Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2017, 10

Политклипы, или Патроны из прошлого-2

 

 

Константин Киселев — родился в Свердловске, окончил философский факультет Уральского государственного университета и заочный факультет правоведения Уральской государственной юридической академии. Автор около четырехсот научных, научно-публицистических и иных трудов, в том числе более двадцати индивидуальных и коллективных монографий, справочников, учебных пособий, словарей. Журналист, политолог, политический деятель.

 

 

Партизан по жизни, или О принципиальности

 

В последнее время очень часто слышишь разговоры о политической целесообразности, о необходимости делать выбор между необходимостью сегодня и сейчас решать очень важные задачи, которые требуют некоторого «тактического» отказа от принципов, и сохранением своей политической и гражданской позиции. Проще говоря, разговоры о том, что есть «с одной стороны», есть «с другой стороны» и, возможно, «с восьмой». Но есть и иные примеры, когда принципы сохраняются, и эффективности это не мешает.

В истории мировой политики есть масса случаев, иллюстрирующих указанную коллизию, но мне близок пример президента Уругвая Хосе Альберто Мухико Кордано (Хосе Мухико, или просто Эль Пепе). Президентом он был только до марта 2015 года, когда он передал свои полномочия соратнику по партии врачу-онкологу Табаре Васкесу.

Хосе Мухико родился в 1935 году. Уже в юности связал свою жизнь с легендарным уругвайским партизанским движением Тупамарос. И вот об этом подробнее.

Почему Тупамарос? Корни названия в истории Южной Америки. Лиц по имени Тупак Амару было двое. Первый — легендарный последний вождь инков, возглавлявший сопротивление индейцев в XVI веке и казненный испанцами. Другой, Хосе Габриэль Кондорканки Ногера, взявший себе имя Тупак Амару, возглавлял борьбу за независимость опять-таки против испанских колонизаторов в XVIII веке. Вообще это имя для всей Южной Америки, для левых радикалов во всем мире действительно нагружено огромным количеством позитивных смыслов, практически святое. Революционные организации Перу и Венесуэлы называли себя в честь Тупака Амару Второго. О рэпере Тапаке Амару Шакуре можно и не говорить. В Европе существовало несколько организаций, имевших в наименовании производные от Тупамарос.

Откуда и почему появились Тупамарос в Уругвае? Понятно, что внутренние условия, в том числе кризис. Ясно, что символическое влияние кубинской революции и последующих событий. Очевидно, что поражения «сельских партизан» в целом ряде регионов мира. И, конечно, объективные условия самого Уругвая. Уже в 1960-е годы уровень урбанизации в Уругвае был выше 80 процентов. Под 90!!! Сейчас уровень урбанизации, по которому Уругвай занимает 13-е место в мире, — 92,6%. Для сравнения, Россия с ее 73,2% занимала на 2011 год 54-е место.

В таких условиях левые радикалы Уругвая, считавшие вооруженное сопротивление нормой, вынуждены были разрабатывать тактику и стратегию городской герильи, партизанской войны в городе. Монтевидео уже тогда был весьма приличным мегаполисом. Площадью в 300 квадратных километров. Сейчас этим никого не удивишь, но для начала 60-х несколько сот «городских» квадратных километров — огромная территория. Городские джунгли.

Казалось бы, что такого в городской герилье? Но масштабы, проработанность тактических схем, организованность, дерзость, жертвенность и многое-многое иное поражают.

Во-первых, Тупамарос имели достаточно развернутую и идеологически проработанную программу. Это не отдельные «хотелки» отдельных левых, это не анархо-синдикалистские вопли на тему «дай мне и побольше, и побыстрее». Нет, это абсолютно проработанная система политических взглядов. Благо что грамотной интеллигенции в Тупамарос было достаточно. Большинство в Тупамарос — представители образованных классов. Врачи, юристы, священники, студенты, служащие. Две трети Тупамарос — студенты, техники, профессионалы и т.д. Нет, были рабочие, но большинство они не составляли. При проведении операции по ликвидации Тупамарос было обнаружено, например, шесть хирургических бригад. Это только обнаружено!

Основа идеологии однозначно левая. Но помимо традиционной левацкой фразеологии (капиталисты, империалистические страны, политические партии продажны, партизанская война легитимна и т.д.) было еще несколько любопытных вещей.

Прежде всего апелляция к уругвайской идентичности, самобытности, национализму. Теме национального строительства, формирования уругвайской нации Тупамарос уделяли особое внимание. Лозунг Тупамарос — «Родина для всех, или Родина ни для кого!».

Отважусь на гипотезу, что Тупамарос сыграли значительную роль в становлении уругвайской нации. С одной стороны, это был вызов, на который должна была ответить не только власть, но и общество. С другой, Тупамарос стали фактором гражданской консолидации. Доказательство этому — будущие политические, электоральные победы, в том числе президента «от партизан». С третьей, Тупамарос явно способствовали пробуждению политического сознания и становлению нового политического класса в Уругвае. Кроме того, Тупамарос, скрываясь от властей, мыслили не только категориями внутренней политики, но и в «мировом масштабе». Они имели свои структуры, обеспечивающие международные контакты. То есть Уругвай, уругвайская нация и на уровне программы, и на уровне практических попыток «вписывалась» в мировое сообщество. И т.д. и т.п.

Что касается «базиса», то экономический путь Уругвая, по Тупамарос, — отрицание стабильности, в которой заинтересованы капиталисты и власть, уничтожение коррупции и модернизация.

Во-вторых, Тупамарос понимали, что одними акциями ничего не добьешься. Тем более что иногда они объявляли вполне обоснованные «перерывы» в своей деятельности. Например, перед выборами, чтобы те прошли спокойно, разумно, взвешенно. А потому очень большое внимание уделяли агитации и пропаганде.

Вот одна из пропагандистских акций. Май 1969 года. Финал Кубка Америки. Играет «Насьональ» из Монтевидео, легендарный клуб, созданный еще в 1899 году. Вся страна слушает радио. И вместо местного Уткина или Губерниева включается… информация о Тупамарос. Несколько минут вещания. Перерыв. Опять Тупамарос. Полиция… да что полиция, вся страна сходила с ума. Больше от восторга, но и от возмущения тоже.

Пропаганда Тупамарос работала настолько эффективно, насколько бездарно работали официальные СМИ. Они практически помогали Тупамарос, рассказывая об их деятельности. Конечно, рассказывали они в критическом ключе, но и эта критика работала на Тупамарос. В итоге власти что-то поняли, и последовали тотальные запреты. Первоначально запретили упоминать название организации. Потом последовали запреты на целый ряд лексем: террорист, ячейка, партизан и т.д. Следом запретили вообще упоминать о каких-либо акциях: стачки, похищения, ограбления и т.д. Все шло по нарастающей. Вплоть до запрета на литературу из «нелояльных» стран.

В арсенале Тупамарос: открытые письма, расклейка и разноска листовок, собственные газеты, контакты с иностранными СМИ, захват кинотеатров, учреждений и предприятий, в которых перед «захваченными» просто читались «лекции», произносились речи и т.д. и т.п.

В-третьих, Тупамарос задавали стандарты политического поведения и политической этики. В том числе через отказ от немотивированного насилия, через создание механизмов согласования интересов, нахождения точек соприкосновения, точек согласия. Через личный аскетизм. Через проведение акций по раздаче захваченных еды и имущества бедным, буквально следуя «заветам» Робин Гуда.

Как, например, оценить следующую акцию? В ответ на аресты партизан Тупамарос берут в заложники несколько иностранцев. Условие освобождения заложников — освобождение арестованных. Правительство отказывается. Тупамарос меняют условия. Теперь правительство должно решить имеющиеся трудовые споры в пользу рабочих. И вот уже Уругвай знает, что Тупамарос не только думает о своих партизанах, но и обо «всем трудовом народе».

В-четвертых, Тупамарос большую роль отводили символическим акциям. Например, организации побегов из тюрем. Как-то раз им удалось вывести из тюрьмы более ста своих соратников. А чего стоил захват городка Пандо, расположенного недалеко от Мотевидео, в годовщину смерти Че Гевары в 1969 году? Партизаны проникли в город под видом похоронной процессии, взяли власть… Правительство, полиция и армия в шоке. Что полиция, страна в ауте.

Что в итоге? Тупамарос удалось создать фактически параллельную систему власти. Всем было объяснено, что Тупамарос действует только «по закону», наказывает только преступников.

Представляете диалог:

Правительство: Тупамарос — бандиты!

Тупамарос: В Правительстве засели жулики и воры!

Правительство: Они захватывают людей!

Тупамарос: Мы наказываем коррупционеров. Мы должны это сделать, ибо таков закон. Более того, мы высылали материалы по этим коррупционерам в полицию. Полиция бездействует. Вот мы и осуществили справедливое возмездие. Именем народа, справедливости и права.

Правительство: А зачем грабить банки?

Тупамарос: Мы возвращаем ворованные деньги людям.

И каждый ссылается на свой закон.

В рамках «программы» создания параллельной власти Тупамарос даже пробовали самоуправляться через Национальное Собрание, в которое входили представители всех партизанских групп. На предприятиях создавались комитеты поддержки Тупамарос. Полиция стала реально бояться Тупамарос. Полицейские опасались носить форму.

Вздрогнули и западные страны. Похищения коснулись их граждан, вплоть до представителей дипломатического корпуса.

Как уже упоминалось, Тупамарос были вполне договороспособны. Например, в 1971 году они сами объявили мораторий на акционизм на пять месяцев, чтобы национальные выборы прошли в спокойной обстановке.

Но не помогло. Результаты были жестко фальсифицированы. Власть перешла от радикального Пачеко Ареко к еще более нетерпимому к Тупамарос Хуану Бордаберри. По факту было объявлено чрезвычайное положение, режим «внутренней войны». Полиция, которая показала себя не с лучшей стороны, была практически отстранена от борьбы с Тупамарос, а военные сделали все грубо, но эффективно. Реальные боевые столкновения, огромные деньги за информацию о партизанах, аресты сочувствующих, допросы и пытки… арсенал известен.

Особую роль сыграли правые организации, поддержанные властью. Вот название лишь одной «гражданской» организации — «Команда охотников за Тупамарос» (Comando Caza Tupamaros). Насилие по отношению к Тупамарос было легализовано.

К началу 1973 года партизанское движение Тупамарос было практически полностью ликвидировано. Лидеры оказались в тюрьмах. В стране ряд переворотов. Под запретом партии.

Шло время. Тупамарос отбывали свои сроки. Активисты отсидели в тюрьмах по 10-15 лет. Не все выжили. Но основатель Тупамарос Рауль Сендик остался жив. Он умер спустя три года после освобождения, в 1985 году, когда в Уругвай вернулась демократия. Выжил и Хосе Мухико.

Партизаны успокоились?

Нет. Выйдя из тюрем, они заявили, что продолжат заниматься политикой, но другими методами. Уже без насилия. И вошли в Широкий фронт, созданный левыми партиями и организациями в 1971 году и находившийся под запретом до 1984 года. Тупамарос уругвайцы не забыли. Тем более что средний возраст партизан в период акционизма был 25–28 лет. И именно то поколение, которое и поддерживало партизан в 60–70-е, в середине 80-х входило в силу.

В 1994 году Мухико становится депутатом. В 1999 году — сенатором. Через 20 лет после легализации в 2004 году Широкий фронт — правящая партия. В 2005 году его кандидат становится президентом, а Мухико — министром.

Наконец в 2010 году Хосе Мухико, бывший партизан Тупамарос, бывший политзаключенный, получивший в свое время шесть ранений, становится президентом Уругвая. О его деятельности лучше всего судить по результатам.

Либерализация экономики. Признание роли рынка. Реформа образования. Снижение безработицы. Рост уровня потребления. Существенное сокращение бедности. Более десяти лет, когда у власти находились представители Широкого фронта, экономика вообще не знала рецессий. И последнее, ВВП на душу населения. В Уругвае, по данным Всемирного банка, в 2013 году — 16 351 доллар. Это 47-е место в мире. Для сравнения, в России — 14 612 долларов и 51 место. При всех ресурсах и амбициях.

Кроме того, в Уругвае при Мухико резко снизилась преступность. И последнее. Хосе Мухико весь срок президентства получал зарплату в 12 с половиной тысяч долларов. Оставлял себе только 10 процентов. Тысячу двести с небольшим. Средняя сумма по стране. Остальное отдавал на благотворительность. Он так и не переехал в президентский дворец. Жил и живет на ферме. Выращивает цветы. Наемных работников нет. По дому и на ферме работает сам. Управляет трактором. Ездит на велосипеде. Самая большая покупка — фольксваген «Жук», что обошелся ему около двух тысяч. Вся охрана — трое полицейских. Считается самым бедным президентом в мире.

Но вернемся к самому началу. Вспомним о конфликте принципов и целесообразности. Похоже, что у Хосе Мухико вся жизнь на одном дыхании. Принципам не изменял. Никому не кланялся. Говорил, что думал. С неизбежностью в виде социального либерализма для страны смирился, признал позитивную роль роста потребления, ибо страну и людей любит, но по отношению к себе остался тем самым последовательным левым, последовательным партизаном Эль Пепе.

P.S. Автор не является сторонником насилия. Ни левого, ни правого. Ни даже в форме партизанской войны. Но не признать заслуги Тупамарос и Хосе Мухико — погрешить против объективности.

 

Город под одной крышей

 

Есть на Аляске удивительный город. По меркам России — деревня. По меркам Аляски, все же город. Чуть более ста километров от Анкориджа на берегу пролива Принца Вильгельма стоит Уиттиер (Whittier).

Он отделен от Анкориджа и тяготеющей к нему части Аляски парой хребтов, сквозь ближний к Уиттиеру в 1942 году проложен тоннель. И иной дороги нет. Разве что по воде.

Тоннель в несколько миль строили военные, которые в то время на Аляске много чего возвели: дороги, дома, аэродромы подлета и т.д. К войне в Тихом океане готовились. Тоннель однопутный. Т.е. одна полоса. И потому его открывают то в одну сторону, то в другую. С часовым перерывом. А на ночь в 22.30 вообще закрывают. Кроме того, в тоннеле проложена функционирующая железная дорога. А в самом городе есть терминал Аляскинской железки.

Но это — присказка. Сказка в том, что почти все население города живет под одной крышей. В одном доме!

И «виноваты» в этом опять военные. В 1950-е они построили здесь два огромных здания. Одно так и не пустили в эксплуатацию. Уж очень оно большое по меркам Аляски, да и военная надобность отпала. А вот другое передано общине Уиттиера.

И все жители города поселились в нем. Здание на 700 человек. Первоначально жили в нем человек 150. Впрочем, и население города было в районе двухсот. Сейчас население выросло примерно до 400 человек. И большинство в одном доме. Сити-менеджер — фактически управдом.

В этом же доме располагаются магазинчики, почта, избирательный участок, гостиница и многое иное, что нужно для жизни. Например, в 301-м офисе находится больничка. Волей случая удалось побывать в этом доме. Жить пришлось на самом верхнем этаже, в номере 1510. С учетом того, что город и дом есть практически одно, можно сказать, что адрес был: перекресток 15-й авеню с «правой лифтовой» стрит.

И довеском. В городе 35 детей школьного возраста, трое полицейских, и... иногда сюда заходят океанские лайнеры.

Север. Более того, совсем Север-Север-Север. Один дом. Местное самоуправление в полном объеме. Своя экономика. Свой туристический кластер. Свои отношения. Своя жизнь.

 

Король Шотландии, или Человек, который «победил» США

 

США уже давно, стабильно, традиционно вызывают ненависть у многих политиков. Но почему-то эти политики по большей части оказываются склонными к авторитарному и даже тираническому правлению. Эта закономерность обнаруживается самым простым способом —эмпирически. Если встретил политика, настроенного антиамерикански, то он, скорее всего, склонен отрицать и универсальность прогресса, и демократию, и права человека, и простые нормы нравственности и справедливости. Более того, скорее всего, верна и обратная логика. То есть оправдание диктатуры, насилия и тому подобных «радостей» политической жизни, с большой степенью вероятности, сопровождаются антиамериканизмом. Кстати, замечу, что с антисемитизмом примерно такая же «штука».

Антиамериканизм — явление распространенное, но я знаю лишь одного политика, который смог одержать «военную победу» над США.

И это последний Король Шотландии, а также «Его Превосходительство Пожизненный Президент, Фельдмаршал Аль-Хаджи Доктор Иди Амин, Повелитель всех зверей на земле и рыб в море, Завоеватель Британской Империи в Африке вообще и в Уганде в частности, кавалер орденов «Крест Виктории», «Военный крест» и ордена «За боевые заслуги». Или проще, один из известнейших диктаторов Африки, президент Уганды в 1971—1979-м. Иди Амин (Иди Аво-Онго Ангу Амин).

Биография Иди Амина достаточно стандартна для африканского диктатора. Конечно, без учета этнографических особенностей. Здоровенный представитель племени каква (по матери) и племени лугбара (по отцу). Мать — колдунья. Отец исчез. Перешел в ислам в 16 лет, что не мешало языческим практикам. Изучение Корана грамоте не научило. Служба в английской армии. Один из двух первых офицеров угандийцев. Бокс, регби, плавание. Немотивированная жестокость. Применение пыток. Но обошлось без суда.

1962 год — независимость Уганды. 1966 год — переворот. Иди Амин становится главнокомандующим. Новый переворот. Бывший президент обвинен в коррупции. Вся власть у Иди Амина.

И далее буквально по известному сценарию. Первоначальное заигрывание с либерализмом и демократией. Восстанавливается действие Конституции. Распускается местный КГБ. Воздается дань пострадавшим от предшественника. Контакты с США, Великобританией, Израилем и ЮАР. Британцы с американцами отнеслись первоначально нормально, но вот Израиль сразу отказал странному угандийскому мусульманину.

Вообще, у Израиля с Угандой старые отношения. В начале 20 века на территории Британской Восточной Африки чуть было не возник… некоторый вариант Израиля. Можно сказать, протоИзраиль. В то время Теодор Герцль искал место для создания еврейского государства. Было несколько вариантов. В том числе и тот, что получил название План Уганды. В 1903 году Великобритания официально предложила свои африканские территории для создания нового государства в границах, которые не были определены и их фиксация предполагалась в будущем. Герцля угандийский вариант устраивал в качестве временного, чтобы спасти прежде всего российских евреев, страдающих от погромов. Но очередной Сионистский конгресс не подержал Теодора Герцля. А затем и посланная в Африку комиссия дала отрицательное заключение. Короче, ни в начале прошлого века, ни в 1970-е годы израильтяне не стали связываться с Угандой. Хотя вели там бизнес, строили и просвещали.

А потом понеслось по восходящей. Уже в 1971 году Иди Амин начал чистки. Убитые скармливались крокодилам. Трупов было столько, что забивались технологические сливы электростанции. Чистили по этническому признаку, т.е. представителей тех племен, что не имели родственных корней с Иди Амином. Начинается фамилия на «О», то есть принадлежишь к племенам ачоли или ланги, получай веревку или пулю. Затем начали убивать случайных людей, вынуждая родственников выкупать трупы. А что сделаешь? Культ предков требовал ритуальных захоронений.

В 1972 году последовала высылка всех бизнесменов азиатского происхождения. Главным образом индусов. Конфисковали всю их собственность, обвинив в ограблении Уганды. Кто виноват? Ведь не неграмотный параноик Иди Амин и его гвардия. Виноваты США, Израиль и танцующие под их дудку азиаты. А потому вся власть черным! А далее… убийства, убийства, убийства. По некоторым данным, до 500 тысяч человек.

Кроме того, любил Иди Амин пошутить насчет людоедства. Своим солдатам советовал, что если совсем трудно, то своим товарищем вполне можно перекусить. То голову личного врага отрежет и в холодильнике заморозит. То еще что-нибудь этакое отчудит. Правда, обвинения в людоедстве ему так и не были предъявлены.

И вот уже США, Великобритания и Израиль — злейшие враги. В 1973 году Штаты закрывают свое посольство, Британия — в 1976 году. СССР, ГДР, Ливия и Палестина становятся лучшими друзьями. Ливийские деньги, советское оружие, немецкие технологии спецслужб, палестинские советники.

Угандийцы с палестинцами как-то раз вообще в одном интересе оказались. Это случилось, когда в 1976 году боевики из Народного фронта освобождения Палестины и Фракций Красной Армии (RAF) угнали французский самолет и посадили его в угандийском столичном аэропорту Энтеббе. Тут антисемитизм Иди Амина проявился в полной мере. Он отпустил всех заложников, кроме израильтян. Ну не может диктатор без антисемитизма и антиамериканизма! Не может.

Добровольно также остался экипаж самолета. Не смог оставить пассажиров. Затем израильтяне разработали операцию по освобождению заложников «Удар молнии» («Шаровая молния»), которую уже после переименовали в «Йонатан» в честь Йонатана Нетаньяху (старший брат будущего премьера), погибшего в ходе операции. Операция прошла успешно. Погибли только три заложника из более чем ста человек. Все террористы и несколько десятков угандийских солдат были убиты. Иди Амин взбесился. Друзья-палестинцы так на него надеялись. А он упустил сотню заложников. Последовали новые репрессии.

Наконец, тот самый ключевой момент. Однажды Иди Амин не стерпел «нападок» США и объявил Америке войну. Подождал. Никакой реакции. Подождал еще. Ноль эмоций. Выждал сутки. Опять тишина. Что ему оставалось делать, если вторая сторона, во-первых, очень далеко, во-вторых, не реагирует. Вот и объявил себя «повелитель всех зверей и рыб» еще и победителем Соединенных Штатов Америки. Аналогично с Великобританией, которую он «завоевал». А после «завоевания» назначил себя Королем Шотландии. Последним королем. Такие вот угандийские «приколы». J

И кстати. Отдельная история была у Иди Амина с Гитлером. Гитлер — кумир, ибо он уничтожал евреев, которые деньги Иди Амину так и не дали. Сначала Иди Амин коллекционировал нацистскую символику. Ордена, медали. Не стеснялся их на себя навешивать. Живет легенда, что для того, чтобы вместить все награды, которыми фельдмаршал Иди Амин себя наградил, он вынужден был удлинить себе мундир.

Но возвращаясь к теме нацизма. Однажды что-то в голову диктатору стукнуло, и решил Иди Амин памятник Гитлеру в столице Уганды Кампале установить. А Уганда тогда уже была страной не то чтобы социалистической ориентации, но к таковым стремилась. И оружие наше, и советники. А тут памятник Гитлеру у наших «лучших» африканских друзей! Крутили-вертели советские идеологи, переговаривались, но таки отговорили Иди Амина от увековечивания образа всемирного злодея. А так-то могла случиться забавная политическая шутка: мемориал, посвященный Гитлеру, в ориентированной на СССР стране.

Не скрывал Иди Амин и своего антисемитизма, о чем как-то раз и написал Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму: мол, Гитлер был молодец, что убил шесть миллионов евреев, ибо евреи — не люди. И аргументировал: евреи работают не для блага всех, а только для себя. И вообще, хорошо было бы перенести штаб-квартиру ООН в Уганду. Нормальный такой PR-ход. Но времена были такие, что СССР и его союзники не просто терпели выходки Иди Амина и ему подобных, но, судя по всему, еще и подстрекали, и пользовались ими для решения неких весьма странных «геополитических» задач.

Закончил диктатор плохо. Решил напасть на Танзанию. Тут все и завершилось. После изгнания жил в Саудовской Аравии. Чудил чуть меньше. Убивать и пытать ему уже не позволяли. Умер не так давно, в 2003 году.

А жемчужина Африки Уганда? Все традиционно для стран, переживших диктатуру, антиамериканизм и антисемитизм. По оценкам Всемирного банка, за 2013 год — 179-е место по ВВП на душу населения. «Целых» 547 долларов на человека. В проклинаемых США — почти в 100 раз больше, 53 тысячи 183 доллара, в Израиле — 36 тысяч 151 доллар.

Зато Уганда США «победила». За один день. Только кому это надо?

 

Бир-Тавиль — место, которое никому не принадлежит

 

В 1899 году после серии войн и восстаний возникла необходимость официального оформления роли Великобритании в Судане и Египте, которая повлекла за собой проблему проведения границы между Суданом и Египтом. В итоге был оформлен так называемый англо-египетский кондоминиум, с согласия Великобритании Судан возглавил египетский генерал, и, не мудрствуя лукаво, граница между Суданом и Египтом была проложена по 22-й параллели.

Три года спустя британские власти решили задуматься более тщательно и учесть интересы тех племен, которые понятия не имели ни о каких параллелях и меридианах, но вели хозяйственную деятельность то к югу от 22-й, то к северу от нее же. И тогда в 1902 году была проложена административная, но не политическая граница между Египтом и Суданом. В соответствии с этим решением Халаибский треугольник, а это значительный «кусок» территории к северу от параллели, имеющий морскую границу, отходил к Судану, а много меньший кусок пустыни четырехугольной формы к югу от 22-й был отдан Египту. Совершенно закономерно этот четырехугольник получил название «треугольника». А с учетом почти полного отсутствия воды на этой территории опять-таки закономерно собственное имя четырехугольного треугольника Бир-Тавиль в переводе означает источник влаги, глубокий колодец.

Далее стало веселее. Египет и Судан получили полную независимость. В Халаибском треугольнике была найдена нефть. Конфликт за Халаиб привел к военным столкновениям. Все как обычно. Но и той и другой стороне нужно было юридически обосновать свои претензии на Халаибы. Египет был за границу 1899 года, а потому не мог признать Бир-Тавиль своим. Судан был за границу 1902 года, а потому тоже не мог признать Бир-Тавиль своей территорией. Но обе страны претендовали на Халаиб. Ладно, Халаиб — отдельная история, а вот куда податься Бир-Тавилю? Так и стал «четырехугольный треугольник», «безводный источник воды» в пустыне, ничейной территорией — terra nullius.

Продолжалось это не так долго. Тут же появились люди, которые решили забрать Бир-Тавиль себе. Не для того, чтобы жить, но ничейная земля не может не использоваться. Она должна приносить доход. Некто Джордж Генри в 2010 году объявил себя королем суверенной монархии Бир-Тавиля. И не только объявил, но и печатает паспорта, чеканит монету. Если не ошибаюсь, то называется валюта пиастрами и фунтами. Кстати, набор монет вполне доступен по цене и в России. Есть Султанат Бир-Тавиля. Это совсем другое государство. Есть пара республик. Например, есть чисто ради прикола созданная Республика Бир-Тавиль в составе Республики Песчаная Глинка. Это уже российские изыски.

Одна из последних попыток учредить государство на территории четырехугольного треугольника была предпринята американским фермером Иеремией Хитоном в 2014 году. История романтическая. Хитон уж очень любил и любит свою дочь Эмилию, а та по причинам отчаянного несовершеннолетия хотела стать принцессой. Но все знают, что существует два способа стать принцессой: иметь папу короля или выйти замуж за принца. Замуж за принца по причине этого же самого отчаянного несовершеннолетия Эмилии не грозило, но с папой ей явно повезло. Хитон, прослышав про Бир-Тавиль, отправился устанавливать над ним свой суверенитет. В качестве главного «оружия» его семьей был создан флаг будущего суверенного государства. И вот, добравшись до Бир-Тавиля, американец устанавливает флаг, как в старые добрые времена, провозглашает создание Королевства Северного Судана, а себя «назначает» королем. Эмилия становится первой принцессой Северного Судана. А почему бы и нет?

И последнее, если кто-то думает, что Бир-Тавиль — мелкий кусок суши, то для справки: площадь «четырехугольного треугольника» 2 060 квадратных километров, что примерно соответствует площади Сингапура, Бахрейна, Андорры и Лихтенштейна, вместе взятых.

 

Футбольная война, или Наша месть за Гондурас

 

В Гондурасе тоже любят футбол. И тоже умеют в него играть. Примерно так же, как и в России. Но в России чуть лучше. Во всяком случае, на ЧМ-2014 Россия, попав не в очень сильную группу, взяла два очка, а Гондурас в группе, также не блистающей, — ни одного.

Зато любовь к футболу у нас одинаковая. И проявляется это в том числе в политизации этой замечательной игры. А-а-а... Это же проклятые... такие-то... надерем им... что-нибудь. Одним и проиграть не так зазорно, а в игре с другими буквально судьба страны решается. Знакомо?

В Гондурасе аналогично. Но народ там погорячее, и потому как-то раз дело дошло до войны. Ее так и назвали — «футбольная война». Воевали, естественно, с ближайшими соседями-друзьями. Короче, все как у нас.

Дело было в 1969 году. Противником был Сальвадор. Ясно, что подлинной причиной был не футбол. Были экономические трудности в обеих «сверхдержавах». Был общий центральноамериканский рынок. Было много трудовых мигрантов из Сальвадора в Гондурас, ибо не хватало собственных земли и ресурсов. Ничего не напоминает? Только в этом случае Сальвадор экономически был сильнее.

И в какое-то время «сверхдержавы» начали пытаться решать свои экономические проблемы за счет друг друга. И естественно, что с обеих сторон началась пропагандистская истерия. Взаимная «братская» ненависть превысила все возможные пределы. И крышку сорвало. А тут отборочные игры на чемпионат мира по футболу...

Ровно кстати. Ровно в срок. Как на заказ.

И так случилось, что в отборочный полуфинал вышли наши «сверхдержавы». И нужно им сыграть два матча. Если же каждый выигрывает по одному, то назначается третий, на нейтральном поле.

Первый матч в Тегусигальпе выигрывает Гондурас! 1:0!!! Не в силах вынести позорного поражения, одна из болельщиц Сальвадора стреляется. Сорванную крышку унесло уже в такие дали, что ее просто не видно... На улицах беспорядки...

Второй матч в Сан-Сальвадоре со счетом 3:0 выигрывает, конечно же, Сальвадор. И на радостях великий сальвадорский народ избивает и болельщиков, и команду проигравшего Гондураса. В ответ гондурасцы бьют у себя сальвадорцев, включая высокопоставленных дипломатов. Т.е. невзирая на статусы. Бьют жестко. Есть погибшие. Тысячи сальвадорцев бегут из Гондураса.

Далее все понятно. Дипломатические ноты. Провокации. Мобилизация. Вой­на. Погибшие. Раненые. Перемирие. Переговоры. Вывод войск. Экономики разрушены. Экономический союз приказал долго жить. Суды. Взаимные претензии. Победивших нет. Одни проигравшие.

Ровно перед третьим матчем в Мехико Сальвадор разорвал дипломатические отношения с Гондурасом. Приурочили. А сам матч в дополнительное время выиграл Сальвадор. 3:2. Сразу же после матча прекращает дипломатическое общение со своим соседом гордый Гондурас. А не нужно было выигрывать у встающего с колен!

Уже после футбольной войны на самом чемпионате мира Сальвадор проиграл всё и всем. Не забив ни одного мяча. В том числе проиграл СССР. 2:0. В одной группе были. Можно сказать, что мы отомстили за Гондурас.

Такая вот любовь к футболу. Прямо страсть невиданной силы...

 

Мечта

 

Как-то раз в Лаосе лаосский гид на полном серьезе заявил: «Мечта каждого жителя Лаоса — выпить пива, поспать и ничего больше не делать».

Кажется, что в своих мечтах жители Лаоса не так уж и оригинальны.

 

Об астрологии и роли религии на выборах,

или Первое извинение Барака Обамы

 

В ноябре 2008 года, когда стало ясно, что большинство американских выборщиков на стороне Барака Обамы и что в 2009 году именно он станет самым влиятельным человеком в мире, заняв кресло президента США, Барак Обама дал свою первую пресс-конференцию в новом качестве. После которой он, опять-таки в первый раз в этом своем новом качестве, вынужден был извиниться. И не перед кем-нибудь, а перед женой одного из самых популярных, самых эффективных, самых узнаваемых президентов США — перед Нэнси Рейган.

Что же случилось? Барак Обама стал жертвой собственного остроумия. Отвечая на вопрос о том, с кем из бывших президентов США он уже успел поговорить, Барак Обама сказал, что со всеми. И добавил, что при этом он не проводил спиритических сеансов, как это делала Нэнси Рейган. То есть поговорил со всеми живыми, но вот духов не вызывал. Казалось бы, что такого? Вполне себе шутка, явно лучше и много приличнее, чем про «мочить», «белые ленточки и презервативы» или «половые органы дедушки, которые могли бы быть у бабушки». И все же Барак Обама позвонил Нэнси Рейган, извинился, наговорил бывшей первой леди комплиментов и был прощен. Это вопросы этики, вопросы публичного поведения, но что же действительно стояло за этой шуткой?

В 1988 году бывший министр финансов США, бывший руководитель аппарата Белого Дома Дональд Томас Риган в своей книге «For The Record: From Wall Street To Washington» («Для протокола») рассказал, что Нэнси Рейган «страдала» зависимостью от астрологии и конкретно от личного астролога Джоан Квигли. И были подробности, которые говорили о том, что все расписание президента США зависело от Нэнси Рейган, ее астролога и соответствующих предсказаний. А где расписание, там и решения. Получалось, что весь мир зависел от увлечения Нэнси Рейган и астролога Джоан Квигли.

Нэнси Рейган ответила Дональду Ригану в 1989 году в своих мемуарах «My Turn: The Memoirs of Nancy Reagan» («Моя очередь. Мемуары Нэнси Рейган»). Она, естественно, оправдывалась, пытаясь преуменьшить свою зависимость от астрологии: типа всем нужно расслабляться, что причиной увлечения стал стресс после покушения на Р. Рейгана, что каждый нуждается в отдыхе, что частное дело, что их отношения с астрологом дружеские, а не служебные и т.д. и т.п.

По-человечески Нэнси Рейган можно понять. Быть женой президента, избранного в «нулевой год», зная о проклятии, в соответствии с которым все президенты, избранные в год, заканчивающийся на ноль, будут убиты или умрут на этом посту, — серьезная нагрузка на психику. А тут еще покушение, при котором Рональд Рейган чудом выжил. Шесть выстрелов, но лишь одна пуля попала в Рейгана, пробив легкое. А ему тогда было уже 70 лет. Поневоле свечки ставить пойдешь или, вспомнив о своем давнем увлечении, к астрологу обратишься.

Еще через год, в 1990-м, в дискуссию о роли астрологии в президентской жизни вступила сама Джоан Квигли: «What Does Joan Say?»: My Seven Years as White House Astrologer to Nancy and Ronald Reagan» («Что говорит Джоан? Мои семь лет в Белом Доме в качестве астролога Нэнси и Рональда Рейганов»). Астролог, естественно, преувеличивала свое влияние. Получалось, что она и избирательную кампанию выиграла, и покушение предсказала, и разрядке международной напряженности способствовала. Что ж, реклама никому не мешала. В том числе и прежде всего в астрологическом мире, где звездный клиент — свидетельство серьезности, если хотите, научности астрологической услуги и залог продвижения бизнеса.

В итоге три года Америка имела возможность наслаждаться спорами об астрологии. Но обратите внимание, было это после того, как Рональд Рейган перестал быть президентом, а Нэнси Рейган сложила с себя полномочия. До этого времени никто астрологию в качестве всеобщего американского увлечения не навязывал, с одной стороны. И все причастные не комментировали, по сути, частное увлечение одной высокопоставленной дамы — с другой. Никто никому ничего, никаких «астрологических скреп», открытия астрологических факультетов в ведущих университетах страны и введения обязательных уроков по астрологии в школах. Исполняет президент свои обязанности — хорошо. Не мешает увлечение жены исполнению этих обязанностей — прекрасно.

Еще одна простенькая история. Первые 34 президента США были протестантами. И никому это не мешало. Принадлежишь ты к епископальной церкви или пресвитерианской, являешься баптистом или методистом — твое дело. Одна из характерных черт протестантизма в том, что начальников «глобального масштаба» над протестантами нет, а потому все протестанты зависят прежде всего и главным образом от себя лично. И разнообразие протестантских церквей — дополнительная гарантия того, что такой «начальник» никогда не появится. И американцы спокойно относились к религии своих президентов. Христиане, и ладно. Но вот с 35-м Президентом США получилось не совсем «ровно». Джон Фицджеральд Кеннеди оказался католиком. А это для Штатов, особенно в те времена, — совсем другой коленкор. И Джону Кеннеди всю избирательную кампанию пришлось доказывать, что его католицизм никак не повлияет на его решения, что интересы Америки превыше интересов Ватикана, что папа римский не будет давать указания американскому президенту и т.д.

Америка на тех выборах, в далеком 1960-м, опасалась, что частное дело ее президента станет проблемой для всех, что «религиозные скрепы» одного человека приведут к забвению национальных, всеобщих интересов.

Позже тема частных увлечений или религиозности кандидатов в президенты США всплывала неоднократно. Один из последних случаев — баллотировка от республиканцев в 2012 году приверженца Церкви Иисуса Христа Святых последних дней Митта Ромни. Естественно, что Ромни неоднократно указывали на то, что он мормон, что это может повлиять на его решения в случае избрания. И Ромни проиграл.

Или восемью годами ранее, в 2004-м, Джону Керри припоминали его католицизм. Припоминали и сами католики, которые считали его недостаточно «католическим», и его оппоненты, которые намекали на его религиозные взгляды, которые могут помешать принятию независимых решений.

Тогда даже ходил анекдот: Джон Керри по совету своих политконсультантов собирается встретиться с избирателями-католиками на службе в католическом соборе. Соответственно перед визитом ушлые консультанты договариваются с кардиналом, что тот назовет Джона Керри святым, а за это церковь получит значительную сумму пожертвований. Кардинал соглашается и в день визита произносит: Джон Керри — шулер и мерзавец, мелкий политикан и обманщик. Он никудышный католик, но Джон Керри святой по сравнению с Джорджем Бушем-младшим. К слову, Буш тогда выиграл, собрав в том числе и голоса многих католиков.

Во всех этих случаях правило было одно — частное дело государственного мужа или его близких, будь то астрология или религиозные взгляды, не должно навязываться другим людям, стране в целом. Не должно мешать принятию независимых и разумных решений. Пить чай с астрологом, играть в теннис с персональным тренером, молиться вместе с простыми прихожанами, кататься на горных лыжах или исповедоваться «личному» священнику — без проблем. Но вот предлагать личное увлечение с использованием должностного положения в качестве хоть сколько-нибудь обязательного для миллионов… увольте. Ставить государственные решения в зависимость от астролога, священника, спарринг-партнера или личного тренера по волейболу… как-то не очень серьезно, какими бы замечательными эти четверо ни были.

Может, пойти сыграть в шахматы? Так сказать, в частном порядке.

 

Самый молодой президент, или Черные собаки Гаити

 

В 16 лет командир полка. Самый молодой миллиардер в 23 года. В те же 23 покорить Эверест. Самый юный космонавт в 25. В 8 лет стать самым молодым серийным убийцей. Таких рекордов достаточно много. А вот в политике. Например, кто был самым молодым президентом? Не наследником престола при регенте или без оного, а именно самым молодым президентом страны с республиканским правлением. Пусть формально, но республиканским.

Пока, насколько мне известно, не побит рекорд Жана-Клода Дювалье, который стал президентом Республики Гаити в 19 лет. Вообще, в этой истории, как и в истории Гаити в целом, много интересного и поучительного.

Гаити — вторая страна в Америке после США, провозгласившая независимость.

Эквадор провозгласил независимость в 1809 году. Колумбия в 1810-м. Аргентина в 1816-м. В 1821-м — Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа, Перу и Сальвадор. Бразилия стала независимой в 1822 году. В 1825 году продекларировали Боливия и Уругвай. Акт о Британской Северной Америке, который вроде как положил начало Канаде, принят в 1867 году. Можно продолжать, но вот в Гаити провозглашение независимости страны произошло в 1804 году.

Казалось бы, «вперед и с песнями». Ситуация вполне позволяла развивать экономику. Задел французами был сделан. Тем более что территория нынешней Доминиканской Республики с 1822-го по 1844-й тоже принадлежала гаитянцам. И не суть важно, что во главе республики впервые встали черные. Но нет, не получилось. За два века самых разнообразных исторических и политических перипетий Гаити превратилась в некий символ несчастий и беспомощности, варварства и нищеты, политической жути и беспросветности.

Совсем прошлое можно опустить, а вот некоторые факты из истории Франсуа Дювалье (президент с 1957 по 1971 г.) и его сына, самого молодого президента в мире, Жана-Клода Дювалье (президент с 1971-го по 1986-й) поучительны. Хотя сама история хорошо известна.

Первое, чему «научили» мир отец, бывший по образованию врачом, и сын, образования толком и не получивший, носившие прозвища Папа-Док и Бэби-Док, это проведению выборов и референдумов. Три примера по этому поводу.

В 1961 году Дювалье-старший распускает парламент и через две недели (!) назначает новые выборы. Про административное давление, сгон избирателей, угрозы расстрелами и казни можно не говорить, но была изобретена новая технология: на бюллетенях по выборам в парламент была сделана надпись: «Франсуа Дювалье — президент Гаити». И после подведения итогов было объявлено, что раз гаитянцы видели эту надпись, то они выбрали не только членов Национальной ассамблеи, но и президента. На новый шестилетний срок.

Этого показалось мало. И в 1964 году Папа-Док организует референдум по провозглашению самого себя пожизненным президентом. На бюллетенях написаны строчки этого самого декрета Дювалье о пожизненном президентстве и напечатан ОДИН ответ: «Да». Если кто-то против, то пиши от руки: «Нет». И тогда точно лишишься жизни. Ну, не красавец ли! Куда там «Да. Да. Нет. Да» и прочим выкрутасам. Только одно «Да». И вот уже парламент объявляет Дювалье-старшего президентом навсегда. Одновременно он официально становится верховным вождем революции, покровителем народа, великим возбудителем душ и т.д. и т.п.

Все, казалось бы, можно жить спокойно, но здоровье сдает, и нужен преемник. И фокус с референдумом повторяют, но уже с использованием модернизированной технологии. Во-первых, дважды исправляют конституцию, чтобы снизить минимальный для президентства возраст. Сыну всего 19 лет! Во-вторых, принято решение провести новый референдум о передаче власти Бэби-Доку. Для этого в стране, в которой никто толком и не знал, сколько вообще избирателей, было отпечатано произвольно большое количество бюллетеней. А на избирательных участках не стали чернить пальцы проголосовавших краской, давая, таким образом, любому проголосовать сколько угодно раз. Более того, проголосовать вообще любому! Естественно, что в бюллетене был один вариант ответа: «Согласны ли Вы, чтобы преемником гражданина Франсуа Дювалье стал гражданин Жан-Клод Дювалье? Вы одобряете выбор гражданина Франсуа Дювалье? Да». Я опять молчу про угрозы, расстрелы и прочие радости административного давления. Какой результат получили организаторы? 100 %. Не больше и не меньше. Ровно.

Кстати, организация и PR-сопровождение выборов и референдумов — особая история. Она любопытна своим смысловым, символическим, идеологическим сопровождением. И это второе, на что нужно обратить внимание, ибо в этой идеологии, в этой символической системе виден вполне узнаваемый идеальный тип, работающий и по сей день. Итак.

Во-первых, Гаити — великая страна. Самая-самая. Лидер Гаити — лидер всего Движения неприсоединения. Более того, лидер всего мира черных.

Во-вторых, не дают Гаити хорошо жить враги. Кто они? Здесь все просто. Американцы. И вообще все белые. Но особенно американцы. Апогея антиамериканизм достиг при Кеннеди. Тогда Папа-Док проклял американского президента, истыкал его куклу иголками, а через несколько месяцев Кеннеди был убит. Представьте градус истерии на Гаити. И антиамериканской, и верноподданнической. Наш гаитянский президент — «ихнего» Кеннеди!!! Это при тотальной нищете и разгуле террора.

В-третьих, власть должна быть у черных. Даже не у мулатов, которые уже правили страной, а у чистокровных черных, которые действительно любят свою страну. У настоящих патриотов.

В-четвертых, коли страна в опасности, то нужны спецслужбы. Например, те самые тонтон-макуты, что имели лицензии и на крышевание бизнеса, и на сбор налогов, и на аресты, и на расстрелы. Официальное название этих отморозков весьма идеологичноVolontaires de la Sécurité Nationale. Они не просто наемники, они не просто по приказу, они добровольцы! Как добровольцы они не получали зарплаты, они просто кормились за счет лицензии на террор.

В-пятых, все претензии по поводу репрессий — бред и давление на суверенную Республику Гаити. Дело в том, что демократия имеет разный смысл и содержание в разных странах. Это просто философия. Где-то диктатуру называют демократией, а где-то наоборот. У нас своя гаитянская демократия. Это реально подчеркивал ценитель великого Макиавелли Папа-Док!

В-шестых, тот, кто выступает против власти, борется с коррупцией, — враг гаитянского народа. Расстрелять, пытать, выслать… Рецептов достаточно.

В-седьмых, «кроме меня, некому». Гаити и есть ее лидер. Страна и лидер — суть одно. Лидер, который работает по 20-22 часа в сутки. Который заботится о всех и о каждом. Это про Папу-Дока. А вот про сына постоянно воспроизводится миф о том, что Бэби-Док не хотел наследовать «трон», но проблемы страны, забота о стране, трудные времена «заставили» его выполнить свой долг перед родиной и людьми.

В-восьмых, если есть лидер, то есть его труды, которые нужно изучать. Книжку Папы-Дока «Мысли Дювалье» должны были изучать все. Более того, каждый должен был ее купить. И что не так, а вот вам ссылка на книжечку! Не разделяешь? Сразу расстрелять или сначала помучиться? «Мысли Дювалье» как универсальный критерий оценки.

В-девятых, у Гаити есть свои «скрепы». Это удивительная вещь — гаитянский культ вуду, объединивший африканский вудуизм и католицизм. В котором католическим святым соответствуют «персонажи» вудуизма. Но это особая тема.

Что касается «наших» персонажей, то Папа-Док объявил себя воплощением Барона-Субботы (Baron Samedi), одного из жутких духов вуду. С культом мертвых вообще в Центральной и Южной Америках все здорово, но тут появился живой дух, который знает все и про всех, который обладает магической энергией, у которого есть свои жрецы — тонтон-макуты, которого пули не берут и т.д. и т.п. Все это сопровождалось и соответствующим визуальным рядом (черные одежды, черные очки, кругом фотографии, соответствующие обряды и т.д.), и реальными действиями (убийства, пытки, развешивание убитых и прочее, и прочее).

Проще говоря, в центре скрепляющей религии в Гаити встал сам Папа-Док, который показывал своему народу жуткие «фокусы». Естественно, все свои качества Барона-Субботы Папа передал и Бэби. Интересно, что Папа-Док и сам верил в вуду. Известен случай, что после казни своего очередного сподвижника Дювалье-старший «узнал», что дух этого сподвижника вселился в черного пса. В итоге по приказу Барона-Субботы были лишены жизни все черные собаки Гаити.

Пожалуй, последнее, что хотелось отметить, вспоминая гаитянскую историю двух президентов, это закономерности в отношениях к дихотомиям «демократия — тирания», «либерализм — авторитарный традиционализм». Придя к власти, мягко говоря, не сильно честным путем, Дювалье-старший, начав с массовых убийств своих оппонентов буквально в первые дни (так случилось!), тут же начал клясться в приверженности свободам и правам. Но дни шли за днями, и риторики, и либеральных дел становилось все меньше, но все больше тирании и репрессий. Ровно такая же ситуация с Дювалье-младшим. Первоначальные обещания либерализации и демократизации. Даже пресс-конференция при вступлении в должность. Заигрывания со «свободной» прессой, но потом — «папин путь».

Что такое Гаити сейчас?

Белые не везде, а лишь в определенных районах. Черный расизм не исчез. Наркотрафик. По продолжительности жизни, по разным оценкам, — 149–180-е место в мире. По уровню младенческой смертности — 148-е в мире. Самая бедная страна во всем «американском» полушарии. По уровню ВВП на душу населения — 165. 1703 доллара на человека. Для сравнения, в не самом богатом Гондурасе — 4592.

А самая главная характеристика — уровень готовности к изменениям, к готовности работать, к готовности понимать… Известный пример. В 2010 году случилось землетрясение, в котором погибли 200-250 тысяч человек, более 300 тысяч были ранены. Катастрофа мирового масштаба. И по впечатлениям тех, кто был там и помогал… безучастие, апатия, неспособность принимать решение, нежелание что-либо делать вообще, реакция только на гуманитарную помощь, надежда, что кто-то приезжий, иной за тебя пойдет хоронить трупы…

Нет общества, зато есть «великая» страна, ее враги, ее природные богатства, полиция и скрепы. А ведь могло бы быть…

 

Разговор о значении разговоров, или Об истине и свободе

 

Есть ценности, которые у большинства людей не вызывают никаких сомнений в своей абсолютности. Например, истина. Истина у людей, включенных в процесс, посвященных во все тонкости происходящего или отслеживающих «все источники информации», одна. Я точно знаю… Это не подлежит сомнению… Есть люди, которые знают истину. Обо всем. Всегда.

Попытка заставить российские суды искать некую «объективную истину» именно из этой серии. И суды хотят заставить и заставляют искать «истину», и решения судов подаются как непреложная «истина». Истина якобы в последней инстанции.

Еще больше уверенности в незыблемости неких «истин» у тех, кто отстаивает «истинную веру». Кто же может усомниться в «истинной вере»? Особенно если верующие ссылаются на сотни, тысячи и миллионы погибших в борьбе за эту веру. Веру в слова пророка. Веру в заповеди Моисея. Веру в советскую власть. Веру в святую борьбу с врагами. Или, наконец, веру в школьный учебник истории.

Таких «абсолютных» ценностей, как истина, не слишком много, но они есть. Истина, свобода, справедливость, равенство, любовь, прогресс… Ученые, исследователи, идеологи видят, что часто эти ценности вступают друг с другом в союзы. Бывают, что спорят. Иногда конфликтуют. Это обычные политические истории, благодаря которым развиваются и политическая философии, и идеологии. Развиваются и институты, то есть практики отстаивания того или иного понимания ценностей, практики вражды, практики взаимодействия, практики консенсуса…

Есть множество институций, которым хорошо известен конфликт ценностей. Некоторые институции не выдерживают такого рода конфликтов и гибнут. Некоторые решают его, но в ходе истории все одно исчезают. Но есть такие, которые существуют сотни, а то и тысячи лет, практически постоянно в условиях конфликта ценностей, смыслов, символов. Одна из таких институций — Римско-католическая церковь.

Кто-то считает историю католицизма с Великого раскола 1054 года, и тогда Римско-католической церкви еще нет 1000 лет. Сами католики ведут свою историю с апостольских времен, и тогда церкви уже примерно две тысячи лет. Для нас в данный момент эта хронология не суть важна. Важно, что на протяжении истории, как древней, так и современной, Римско-католическая церковь постоянно сталкивалась с самыми разнообразными, в том числе ценностными конфликтами. И «внутри себя» тоже. Особенно любопытна современность.

Вот, например, 1891 год. Рубеж веков. Для Римско-католической церкви с этого времени собственно современность и началась. Социальная жизнь бурлит. Либерализм, ставший основой всей политической жизни и Европы, и Северной Америки, дифференцируется. На его базе появляются самые разнообразные политические течения, утопии, идеологии. Монополизация экономики в разгаре. Рабочее движение на перепутье. Церковь не может не реагировать, не может не ответить на ценностные вызовы. Те истины, в том числе политические, которые ранее казались незыблемыми, колеблются.

Дух свободы и религиозного вольнодумства захватывает и католицизм. Традиционные истины под сомнением. И вот папа Лев XIII пишет и рассылает свою энциклику «Rerum Novarum» («О новых вещах»), в которой говорит о том, о чем церкви и в церкви, казалось бы, и говорить не очень принято: о рабочем классе, о работодателях, об отношениях между классами, о заработной плате и еще многом и многом мирском. Социальные истины католицизма если и не потрясены, то подвергнуты серьезному испытанию. Но уже сегодня «Rerum Novarum», что признано всеми, — основа, первоисточник, если хотите, «библия» христианской демократии.

Стоит обратить внимание на то, что Лев XIII особо не разговаривал, особо не советовался. Он воспользовался своей непререкаемостью и модернизировал церковь. Существенное влияние на текст энциклики оказали буквально несколько человек.

Но время идет. Две мировых войны. Раскол Европы. Левый радикализм и экстремизм. Общество меняется на глазах. Римско-католическая церковь растет вместе с обществом. Но постепенно становится очевидным, что локальных изменений уже не хватает, что церкви не избежать потрясений.

В ноябре 1958 года происходит интронизация нового папы римского. И менее чем через три месяца Иоанн XXIII объявляет о необходимости созыва Вселенского Собора Католической Церкви, который получил название Второго Ватиканского собора.

Далее начинается то, что выше было названо институтами (практиками) согласования, институтами поиска консенсуса. И уже не непогрешимый папа, которому тогда было уже под восемьдесят лет, навязывает всей церкви свое мнение. Кстати, никто и не ожидал от него новаций, ибо возраст. Не Государственный секретариат Святого Престола, не главы Священных Конгрегаций, не папские советы, комитеты и комиссии и даже не вся Римская курия заявляют о своей претензии на обновленную истину. Более того, курия в основном выступает против обновленчества. Курия консервативна, но процесс запущен. Разговор начался.

Предложение папы передано на рассмотрение кардиналам.

Создается Предподготовительная комиссия. Обратите внимание — предподготовительная!

Определяется язык Собора.

Определяются исключения из дискуссий, о которых спорить не стоит.

Рассылается около трех тысяч писем с просьбой определиться по проблемам, по повестке, по направлениям дискуссий, по возможным документам и т.д.

Получено более двух тысяч ответов. Проведен их анализ.

Прошло уже примерно полтора года. И только в середине 1960-го создается Центральная подготовительная комиссия.

Затем десять подготовительных комиссий, три секретариата.

Готовятся документы, имеющие разный статус: от регламентов до апостольской конституции.

Формируются рабочие органы.

Идут переговоры о присутствии представителей других церквей.

Определен святой покровитель Собора.

Дискуссии, споры, прения, заседания, обсуждения, согласования, нахождение точек соприкосновения, поиск границ и пределов и многое-многое иное. Разговоры.

Прояснены две основные позиции, которые будут представлены на Соборе: прогрессисты и интегристы (традиционалисты). При этом, еще раз нужно подчеркнуть, курия в основном против обновления.

И вот почти через четыре года после объявления о нужности Собора, в октябре 1962 года, Второй Ватиканский открывается. Проведена воистину титаническая работа, наработаны такие практики, которые сами по себе дорогого стоят. Современная Римско-католическая церковь такого еще не знала.

Примерно две с половиной тысячи участников в ранге епископа и выше. Около двадцати представительств от христиан-некатоликов. Пресса. Весь мир следит. Бурные дискуссии на первой сессии. Папа тяжело болеет. Кардиналом становится Джованни Баттиста Монтини, будущий папа Павел VI.

И на первой сессии… не принято ни одного документа!!! Ни одного!!! После трех с лишним лет подготовки. Трех с лишним лет весьма содержательных и продуктивных разговоров. Зато итогом первой сессии стало отчетливое понимание, что просто так, легко и походя интегристам не победить. Аналогично с прогрессистами. Стало ясно, что институты согласования нужно включать вновь. И наконец, несмотря на жесткие дискуссии, раскола по поводу католических истин не только удалось избежать, но и наметилось отчетливое стремление к открытой дискуссии по поводу этих истин, стремление к взаимному пониманию.

Между сессиями Собора умирает его инициатор Иоанн XXIII. Кардинал Монтини через две с половиной недели становится новым папой и назначает вторую сессию Собора на конец сентября 1963 года. Требуется еще более тщательная подготовка.

Вторая сессия длилась два с лишним месяца, до начала декабря 1963-го. Среди основных вопросов — обновление церкви и вопросы ее открытости. Принято два важнейших документа, в том числе Конституция «О священной литургии», вызвавшая, пожалуй, наиболее ожесточенные споры, прошедшая через множество поправок и голосований. Суть изменений: в литургии допущены национальные языки, а не только латынь, богослужения адаптируются к национальным традициям, к процессу богослужения допускаются присутствующие верующие, обрядность упрощается и т.д.

И, обратите внимание, Павел VI, осознавая дискуссионный характер документа, признавая и повышая роль епископата, отдавая дань демократичности обсуждения документа и фактически делая заявку на дальнейшую демократизацию, утверждает документ не формулой, связанной с его единоначалием и непогрешимостью «ex cathedra», но словами «Approbamus una cum patribus» («Мы одобряем вместе с отцами»). Таким образом, папа не настаивает на однозначной абсолютности новой формы литургии, показывает себя не фанатиком-обновленцем, но противопоставляет традиционалистам, отстаивающим только свою, только одну религиозную истину, формулу большей свободы и дискуссии.

Примерно через год (сентябрь-ноябрь 1964-го) состоялась третья сессия Собора. В марте 1965 года Павел VI совершает мессу, стоя лицом к слушателям и на итальянском языке, то есть уже по новому литургическому обряду. Затем в сентябре-декабре 1965 года состоялась последняя, четвертая сессия Собора. Затем были отменены взаимные анафемы католиков и православных, учреждены Архив Собора и постсоборные комиссии. Собор завершился, но продолжал и продолжает жить.

С провозглашения идеи Второго Ватиканского собора прошло почти семь лет!!! Семь лет согласований, консультаций, споров… Такого политического урока, пожалуй, современная история еще не знала. Множество истин, претензий на истину разбились о две вещи: во-первых, о меняющуюся реальность, на которую можно закрывать глаза, но которая от этого реальностью быть не перестанет, во-вторых, о стремление договориться, о практики нахождения компромисса, об институты свободы.

Если же говорить о формальных результатах, то:

1. Упрощен литургический обряд. Он стал более доступным, более демократичным, более приближенным к рядовым верующим, которые в своем большинстве «мертвой» латыни вообще не знали. И такой поворот есть свидетельство обновления изнутри.

2. Повысилась роль мирян в церкви.

3. Вообще церковь вновь «вернулась» к общественной, политической жизни. Проблемы мира вновь стали активно обсуждаться.

4. Более того, церковь открыто приняла современность, модерн, ранее «запрещенные». Будущее и современность противопоставлялись тем традициям, от которых можно отказаться и которые относятся к временному, преходящему.

5. Провозглашено право на религиозную свободу.

6. Осуждены войны. Прежде всего ядерные.

7. Произошли подвижки в трактовке экуменизма. Вплоть до разрешения совершения некоторых таинств с христианами иных направлений. Признавалась позитивная роль восточных католических церквей.

8. Изменена тональность документов. От стилистики осуждения, проклятия, предостережения, анафемы совершен переход к стилистике проповеди, размышления, диалога, позитива. Не «против», но «за».

9. Многие формулировки документов Собора имели сознательно расплывчатый характер. Стремление к компромиссу доминировало. Собор не настаивал на абсолютной истине. Он открывал путь к толкованию документов, к дальнейшему диалогу, к свободе.

10. Произошла некоторая децентрализация церкви. Повысилась роль и епископата, и рядовых священников. Отныне священники не просто отправляли обряды, но «призывались» к миссионерству, проповедничеству, к хождению в мир.

11. Был однозначно осужден антисемитизм, которым грешили некоторые католические священники. Досталось и коммунизму и т.д. и т.п.

Итак, Собор отверг принцип однозначности неких истин, но признал право на обсуждение. Далее было еще интереснее.

«Любителей» однозначных истин, некоторых католиков-интегристов Собор не подвигнул к отступлению от догм. Одним из таких «упертых» традиционалистов был архиепископ Марсель-Франсуа Лефевр, создавший в 1970 году в пику решениям Второго Ватиканского собора Священническое братство святого Пия X, которое объединило часть католиков-традиционалистов.

Лефевр был далеко не рядовым архиепископом. Лишь один штрих: за подвижническую, миссионерскую деятельность в Африке (Сенегал, Габон и иные страны прежде всего Западной Африки) его называли «апостолом Африки».

И человек, который всю свою жизнь нес свет истины, истинной истины, самой истинной истины, вдруг столкнулся с каким-то обновлением, фактически с изменой истинным идеалам. Лефевр начал свою борьбу. Тут в борьбе нескольких истин, в борьбе с традиционализмом, граничащим с фанатизмом и претендующим на однозначность, на знание абсолютной истины, и пригодились наработанные практики поиска компромиссов, практики свободы.

С Лефевром начали вести диалог. Но в ответ он создает семинарию, где учит в соответствии со своими, традиционалистскими представлениями.

С Лефевром разговаривают. Он жестко критикует Рим.

С Лефевром ищут контактов. Он обрушивается на Иоанна Павла II за то, что тот посетил синагогу.

С Лефевром встречаются.

С Лефевром подписывают протокол примирения.

Лефевру и вообще всем священникам разрешают проводить мессу по старому обряду.

В ответ Лефевр вместе с еще одним епископом из Бразилии в нарушение всех принципов возводит в епископский сан четырех священников. С учетом того, что одним из них был Ричард Уильямсон, скандал вышел за все возможные пределы. Дело в том, что этот рукоположенный Лефевром священник был признанным антисемитом. Не то что в 1988 году, когда и было совершено рукоположение, он и через двадцать лет, в 2008-м отрицал Холокост, не признавал существования газовых камер, утверждал, что антисемитизм в ряде своих проявлений оправдан и т.д. Кстати, в итоге в 2010-м Уильямсон будет осужден уголовным судом в Баварии и приговорен к значительному штрафу. Но это в будущем.

А в 1988 году Иоанн Павел II не выдержал и отлучил Лефевра от церкви. Но произошло это только через восемнадцать лет. Диалог с Лефевром шел ВОСЕМНАДЦАТЬ лет! Восемнадцать лет дискуссий, разговоров об обрядах истинной веры, значении изменившейся реальности и свободе. Восемнадцать лет попыток нахождения компромисса. Но (!) дело отлучением не закончилось. Священническое братство упорствовало. А Рим продолжал искать компромисс. В 2009 году отлучение было снято! Встречи представителей Братства с Иоанном Павлом II, а затем и с Бенедиктом XVI были посвящены именно поиску точек соприкосновения. Предложения Рима обеспечивали самую широкую автономию Братству, но традиционалисты-лефевристы отказываются от предложений и по сей день. От них уходят, они теряют авторитет в глазах большинства католиков, но нет… они одни продолжают «знать», что такое истина.

Это только одна история, которая длится после Второго Ватиканского собора. А их достаточно много. И с отрицанием избранных пап, и с антипапами, и… обо всем не рассказать. Но везде есть одна закономерность: тот, кто претендует на абсолютную истину, в итоге оказывается на обочине реальности, ибо реальность — штука изменчивая. Реальности безразлична истина. Реальность обращается с истиной так, как пожелает. Обращается свободно.

К чему все это? Просто все больше истин, все меньше диалогов. Все больше монологов на одну и ту же тему, все меньше компромиссов. Все меньше реальности, все больше прошлого, традиционализма, скреп и фанатизма.

И совсем не о Второму Ватиканскому собору. Как-то Уинстон Черчилль, который уж точно мог бы претендовать на знание абсолютной истины, сказал: «Фанатик — тот, кто не может изменить решение и не может переменить тему». Так вот, если вы видите, что кто-то не может сменить тему, то вспомните и Второй Ватиканский, и Уинстона Черчилля.

 

Вопрос дня

 

В одном из альпийских кафе подошел австриец и на хорошем русском языке спросил: «Вы москвичи? Или русские?»

Противоречия переходят границы.

 

Убить льва

 

Теодор Рузвельт по всем опросам входит в десятку самых почитаемых президентов США. Его портрет высечен на горе Рашмор вместе с ликами Вашингтона, Джефферсона и Линкольна. И личность масштабная, и дела за себя говорят. А что мы о нем знаем? Политику большой дубинки? И только?

Первоначально несколько характеризующих Теодора «Теодоровича» Рузвельта зарисовок.

Первая. О Теодоре Рузвельте говорили, что не ходит на свадьбы и похороны, потому что не может играть на этих мероприятиях главные роли, то есть не может быть невестой или покойником. Есть вариация: Теодор Рузвельт хочет быть невестой на каждой свадьбе и покойником на каждых похоронах. Но суть не меняется. Теодор Рузвельт всегда стремился быть первым.

Вторая. В Белом Доме есть давняя традиция написания официальных портретов президентов. Первый свой официальный портрет Теодор Рузвельт уничтожил. Не понравился он ему. Второй был заказан другу Клода Моне Джону Сингеру Сардженту. Долгое время Сарджент и Рузвельт выбирали позу, место, освещение, но дело не шло. В итоге Рузвельт начал «строить» художника: мол, господин Сарджент, вы сами не знаете, что вам надо! Определитесь, в конце концов. И тут Сарджент, не подозревая о колоссальной амбициозности Рузвельта, ответил, что это вы, дорогой мой президент, никак не можете выбрать позу. На что Рузвельт психанул, резко обернулся, схватился за перила и ответил: «Не я!» В такой позе его и запечатлел в итоге Сарджент.

Третья. Уже на закате жизни (умер Рузвельт в январе 1919 года, в октябре 1912 года, перед выступлением в Милуоки (Висконсин) на Рузвельта было совершено покушение. Пуля пробила футляр от очков, стопку листов с набросками речи и вошла в грудь. Но Рузвельт не стал отказываться от выступления! Можно представить себе что-то подобное сегодня и сейчас? Раненый Рузвельт, поняв, что пуля не дошла до легкого, говорил полтора часа. На глазах у слушателей рубашка тогда уже бывшего президента постепенно становилась красной от крови. Вот как бы вы проголосовали, если бы стали свидетелями такой речи? Кстати, те выборы Теодор Рузвельт проиграл, заняв второе место из четырех кандидатов.

А теперь несколько фактов.

1. Первую свою книгу «Война на море 1812 года» Теодор Рузвельт опубликовал в 1881 году, когда ему было 23 года. Вообще он автор примерно сорока книг. Не лауреат Нобелевской премии по литературе, но все же!

2. В 28 лет Теодор Рузвельт поднялся на Монблан. Право слово, не знаю, кто из президентов США на Монблане бывал, но подозреваю, что и здесь Рузвельт был первым.

3. Теодор Рузвельт до сих пор является самым молодым президентом на момент получения полномочий. Ему было 42 года и 10 месяцев, когда в результате покушения умер последний президент США, участвовавший в Гражданской вой­не, Уильям Мак-Кинли. При этом нужно иметь в виду, что самым молодым президентом, выигравшим выборы, был Джон Кеннеди, но в должность он вступил уже в полновесных 43.

4. Первым американцем, получившим Нобелевскую премию, стал именно Теодор Рузвельт. В 1906 году он получил «нобелевку» за урегулирование российско-японского кризиса1. Первый американский ученый, ставший лауреатом, получит премию только в следующем, 1907 году.

5. Первым американским президентом, покинувшим территорию США в период срока своего правления, стал опять-таки Теодор Рузвельт. Он посетил Панаму. Кстати, Панамский канал — его заслуга. Это сейчас кажется, что работа президента любой страны предполагает постоянные заграничные вояжи. В начале 20 века все было иначе. При тогдашнем практически полном отсутствии «вменяемой» связи покидать не только Вашингтон, но часто и резиденцию было чревато возникновением массы проблем. Некоторые источники утверждают, что Франклин Делано Рузвельт был всего лишь третьим президентом за всю историю США, который уезжал из страны по своим президентским международным делам.

6. Теодор Рузвельт стал первым американским президентом, который прокатился, сидя за рулем, на автомобиле на глазах у изумленной публики. Впрочем, в большинстве случаев он предпочитал понятную и «демократичную» лошадь. А автомобиль в то время был уделом очень богатых. Негоже было демократически выбираемому президенту, борющемуся с крупными корпорациями и олигархами, пользоваться такой неоднозначно «воспринимаемой» игрушкой. Но вот уже его дочь Алиса Рузвельт Лонгуорт проехала на машине от Ньюпорта до Вашингтона без сопровождения. Одна в машине. А это несколько сот километров. А первый гараж в Белом Доме появился при преемнике Теодора Рузвельта Уильяме Тафте.

И штришок. По легенде, президентский автомобиль сопровождали полицейские на велосипедах. Презабавное, должно быть, было зрелище! Причем именно Рузвельт в бытность свою главой полиции Нью-Йорка создал отряд полицейских-велосипедистов.

7. Что машины! Так, мелочь. Теодор Рузвельт стал первым президентом, который плавал на подводной лодке. Для подстраховки лодку оборудовали кольцами, за которые, если что, ее можно было вытянуть из глубины на тросах.

8. Вообще, Рузвельт вполне мог стать великолепным рекламщиком, спин-доктором или политическим консультантом. При нем, например, в Белом Доме была оборудована комната для прессы. А зачем журналистам мерзнуть на улице? Соответственно регулярные и частые брифинги стали нормой.

А как такой электоральный ход? При подготовке к президентским выборам 1904 году в его плане было обозначено мероприятие — «охота на львов». Убить льва собственноручно! Без всяких скидок на статус. Сегодня это точно аргумент. Впрочем, сегодня можно было бы «модернизировать» план с учетом катастрофического повсеместного снижения численности львиной популяции: спасти льва собственными руками.

9. Конечно, Теодор Рузвельт был страстным охотником. Отправившись на охоту в Африку, уже после окончания срока своего президентства, Рузвельт, по некоторым сведениям, лично застрелил 296 львов. Другого зверья вообще без счета. Некоторые чучела особо выдающихся экземпляров отправились в музеи США. А всего музеи получили более 11 тысяч образцов африканской фауны. Кто-то из президентов или премьеров любой страны может «вспомнить» про себя такое?

10. История с медведем хорошо известна. Решая пограничный вопрос между Луизианой и Миссисипи в ноябре 1902 года, Теодор Рузвельт попутно был приглашен поохотиться. «Мудрые» помощники решили облегчить ему задачу, поймали с помощью собак медведя, привязали его к дереву и предложили Рузвельту его застрелить. Естественно, что Рузвельт возмутился, отказался и предложил не мучить зверя и отпустить. Но медведь был уже практически на издыхании. Зверя из сострадания зарезали. История гуманного поведения Рузвельта стала широко известна. А один из художников нарисовал по мотивам этого случая карикатуру «Медведь Тедди».

Тут же «подвернулся» русский эмигрант с «русской» фамилией — Моррис Мичтом, державший лавку сладостей в Бруклине. Для привлечения детей в витрине лавки выставлялись игрушки, сделанные его женой, имевшей тоже исконно русское имя — Роуз. Мичтом получил разрешение Рузвельта на использование его имени «Тедди», жена пошила первого игрушечного медведя. Короче, бизнес пошел. На месте лавки появился магазин игрушек «Teddy Bears». В честь какого президента или вообще политика была названа хоть какая-нибудь игрушка?

11. Теодор Рузвельт стал первым президентом, правда, уже бывшим, который летал на самолете. В октябре 1910 года Арч Хоксси «покатал» Рузвельта на самолете братьев Райт. После полета Рузвельт сказал: «Совсем не страшно». А значит, реально боялся, но полетел.

12. В кадровой работе для Рузвельта главным аргументом был профессионализм. Брал на работу тех, кто может, а остальное — национальность, партийность и т.д. — было вторично.

Одна история из его жизни времен работы в полиции Нью-Йорка. В город приезжает проповедник-антисемит. К Рузвельту обращаются с просьбой запретить проповедь, ибо не стоит разжигать национальную рознь. С другой стороны, свобода слова, а проповедник еще ничего не сказал. Кроме того, запрет — аргумент в пользу проповедника. Мол, запрещают, окопались, боятся и т.д. И Рузвельт придумывает ход. С учетом существующей опасности здоровью проповедника-антисемита Рузвельт выделяет ему охрану в несколько десятков человек. И назначает в эту охрану только евреев. И антисемит вынужден читать антисемитскую проповедь, будучи окруженным вооруженной еврейской охраной. Говорят, что слушатели смеялись до слез. Смеялись вместе с охраной.

Кстати, первый еврей в кабинете США — секретарь (министр) торговли и труда — Оскар Соломон Штраус был назначен именно Теодором Рузвельтом.

13. Все четыре сына Теодора Рузвельта воевали на фронтах Первой мировой. Дочь работала санитаркой. Один сын погиб. Сам Рузвельт стремился на фронт. Просил дать ему под начало дивизию. Опыт участия в военных действиях у него был весьма значительный. Но ему отказали.

14. И это далеко не все. Продолжать можно еще долго.

P.S. Понятно, почему вспомнился именно Теодор Рузвельт. Сравнение напрашивалось. Очень похоже на современный политический PR для самых высокопоставленных политиков.

При этом все то, что делал впервые Теодор Рузвельт, тиражировалось, распространялось, становилось массовым. Самолеты, машины, PR, реклама, личная международная активность и т.д. Из первого, особенного, уникального все это становилось массовидным, стремительно теряя героизм, исключительность и даже особенность. Если хотите, то Рузвельт был пропагандистом новой нормы. Сегодня же все ровно наоборот. Все делается для сохранения уникальности, неповторимости, единственности, избранности некоторых, единственных, избранных.

Впрочем, и время было другое. Интересное, любопытное, современность и прогресс просто «лезли» из всех щелей, а Теодору Рузвельту до конца жизни хотелось хоть немного вновь побыть подростком. Но это уже другая проблема.

 

Сходства и отличия

 

Любопытное о патриотизме

Как только начинают говорить «за Гондурас», то большинство россиян начинают думать о России. К чему это? Попробуем сравнить. Сравнить поверхностно, буквально по трем позициям, которые бросаются в глаза.

 

Отличие политическое

В Гондурасе президент может избираться только на один срок. Это традиция. Например, в Конституции 1936 года сказано: «Статья 118. Не могут быть избраны Президентом или Вице-президентом Республики на очередной срок: 1. Гражданин, который исполнял обязанности Президента по избранию или в качестве заместителя в течение одного срока президентских полномочий. 2. Государственные секретари, которые исполняют или исполняли свои обязанности за шесть месяцев до начала выборов. 3. Родственники Президента или Вице-президента Республики до четвертой степени родства или свойства».

Аналогичные нормы содержатся и в действующей Конституции-1982. О повторном избрании даже говорить запрещено. Крамола!

Но вот в 2009 году действующий президент Гондураса Мануэль Селайя, избранный в конце 2005-го и вступивший в должность в начале 2006 года, решил провести конституционный референдум и разрешить переизбрание. Понятно, что референдум и переизбрание планировались под него самого.

Против Селайи тогда объединились военные, Верховный избирательный трибунал, Верховный суд, Национальный Конгресс. Президента за такое непотребство скинули и отправили в изгнание. Все по закону и с соблюдением процедур. Провели выборы нового не в 2010-м, как по плану, а в этом же, 2009-м. И в 2010-м новый президент Порфирио Лобо амнистировал всех участников переворота. Не страдать же многим из-за одного несостоявшегося диктатора, желающего навязать Гондурасу свою «суверенную демократию» по-гондурасски.

Более того, жена Мануэля Селайи Ксиомара Кастро в 2013-м участвовала в президентских выборах и реально боролась за победу. Не ей позволили, но она реализовала свое право! Так же как и бывшая партия М. Силайи — Либеральная, и нынешняя партия К. Кастро — Партия свободы и возрождения. Демократия и толерантность, что тут сказать.

 

Отличие культурное

На южной границе расселения майя на территории современного Гондураса находилось царство Копан. Власть копанской династии была фактически от бога, т.е. «одобрена» правителями великого Теотиукана.

Площадь Копана — примерно 24 кв.км.

Здесь находится самая длинная надпись майя, высеченная на камнях высоченной лестницы «иероглифов». Страницы на две-три. Правила Копаном лишь одна династия. 16 царей. Здесь найдены следы человеческих жертвоприношений, что позволило опровергнуть миф о том, что майя были «белыми и пушистыми».

Здесь внутри одной из пирамид найдено строение красного цвета, получившее название «Розалинда». В нем женское и мужское захоронения, залитые ртутью и засыпанные песком. Первый царь?

В Копане майя прорыли несколько километров тоннелей. В Копане найдены самые точные календарные исчисления майя.

Красота Копана стала причиной того, что этот город называют Афинами или Парижем майя.

Но вот никто и никогда не навязывал Гондурасу ценности майя. Ни культуру, ни традиции, ни противостояние с ацтеками... Никаких майянских скреп, ритуалов и прочего. Есть культура. Она живет, иногда развивается, иногда деградирует. Сама.

 

Сходство

Как только подъезжаешь к Гондурасу, то уже оказываешься должен этому государству три доллара, которые из-за грабительского курса на самом деле почти пять. Т.е. Гондурас уже устанавливает для людей правила худшие, чем в либеральном открытом бизнесе. Потом долги перед государством копятся... И, улетая из страны, ты должен заплатить уже почти сорок баксов. Иначе не выпустят. Иначе останешься. Иначе Гондурас навечно...

 

1 Речь о мирном договоре между Россией и Японией, заключенном в американском городе Портсмуте (штат Нью-Гемпшир) при посредничестве президента США. Договор был подписан 23 августа (5 сентября) 1909 года и положил конец Русско-японской войне 1904–1905 годов.

 

Версия для печати