Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вестник Европы 2005, 16

Фотограф номера. Взгляд Катала-Рока

Анна Школьник

Франсеск Катала-Рока родился в Валльсе в 1922 году и умер в Барселоне в 1998. Фотографировать он начал уже в 13 лет, так как отец его – Пере Катала Пик – был одним из первых в Испании коммерческих фотографов: он делал рекламу. Реклама в своей поэтической ипостаси в дальнейшем станет одним из важных персонажей на городских снимках и Катала Роки, в его летописи и живописи середины двадцатого века. Он действительно настоящий хронист: из пятидести проиллюстрированных им книг большая часть про географию и нравы Испании и других стран.

Теперь его творчеством в равной степени интересуются искусствоведы, историки и этнографы – первые изучают его вклад в художественные течения эпохи, вторые с его помощью воссоздают Испанию времен планов развития, третьи восхищаются обилием деталей на снимках и чутьем фотографа. По его фотографиям можно проследить, как Барселона стремительно вырастала в европейский город, и понять, что Мадрид, напротив, долго и тщательно берег себя от новаций; как менялись люди перед лицом наступающей эпохи общества потребления и как годы разрухи упрямо оставляют следы на уровне жеста, взгляда, полуулыбки.

Безупречная композиция, отмеченная критиками, сравнивающими его с Анри Картье-Брессоном и Робером Дуано во Франции, остроумие и техническое мастерство Катала-Рока отмечены многими наградами: он стал первым фотографом в Испании, кто получил в 1982 году Национальную премию изобразительных искусств, так как отдельной премии в области фотографии ещё не существовало.

Справедливости ради надо сказать, что все, кто знал фотографа отмечали его равнодушие к славе и премиям. Катала Рока, друг Жона Миро, Чильиды, Пикассо и Гауди, был настолько глубоко верен идеи запечатления времени и его героев, что, когда ему поручили снимать изделия народных умельцев Америки, он изменил концепцию задания и стал снимать самих умельцев, так как остро осознал, что уйдут не сами изделия, а их творцы и что именно в их лицах грядущие поколения смогут прочитать правду о времени. К мистике фотографии, о которой столько написано книг и снято фильмов в 20 веке, Катала Рока относился с юмором, хотя и сказал однажды: “Тот факт, что врач, глядя на снимок человека, может поставить диагноз, говорит о том, что на фотографии изображено нечто большее, чем просто фигура человека”.

Похоже, с часами и минутами отношения у Каталы Роки были весьма дружелюбными: фотографируя города, он мог очень долго находится в нужном ракурсе, выжидая подходящей игры цвета, и делал два, максимум три снимка. Зато теперь достаточно поместить такой снимок на обложку книги по истории, как ее содержание оживает и начинает дышать правдой.

При жизни мастера его работы выставлялись в Европе, Америке и Азии. На открытии выставки в Москве, в Институте Сервантеса, приехал его сын и рассказывал про отца, что он любил заглядывать в будущее своей профессии и предсказывать изменения в восприятии потомков: “Люди в конце этого века будут смотреть на мои фотографии, но потом они не смогут ответить на вопрос – были ли это черно-белые или цветные фотографии, потому что цвет уже заполонит все.” Хорошо, что он ошибся: наше поколение, пресыщенное цветом, снова возвращается к изяществу и выразительности черно-белого рисунка, особенно такого, как у Каталы Роки – неожиданного, любовного, глубоко человечного.

Версия для печати