Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2018, 4

Листает ветер черновик...

Стихи

 

 

Александр Ибрагимов (1947) — родился в деревне Спиченково Кемеровской области. Выпускник филологического факультета Кемеровского государственного университета. Литературный редактор журнала поэзии «После 12». Автор книг: «Буквы одуванчика» (1976), «Пусть будет каждому любовь» (1983), «Тело судьбы» (1990), «Моя трава зеленоглазая» (1994), «Это лето всех лет» (1997), «Крест русского четверостишья» (2002), «Белый квадрат. Поэт о поэте» (2007), «Космоязычие» (2015).

 

 

***

 

Листает ветер черновик

В бору на даче.

По строчкам пробегает блик —

Листает дальше.

 

И тени беглые ветвей

Азы выводят

И необдуманно смелей

Слова находят.

 

И я как будто ни при чём,

И если честно,

Кто написал и кто прочёл —

Мне неизвестно.

 

 

***

 

Заиндевели холмы

И драгоценные рощи…

Нет у меня сумы

Да и пути попроще.

 

Нету, видать, ума

И в придачу уменья,

Чтоб принести с холма

Изморозь изумленья.

 

 

***

 

«Когда потребует поэта

К священной жертве Аполлон» —

Стрелу сияющую света

Притягивает сердцем он.

 

Родные не услышат грома.

А он при детях сдержит стон,

Когда его под крышей дома

Пытает правдой Аполлон!

 

 

***

 

Горы на закате,

А над ними — свет…

Как твоё объятье

На исходе лет.

 

Над вершиной снежной,

Над лицом моим

Всё струится нежный,

В поцелуях, дым...

 

 

***

 

Начисто скошено лето,

Сметано лето в стога.

Летняя песенка спета,

Потом политы лога.

 

Брошены смертные косы.

Женщины в косы вплели

Ранние крупные росы —

Рядом с мужьями легли.

 

 

***

 

Запотели утром стёкла,

Между рам — зелёный мох.

Там — во мху — оса засохла,

За стеклом — кузнечик смолк.

 

Стёкла гору искажают,

Где спасался Филарет…

Лист бумаги отражает

То, чего на свете — нет.

 

 

***

 

В лесах воспаление лёгких —

Пылают берёзы с боков

И белые длинные лодки

Плывущих к зиме облаков

Над этой приютной долиной —

С вершиной, сверкнувшей в реке...

И воздух — пустынный-пустынный,

Как посох прозрачный в руке.

 

 

***

Памяти Юры Закутайло

1

 

Прошелестел листвой дверей.

Прошелестел листвою книг.

Всё подгонял себя: скорей!

Всё торопил тот самый миг.

 

Он пролистал страницы дней.

Друзей на слове обрывал.

Всё беспощадней, всё верней

Он пустоту рукой хватал.

 

2

 

В Телецком озере могилу

Он рыл себе, под знаком Рыб

Родившийся, и через силу

В хрустальном озере зарыт.

 

Бежал по материнской зыби,

Отцовскую отринув твердь,

Его вели и звали Рыбы —

На нас оттуда посмотреть...

 

3

 

И никто не заплакал о нем —

Может, кто и заплачет.

Постоял-походил под окном —

Показалось: чудачит...

 

И никто не рванулся к окну —

Может, кто и рванулся.

Он ушёл посмотреть на войну —

И назад не вернулся...

 

 

Четыре времени

 

Зима

 

Там, где был я молодым, —

Только зимних веток дым,

 

Только клён, да карагач,

Да фонарь, от слёз незряч,

 

Только я свой старый двор

Огибаю, аки вор.

Весна

 

Там, где был я молодым, —

Моих рукописей дым!

 

Звёзд неистовый восторг —

Во дворе со мной Ван Гог.

 

Он рыжебород, как я, —

На двоих одна скамья.

 

Лето

 

Там, где был я молодым, —

Там и был я нелюбим.

 

Там, распятый в юный рост,

Тополь, вздыбленный до звёзд!

 

Да оставленная мне

Тень любимой на стене.

 

Осень

 

Там, где был я молодым, —

Лишь рыжеволосый дым.

 

Рыжий дым её волос,

Поцелуи сладких ос,

 

Бёдер яблочный испуг —

Двух сердец преступный стук.

 

Версия для печати