Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Волга 2000, 2-3

Стихи

Виталий Лехциер

* * *

Деревья, деревья, деревья, деревья,
деревья деревья деревья деревья,
без рифмы — деревья, и с рифмой — деревня.

Задумайся: снег превращается в воду,
а если без “в” — превращается в оду,
но “в оду” опять превращается в “воду”.
Был прав Гераклит, всё течёт как по маслу.

Нагорная проповедь, дом на Нагорной,
где наполеоны, нероны, де борны
проветрили мысли свои сквозняками,
туда практиканты идут косяками.

О, воздух троллейбусный бывшей Соборной!
просторная рукопись речи заборной
(опорный моментик, приёмчик топорный).

Кто с Кантом в портфеле, тот выживет как-то
на пиковой точке повторного акта,
тот перекантуется в пьесе больничной,
житейской треске, повестушке горчичной.

Червонец в кармане, как бедный чухонец,
лежит без печали и гнева, тихоня,
но вот он растаял в лапище таксиста,
в ухмылке марксиста, в бумажках статиста.

Квадраты, шары, треугольники, рамы,
романовы, рюрики, ромулы, рэмы,
плеромы, параграфы, руны, кораны,
король, королевич, сапожники, крэмы.

Смотри: это осень шагает доцентом
и в займе лежит запредельным процентом,
и как в кандидате запрятан кандид,
так в каждой бандуре запрятан бандит.

* * *

Распорядок, рецепт, голодовка
после завтрака, там забастовка,
здесь заготовка, домашняя карма,
не дай боже, рванёт трёхлитровка.

Диктор знает азы агитпропа,
заказное ранение слуха,
это Азия, это Европа,
это Ольстер стреляет, как ухо.

А под полом гуляет коблуха,
развлекая музыкой округу.

— Дайте, дайте бюджет на науку!

Сон не в руку.

В носоглотке цунами ментола,
принеси мне горячего чаю,
ртутный столбик поднялся, как доллар,
я воскреснуть так быстро не чаю.

Оппозиция в позе Отелло
норовит наказать за измену.

— Мельпомену сюда, Мельпомену!

Вот механика верных пружин:
в избежанье костра и Содома
всем постельный пропишем режим!

В сентябре я безвылазно дома.

* * *

Круглый год утряска и уборка,
и укладка по углам
(в детстве порка
за бедлам).

Всё — подкорка!

Вот посылка:
всё решается, конечно, безотчётно,
автоматом.

Быстро, пылко
сплюнуть матом.

* * *

Целый день вогнали внутривенно,
свет сквозит, звенит комар.
Близкие идут попеременно.

Спи, пока не включен кварц, без страха,
комара убей!
Вот штаны, вот тапки, вот рубаха.

Новости финансового краха!

Шесть утра, бежит сестра.

“Каждый должен снизить аппетиты”,
“Мама родная!” — твердит сосед —
и ему валят эритроциты.

Прогнозируют уже по двадцать,
дальше — сам вообрази.
Тут уже мутирует в УЗИ...

* * *

Ведёрко, полное воды,
слеза клубничного варенья,
синдром годичного старенья,
в прихожей шумные следы.

Поднос использованных фраз.
Другая сторона медали.

Для этих целей нужен дождь,
идущий по горизонтали.

* * *

Исповедальня будки телефонной —
“Ремонт часов”, “Автозапчасти”, “Хлеб” —
решивший исповедаться нелеп,

смешон, метафоричен и случаен,
как заработок старый в январе
и майский жук, застрявший в янтаре.

Греми, цивилизация, мигай,
подмигивай глазами светофора,
— Аврора, это улица Аврора!

(Явись богиней утренней и ты,
дарящая возможности халтура,
всё прочее, увы, — литература,
прокуратура, чистые листы.)

Займись собой, читай рекламный щит
и перечитывай, ищи подтекст, в котором
субстанция заводится мотором
и трубкой телефонною пищит.

* * *

Силы есть, но бессилия всё же больше,
не бери на ум, извлекай на свет, не ругайся матом
нибелунгом, скифом, монголом, совком, сарматом.
На глазок измеренный взвесь тыщу раз мираж:
саблезубый тигр покидает стекло серванта,
обтяну диван, починю авто, продаю гараж.

Посреди главы словно вбили железный кол,
растащив её на сто двадцать ручных абзацев,
разбирай: союз, существительное, глагол.

Осеняй перстом, отпускай грехи, обводи чертой,
соблюдай закон, разгребай золу, повторяй за мной
хоть былинный трюк с исцеленьем живой водой.

* * *

Распорядись оставшимся с умом —
не вход в Аид, не выход в Эмпиреи —
цель поиска — шестнадцатый псалом
и средство натощак от диареи.

Расчётный счёт, досада и резьба
по дереву фамильному, поделка,
цель поиска — спортивная ходьба
и в голове бесплатная сиделка.

Цель поиска — ночной кошмар и страсть,
вчерашний день, пульсация, обновка,
борьба за власть, твоих советов власть,
и к сроку медицинская страховка.

Товарный чек, религия, офорт,
последний тост, естественно, за Канта,
цель поиска — тоска и пропаганда
и пересылка документа в Word.

Третейский суд засудит три очка,
“Спартак” поднимет заново восстанье,
“чк”, “чн” — сотрудники ЧК,
ушедшие давно на спецзаданье.

Цель поиска — оркестр на берегу,
кромешный ад и небо из романа,
sensus communis, скрученный в дугу,
и предок-винодел из Аккермана.

Скрипичный ключ, заросший анекдот,
как верный пёс, колючею щетиной,
цель поиска — отправиться на тот
зелёный свет не целиком скотиной.




Версия для печати