Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вестник Европы 2011, 30

Нагорный Карабах: возможен ли выход из тупика?

НАГОРНЫЙ КАРАБАХ: возможен ли выход из тупика?

Алла Язькова

 

 

После российско-грузинского конфликта 2008 года стала очевидной необходимость стабилизации обстановки на Южном Кавказе, через который пролегают множественные пути транспортировки каспийских энергоресурсов. Поэтому не случайно, что уже в августе 2008-го в политике региональных и мировых держав активно обозначилась проблема урегулирования армяно-азербайджанского конфликта вокруг локальной, но в то же время взрывоопасной международной проблемы принадлежности Нагорного Карабаха*.

Армяно-азербайджанский конфликт стал одним из наиболее затяжных, кровопролитных и трудноразрешимых. На этапе распада СССР этот конфликт сопровождался острым политическим, а затем и полномасштабным военным противостоянием между Арменией и Азербайджаном, 16-17 мая 1994 г. завершившимся подписанием при посредничестве России договора о прекращении огня и невозобновлении военных действий. Но породившие вооруженный конфликт спорные проблемы не решены и по сей день. Наиболее острым на протяжении истекших лет оставался вопрос о так называемой “зоне безопасности” вокруг НКР — семи районах Азербайджана, оккупированных Арменией в ходе вооруженного конфликта.

Основным сдерживающим фактором на протяжении всех истекших лет оставалась Минская группа ОБСЕ по карабахскому урегулированию. Официально в нее были включены девять стран-посредников, но основными действующими членами являются ее сопредседатели — Россия, США и Франция. В течение долгого времени странам-сопредседателям удавалось сохранять общий подход к переговорному процессу на основе признания status quo, т. е. состояния “замороженного конфликта”, поскольку ни азербайджанская, ни армянская сторона не были готовы пойти на компромисс. Однако в последние годы, особенно после признания западными странами независимости автономного края Косово и в свете результатов российско-грузинской войны 2008 г. ситуация стала меняться.

Ещё в ноябре 2007 г. на встрече глав правительств ОБСЕ в Мадриде министры иностранных дел России, США и Франции представили перечень основных принципов урегулирования конфликта, предложив принять на их основе подготовку проекта мирного договора. Ими был предложен конкретный план урегулирования, в соответствии с которым:

∙ армянская сторона должна освободить на первом этапе пять из семи оккупированных районов Азербайджана, куда начнут возвращаться азербайджанцы;

∙ в зону конфликта должны быть введены международные силы по поддержанию мира — миротворцы;

∙ временные перемещенные лица из Азербайджана возвращаются в места своего проживания на территории НКР;

∙ после этого — в течение 10-15 лет будет проведен референдум, который должен определить и закрепить статус республики.

Последующий опыт, однако, показал, что ни одна из сторон не была готова к принятию компромиссных, а значит и непопулярных для обществ своих стран решений, а без этого урегулирование конфликта казалось практически невозможным. За истекшие два десятилетия в обществах двух стран сложилась обстановка тотального взаимного неприятия и недоверия. Обсуждению возможных вариантов решения были посвящены состоявшиеся в последние два года многократные встречи президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна, которые, однако, не привели к достижению компромиссов.

Нараставшая весной и летом 2010 г. напряженность вокруг проблемы Нагорного Карабаха грозила перерасти в открытое вооруженное столкновение на фоне резкого повышения воинственной риторики Азербайджана и фактического отказа Армении от предложенных международными посредниками условий урегулирования конфликта. Все это заставило ведущих мировых акторов — Евросоюз, а также Россию, США и Францию как сопредседателей Минской группы ОБСЕ еще раз публично сформулировать наиболее приемлемые условия урегулирования конфликта вокруг Нагорного
Карабаха.

В начале июня 2010 г. Европейским парламентом была одобрена Резолюция 2216, содержащая требование “вывода армянских сил из всех оккупированных районов Азербайджана”. Тогда же на встрече Президента РФ Д.А.Медведева с канцлером ФРГ Ангелой Меркель было принято решение о совместном поиске путей урегулирования “замороженных” конфликтов. И, несмотря на высокий уровень сотрудничества с Арменией, позиция России по поводу урегулирования конфликта вокруг НКР последовательно формулировались в соответствии с согласованными в рамках Минской группы принципами. “Главное, чтобы процесс продолжался на основе соблюдения территориальной целостности Азербайджана и уважения других основополагающих норм международного права, без применения силы”, говорилось в Заявлении МИД РФ от 24 мая 2010 года.

В июне — сентябре состоялся ряд международных встреч, завершившихся подписанием согласованных всеми сторонами документов, в их числе: совместное заявление президентов России, США и Франции по Нагорному Карабаху (июнь 2010) и последующая за этим министерская встреча на форуме ОБСЕ в Алма-Ате; визит в Баку и Ереван госсекретаря США Хиллари Клинтон (июль 2010); официальный визит в Азербайджан Президента Турции Абдуллы Гюля (август 2010); наконец, визит в Ереван и Баку Президента России Дмитрия Медведева (август–сентябрь 2010) и встреча президентов США и Азербайджана в рамках Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Наиболее важным в этом ряду стало принятие совместного заявления президентов стран–сопредседателей Минской группы ОБСЕ — России, США и Франции по Нагорному Карабаху от 26 июня 2010 года.

В заявлении еще раз суммировались согласованные сторонами принципы прочного урегулирования конфликта:

возвращение… территорий вокруг Нагорного Карабаха; промежуточный статус для Нагорного Карабаха, обеспечивающий гарантии безопасности и самоуправления; наличие коридора, связывающего Армению с Нагорным Карабахом; определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха путем имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления [его населения; право всех внутренних перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места прежнего проживания: международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию.

В приведенном тексте слова “его населения” взяты в скобки, поскольку в основном — английском варианте они отсутствуют. Само это уточнение имеет принципиальное значение, т. к. от него зависит, кто именно будет принимать участие в референдуме: все население Азербайджана, как это записано в его Конституции, или только жители одного региона республики, каковым, согласно нормам международного права, считается Нагорный Карабах. В английском тексте говорится также о “возвращении оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха”, в русском это уточнение отсутствует.

Официальным в данном случае считается английский текст, поэтому в Баку не стали указывать на имеющие место несоответствия, назвав их “технической ошибкой”.

Вслед за принятием этого, по сути своей базового, документа последовал визит в Азербайджан, Армению и Грузию госсекретаря США Хиллари Клинтон. Центральным пунктом ее визита было Баку, где она еще раз подчеркнула, что США выступают за мирное урегулирование проблемы Карабаха с учетом принципов территориальной целостности, неприменения угрозы силы и права на самоопределение, отраженных в Хельсинкском Заключительном акте.

Визит в Армению был сфокусирован на проблематике нормализации турецко-армянских отношений и открытия армяно-турецкой границы — вопросу, имеющему для американской стороны стратегическое значение. Сдвинуть эти вопросы с мертвой точки не удалось, к тому же отсутствие прямой увязки с необходимостью разрешения конфликта вокруг Нагорного Карабаха вызвало крайне негативную реакцию в политических кругах Азербайджана. Ведущие азербайджанские политологи расценили визит госсекретаря США как “провальный”.

Более определенными, с точки зрения интересов Азербайджана, стали результаты официального визита в Баку Президента Турции Абдуллы Гюля, во время которого 16 августа 2010 г. сторонами был подписан “Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи”. При этом турецкий президент недвусмысленно намекнул на возможность силового решения затянувшегося конфликта: “В сегодняшнем мире оккупация чужих земель не может затянуться на столь долгий период. Если вопросы не решатся, могут возникнуть неконтролируемые проблемы”. Абдулла Гюль призвал к “бесшумной, но решительной дипломатии”, и его призыв был поддержан азербайджанской общиной Нагорного Карабаха, лидеры которой заявили о готовности решить проблему военным путем. В то же время в азербайджанской прессе появились сообщения о том, что в Азербайджане готовятся к возвращению в Нагорный Карабах временно перемещенные лица из восточной части бывшей автономной области.

Риск вмешательства Турции в региональный передел на Кавказе при отсутствии реальных гарантий стабильности со стороны США мог бы привести к новой кавказской войне, что поставило бы перед Москвой трудно выполнимые оперативные задачи. На перекрестке внешних угроз оказался и стратегический союзник России — Армения, где в августе 2010 г. на информационном уровне развернулась открытая антироссийская кампания. В то же время, по оценке ситуации на начало сентября, ситуация легко могла выйти из-под контроля: инциденты на линии соприкосновения вооруженных подразделений стали практически ежедневными, а мониторинговая миссия ОБСЕ составляла всего 6 человек. Поэтому было важно выстроить систему сдержек и противовесов, чтобы не допустить неконтролируемого расползания конфликта.

В этих условиях состоялись государственные визиты в Армению и Азербайджан Президента России Д.А.Медведева. Позиция России исходила из основного тезиса: Азербайджан и Армения — стратегические партнеры России, война между ними недопустима, сотрудничество с ними важно для России как регионального и глобального игрока на Кавказе.

Переговоры в Армении завершились подписанием нового договора о военном сотрудничестве и продлении срока пребывания российской военной базы в Гюмри с 25 до 49 лет. Своего рода компенсацией явилось то, что Россия взяла на себя обязательства по охране границ Армении не только с Ираном и Турцией, но и с Азербайджаном.

Армянский политолог Сергей Минасян положительно оценил этот факт, хотя и заметил, что наличие иностранной военной базы в определенной мере ограничивает суверенитет государства.

Во время визита в Баку был подписан ряд важных для обеих сторон документов, в их числе — о государственной границе и об увеличении в четыре раза поставок газа из Азербайджана в Россию, при этом Д.А.Медведев также заявил, что Россия не будет препятствовать участию Азербайджана в Nabucco.

Тем временем, по сообщению председателя общественного объединения “Азербайджанская община Нагорного Карабаха”, еще летом стала готовиться к возвращению в освобожденные от оккупации районы, а также в район Шуши, где до войны преобладало азербайджанское население. С конца сентября стала работать международная оценочная миссия во главе с сопредседателями Минской группы, которая должна будет дать оценку положения дел на оккупированных территориях, в связи с чем Азербайджан приостановил рассмотрение проекта подготовленной им резолюции на 65-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.

О долгосрочных последствиях достигнутых договоренностей для расстановки сил на Южном Кавказе пока еще трудно судить. На сей день Армения получила гарантии безопасности своей территории; Азербайджан заручился поддержкой Турции на основе “Договора о стратегическом партнерстве и взаимопомощи”. Что же касается главного вопроса — о Нагорном Карабахе, то наметились подвижки в поэтапной реализации обновленных Мадридских принципов, хотя это еще не означает гарантии окончательного выхода из нагорнокарабахского тупика.

Состоявшийся в начале декабря 2010 г. саммит ОБСЕ в Астане ознаменовался новым обострением ситуации вокруг Нагорного Карабаха — впервые, вопреки ранее достигнутой договоренности, не состоялась встреча президентов Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. Лидерам двух стран трудно о чем-либо договориться, если Баку говорит и желает слышать только о территориальной целостности, а Ереван — о независимости Карабаха, пока еще юридически входящего в состав Азербайджана. В последнее время стороны все более активно заговорили о возможности разрешения спора вооруженным путем, чреватого большими и неоправданными жертвами с обеих сторон. После чего последует принуждение к миру, долгожданный ввод миротворческих подразделений, а затем — вновь длительные споры о принадлежности территорий.

Но это худший сценарий. Представляется, что еще не исчерпаны возможности для диалога, который мог бы быть перенесен с межгосударственного на общественный уровень, и на начальном этапе речь могла бы пойти хотя бы о сохранении статус-кво и решении практических вопросов обмена военнопленными и убитыми в ходе перестрелок снайперов, о чем президенты Армении и Азербайджана договорились в ходе недавней встречи в Астрахани. При этом помощь и субсидии для организации переговоров и встреч на общественном уровне могли бы быть предоставлены европейскими и международными фондами и программами, такими, например, как Международный центр по предотвращению вооруженных конфликтов. Об этом стоит подумать — пока еще не поздно…

 

 

* Нагорный Карабах — бывшая автономная область Азербайджанской ССР, объявившая в сентябре 1991 г. о создании независимой республики в границах Нагорно-Карабахской области и Шаумяновского района Армении (НКР). Нагорный Карабах был одной из наименьших по размерам территории автономных областей СССР, его площадь равна 4 400 кв.км. Согласно переписи 1989 г., его население составляло 192 тыс. человек, из них 75,9% армян, 22,9% азербайджанцев, которые проживали преимущественно в восточных районах — город Шуша с 12-тысячным населением был преимущественно азербайджанским.

Версия для печати