Нет, подожди, двадцать один вроде, да, все правильно, двадцать один.

ИВАН. В самый раз, кровь с молоком, все дела!

МАРЬИН. Какие еще дела?

ИВАН. Ну явно не уголовные! А симпатичная?

МАРЬИН. Ну, наверное, я думаю, что симпатичная.

ИВАН. На вас похожа?

МАРЬИН. Да, вылитый я!

ИВАН. Ой, нет, спасибо, такого добра нам даром не надо!

МАРЬИН. Чего?!

ИВАН. Ничего! Дождь, говорю, сильнее пошел.

МАРЬИН. Смотри, как бы ты пешком не пошел дальше!

ИВАН. Так точно!

МАРЬИН. Тоже мне, специалист нашелся…

 

Марьин продолжает что-то бурчать себе под нос, отвернувшись к окну.

 

Сцена 3

 

Квартира Марьина. Полумрак. Аня сидит при свете настольной лампы перед зеркалом. Долго рассматривает письмо на официальном бланке. По ее лицу гуляет блуждающая улыбка.

 

АНЯ. Так. Ладно. Надо сосредоточиться.

 

Поет романс. По нескольку раз возвращается к той или иной строчке, пробуя разные интонации.

 

АНЯ.

Кто был охотник? – Кто – добыча?

Все дьявольски наоборот!

Что понял, длительно мурлыча,

Сибирский кот?

 

В том поединке своеволий

Кто, в чьей руке был только мяч?

Чье сердце – Ваше ли, мое ли

Летело вскачь?

 

И все-таки – что ж это было?

Чего так хочется и жаль?

Так и не знаю: победила ль?

Побеждена ль?

 

МАРЬИН (заходит, зажигает свет). Что это у нас тут? Литературная гостиная?

 

Аня торопливо прячет письмо.

 

МАРЬИН. Салон Анны Шерер?..

АНЯ. А тебя уже и не ждали.

МАРЬИН. Работа такая, ты же знаешь.

АНЯ. Мама звонила тебе, ты был недоступен.

МАРЬИН. Да? У меня там просто батарея разряжалась…

АНЯ. Она считает, что ты специально телефон выключаешь.

МАРЬИН. Ну что началось опять? Что там твоей матери снова в голову взбрело? Она сама никогда звонка не слышит! Придумывает что-то вечно на старости лет!

АНЯ. Не говори так про нее!

МАРЬИН. А что “не говори”! Вечно она чем-то недовольна, вечно что-то не устраивает! Ты еще вечно поддакиваешь ей!

АНЯ. Я поддакиваю?!

МАРЬИН. Ну не я же! Чуть что, так накидываетесь на меня сразу вдвоем! Я всю жизнь пашу, кручусь, чтобы вы жили нормально, а взамен получаю только постоянные упреки!

АНЯ. А что толку? Тебя никогда не было дома! Что ты есть, что тебя нет – никакой разницы! И можно подумать, что ты какие-то миллионы зарабатываешь, и мы тут в роскоши купаемся!

МАРЬИН. Ну, знаешь... (Хватает ртом воздух.) Да... Да чего тебе не хватает? Посмотри на себя! Сколько тебе лет? Чем ты занимаешься? Какая ты актриса? В твоем возрасте ты не поступишь никуда уже! Посмотри правде в глаза!

АНЯ. Да что ты понимаешь?!

МАРЬИН. Ты много понимаешь, наверное!

АНЯ. Иди к черту!

 

Аня выбегает из комнаты. Марьин идет на кухню. Начинает шарить по кастрюлям. Звонит мобильный телефон.

 

МАРЬИН (полушепотом). Алло!.. Привет… Да, жена рядом… Что забыл?.. Зонт?.. Ах, черт... Вроде, не заметила... Я ей скажу, что на работе оставил… Постараюсь завтра… Да. Конечно… Целую. Пока… Я тебя тоже.

 

Убирает телефон, оглядывается по сторонам. Достает из холодильника бутылку водки.

 

МАРЬИН. Боже, как я устал.

 

Сцена 4

 

Двор морга. Возле входа бродит Иван, посматривает на часы.

 

ИВАН. Где это он? Никогда же не опаздывает…

 

К зданию подходит санитарка в зеленой спецодежде.

 

ИВАН. Здравствуйте, девушка!

САНИТАРКА. Добрый день.

ИВАН. Скажите, а вы здесь работаете?

САНИТАРКА. Да, а что вы хотели?

ИВАН. Я просто удивляюсь, что такая красивая девушка работает в таком месте.

САНИТАРКА (жмет плечами). Работа как работа.

 

Собирается уходить.

 

ИВАН. Девушка, подождите! Может быть, встретимся в более приятном месте?..

САНИТАРКА. Вряд ли.

ИВАН. Пожалуйста, остановитесь! Видите, как мне плохо? Я умираю...

САНИТАРКА. Значит, скоро увидимся.

 

Уходит. Иван возвращается на прежнее место, слоняется из стороны в сторону. Показывается Марьин.

 

ИВАН. Ну что же вы опаздываете, Алексей Петрович.

МАРЬИН. Да так. Семейные сцены...

 

Заходят в морг. Идут по коридору.

 

ИВАН. Поссорились с женой?

МАРЬИН. Да ничего особенного... Все как всегда... Ты вот не женат еще, и слава богу. Такая вещь, с которой никогда не надо торопиться... Так что... Если твоя девочка с шарами будет тащить тебя в загс, не соглашайся, по крайней мере, сразу.

ИВАН. Нет уже никакой девочки с шарами.

МАРЬИН. А куда делась?

ИВАН. Ну куда-куда? Куда они все деваются?

МАРЬИН. Ну и правильно. Мужчины по своей природе существа полигамные, так что не надо себя ограничивать.

ИВАН. Да нет, я вообще-то расстроился, потому что хочется уже найти ту одну-единственную, а все никак не получается.

МАРЬИН. Подожди, ты что, хочешь вот сейчас уже всерьез и насовсем?

ИВАН. Ну пора, мне кажется, почему нет?

МАРЬИН. Тебе оно надо? Вот скажи мне, какая жена тебя вытерпит с такой работой?

ИВАН. Та, которая будет изначально к этому готова.

МАРЬИН. Даже если и будет готова, то это тебе только первое время будет сходить с рук. А потом тебя станут этим попрекать при каждом удобном случае.

ИВАН. Согласен, но я ведь только в начале пути. Потом надо стремиться к более равномерному течению жизни, стараться проводить больше времени друг с другом, иначе в этом нет никакого смысла.

МАРЬИН. Какие вы все, молодые… идеалисты!

ИВАН. Кто – все?

МАРЬИН. Не от тебя первого слышу это все.

ИВАН. Видите, значит, я прав!

МАРЬИН. Ладно, не переживай, найдем тебе кандидатуру, сам потом рад не будешь.

ИВАН. Я вот тут пока вас ждал, с медсестрой пытался познакомиться – не получилось.

МАРЬИН. Ты что, пытался познакомиться с девушкой в морге?

ИВАН. Получается, да.

МАРЬИН. Ну, в таком случае, положись на меня, мы прямо сейчас тебе подберем кого-нибудь. Тут их по полкам прилично навалено!

 

На каталках фигуры, накрытые простынями. Эксперт сидит за столом с сигаретой во рту, уткнувшись в ноутбук.

 

ЭКСПЕРТ. О, какие люди!

МАРЬИН. Ну, что тут у нас? Нам сообщили, что она опознана.

ЭКСПЕРТ. Да. (Передает бумаги.) Ляйсан Гарифуллина, 19 лет, уроженка Бижбуляка, здесь училась в университете. В день убийства ушла из общежития и не вернулась. Родители и соседки по комнате ничего толком не знают, может быть, у нее была с собой розовая сумочка со стразами, но сказать точно затрудняются. Они уже были у вас на допросе?

МАРЬИН. Нет еще. Причина смерти установлена?

ЭКСПЕРТ. Нет.

МАРЬИН. Нет?

ЭКСПЕРТ. Тут есть определенная загвоздка... Мы можем сказать по тому фрагменту, что есть у нас, что никаких признаков насилия не обнаружено, то есть ее не душили, не били, не топили, не травили и так далее. Естественно, если был выстрел в голову или удар по голове, то сейчас мы это установить не можем.

ИВАН. А как ее лишили головы?

ЭКСПЕРТ. Судя по всему, ее отпилили.

ИВАН. Отпилили?!

 

Эксперт подводит Марьина и Ивана к каталке, поднимает накидку, показывает.

ЭКСПЕРТ. Обратите внимание, какие ровные края! Пятый позвонок, вот, посмотрите, он очень интересно...

ИВАН. Хватит, достаточно. Спасибо.

МАРЬИН. Следы сопротивления? Изнасилование?

ЭКСПЕРТ. Нет, ничего не было. Есть незначительная доза алкоголя в крови.

МАРЬИН. По сути, ничего у нас нет.

ЭКСПЕРТ. Кое-что есть! Вот посмотрите сюда. Вот сюда, на запястья...

МАРЬИН. Какой-то рисунок... Вот еще один...

ЭКСПЕРТ. Это еще не все. (Включает ультрафиолетовую лампу.) Вот, видите?

ИВАН. Я знаю, что это. Это печати ночных клубов. Она была в эту ночь в нескольких ночных клубах.

МАРЬИН. Это уже хоть что-то! Ваня, ты когда в последний раз был в ночном клубе?..

 

Сцена 5

 

Квартира Марьина. Вечер. Аня в который раз рассматривает бумагу на бланке. Инна деловито возится с бутылкой шампанского.

 

АНЯ. Откроешь?

ИННА. Конечно!

 

Открывает шампанское.

 

ИННА. Оп! Рука мастера! (Иронично.) Научилась уже, все без мужиков да без мужиков.

АНЯ. Ты так говоришь, как будто мы только и делаем, что пьем.

ИННА. Не, а правда, а что ты Андрея-то не позвала?..

 

Аня молчит. Инна разливает шампанское по фужерам.

 

ИННА. Ну, за твою победу.

АНЯ. Это еще не победа. Меня всего лишь пригласили на предварительное отборочное прослушивание.

ИННА. Ну это тоже не “всего лишь”, не прибедняйся...

 

Молчат.

 

ИННА. А родителям сказала что-нибудь уже?

АНЯ. Я тебя умоляю! Им только скажи... что-нибудь... Опять начнется эта волынка: ой, ты хочешь бросить эконом, ой, ты сошла с ума, с жиру бесишься, и так далее... Мама и так все время в истерике. Съездила бы в отпуск куда-нибудь, я не знаю... В Турцию какую-нибудь! Чего ради загранпаспорт было делать? Так нет, сидит, боится оставить папу...

ИННА. Что он у вас, маленький, что ли?

АНЯ. Ага... Если бы... Этот – тоже. Ему скажешь, так он начнет читать нотации. Он и так меня извел уже всю, когда я как-то заикнулась, что хочу в театральный попробовать... В школе еще, в одиннадцатом классе... Усадил меня и давай два часа рассказывать, как такие девочки едут поступать в Москву, не поступают, “естественно”, как он сказал, и все поголовно становятся проститутками, а сутенеры отбирают у них паспорта, избивают и продают за границу.

ИННА (весело). Нормально!

 

Разливает шампанское.

 

АНЯ. Мне больше не надо, спасибо... Это ладно, он тогда специально записал “Жди меня” с телика. Там, короче, какая-то девка тоже откуда-то приехала и пропала. Ну и сидит ее отец в студии, а потом – раз! – и ее выводят. Нашли, в общем, как-то. И у нее прямо на лице написано, что на фиг ей не нужен никакой этот Урюпинск, что нормально ей в Москве, а ведущий этот – артист Кваша – протягивает так картинно ей билет и прямо как заклинание читает: “Домой, Даша! Даша, домой!..” Цирк просто самый настоящий!..

 

Инна смеется.

 

АНЯ. И он все это мне – мне! – с серьезным видом показывал, представляешь?.. Как будто все, у кого есть мечта, какие-то проститутки поголовно. Нет, конечно, надо идти на экономику, которую ты не любишь, просто потому, что так захотели родители, потому что там якобы когда-то где-то у тебя будут большие зарплаты, ты “удачно выйдешь замуж”. Матери тоже вечно придет что-нибудь в голову. Это не проституция, это в порядке вещей!

ИННА. Да хорош, не кипятись.

 

Звонит мобильник.

 

АНЯ. Андрей! Слушай, ответь ему, скажи что-нибудь...

ИННА. Что?!

АНЯ. Не знаю. Что я не могу подойти. Соври что-нибудь...

ИННА. Алло? Привет, это Инна... А она в ванной.

 

Аня показывает большой палец.

 

ИННА. Да, пошла в душ. Что? В пол одиннадцатого в “Луну”? Я даже не знаю...

 

Аня активно машет руками.

 

ИННА. Нет, вряд ли. Она, кажется, уже собралась спать ложиться... Да... Что-то у нее голова болит, кажется... Ага. Ну вот так. Не переживай. Я передам. Все, пока.

АНЯ. Отлично! Спасибо.

ИННА. Не за что. Обращайтесь...

АНЯ (со смехом). Что-то я совсем завралась, заразилась от папы, что ли...

ИННА. А что ты его посылаешь? Клевый парень...

АНЯ. Да ну ты брось.

ИННА. Нет, серьезно?

АНЯ. Да он какой-то… Ну ему же не пять лет, правильно? А у человека вообще никаких интересов в жизни! Только таскается по друзьям, то какие-то покатушки ночные, то еще что-нибудь. Зато столько радости всегда, когда какой-то там его чувак достал траву. И теперь можно посидеть с кальяном. И он мне полчаса рассказывает, как это было сложно, потому что сейчас все каналы закрыли, и прямо захлебывается от восторга, глаза горят... Мне это что, интересно? Это нормально вообще, нет?

ИННА. Ну я тоже пробовала траву, что такого-то?..

АНЯ. Ничего такого, но если кроме этого вообще поговорить не о чем... Ни о фильме, ни о книге, ни о музыке какой-нибудь, я не знаю... У него вообще никаких мыслей, по-моему. Ни о чем. Я его спросила один раз просто так, почему он не заведет ЖЖ. А он на меня смотрит ясными глазами и говорит: и о чем я там буду писать?.. И я такая тоже задумалась: действительно, о чем? Вчера сходил побухать туда, а сегодня сюда?

ИННА. А тебе, извини, кто нужен, доктор наук?

АНЯ. Да просто серьезный парень. Который занимается какими-то серьезными делами. У которого в голове какие-то идеалы, я не знаю. Ну вот даже отец мой, для примера, сутками пропадает на работе, ничего толком с этого не имеет, но это его призвание! Понимаешь? Пусть хотя бы таким будет. Это само по себе уже лучше, чем как Андрей просто по течению плыть.

ИННА. Чтобы хоть кого-то найти, надо хоть кого-то искать.

АНЯ. Может быть, он где-то рядом...

ИННА. Так как же это узнать, если ты сидишь дома, никуда не выходишь? “Она в душе”, “у нее голова болит”...

АНЯ. А что, ты думаешь, такого человека можно встретить в ночном клубе, что ли?! Не смеши меня...

ИННА. Ну а где? Может, уже начнем башмачок кидать за ворота? “Раз в крещенский вечерок девушки гадали...”

АНЯ. О, кстати, можно погадать.

 

Берет с полки первую попавшуюся книгу, раскрывает, тыкает пальцем.

 

АНЯ. “Кроме того, я был горд тем, что мне удалось не только овладеть методом Холмса, но и применить его на деле и заслужить этим похвалу моего друга”.

ИННА. Тебя сегодня прямо-таки тянет на правоохранительные органы!

АНЯ. В смысле?

ИННА. Ну то парня ищешь по примеру своего отца, то теперь вот это...

АНЯ. Иногда банан – это просто банан. О, вот, кстати, и еще одно напоминание о папе.

 

Достает из книги тысячерублевую купюру, машет ею.

 

АНЯ. Очередная заначка...

ИННА. Слушай, ты же все равно собралась ехать поступать, так что даже если и встретишь здесь кого-то, смысла в этом не будет.

АНЯ. Ну может, если я влюблюсь тут в кого-нибудь, то и ехать никуда не захочу? К тому же это всего лишь предварительное прослушивание.

ИННА. А если ты не поступишь, ты останешься в Москве?

АНЯ. Зачем, чтобы стать проституткой?

 

Хохочут.

 

ИННА. “Аня, домой! Домой, Аня!”

 

В коридоре шум.

 

АНЯ. Мама пришла, убери куда-нибудь!

 

Инна прячет бутылку. Веселая суета.

 

Сцена 6

 

Кабинет с некоторым количеством экранов. Полумрак. За окном темно. На экранах записи с камер наблюдения из ночных клубов, люди входят-выходят, пьют, танцуют, ссорятся, развлекаются. За столом сидит Марьин, устало смотрит на экраны. Заходит Иван с пакетами.

 

ИВАН. Ну что, что-нибудь было интересного?

МАРЬИН. Пока где-то в клубе. Отсюда не выходила. Периодически мелькает, но все, вроде, нормально.

 

Иван достает из пакетов еду.

 

МАРЬИН. Что это?

ИВАН. Шаурма.

МАРЬИН (удивленно). Шаурма? Ты ешь шаурму?

ИВАН. А что? По-моему, вкусно.

 

Начинает есть. Марьин смотрит на него с недоверием.

 

МАРЬИН. Ты хоть знаешь, из чего она сделана?

ИВАН. Это вот лаваш, овощи всякие…

МАРЬИН. А мясо?

ИВАН. Мясо! Это, я думаю, курятина.

МАРЬИН. Или котятина? А может, бомжатина?

 

Иван пытается что-то сказать, но у него не получается. Он жует шаурму и смеется одновременно.

 

ИВАН. А может… А может, убийца это шаур… шаур… как его?.. шаурмейкер?

МАРЬИН. А у тебя там вместо курятины голова Ляйсан?

ИВАН. Мозги ее, ага!

МАРЬИН. Фу! Как ты все еще это ешь?

ИВАН. Ха! Да я что угодно переварю!

МАРЬИН. Ладно, все, собрались!

 

Иван смотрит на экраны.

 

ИВАН. Сколько мы уже посмотрели?

МАРЬИН. Примерно половину.

ИВАН. И ничего интересного. Она просто ходит с бокалом в руке, не разговаривает ни с кем больше двух минут, пока никаких вариантов, что могло с ней случиться.

МАРЬИН. Ну ты больше в этом смыслишь, просто глядя на нее, что ты можешь сказать?

ИВАН. Да что сказать? Обычная понаехавшая бабища, папа продал полколхоза, чтобы отправить дочь учиться. А она насмотрелась гламурных сериалов по MTV, корчит из себя светскую львицу. А толку? Хоть ты что на себя напяль, все равно бабищей из Бижбуляка так и останешься.

МАРЬИН. И что с ними обычно происходит дальше? Не всем же головы отрезают?

ИВАН. Нет, не всем. Ну обычно курсу к третьему залетают от таких же понаехавших где-нибудь у себя в общаге, и никакой тебе сладкой жизни, ни клубов, ни гламура, а унылый быт с пеленками и скандалами.

МАРЬИН. А ты, я смотрю, специалист.

ИВАН. Чур меня!

МАРЬИН. Хм... Так кого же нам тогда искать? Кому она могла понадобиться?..

 

Иван показывает на стриптизершу на экране.

 

ИВАН. О! Я же ее знаю!

МАРЬИН. Знакомые стриптизерши?

ИВАН. Нет! Хотя теперь, получается, что да... Это ж Алинка, одногруппница моя. Ну-ка остановите, вот здесь, ее получше видно... Точно она!

МАРЬИН. Подожди, ты где учился? Факультет стриптиза?

ИВАН. На юрфаке, пять лет.

МАРЬИН. И она пять лет?

ИВАН. И она тоже пять лет, красный диплом даже.

МАРЬИН. Тогда что она здесь с голыми сиськами делает?

ИВАН (пожимает плечами). Работает.

МАРЬИН. Ночью с шестом, днем с пистолетом. Оборотень в погонах?

ИВАН. Да без погонов уже, да и вообще... без всего остального...

МАРЬИН. Не знаю, какой из нее юрист, но смотрится очень даже неплохо.

ИВАН. А я все пять лет на нее вообще внимания не обращал, думал, что она ботаник.

МАРЬИН. И много у вас таких... специалистов?

ИВАН. Не знаю, я с курса давно никого не видел.

МАРЬИН. Может, ты сам тоже пританцовываешь где по ночам?

ИВАН. Я?!

МАРЬИН. Ну не я же! Что ты делаешь в свободное от работы время?

ИВАН. Ничего такого, все как и все.

МАРЬИН. Слушай, так ты же сам не местный!

ИВАН. И что такого?

МАРЬИН. Ну как? Ты мне только что гневно изобличал бабищ, понаехавших из Бижбуляка, а ты сам-то откуда?

ИВАН. Это разные вещи! У меня не было ни богатых родителей, ни связей, я честно выиграл олимпиаду по обществознанию, поэтому меня взяли без экзаменов. Так что не надо нас сравнивать!

МАРЬИН. Ладно-ладно, уговорил, избранный... Оп, смотри, она уходит!

ИВАН. Так, гражданка Гарифуллина, дай нам уже какую-нибудь зацепку!

МАРЬИН. Уходит одна.

ИВАН. Ладно, здесь опять ничего, смотрим следующий клуб.

 

Иван меняет картинки на экранах.

 

МАРЬИН. Ты шаурму съел?

ИВАН. Съел.

МАРЬИН. И как?

ИВАН. Шаурма как шаурма. Никаких мозгов.

МАРЬИН. Ну ладно.

 

Начинает есть.

 

МАРЬИН. М, смотри, здесь тоже стриптиз!

ИВАН. Ну это нормально.

МАРЬИН. Ты смотри, может, еще одногруппниц найдешь.

ИВАН. Вы думаете, весь курс в стриптиз, что ли, ушел?

МАРЬИН. Почему нет? Им, наверное, платят раз в шесть больше, чем тебе.

ИВАН. Ну а что теперь? Что я должен сделать? Тоже на панель, что ли, пойти? Я не для этого пять лет учился!

МАРЬИН. В отличие от меня, ты еще молод. Меня уже вряд ли возьмут, а вот ты в самый раз!

ИВАН. Да бросьте, Алесей Петрович, вы вот лучше расскажите, как вы все эти годы на нашу зарплату живете?

МАРЬИН. Есть варианты, узнаешь со временем... Вот смотри, она пришла.

ИВАН. По-прежнему одна. Странно это как-то. Без подруг, без никого, приезжает уже в третий клуб за ночь. Что она пытается найти? Или кого?

МАРЬИН. Есть в ней все-таки что-то подозрительное. Вполне возможно, что убийца выбрал ее неспроста. Чем-то кому-то она насолила, была что-нибудь должна...

ИВАН. Можно просто убить, зачем отрезать голову?

МАРЬИН. Чтобы замести следы, навести на мысль о маньяке.

ИВАН. Был бы маньяк, наверняка остались бы какие-то следы и на теле, и там, где ее нашли. А может быть, кому-то понадобилась ее голова для опытов?

МАРЬИН. Фантастики насмотрелся?

ИВАН. Почему бы и нет?

МАРЬИН. Смотри на время, она до сих пор в клубе. Когда ее уже убивать будут?

ИВАН. Пошла на выход... Опять одна, может, таксист?

МАРЬИН. Так, а это кто выходит следом за ней?

ИВАН. Парень какой-то, похоже, просто случайность.

МАРЬИН. Подожди! Где-то я его уже видел. Ну-ка давай назад.

 

Иван начинает переключать картинки, отматывать запись.

 

МАРЬИН. Вот здесь, рядом с твоей стриптизершей... Вот он!

ИВАН. Он был с ней уже в двух клубах за ночь.

МАРЬИН. Давай к первому.

 

Иван перематывает.

 

МАРЬИН. Стоп!.. Еще чуть-чуть. Погоди. Ну-ка, покажись! Поворачивается... Да! Три из трех! Вуаля! У нас есть подозреваемый. Найди его крупно.

ИВАН. Брюнет, возраст двадцать – двадцать пять, спортивного телосложения, рост выше среднего, особые приметы отсутствуют.

МАРЬИН. Распечатай... Завтра снова придется поработать ночью.

 

Сцена 7

 

Танцпол ночного клуба. Громко играет музыка, сверкают огни, людская масса сливается в танце. Иван пробирается сквозь толпу к барной стойке. Окликает бармена.

 

ИВАН. Слушай, ищу одного знакомого, он бывает здесь периодически, не видел его?

 

Показывает фотографию.

 

БАРМЕН. Нет, не видел.

ИВАН. Он точно был здесь буквально на днях.

БАРМЕН. Здесь много кто бывает.

ИВАН. Слушай, будь другом, если он появится здесь в ближайшее время, позвони мне вот на этот номер.

 

Начинает писать на салфетке.

 

БАРМЕН. Я позвоню “02”.

 

Иван прерывается, но потом все-таки дописывает номер.

 

ИВАН. Ты позвони.

 

Иван отходит от барной стойки, озирается вокруг. На одном из подиумов танцует полуголая девушка, которая привлекает его внимание. Он подходит ближе и долго смотрит на нее. Она замечает его взгляд, но продолжает танцевать. Через несколько минут танец заканчивается, девушка спускается с подиума, уходя куда-то за кулисы, и взглядом зовет Ивана за собой. Иван двигается за ней и упирается в охранника.

 

АЛИНА. Пропусти его, он со мной.

 

Охранник отступает, и Иван идет за девушкой по коридору, по которому снуют полуголые девицы. Вдвоем они доходят до гримерки.

 

ИВАН. Весело тут у вас.

АЛИНА. Что ты здесь делаешь?

ИВАН. Просто зашел, что делают все остальные люди вокруг?

АЛИНА. Ты мешаешь мне работать!

ИВАН. Это и есть твоя работа?

АЛИНА. А что не так? Тебе какое дело? Ты пришел мне сюда нотации читать?

ИВАН. У тебя же красный диплом юрфака!

АЛИНА. Это что, клеймо на всю жизнь?

ИВАН. Куча людей стремится получить это образование, но у них ничего не получается, а ты этого добилась и занимаешься...

АЛИНА. Чем? Занимаюсь чем?.. Я делаю то, что мне нравится, и получаю за это достойные деньги. Ты сам кто такой, чтобы меня учить? Чего ты добился?

ИВАН. Я... Ну... У меня свой бизнес.

АЛИНА. Какой же?

ИВАН. Я занимаюсь частным сыском.

АЛИНА. Я частных сыщиков только в кино видела.

ИВАН. Считай, что теперь и в жизни.

АЛИНА. И как? Успешно?

ИВАН. Вполне, не жалуюсь.

АЛИНА. Мне кажется, ты врешь.

ИВАН. Зачем мне это надо?

АЛИНА. Не знаю, врешь и все. Чтобы казаться крутым. У меня больше нет времени на разговоры с тобой.

Алина уходит. Иван обращает внимание на девушек, сидящих в той же комнате перед зеркалами.

 

ИВАН (несколько робея). Кхм, извините, я ищу своего друга, он здесь часто бывает. Никто не видел его в последнее время?

 

Девушки отрицательно качают головами.

 

ИВАН. Ну хорошо, спасибо.

 

Выходит обратно на танцпол. Сделав круг по клубу, снова подходит к барной стойке.

БАРМЕН (глядя на него). Я же сказал, что не знаю, кто это.

ИВАН. Да нет... Слушай, а налей мне водки.

 

Бармен наливает рюмку.

 

БАРМЕН. Еще что-нибудь?

ИВАН. Пока все.

 

К стойке подходит Лера.

 

ЛЕРА. Вы кого-то ждете?

ИВАН. Да нет...

ЛЕРА. Здесь просто единственное свободное место...

ИВАН. Садитесь, конечно, никаких проблем!

 

Поднимает рюмку.

 

ЛЕРА. Пьете в одиночестве?

ИВАН. Хотите присоединиться?

ЛЕРА. Почему бы и нет?

ИВАН. Бармен, еще водки!

 

Бармен наливает еще одну рюмку.

 

ИВАН. Ну, за встречу!

 

Чокаются, пьют.

 

ЛЕРА. Тебя как зовут?

ИВАН. Иван.

ЛЕРА. Ваня! Пойдем потанцуем!

 

Увлекает его за собой на танцпол, танцуют.

 

ЛЕРА. Хочешь меня?

ИВАН. Что?!

ЛЕРА. Хочешь меня?

ИВАН. В смысле?

ЛЕРА. В прямом! Хочешь сексом со мной заняться?

ИВАН. Да я...

ЛЕРА. Пойдем.

 

Лера утаскивает Ивана за руку в туалет.

 

ИВАН. Подожди, что ты делаешь?

 

Лера заходит с Иваном в кабинку и закрывает дверь. Толкает на унитаз, расстегивает штаны и делает минет. Потом встает и уходит. Иван ошарашено смотрит ей вслед.

 

ИВАН. Стой, подожди!

 

Бросается вслед, хватает ее за руку.

 

ИВАН. Ты кто?

ЛЕРА. Какая тебе разница?

ИВАН. Что это было вообще?

ЛЕРА. Где было?

ИВАН. Да как – где?! Вот сейчас, в туалете, что это было?

ЛЕРА. Ой, ничего не было, забей.

ИВАН. Я… я просто подумал… ну, что мы друг другу понравились.

ЛЕРА. Нет, извини.

 

Собирается уходить.

 

ИВАН. Может, мы как-нибудь все-таки… ну, там… Слушай, а ты не знаешь этого парня?

 

Достает фотографию.

 

ЛЕРА. Конечно, это ж Алекс.

ИВАН. Кто?

ЛЕРА. Алекс!

ИВАН. Кто это?

ЛЕРА. Да просто чувак из тусовки, говорит всем, что промоутер, но на самом деле так – мажор, ничего особенного.

ИВАН. Как его найти, не знаешь?

ЛЕРА. Попробуй в “Голден” съездить, там сегодня вечеринка с Тиесто, он такое не пропустит.

ИВАН. А что за тесто?

ЛЕРА. Тиесто! Вообще не шаришь, что ли?

ИВАН. А! Ну я не расслышал просто, да-да, я в курсе, конечно...

ЛЕРА. Ну все, мне пора, чао!

ИВАН. Пока...

 

 

Сцена 8

 

Утро. Квартира Ивана. Звонит телефон. Иван с трудом пытается выбраться из-под одеяла, шарит в поисках телефона. Находит.

 

ИВАН. Алло?.. Не успел…

 

Иван кладет телефон и какое-то время просто сидит, держась за голову. Потом встает, идет на кухню, достает пакет сока из холодильника, долго и жадно пьет. Снова звонит телефон.

 

ИВАН. Алло...

МАРЬИН. Ты где, мать твою?!

ИВАН. А... Алексей Петрович! Я это... Я тут приболел немного…

МАРЬИН. Что значит – приболел?! Я тебе все утро звоню! Ты где вчера был?

ИВАН. В общем, смотрите, парня этого, ну, подозреваемого, опознали, его зовут Алекс, он что-то типа промоутера, сказали, что он должен быть в клубе “Голден”, я поехал туда, но там найти его не сумел. Но удалось выяснить, где он должен быть сегодня ночью, так что, возможно, на этот раз получится его найти.

МАРЬИН. Значит, так. Подозреваемого зовут Алексей Гордеев, проживает по адресу: Революционная 13 – 69. Так что поднимай свою жопу, я сейчас за тобой заеду.

ИВАН. Хорошо…

 

Иван мучительно потирает виски и заходит в ванную. Одевается, выходит из дома.

 

Марьин и Иван на заднем сиденье “Волги”.

 

МАРЬИН. Ты напился вчера?

ИВАН. Да нет, просто поздно лег, мало спал...

МАРЬИН. От тебя же перегаром несет!

ИВАН. Ну это просто... так вышло, в общем.

МАРЬИН. Ты дурак, что ли?!

ИВАН. Да что такого-то? Ну бывает…

МАРЬИН. Не бывает! Ты зачем во все эти клубы поперся? Бухать? Баб снимать? Поймаем убийцу, делай, что хочешь! Я один на себе это все должен тащить? Мне это больше всех, что ли, надо?!

ИВАН. Ну извините! Извините! Да, был не прав, но что теперь-то? Мне пойти убить себя? От всего, что вы мне говорите, никому легче не станет! Я извинился уже! Давайте теперь закроем эту тему и вернемся к нашему Алексу, или как его там?

МАРЬИН. Алексей Гордеев, золотая молодежь, мать – главный бухгалтер на металлургическом комбинате, у отца сеть автосалонов в городе. Сам никогда нигде не учился и не работал, прожигает жизнь, проще говоря.

ИВАН. А как вы все это узнали?

МАРЬИН. А я работал! Работал, а не по клубам шлялся.

ИВАН. Да что ж такое? Опять началось... Еще что-нибудь?

МАРЬИН. Ничего, не судим, не привлекался.

ИВАН. Наркотики, там, какие-нибудь? Хранение, продажа?..

МАРЬИН. Ничего нет. И при таких родителях это не очень удивительно, если что и было, то вопросы, я думаю, решались быстро и за закрытыми дверями.

ИВАН. Ну от убийства просто так не отвертишься!

МАРЬИН. Как знать? Может, и отвертишься…

ИВАН. А в чем тогда смысл? Зачем тогда это все?

МАРЬИН. Наше дело его поймать, посадят его или нет, нас с тобой уже не очень касается.

ИВАН. Как-то это все неправильно...

МАРЬИН. Приехали, вот здесь направо во двор...

 

Сцена 9

 

Квартира Алекса. Раздается звонок. Алекс в шелковом халате открывает дверь.

 

АЛЕКС. Здравствуйте...

МАРЬИН. Добрый день! Милиция! Гражданин Гордеев?

АЛЕКС. Да, это я...

МАРЬИН. Разрешите задать вам несколько вопросов?

АЛЕКС. Конечно, проходите…

 

Заходят в квартиру. Откуда-то из дальней комнаты раздается мужской голос.

 

ЭМИЛЬ. Алекс, кто там?

АЛЕКС. Это ко мне, все нормально!

ИВАН. Кто это?

АЛЕКС. Это Эмиль, мой друг.

МАРЬИН. Вам знакома Ляйсан Гарифуллина?

АЛЕКС. Так... дайте подумать... Как говорите, Ляйсан?..

ИВАН. Гарифуллина!

АЛЕКС. М... А это не такая длинноногая блондинка из “Модных лиц”?

МАРЬИН. Откуда?

АЛЕКС. Ну “Модные лица”! Модельное агентство!

ИВАН. Насколько нам известно, она не состояла в этом агентстве.

МАРЬИН (достает фотографию). Может быть, это освежит вашу память?

АЛЕКС. У, нет! Нет, я с ней точно не знаком.

МАРЬИН. Вас видели вместе, причем совсем недавно.

АЛЕКС. Не может быть, она совсем не в моем вкусе!

ИВАН. Тем не менее, у нас есть доказательства того, что вы провели вместе практически целую ночь!

АЛЕКС (в ужасе). Нет-нет, вы что-то путаете! Ну посмотрите на нее! Это же какая-то лохушка! Я известный промоутер! Я бы просто не опустился до такого! Голова, вон, у нее какая-то непропорциональная! Это невозможно! И... И в чем вообще вы меня обвиняете?

МАРЬИН. Что вы делали в ночь с восемнадцатого на девятнадцатое?

АЛЕКС. Уф... Тут каждую ночь то одно, то другое, всего и не упомнишь!

 

В комнате появляется Эмиль, одетый в шелковый халат.

 

ЭМИЛЬ. Алекс! В этот день, вернее, в эту ночь, мы праздновали мой день рождения!

АЛЕКС. Конечно! Как я мог забыть! Извини... Восемнадцатого! Все правильно! Ну вот, вот, пожалуйста, мы праздновали день рождения Эмиля!

МАРЬИН. Где вы его праздновали?

АЛЕКС. В клубе! В клубе “VIP Paradise”!

МАРЬИН. По нашим данным, в эту ночь вы действительно были сразу в нескольких клубах.

АЛЕКС. Я каждую ночь объезжаю четыре-пять клубов, так что это совершенно нормально.

ИВАН. С какой целью?

АЛЕКС. Я известный промоутер! Во всех самых лучших клубах города выступают мои артисты, ди-джеи, балет...

МАРЬИН. Балет?

АЛЕКС. Конечно! Шоу-балет “Trinity” знаете? Это вот тоже мои клиенты... Так что постоянно приходится бывать во всех заведениях, следить, чтобы выполнялся райдер, чтобы никого не обманули – в шоу-бизнесе очень суровые законы, знаете ли…

МАРЬИН. Хорошо, кто-то может подтвердить, что вы действительно были в этом вашем вип-клубе?

ЭМИЛЬ. Я могу!

МАРЬИН. А еще?

АЛЕКС. Конечно! Там была вся тусовка! Куча народа, все нас прекрасно видели.

МАРЬИН. Понятно. Ну что ж, спасибо, извините за беспокойство, вопросов к вам больше нет.

АЛЕКС. Так что же все-таки случилось с этой... Ляйсан?

ИВАН. В ту ночь ее нашли мертвой.

ЭМИЛЬ. Какой кошмар!

МАРЬИН. В общем, будьте внимательны, всего доброго.

 

Следователи выходят из квартиры, но Алекс останавливает Ивана.

 

АЛЕКС. Извините, запамятовал, как вас зовут...

ИВАН. Иван.

АЛЕКС. Иван, очень приятно. Вы не сочтите за оскорбление, но мне вот пришла в голову одна мысль, она совершенно не касается этой девушки и всего, о чем вы сейчас спрашивали...

ИВАН. Ну говорите!

АЛЕКС. Понимаете, я известный промоутер...

ИВАН. Это я уже слышал.

АЛЕКС. Так вот, клубы заинтересованы не только в том, чтобы у них выступали звезды, но и чтобы на эти выступления приходили красивые люди.

ИВАН. Как это?

АЛЕКС. Вы видели когда-нибудь в журналах, обычно на последних страницах, фотографии с вечеринок?

ИВАН. Видел.

АЛЕКС. Все клубы хотят, чтобы на этих фотографиях были не вот такие Ляйсан, а молодые привлекательные парни и девушки, чтобы это создавало клубу хороший, положительный имидж. И это желание настолько велико, что клубы готовы платить деньги привлекательным парням и девушкам за то, чтобы они приходили, тусовались, танцевали, попадали в кадр фотографам...

ИВАН. Профессиональные тусовщики?

АЛЕКС. Можно сказать и так.

ИВАН. И что? Хорошо платят?

АЛЕКС. За такого рода работу – более чем. Многие бы хотели оказаться на месте этих людей.

ИВАН. Я понял, только зачем вы мне это рассказываете?

АЛЕКС. Я просто подумал, что, может быть, вам тоже пришлось бы по душе такое занятие?

ИВАН. Мне?!

АЛЕКС. Я понимаю, что это с трудом соотносится с вашей основной работой, но вы молоды, хорошо сложены, производите приятное впечатление, так что, почему бы немного не заработать в свободное время?

ИВАН. Спасибо, я подумаю на досуге над этим предложением.

АЛЕКС. Подумайте, и если что – звоните.

 

Протягивает золотистую визитку.

 

ИВАН. Всего хорошего.

Сцена 10

 

Кабинет в отделении. Иван и Марьин сидят за столом.

 

ИВАН. Ну и что вы об этом думаете?

МАРЬИН. Я думаю, какого черта на меня все это свалилось на старости лет?

ИВАН. Это не совсем то, что я хотел бы услышать.

МАРЬИН. А что ты хотел бы услышать?

ИВАН. Ну что вы думаете об Алексе? Ему можно верить?

МАРЬИН. Я не вижу причин, зачем бы он мог нам врать.

ИВАН. То есть как? Если он в этом замешан...

МАРЬИН. Да не замешан. Это просто какой-то гламурный педик, что само по себе преступлением не является.

ИВАН. Он наша единственная зацепка, больше ничего нет.

МАРЬИН. Это и есть самое ужасное...

ИВАН. Что же нам делать тогда?

МАРЬИН. Думать, думать... Мы не замечаем чего-то самого очевидного, за деревьями не видим леса. Так бывает, то есть происшествие крайне странное, но на самом деле оно должно быть простым.

ИВАН. Странным и простым? Я пока ничего простого не увидел.

МАРЬИН. В том и суть, оно должно быть настолько простым, что это сбивает с толку.

ИВАН. Я не очень понимаю.

МАРЬИН. Может быть, тайна слишком ясна и слишком очевидна?.. Ты в детстве не играл в загадки по географической карте?

ИВАН. Это как?

МАРЬИН. Ну, например, я загадываю тебе название, а ты должен его найти.

ИВАН. Нет, не играл.

МАРЬИН. Представь, что мы играем. Как бы ты загадывал задания для меня?

ИВАН. Ну допустим, что-нибудь помельче, позаковырестее из Африки какой-нибудь.

МАРЬИН. Вот! Это типично для новичка и его хода мыслей. Поэтому мою загадку ты будешь искать там же, в Африке, думая, что это маленькая деревушка, но я загадаю тебе что-нибудь большое, что-нибудь, написанное крупными буквами от края до края. Эти названия, как и вывески или объявления слишком большого шрифта, ускользают из внимания, так как видны слишком ясно.

ИВАН. Хорошо! Давайте еще раз переберем все, что у нас есть, включая самое очевидное. Итак, у нее нет головы, но голова отрезана пилой, значит, к этому моменту она уже была мертва.

МАРЬИН. Необязательно! Это мог быть удар чем-то типа сабли, или, например, обычного деревенского серпа. Один хороший удар сильной натренированной, явно не Гордеева, руки...

ИВАН. Уж не хотите ли вы сказать, что Ляйсан убила сама смерть с косой?

МАРЬИН. Не смерть, но вполне, возможно, что и косой, хотя серпом в этом смысле удобнее, он меньше.

ИВАН. Сколько там домов в частном секторе? Вполне возможно, что у кого-то действительно есть серп.

МАРЬИН. Это иголка в стоге сена. К тому же, на ее обуви практически не было грязи, что в такую погоду было бы невозможно, если бы она в эту деревню пришла сама.

ИВАН. Значит, убили ее где-то в другом месте, а труп туда просто привезли.

МАРЬИН. Верно. Где она могла быть? Куда она направилась, выйдя из клуба?

ИВАН. И что она сделала такого, что заставило убийцу отправить ее на тот свет?

МАРЬИН. Боюсь, что ничего. Он сделал это, чтобы забрать ее голову, но я сомневаюсь, что в этой голове было что-то примечательное. Он сделал это, потому что он убийца-маньяк! И это лишь первая его жертва.

ИВАН. Так что же, нам ждать следующую, чтобы хоть что-то прояснилось?

МАРЬИН. Я не знаю, что еще мы можем сделать...

ИВАН. Да все, что угодно! Нет ничего хуже, чем просто сидеть и ждать! Надо пробовать абсолютно любые, пусть даже и фантастические методы!

МАРЬИН. Например?

ИВАН. Например?.. Например... да вот хотя бы так! (Берет книгу с полки.) Называйте страницу и номер строки!

МАРЬИН. Ты с ума сошел?

ИВАН. Мы ведь ничего не потеряем, правильно? Хуже, чем есть, ведь уже не станет.

МАРЬИН. Не таким же способом!

ИВАН. Называйте!..

МАРЬИН. 63-я страница, 7-я строчка сверху...

ИВАН. Сейчас... Тут длинное предложение, я его целиком прочитаю... “Таким образом, я, с позволения ваших превосходительств, подробно изложил некоторые – хотя далеко не все – соображения, которые легли в основу моего плана путешествия на Луну”.

МАРЬИН (громко рассмеявшись). Ну и что? Это тебе как-то помогло?

ИВАН. Возможно, да...

МАРЬИН. Что? Как? Не хочешь ли ты сказать, что бедную Ляйсан убили инопланетяне, спустившиеся с Луны?

ИВАН. Нет, Алексей Петрович, “Луна” – это ведь клуб...

МАРЬИН. В каком смысле?

ИВАН. В прямом! “Луна” – это название ночного клуба, есть такое заведение в городе.

МАРЬИН. Но в ту ночь ее не было в “Луне”.

ИВАН. Да, но, возможно, она как раз туда и направлялась. То есть вышла из очередного клуба, поехала в “Луну”, но почему-то не доехала.

МАРЬИН. Как она перемещалась по городу? Она звонила в такси?

ИВАН. Нет, судя по распечатке ее телефонных звонков, – нет.

МАРЬИН. Значит, она ловила машину прямо на выходе из клуба. Надо поговорить с таксистами, которые там дежурят, может, из них кто-то что-то видел. Шанс невелик, но, действительно, это лучше, чем просто сидеть сложа руки.

ИВАН. Может быть, заодно наведаться в “Луну”?

МАРЬИН. Зачем?

ИВАН. Просто осмотреться, понять, что к чему, вдруг что-то там выяснится?

МАРЬИН. Так... Да тебе просто это нравится!

ИВАН. Что?

МАРЬИН. Ходить по клубам – вот что! В первую очередь, тебе хочется в клуб, а дело уже на втором плане!

ИВАН. Ничего подобного! Мы должны попробовать все варианты!

МАРЬИН. Какие варианты? У тебя этот клуб всплыл из-за дурацкого гадания по первой попавшейся книжке!

ИВАН. Но, согласитесь, что получившаяся версия не лишена смысла!

МАРЬИН. Ай, надоел! Делай, что хочешь!

ИВАН. Хорошо! Я тогда завтра обо всем доложу.

МАРЬИН. Только я тебя прошу, Иван, не теряй головы, ладно? Ты там не ради собственного удовольствия. Я не собираюсь теперь каждое утро насильно поднимать тебя из постели. Если Ляйсан на самом деле ехала в “Луну”, то было бы неплохо, чтобы ты выяснил, зачем и почему.

ИВАН. Будет исполнено, Алексей Петрович, не сомневайтесь!

 

Сцена 11

 

Ночь. Клуб “Луна”. Самый обычный ночной клуб. Иван пробивается к барной стойке.

 

ИВАН. Бармен!

БАРМЕН. Я вас слушаю.

ИВАН (достает фотографию). Вы случайно не видели здесь когда-нибудь эту девушку?

БАРМЕН. Не помню.

ИВАН. Нет? Ну ладно, тогда налейте виски с колой!

 

Бармен приносит напиток. Иван делает глоток и озирается по сторонам. Замечает стоящую у стены Аню. Аня делает вид, что набирает смс, а сама поглядывает на столик, за которым гуляет молодежная компания, и Андрей что-то говорит Инне, та смеется.

 

ИВАН. Привет!

АНЯ. Добрый вечер.

ИВАН. Мне кажется, мы с вами где-то встречались?

АНЯ. Это вряд ли.

ИВАН. Меня Иван зовут!

АНЯ. Очень рада за вас.

ИВАН. Не-не, вы не подумайте, что я какой-то очередной тип, который пытается склеить девушку в клубе, у меня очень хорошая память на лица. Я точно вам говорю, что я вас где-то видел, но почему-то не могу вспомнить, где и когда.

АНЯ. Ничем не могу помочь.

ИВАН. Ну а я не кажусь вам знакомым, нет?

АНЯ. Нет.

ИВАН. Это, знаете, как вот песня какая-то засела в голове, но не можешь вспомнить, что это, где ты ее слышал? И ходишь мучаешься так.

АНЯ. Я пойду, пожалуй.

ИВАН. Подождите, ну давайте выпьем чего-нибудь, поболтаем, я уверен, что вспомню. И вы, может быть, тоже.

АНЯ. Я как-нибудь обойдусь!

 

Уходит.

 

ИВАН. Бармен! Повторите! Эй, красотка, давай познакомимся!

КРАСОТКА. Отвали, придурок!

ИВАН. Да что ж такое?..

 

Достает бумажник, считает деньги. С удивлением достает золотистую визитку, недоуменно разглядывает, потом вспоминает. Недолго думает. Набирает номер с визитки на мобильном.

 

ИВАН. Алло! Алло, это Алексей? Алекс, здравствуйте. Это Иван. Вы меня не помните... Это Иван! Алло! Здесь очень плохо слышно! Я сейчас перезвоню.

Встает. По пути замечает, как возле одного из столиков Лера начинает ссориться с парнем. Отчаянно жестикулируя, оба громко орут друг на друга, пытаясь перекричать музыку. Лера не выдерживает и толкает парня в грудь, тот в ответ с размаху бьет ее по лицу. Лера падает прямо перед Иваном. Иван не раздумывая кидается на парня с кулаками. К драке присоединяются еще несколько человек. Сквозь танцпол к эпицентру событий пробираются дюжие охранники. Музыка продолжает поражать децибелами, ди-джей заводит очередной хит, сотня тел, визжа от восторга, продолжает извиваться в танце...

 

У входа в клуб “Луна”. Немного помятый Иван то ли опирается на Леру, то ли обнимает ее.

 

ЛЕРА. Тебя как зовут хоть?

ИВАН. Ты не помнишь?

ЛЕРА. А должна?

ИВАН. Ну... мы вчера с тобой выпивали, а потом пошли в туалет и... там... ну...

ЛЕРА. Что?

ИВАН. Ты не помнишь?

ЛЕРА (помолчав). Помню.

ИВАН. Ваня.

ЛЕРА. Лера.

ИВАН. Ну и... что это было?

ЛЕРА. Да мудак он! Шел бы на хер! Не хочу его больше ни видеть, ни слышать!

ИВАН. Нет, я про вчера.

ЛЕРА. А что вчера?

ИВАН. Ну прекрати уже! Что вчера?! Мы выпили с тобой у барной стойки, уже через десять минут ты сделала мне лучший минет в моей жизни, а потом просто ушла! Как я должен это все понимать?! Я даже не успел спросить твоего имени!

ЛЕРА. Я просто немного перебрала.

ИВАН. И все?

ЛЕРА. Что еще?

ИВАН. Для тебя это нормально?

ЛЕРА. Нет.

ИВАН. Хорошо, забудь... (После паузы.) Что будем делать?

ЛЕРА. Не знаю, в таком виде уже никуда не пустят.

ИВАН. Может, выпьем чего-нибудь?

ЛЕРА. Давай.

 

Сцена 12

 

Детская площадка в одном из городских дворов. Свет одинокого фонаря. Иван сидит на скамейке, Лера стоит рядом. На скамейке постепенно пустеет бутылка коньяка.

 

ЛЕРА. Так, значит, ты мент?

ИВАН. Не совсем, я... частный сыщик.

ЛЕРА. О! И что же ты сейчас расследуешь?

ИВАН. Есть одно дело, но я не уверен, что имею право о нем рассказывать...

ЛЕРА. Да ладно, ничего не изменится, если я узнаю.

ИВАН. Хорошо, но это реально секретная информация! Обещай, что ты будешь нема как рыба?

ЛЕРА. Уже!

ИВАН. В общем, тут на днях нашли одну мертвую девушку без головы. Известно, что в ночь убийства она была в нескольких ночных клубах, мы думаем... ну, то есть, я думаю, что она ехала как раз сюда в “Луну”, но где-то по дороге встретилась с убийцей, не просто с убийцей, с маньяком, который убил ее и отрезал голову.

ЛЕРА. Ого! А есть приметы этого маньяка?

ИВАН. Это... мужчина. Мужчина физически сильный... Ну и... пока все на этом.

ЛЕРА. Значит, пока вы, то есть, ты даже не знаешь, кого искать.

ИВАН. Я работаю над этим!

ЛЕРА. А с чего ты взял, что убийца обязательно мужчина?

ИВАН. Потому что убийца – маньяк, а в истории криминалистики буквально пара случаев, когда серийным убийцей оказывалась женщина. Например, была в Румынии одна гадалка, которая человек двадцать замочила, но в основном это мужчины, у которых были проблемы в период полового созревания.

ЛЕРА. Но женщину же в любом случае нельзя исключать, возможно, у нее был повод?

ИВАН. Две молодые девушки поссорились, и одна другой отрубила голову?

ЛЕРА. Вот все мужчины уверены, что девки дерутся обязательно в нижнем белье и в каком-нибудь желе, или на крайний случай подушками!

ИВАН. А потом еще часа два обязательно мирятся!

ЛЕРА. Но на самом деле это вообще не так. Девки дерутся очень страшно, просто берут и сразу кулаком по ебалу! Десять человек – стенка на стенку. Или там втроем кого-нибудь подкараулят, свалят на землю, а дальше уже одна на волосы наступит – держит, а двое каблуками топчут.

ИВАН. Ты все это видела?

ЛЕРА. Я в такой школе училась, там девки всем рулили.

ИВАН. А зачем им было драться между собой?

ЛЕРА. Да из-за мужиков всегда! Один раз только, помню, чтобы из-за сфер влияния подрались, одна рулила своим классом, другая своим...

ИВАН. У каждой свой класс, что им делить?

ЛЕРА. Понимаешь, было круто рулить всей параллелью, ну и вот все, как полагается, забили стрелу, встретились...

ИВАН. Ну это не совсем тот случай, они же при этом не убивали никого насмерть и не заметали потом следы так, что невозможно было найти ни одной улики.

ЛЕРА. Ты у нас детектив, ты и думай, а я просто говорю, как это бывает.

ИВАН. Слушай, хорошо сидим, конечно, но все-таки не май-месяц, а у меня там дома целая бутылка чинзано лежит...

ЛЕРА. Едем!

 

Сцена 13

 

Раннее утро. Моросит дождь. Овраг на окраине города. Марьин пробирается к месту, вокруг которого стоят люди в форме. При виде Марьина коллеги расступаются, пропуская его вперед.

 

МАРЬИН. Это он?..

МОРГУНОВ. Да, при нем было удостоверение, и паспорт, Лужин Иван Александрович, 1984-го года рождения...

МАРЬИН. Не продолжайте!

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Значит так, Петрович, нам всем сейчас нелегко, но поверь мне, мы сделаем все, что можем.

МАРЬИН. То есть?..

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. То есть, учитывая все обстоятельства, возраст твой, опять же, я тебя освобождаю от этого дела. Ты ведь так не хотел этим всем заниматься.

МАРЬИН. Но теперь все стало совсем по-другому!

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Вот именно! Все стало гораздо серьезнее! Убили сотрудника правоохранительных органов! Отрезали голову!!! Это тебе уже не... Тут тебе не там!.. Эмоции лишние здесь не нужны, накажем по всей строгости!

МАРЬИН. Так что мне теперь делать?

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Ты давай мне подробный отчет о всех ваших оперативно-разыскных предоставь в письменном виде, а потом поезжай домой, отдохни. Мы уж тут разберемся.

МАРЬИН. Есть. А…

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Что?

МАРЬИН. Какие-нибудь улики, следы? Что-нибудь нашли?

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Ищем!

МАРЬИН. Опять ничего?

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Как это ничего?! Как это ничего?! Ничего без ничего не бывает, понимаешь! Так что ты давай не сей тут в рядах – отчет к обеду, чтоб на столе у меня лежал!

МАРЬИН. Слушаюсь. Разрешите идти?

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Разрешаю. И без тебя тут то одно, то другое, то боевики, то власть меняется…

 

Марьин уходит.

 

МОРГУНОВ. Аллаяров! Ибатуллин! Идите сюда!

 

Аллаяров и Ибатуллин чуть ли не наперегонки бегут к Моргунову.

 

МОРГУНОВ. Значит, смотрите. Вот это все сейчас отсюда увезут, а вы вдвоем останетесь…

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Что это?

МОРГУНОВ. Так, Аллаяров! Что это у тебя за пятно на форме?

АЛЛАЯРОВ. Что?

МОРГУНОВ. Что за пятно на форме у тебя?

АЛЛАЯРОВ. Что?

МОРГУНОВ. Это я тебя спрашиваю: что?!

ИБАТУЛЛИН. Так это, он кетчуп вчера еще на себя пролил.

АЛЛАЯРОВ. Заткнись!

МОРГУНОВ. А ты, Ибатуллин, сам-то! Заправься нормально! Почему небрит? Что за внешний вид вообще у обоих?! По вам судят обо всей милиции! А вы тут стоите две размазни!

ИБАТУЛЛИН. Извините…

МОРГУНОВ. Ладно, не до этого сейчас... Останетесь здесь, глаза особо не мозольте, присматривайте за оврагом. Что-то подозрительное обнаружите, немедленно сигнальте. Все понятно?

АЛЛАЯРОВ. Да.

МОРГУНОВ. Выполняйте!

АЛЛАЯРОВ и ИБАТУЛЛИН (хором). Есть!

 

Моргунов и подполковник Розин уходят.

 

АЛЛАЯРОВ. Ты не мог промолчать?! Что ты вылез? Идиот!

ИБАТУЛЛИН. Сам идиот.

АЛЛАЯРОВ. Ты учти, в полицию таких идиотов не возьмут!

ИБАТУЛЛИН. Чего?

АЛЛАЯРОВ. Ты не в курсе, что ли?

ИБАТУЛЛИН. Чего не в курсе?

АЛЛАЯРОВ. В полицию же нас будут переименовывать!

ИБАТУЛЛИН. Зачем?

АЛЛАЯРОВ. Ну как?.. Чтобы лучше боролись с этими... всякими там...

ИБАТУЛЛИН. С кем?

АЛЛАЯРОВ. С террористами!

 

Ибатуллин бледнеет.

 

АЛЛАЯРОВ. И прочими криминальными элементами.

ИБАТУЛЛИН. Так тебя тоже в полицию не возьмут.

АЛЛАЯРОВ. Почему это?

ИБАТУЛЛИН. Ты взятки берешь!

АЛЛАЯРОВ. А ты!.. Как достал ты меня уже! Идиот!

 

Аллаяров разворачивается и идет по оврагу. Ибатуллин стоит на месте и смотрит ему вслед. Потом, спохватившись, пускается вдогонку.

 

Сцена 14

 

Городское бистро. За столиком сидит Марьин. Перед ним бутылка водки, какая-то закуска. Марьин много курит и немигающим взглядом смотрит куда-то вдаль. Звонит телефон.

 

МАРЬИН. Алло?..

МАШЕНЬКА. Алексей Петрович, это Маша из деканата...

МАРЬИН. Да, Машенька, здравствуйте…

МАШЕНЬКА. Алексей Петрович, а вы где?

МАРЬИН. Я? Ну я в центре, если вас интересует.

МАШЕНЬКА. Каком центре, Алексей Петрович?

МАРЬИН. Городском, Машенька, центре. В ресторане я сижу.

МАШЕНЬКА. Алексей Петрович! Так вы что же? Забыли?!

МАРЬИН. О чем?

МАШЕНЬКА. Так у вас же лекция по расписанию десять минут назад должна была начаться, студенты ждут!

МАРЬИН. Ах да! Я совсем забыл, какой сегодня день...

МАШЕНЬКА. Так что же теперь делать?

МАРЬИН. Да вы отпустите их с миром, Машенька, они только рады будут, я потом догоню все. Что-то у меня совершенно из головы вылетело...

МАШЕНЬКА. Как скажете, Алексей Петрович, до свидания!..

 

Марьин пытается вернуться в медитативное состояние, но его внимание привлекают Андрей и Аня, сидящие за столом в углу того же заведения. Марьин, опрокинув очередную рюмку, поднимается и идет к ним.

 

МАРЬИН. Так вот чем ты занимаешься, безголовая?!

АНДРЕЙ (вскакивая из-за стола и хватая Марьина). Что ты сказал?!

АНЯ. Прекратите! Отпусти его!

МАРЬИН. Я и не держу!

АНЯ. Я не тебе, дурень!

МАРЬИН. Как ты разговариваешь с отцом?!

АНДРЕЙ. С кем?

МАРЬИН. Да, молодой человек, представьте себе!

АНДРЕЙ. Кхм... А я Андрей...

МАРЬИН. Сходи погуляй.

АНЯ. Все нормально.

 

Андрей уходит.

 

АНЯ. Что ты устраиваешь?

МАРЬИН. А ты что устраиваешь? Что ты здесь делаешь?

АНЯ. Какая тебе разница?

МАРЬИН. Я отец твой, вот какая мне разница!

АНЯ. Вспомнил!.. Я встречаюсь со своим парнем!

МАРЬИН. С парнем! И давно ли он твой парень?

АНЯ. Неважно!

МАРЬИН. Неважно? Какого цвета у него глаза?

АНЯ. Что?

МАРЬИН. Какого цвета глаза у твоего парня?

АНЯ. Ты сбрендил, что ли, совсем? Что за вопросы?

МАРЬИН. Ты просто не знаешь. Какой он тебе парень?

АНЯ. Отстань!

МАРЬИН. Где ты нашла этого психопата?! Он что, всегда так на людей бросается? Почему нельзя общаться с нормальным, воспитанным молодым человеком?

АНЯ. Ага. Ты, что ли, мне такого приведешь?

МАРЬИН. “Приведешь”... Эх... Дура ты, Анька... Вчера бы еще привел... А сегодня...

АНЯ. Что ты мелешь?! Ты пьяный опять?

МАРЬИН. Откуда такая озлобленность? Я тебе разве вреда желаю?

АНЯ. Да ты вспоминаешь о нас раз в полгода и принимаешься учить жизни! Никакого вреда, но никому уже этого не надо давно!

МАРЬИН. Разве ты плохо живешь? Ты когда-нибудь в чем-то нуждалась?

АНЯ. Хватит! Проходили это уже сто раз, все, мне пора. Пока!

МАРЬИН. Не позже двенадцати домой!

АНЯ. Мы сегодня в клуб пойдем.

МАРЬИН. Что? В какой клуб?

АНЯ. В обычный клуб!

МАРЬИН. В какой именно? Как называется?

АНЯ. Ну что ты пристал? Тебе название все равно ничего скажет.

МАРЬИН. Скажет!

АНЯ. Да брось, меня ждут уже!

МАРЬИН. Ты хоть знаешь, что сейчас в клубах происходит?

АНЯ. Ой, пап, ну ты тоже наслушался, что ли, всех этих историй про спидозные иголки?

МАРЬИН. Иголки?..

АНЯ. Счастливо!

 

Марьин растеряно смотрит ей вслед, потом возвращается за свой стол. Он допивает водку, достает бумажник, вытаскивает деньги, пересчитывает, оставляет на столе. Высыпает туда же всю имеющуюся мелочь. Поднимается и уходит.

 

Сцена 15

 

Торговый центр. Пятачок с десятком разных банкоматов. Марьин стоит рядом с ними и перебирает пачку квитанций.

 

МАРЬИН. Мимо... Мимо... И тут ни хрена нет!.. Так... Так, что же делать-то?..

 

Звонит телефон.

 

МАРЬИН (на минуту замирает, закатывает глаза к потолку). Третья квитанция! Седьмая строчка сверху! (Лихорадочно перебирает бумажки.) “Код авторизации… PRN 479613…”.

 

Звонит телефон.

 

МАРЬИН. Слушаю.

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Марьин?.. Я же говорил, что разберемся! Все, поймали мы маньяка! Ты не поверишь, кто это?

МАРЬИН. Что? Как? Кто?!

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Гражданка Валерия Симонова! Их вчера видели вместе незадолго до смерти Лужина!

МАРЬИН. Подождите! Вы что, убийца-девушка?

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Девушка она или не девушка, я не проверял, и это, в общем, меня не касается, но факт ее причастности доказан!

МАРЬИН. Не может этого быть! Я сейчас приеду!

ПОДПОЛКОВНИК РОЗИН. Так! Я сказал: “Отставить!” У тебя сегодня выходной! Все! Отбой!

МАРЬИН (смотрит на телефон). Валерия Симонова... Бред какой-то... Не может это быть женщина... Ладно, это больше не моя головная боль...

 

Снова начинает растеряно перебирать карточки и квитанции. Опять звонит телефон. Марьин видит номер и машинально отходит в угол. Озирается по сторонам.

 

МАРЬИН (вполголоса). Алло!.. Привет-привет!.. Прости, я немного замотался, тут очень много дел как-то сразу навалилось, голова разрывается уже... Нет... Конечно... А когда? И куда?.. Нет! Ну ты что? Как я могу поехать с тобой в Италию?.. Дело не в деньгах... Я хочу, очень хочу, но как ты себе это представляешь? Что я скажу жене?.. Ну не обижайся... Скажи мне, чем ты сейчас занимаешься?.. Может быть, я возьму бутылочку чего-нибудь вкусненького, приеду, и мы обо всем этом поговорим? Что скажешь?.. Все! Скоро буду, не скучай!

 

Стоит, задумавшись.

 

МАРЬИН. Четвертая квитанция. Десятая строчка. (Листает.) “Спасибо!”

 

Марьин быстрым шагом выходит из торгового центра.

 

Сцена 16

 

Клуб. Аня идет между людей, словно в поисках чего-то. Ей явно не по себе. Она обнаруживает небольшое помещение перед туалетами. Здесь сильно накурено, туда-сюда постоянно снуют разные люди, но самое главное – здесь тихо. Аня с облегчением вздыхает и недовольно смотрит на свое отражение в зеркале. Неожиданно появляется Андрей.

 

АНДРЕЙ. Вот ты где!

АНЯ. Да я тут просто... ну мне надо было, в общем.

АНДРЕЙ. С тобой нормально все? Ты просто резко так пропала...

АНЯ. Да, да, вполне...

АНДРЕЙ. Идем обратно?

АНЯ. Может...

АНДРЕЙ. Что?

АНЯ. Не знаю, мне там не нравится.

АНДРЕЙ. В смысле? Что не нравится? Все только начинается! Будет круто!

АНЯ. Не сомневаюсь, но мне как-то там не по себе.

АНДРЕЙ. Да ты объясни нормально, что тебя не устраивает!

АНЯ. Там твои друзья, я как-то не в своей тарелке себя с ними ощущаю.

АНДРЕЙ. Это нормально, там все клевые люди, ты скоро привыкнешь.

АНЯ. Нет, не хочу.

АНДРЕЙ. Что происходит с тобой? Хорошо, сегодня друзья мои тебя не устраивают, а в прошлый раз? Что в прошлый раз тебя не устраивало?

АНЯ. Ты знаешь, мне кажется, что все эти клубы, все эти понты, это вообще не мое.

АНДРЕЙ. Какие понты еще?

АНЯ. Посмотри по сторонам, здесь же даже уборщики негры! Это не понты?

АНДРЕЙ. Это иностранные студенты подрабатывают, что за расизм у тебя?

АНЯ. Да причем здесь расизм? Ну ладно негры не понты, просто посмотри на людей, как они выглядят, как они себя ведут, странный необоснованный пафос во всем.

АНДРЕЙ. Да брось, люди просто веселятся, проводят время...

АНЯ. Давай уйдем, а?..

АНДРЕЙ. Мы же только приехали!

АНЯ. Я прошу тебя, давай уйдем!

АНДРЕЙ. Подожди!.. Я все понял!..

АНЯ. Что-то мне страшно уже стало...

АНДРЕЙ. Я понял все! Я знаю, что тебя не устраивает! Ну что, поедем ко мне, маленькая развратница, да?

АНЯ. Не-не-не, нет, к тебе мы не поедем!

АНДРЕЙ. А куда? У тебя же родители дома!

АНЯ. И ко мне тоже не поедем.

АНДРЕЙ. Так... ну а какое же тогда твое предложение?

АНЯ. Мое? Ну давай просто, может быть, погуляем?

АНДРЕЙ. Ты с ума сошла? Тебе сколько лет? Двенадцать? Что за детский сад – просто погуляем?

АНЯ. Ничего плохого в этом нет.

АНДРЕЙ. Ты моя девушка вообще-то!

АНЯ. Допустим.

АНДРЕЙ. Ты знаешь, что если парень и девушка встречаются друг с другом, то вполне обычное явление, если при этом они занимаются сексом?

АНЯ. Да, что-то слышала.

АНДРЕЙ. Ну и в чем дело?

АНЯ. В том, что мы знакомы с тобой всего неделю!

АНДРЕЙ. Целую неделю уже! Ты, кстати, знаешь, к чему ведет неудовлетворенное желание?

АНЯ. К чему?

АНДРЕЙ. К тому, что люди превращаются в злобных психованных маньяков!

АНЯ. Ты мне предлагаешь спасти человечество сейчас?

АНДРЕЙ. Такая мотивация меня вполне устроит.

АНЯ. Знаешь, что? Я тут подумала... Давай расстанемся!

АНДРЕЙ. Что?!

АНЯ. Ну, правда, мне кажется, это все было ошибкой с моей стороны.

АНДРЕЙ. Хорошо, я понял, ладно, давай не будем торопить события, когда будешь готова, тогда будешь готова, – я подожду.

АНЯ. Нет, я не буду готова. Я повелась на твою внешность, слова красивые, но сейчас я вижу, что у нас вообще ничего общего нет.

АНДРЕЙ. У тебя голова на плечах есть?

АНЯ. Есть, так что, как это?.. Пойми, дело не в тебе, дело во мне!

АНДРЕЙ. Ты не можешь меня бросить!

АНЯ. Почему не могу? Могу!

АНДРЕЙ. Так, значит? Ладно! Ты еще пожалеешь об этом!

АНЯ. Не сомневаюсь.

АНДРЕЙ. Ты будешь ползать на коленях и просить у меня прощения! Но это не поможет! Ясно тебе?!

АНЯ. Да, улавливаю.

АНДРЕЙ. Сука!

 

Стремительно разворачивается и уходит.

 

АНЯ (облегченно вздыхая). Как мило.

 

Аня оглядывается на невольных свидетелей сцены и молча идет к выходу.

 

Сцена 17

 

Уже полюбившийся всем овраг. Раннее утро. Аллаяров и Ибатуллин справляют малую нужду в кустах.

 

АЛЛАЯРОВ. Льет и льет, льет и льет, надоело уже.

ИБАТУЛЛИН. Так это, пить меньше надо.

АЛЛАЯРОВ. Дождь, говорю, льет и льет без конца!

ИБАТУЛЛИН. Зима скоро. Перестанет.

 

Не спеша идут по оврагу.

 

АЛЛАЯРОВ. Вот угораздило! Торчим здесь уже который день, какой толк от этого?

ИБАТУЛЛИН. Говорят, что убийца всегда возвращается на место преступления. Слышал?

АЛЛАЯРОВ. Слышал! Не дурак! А ты знаешь, что мы не на месте преступления? Сюда уже только мертвых приносят!

ИБАТУЛЛИН. Может, прям здесь и убивают, кто их знает?

АЛЛАЯРОВ. Так, может, тебя тогда следующим и того?..

ИБАТУЛЛИН. Чего того?

АЛЛАЯРОВ. Чего-чего? Без головы тебя следующим найдут, вот чего!

ИБАТУЛЛИН. Как это меня? Вот же я, вот голова моя, не надо меня искать!

АЛЛАЯРОВ. А вдруг террористы?

 

Ибатуллин бледнеет.

 

АЛЛАЯРОВ. Да ладно-ладно, нет никаких террористов. Шучу я. Поймали же убийцу-то!

ИБАТУЛЛИН. А если это не она?

АЛЛАЯРОВ. Она, кто же еще?

ИБАТУЛЛИН. Ну она же отрицает все.

АЛЛАЯРОВ. А ты бы сразу так и признался?

ИБАТУЛЛИН. А че я-то?

АЛЛАЯРОВ. Ну, к примеру! Вот представь, что ты убийца и тебе светит вышка, ты бы признался?

ИБАТУЛЛИН (замявшись). Нет.

АЛЛАЯРОВ. Вот видишь!

ИБАТУЛЛИН. Это, ну, как она сама смогла-то головы им отпилить?

АЛЛАЯРОВ. Соображаешь! Значит, у нее есть подельник, а может быть, сразу два! Целая банда боевиков уже.

ИБАТУЛЛИН. А они где?

АЛЛАЯРОВ. Где? Известно где! В бегах! Или на дно залегли, ждут, пока баба эта в молчанку играет. Так что, еще раз тебе говорю, нет смысла никакого в том, что мы здесь торчим. Никто сюда больше не придет.

ИБАТУЛЛИН. Хорошо бы.

АЛЛАЯРОВ. Подожди... Что это вон там?

ИБАТУЛЛИН. Где?

АЛЛАЯРОВ. Вон, лежит, что это?

ИБАТУЛЛИН. Мешок какой-то...

АЛЛАЯРОВ. Пойдем посмотрим...

 

Подходят.

 

АЛЛАЯРОВ и ИБАТУЛЛИН (хором). Блядь!!!

АЛЛАЯРОВ (выхватывает оружие и начинает озираться по сторонам). Кто здесь?! Кто здесь?! А ну выходи! Стрелять буду!!!

ИБАТУЛЛИН. Мы должны объявить КТО... Мы должны объявить КТО...

АЛЛАЯРОВ. Че ты бормочешь там?! Как мы объявим, кто это? Мы же не видели ничего и никого!

ИБАТУЛЛИН. Контр... контр...

АЛЛАЯРОВ. Как оно сюда попало?! Не может же такого быть! Надо звонить, там, вызывать экспертов, всех остальных. От Моргунова огребем опять сегодня!

ИБАТУЛЛИН. Контрте…те…

АЛЛАЯРОВ. Слушай, а это не... Что ты бормочешь там? Одежда тебе знакомой не кажется?

ИБАТУЛЛИН. Терро... терро...

АЛЛАЯРОВ. Ну-ка, может, бумажник есть или документы?..

ИБАТУЛЛИН. Контртеррор...

 

Аллаяров склоняется над телом и вытаскивает из внутреннего кармана удостоверение. Медленно раскрывает корочки.

 

АЛЛАЯРОВ. Марьин... Вот бывает же! Сколько человеку оставалось? Пару дней буквально.

 

Аллаяров оглядывается по сторонам. Ибатуллин исчез.

 

АЛЛАЯРОВ. Э!.. Ибатуллин!.. Ибатуллин, ты где?!.. Ибатуллин!..

 

 

ЗАНАВЕС

 

Уфа – Москва

2011

Версия для печати