Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2018, 4

Обнимает небо птица...

Стихи

 

Евгений Чемякин (1986) — родился в Свердловске. Выпускник исторического факультета УрФУ, кандидат исторических наук. Музыкант. Автор поэтических книг «Стихотворения» (2006) и «Третье лицо» (2011). Стихи публиковались в различных литературных журналах, альманахах, сборниках. Живет в Екатеринбурге.

 

 

 

 

***

 

В небо нырнуть без всплеска.

Или это вода,

натянутая, как леска,

с той стороны сюда.

Чувствовать кожей звезды,

вверенные волнам.

Впрочем, теперь ты сам

стал невесом, как воздух

с морем напополам.

 

 

***

 

А на дорогах легче было встретить

Бога, чем человека…

М. Волошин

 

Горечь степной полыни

в древних святых местах

чувствуется и поныне.

Мир, сотворенный в глине,

держится на китах.

 

Все на местах, как прежде, —

стоит напрячь глаза:

бродит по побережью

старец в холщовой одежде,

молится на образа.

 

Рядом — тропа сквозная,

полынная, кочевая,

ведущая вдоль реки.

Об этой дороге знают

боги да рыбаки.

***

 

Из глаз не слезы, а смола:

так прикасаются к иному —

полупрозрачному, святому —

из глины, крови и стекла,

из языка. Так речь сама

в себе живет забытой тайной,

но прорывается случайно

строкой нелегкого письма.

Так мироточит тишина,

себя уже не узнавая

в той музыке, что, как живая,

играет в парке дотемна.

 

 

***

 

Человек с разбитой головой

посреди огромной мостовой

провожает небо облаками:

говорит словами и руками

машет. Снова говорит.

 

Из разбитой головы стихами

проливается на этот свет

свет иной. И этот свет искрит

брызгами, осколками,

цветами.

 

 

***

 

Чем ближе к дому, тем тяжелее сны —

словно из камня выточен этот дом.

Отчего, Мельпомена, твои дети всегда грустны?

Оттого ли, что путь этот им знаком?

 

Оттого ли, что камень зовет в тишине косу,

и в который раз слышен глухой удар?

Это сердце твое, Мельпомена, чует грозу

точнее, чем корабельный радар.

 

Оттого ли и штурман глядит с тоской

на прибрежные скалы. No pulse nor will1.

Даже дочь твоя, Мельпомена, закрыла глаза рукой —

столкновение неизбежно. Плыви. Плыви.

 

 

***

 

Вдохновленный рябиновой осенью,

в иностранном двубортном пальто

гражданин с выразительной проседью

уезжает на белом авто.

 

Будто можно уйти безболезненно,

расписаться в листе обходном,

сдать на выходе ножики-лезвия

и покинуть пейзаж за окном.

 

 

***

 

Обнимает небо птица

легким ивовым крылом —

вырвалась из рук синица,

стала белым журавлем,

 

стала ангелом и Богом,

у которого в руках

все мы птицы: много-много

птиц в прозрачных облаках.

 

 

 

Версия для печати