Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Уральская новь 2004, 20

Что душе угодно?

Новые стихи



          * * *

Рассеянным недаровитым рядом
Гремит моя неконченая речь.
Утешившись ненапряжённым взглядом,
Не подберётся ненависть. Увлечь,

Куда копуше крошка не приснится,
Не примерещится еврею суета,
Где перья растопыривает птица,
Оставив снег немытого холста.

И пьяный слог представлю я к награде,
Неопытное небо шевеля,
Довольно мнимо, а не скуки ради,
Где разрывают душу тополя.


          * * *

Уховёртки волокно
Раз-два-три, лови!
Развесное толокно
Сыплется - живи.

И мокрица - не слуга.
Господи, спаси!
В заповедные луга
Душу отнеси.


          * * *

где суффикс "эн"
позеленила ночь
пришли в отчаянье
задумчивые воды
где горем лечь
и горю не помочь
стреляясь в честных
сумерках свободы


          * * *

Голос, волками занюханный.
Хлипкое небо в руке.
Вечер, засиженный мухами,
Пир на чужом языке.
Где отвалить и опомниться:
Хладному лету в уста.
Чаша моя переполнится - 
Память иного поста.

Перегореть заштамповано.
Милый на косточке плен.
Ходишь, судьбой очарованный,
Горя не знаешь - взамен.


          * * *

В низменную нишу
Нехотя, углом.
Серенькие мыши
Чувствуют нутром.

И дела бесячьи,
И душа в тени:
В жизни настоящей 
Ведают они,


Что зима свободна,
И свободен путь.
- Что душе угодно?
- Бога не забудь. 


          * * *

От  корней насади свою тонкую летнюю сдобу - 
Войлок вроде травы, - и набухнет дорожка твоя.
Словно примерло всё, вороную шлифуя стыдобу,
И напрасно горят васильковым свинцом бытия.

Чья-то нежность и боль, проведённые резко в глубины.
Только евнух и кость заведённое гложут ничьё.
Ты навеки сожжёшь - поджелудочным светом ранима,
И предложным копьём попираешь нахальство своё.

И друзьям тут не так - вроде, сыть доведёт до избытка,
Вроде, суть заведёт закопчённое лето в угар.
Да и дел-то всего - не скончаться под старою пыткой:
Посмотреть, как сидит на руке, набухая, комар.

	

Версия для печати