Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Уральская новь 2003, 15


* * *
Цок-цок-цок.
Цокают каблучки.
Тикает счетчик
Дней, километров, лет.
Сколько мне там натикало?
У-у-у-у... Не расплатиться...
Выключу-ка этот счетчик -
Надену старые кеды.


* * *
Кошка нюхает небо. Вдыхает, забыв выдыхать.
Трепещут уши, усы и кончик хвоста.
Вытягивается, внимая песне, неведомой мне,
вся превратившись в струну: чуть коснешься - и 
музыка ветра побежит по рукам. Подожду 
форточку закрывать, пожалуй, еще померзну, 
глядя, как кошка нюхает небо.


* * *
Меж ангелов белых и черных мой снег заплутал.
В такую погоду и леший бы сбился с дороги. 
А он, задирая замерзшие белые ноги, 
все ищет меня по каким-то колючим кустам. 
И воет пургою, и мечется - снова не там...
И лица листает: не то, и не это - другое... 
И хлещет наотмашь, и тает по чьим-то устам, 
и, вновь не найдя, на земле застывает в покое. 
Меж ангелов белых и черных мой снег заплутал.
Не встретиться. Мне - не замерзнуть, ему - не растаять.
Идет и идет, и дорожки мои заметает.
Идет день и ночь и, должно быть, ужасно устал...


* * *
Ax, небу так к лицу быть голубым
Теперь, когда деревья облетели,
И ангелы в предчувствии метели
Прощают нас, и, превращаясь в дым,
Парят над балаганной каруселью
Земли, и, разговаривая с Ним,
Поют во все кимвалы и свирели,
Что здесь, когда деревья облетели,
Так трудно небу быть беспечно-голубым.


* * *
В белом платьице-теле - яд.
Уплывает Офелия.
Эй, Офелия, погадай мне на птицах.
Эй, Офелия, не забудь помолиться 
за меня,
Офелия.
Я собирала травы, я
с ветки упала в канаву, я -
ива, в воде ветки полощет, я - 
лютики по воде многоточием. 
Помни меня.
Я- - 
Офелия.


* * *
Это было весною, в Париже. 
Солнце пивом стекало в бокал. 
Старый клоун, потрепанный, рыжий 
Мне зачем-то рукой помахал. 
Средь слепых, дам, клошаров в запое 
Он - без эха мятущийся крик. 
Медяком вскинул он над толпою 
Свой мучительно-рыжий парик. 
Багровели лицом музыканты, 
Пузыри выдувая из труб. 
Боль в глазах пробежит на пуантах 
Над улыбкой рисованных губ - 
И опять всем смешно. Околдован, 
Застываю в толпе гуляк. 
Помахал мне рукой старый клоун. 
Будто нищему подал пятак.


* * *
Старенькая скрипочка, 
Тоненький смычок.
Заиграл на скрипочке 
Сельский дурачок.
Никого на улице.
Летняя жара.
Только роют курицы
Пыль среди двора.
Все о горнем холоде
Музыка звучит
И о звездных сполохах, 
В голубой ночи.
Никому не надобны
Горние миры.
Крынку бы прохладного
Квасу - да с жары.
Вьется дымом ладанным, 
Пляшет твой смычок.
Никого не радует
Сельский дурачок.

Версия для печати