Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2009, 1-2

«гулит метро гулит до миллиметра…» и др. стихи

Родился в 1972 году в г. Озерск Челябинской области. Поэт, культуртрегер. Куратор поэтического семинара «Северная зона». Издатель поэтических серий «24 страницы современной классики», «Антология РЕАльной литературы», «Поэзия северной зоны». Публиковался в журналах «Знамя», «Воздух», «Волга-XXI век», «Транзит-Урал», «Урал», «Крещатик», «Дети Ра», «Уральская новь», «Нева» и др. Автор книг «Оборотень» (1998), «Улитка дыхания» (1999), «Флейта Искариота» (2002), «(В)водный ангел» (2004), «Анатомия. Стихи последнего года» (2005), «Я полагаю, что молчанья нет...» (2007).

 

 

* * *

 

гулит метро гулит до миллиметра гулит хоть голуби остались в зоопарке

ты ничего не выучил уроки остались в школе – школы не осталось

ты корочкой подмерзшею покрытый крошишь свои пока пустые руки

и у пальто осталось только горло а в горле гули гули с хлебом звуки

 

а спустишься под землю в переходы и там читают книги вне прохожих

течет трамвай с собою не похожий собаки это небо небом роют

они прозрачны тонкие собаки – из них построят в дерево ступени

гулит метро гулит по миллиметру и ждёт ямщик когда его заменят

 

 

* * *

 

горячая и мутная река

она течет как огнь издалека

издалека как бабочка летит

и машарыгин с небом говорит

он падает разводит руки-суки

от сук не деться – есть соснора только

насколько ты готов на сто настолько

что речь взбивает воздух брешут в гугле

что гул небесен – тили тили тесто

горячая и мутная невеста

летит от небеси за каплей капля

а машарыгин с небом говорит

как столп и дым почти почти стоит

издалека из пятен подзаборных

его восьмиугольный вертолёт

идет по небу говорит заводит

пустынна речь что нам его речёт

горячая и мутная река –

дай бог пройти его дурные руки

издалека он падает до дна

но рцы еси до аз до юз до твердой буки

 

 

насколько ты готов?

на сто на сто

 

 

* * *

 

крохотное небо назывные буквы

подсадила мама кума на копейку

посчитаешь – сдохнешь от любви и муки

но читают в хате по солдату швейку

но читают в хате кружевные окна

умирая нежно от красивых сук

хавает ребёнок у родного голубя

из трёхпалых резаных

тёмно синих рук

 

 

ЖЕНЩИНА СОРОКАЛЕТНЯЯ

 

привкус чего-то актуального наверное литературы

снобизма (идитынах) крики панаехали тут всякие дуры

всякие всякие

 

целую тебя за ушком

 

в избушке между кладбищем и небом целую то кладбищем то небом

то есениным то женщиной сорокалетней

летней

 

трогаю мну обдираюсь ботвою до крови

типа дайте мне грантса дайте водочки и любови

слова нет – остаётся твоё тело

 

тёплое и страшное

 

за окном светает от неактуального снега

 

 

* * *

 

молчи молчи молчи молчи

то с правой то с другой руки

здесь есть река но изреки

ножа не видно не дыши

застыл как зябнущий незверь

не птица но себя сильней

прозрачней видишь как внутри

двора тебя все мужики

стоят не дышат а вверху

летает непрозрачный куб

 

он говорит – что говорит

молчание звонарь болит

и ходит по гнедой дуге

трам-пам-парам с бре-ке-ке-ке

молчи молчи молчи молчи

но выйдя в тело мужики

взлетают как с одной руки

из глубины слепой реки

свинцовый куб во мне летит

молчи молчи мне говорит

 

 

* * *

 

изнанка речи на забор

водозабор

 

три слова матерных и на

всё е страна

 

без пафоса и без теней

плывём по ней

 

и густо густо огород

стучится в рот

 

откроешь дверь со всех петель

читай тетерь

 

в глухой стране один слепой

он за тобой

 

и говорит за нас рука

(но далека)

 

ты обернёшься и вернёшь

по рылу ложь

 

изнанка речи тишина

вползёт под нож

 

какая мягкая земля

примериваешь на себя

 

и траляля

 

 

* * *

 

рукою тронула не той

которой длинной

 

жить приучилась в смерть – постой

у шконки глинной

 

свинцова жизнь но жестяной

шажок в автобус

 

верняк негордый шестерной

смотри увозит

 

смотри выносят говорят

о чьей-то светлой

 

а за окном – два фонаря

под глазом третьей

 

на четверть выбитый сквозной

по праву зуба

 

и голубь с телом говоря

ждёт лесоруба

Версия для печати