Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Уральская новь 2004, 20

Full memory

Поэтический текст


ull memory
абсолютная идентификация героя


да говори дурь
этот дикарь дега
он рисовал меня 
сразу со всех сторон


1

так обведенными мелом букварными
плыть одинокими думать о севере
отталкиваясь вспоминать главное -
full memory.

не понимаю чего мне еще если
публикуюсь в столичных журналах езжу в автобусе
591 по моим текстам
можно тебя отыскать на любом глобусе.

вот он смотри любящего меня
если найдешь сотри его до того
как я узнаю его у него звонят
пейджеры мобильники и всего
не перечислишь вот он в одной из ста
букв с кофеином голосом хоть ничем
он дегустатор моей тишины стран
из которых не возвращаются
вообще.

не приходило в голову измерять
длину рулона сыктывкарской туалетной бумаги
на обертке написано 56╠0,5
надеюсь что это так
в любом случае хватит
в кафе автовокзала города Е.
говорить о преимуществах сотовой связи
быть вежливой курить на улице где
это написано на каком этаже разве
все современные авторы мной не
или не мной.
почему это так важно

когда произнесу слово что между нами
последний из нас двоих сложен неосторожен
не называй вещи глупыми именами
так почему лучше я не скажу тоже
мы сохраним да ведь
вкус табака мыло
нежно кладем в память
чтобы потом было.

2

с буквы меня начинается город
сфотографируй его положи на ладони
гляди на него: меня скоро
здесь и не вспомнят.


сломается город и верное имя мое
тебя повторит ничего что тебя не будет
смотри за окном ходят красивые люди
у каждого есть свое
смотри они улыбаются машут руками
они провожают меня я иду к маме
я так уходу не имея другого выхода
ты думаешь: выдоха.

то и продлишь что этот дизайн пустоты
не со-стояния вместо молчания двух
не относись ко мне я это рифма к ты
и не произноси ее потому.

я ошибаюсь когда говорю вслух
видимо да - и неба не прав сандал
у меня есть все за исключением двух
вещей (ты это сам сказал).

у меня есть все за исключением почерка
поэтому ограничиваюсь клавиатурой
вместо автографов ставлю прочерки
называй меня дурой
и я думаю когда я найду все же
эту долбанную манеру письма по сути
наклон написание букв /мороз по коже/:
меня не будет.

у меня нет колготок от софия кокосалаки
и не потому что я все равно в джинсах
видишь ли джинсы способен носить всякий
рвать колготки от кокосалаки - единицы
красивые красные их надевать надо
с босоножками unichel в тон помады
думаю моя секретарша их все же купит
или уволю или они будут.

снимай сколько хочешь их говорю да
долг платежом нагишом выходить на
теплый балкон и смотреть как внизу там
только машины огни допиши сам
что хорошо а чему никогда не
можешь наврать я поверю тебе мне
долго стоять наверху и качать так
то тополя то себя то тебя
враг.

имя мое выучи наизусть
только не вздумай назвать им еще одну
дочь уезжая оставившую грусть
бритых подмышек
и никогда - жену.


3

мы с тобой уснем без совести
нам приснятся руки в области
между ног
ты смотришь новости
я тебя люблю.

мы приснимся друг другу со вторника на четверг
злые как птицы которые видят свет
будем лететь в одном направленье вверх
чтобы плевать на всех.

а возвратим все выношенным в себе
теплых столиц снег календарей дни
и рифмовать чтоб им никогда не
в голову - потому не говори с ним
он повторю был более чем тогда
только смотрел в окно спрашивал почему
руки скрестив жду с кем а верней когда
я ему изменю.

дли отвечаю субботу ее утро
снег так невозможно меня предал
я говорю взросло тире мудро
что ты творил ежели сам ведал
no мне subject пиши все равно я же
помню тебя позвоночником я чую
ты улыбаешься мимо меня даже
если прочтешь всю.

еще никогда никогда не держал в руках
такой невероятной и маленькой лжи
не стоял в дверях не прижимал пах
употреблял кладите а не ложи
когда убивал меня то смотрел так
от взгляда его способная прикурить
я думала это еще один знак
быть.
	

Версия для печати