Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вестник Европы 2014, 38-39

Англетер

Англетер

 

 

                                                            Ирине

граждане командировочные
развешенные в коридорах
на кого вам надеяться — карабкайтесь автономно!

я и сам — из глины и электродов —
подчиняюсь то дарвину, то платону

я и сам, запутавшись в пуповине,
соблюдаю каждый закон природы

здесь дают по субботам живую воду
с кратким курсом, надкусанным посредине

я и сам не вижу иного смысла
кроме красной кирпичной стены напротив
всё уплачено, но — я сижу напротив —
проверяя счета, подставляя числа

здесь и ветер гуляет туда-обратно
как по питеру ходит то грипп, то триппер
если сорок лет просвистел напрасно
значит надо обратно грести в египет

иностранцы и прочие оборванцы,
эмигранты, танцующие не в такт
отчего все не эдак вам, да не так,
да и кто — ва-а-ще? — пригласил вас на танцы?

этот город топорщится из кармана
этот город находится
вне закона
геометрии —
город,
где
мама
помыла
раму —

отдыхай, милый, чувствуй себя как дома

в этом городе сходятся все прямые
всюду запад, хотя на восток — правее:
лучше черным и бедным, чем англосаксом
и конечно — женщиной, чем евреем

и еще — ты заметила? — всюду запах
это химия-сука, но я не против
и еще — если хочешь — за 20 баксов
если ты не против против абортов

посиди, милый, скоро заснут дети
погоди, возьмем из буфета праздник
ну и что, тараканы — они бессмертны, они — как ленин
они — в ответе, а мы — в отказе

праздник, праздник — из горлышка, из картона —
разгулялся как будто в своей квартире

ты хоть помнишь адрес и номер дома?
он как сука кратен числу «4»

а они — по-нашему — ни бельмеса
и похоже, что из другого теста!
хорошо мы не в ливии, не в китае
я уже понимаю и даже читаю
не сойти мне с этого места

научился подписываться на чеках
но уже/но еще не виден на фотоснимках
кто найдет меня в этих библиотеках
где шагал и будда стоят в обнимку?

кто найдет меня в этих головоломках
в этажах-этажерках, дешевых буднях
не найдет никто не возьмет на полку
потому что просто искать не будут

все оставлено в силе — как перед Судным днем —
все побрито и вымыто. но прячется от ответа
и никто не придет к тебе, братец,
ни доктор, ни управдом
и никто не накроет второй газетой

товарищи планетяне, ищущие контакт!
кончилась пятилетка слепых котят
плодитесь и размножайтесь
пока еще нас хотят

 

 

//электричество — вовсе не то, что прячется в проводах
и не то, что до срока живет, затаясь в розетках —
электричество то, что темнеет в твоих глазах
привлекая
то в горничных, то в таблетках//

…ты один. электричество. двадцать одно очко
что выходит на главную площадь цирка
тишина! ты прицелился, брызгает молочко
попадая в молочницу и пробирку

 

 

есть усилие, которого в сущности нет
и его не оценят ни дилеры, ни курсистки
попадаешь в я-,
в яблочко,
 в щель,
 в типографскую гарь газет,

между последним принципом
и первым мотоциклистом

попадаешь в десятку, а толку нет
есть усилие, но каждый раз над собой
рассветает
в магазине напротив включили утренний свет
этажом выше спели за упокой

если сорок лет пролистал напрасно
между морем мертвым и морем красным
значит надо обратно пылить в египет
или — выпить, покуда никто не видел

…оживает молочница и булочник и букварь
пахнет сыростью детства — сбежавшей птицей
и ржавеет сетка и лопается эмаль
и под матрацем спрятаны две страницы

и это все что останется на потом
и это причины что двигают весь картон

и ты лежишь мертвый и висишь до того живой
что просто хочется встать и пойти домой

 

 

Версия для печати