Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2015, 3

Сергей БИРЮКОВ.  

Барбарические и другие

Стихи

Сергей Бирюков

 

 

 

Сергей Бирюков — поэт, критик, исследователь русской поэзии, историк и теоретик авангарда, основатель и президент Академии Зауми. Поэтические книги и публикации выходили в разных странах. Лауреат нескольких литературных премий, в том числе, четверть века назад, премии журнала «Урал» как критик. В настоящее время преподает в университете им. Мартина Лютера (Галле, Германия).

 

 

 

 

Наиболее краткое определение философа

 

Философ — это человек, который не боится быть философом.

Философ — это человек, который не боится быть человеком.

Философ — это человек, который не боится быть.

Философ — это человек, который не боится.

Философ — это человек, который не.

Философ — это человек, который.

Философ — это человек.

Философ это!

Философ!

 

(читать внятно, постепенно усиливая голос. Повторить все в обратной последовательности).

 

Философ!

Философ это!

Философ — это человек.

Философ — это человек, который.

Философ — это человек, который не.

Философ — это человек, который не боится.

Философ — это человек, который не боится быть.

Философ — это человек, который не боится быть человеком.

Философ — это человек, который не боится быть философом

 

 

Еще несколько слов об осно(вах) (фи)(ло)(софии)

 

кранты как говорил сартр

филозофии суперстар

кофием запивая амфетамин

стряхивая пепел в

мифологический камин

напротив сидел пол пот

под портретом мао

кранты это еще мало

сказал пол вытирая пот

весь мир так сказать

не тот

хайдеггер услыхав

смекнул

не тод (нох, хенде хох)

что на самом деле

происходит

кто победит

буш

или кон-бендит

деррида умер

на нем был красивый симулякр

выделите эту строчку курсивом

и только строгий хабермас

с нас не спускает глаз

франкфуртская школа

нас бережет

там вдалеке где-то

ницше (пауза) ржет

 

 

Платонов — всегда

композиция

 

1

 

стирающий грань

молчания-речи

жизни-смерти

человека-травы

 

желтоватое лицо

уходящего

 

одеяло землистого цвета

 

огонь догорающий

видит

и уже!

не плачет

 

2

 

он видит

где бегут полые люди

 

они бессмертны

 

он спешит

пока еще не смерклось

напрягая зренье

 

дальше? назад?

 

3

 

умирание голоса —

логоса

конвульсии смеха

 

и трещит под ногой

скорлупа ореха

похожего на череп

сухой

 

на чело века

 

4

 

«...Взрывная волна... слаба для моей

гибели. Меня убьет только прямое

попадание по башке». А. Платонов

(из письма жене 6 июня 1943 г.)

 

в глазах ребенка

запрокинутых

прозрел невидимое

 

соединились небо и земля

от взрыва

 

холст неба

разрываемый с треском

 

мгновенная вспышка

затянувшейся боли

слова

 

лишь вера —

рожденное не умирает

да!

 

 

Часы

 

1

 

как следует часам идти

как следует идти в часах

как следует внутри часов

идти

вот так

тик так

тик так

тик так

вот так

 

и вдруг!

не так!

не так

вот это да внутри часов

не так

вот это да идти в часах

не так

вот это да самим часам

идти

не так

 

не тик не так!

 

итак

внутри часов идти внутри

пружинами пути

и важно сдерживая шаг

идти уже в самих часах

снаружи как внутри

но как идти самим часам

один четыре три

 

2

 

в механизме часов человечек сидит

управляющий временем

часоловек

уловитель секунд

усмиритель минут

 

а иначе бы что?

только дай им свобод

как они побегут

от минут за минут

а тем более

этих летучих секунд

ни за что не удержишь

за что их держать

 

3

 

бег времени сказала поэтесса

но не сказала бег куда

и главное откуда

вот беда

бег времени

 

 

Вторичные признаки социальности

 

не скажете ли как пройти

на улицу глобализма = тоталитаризма

не скажете ли как проехать в трамвае

зайцем за 40 евро

в светлое будущее прошедшее

 

 

Основы фонологии

 

эта листва просит настоящего

подумать так неизбежно

теловходитвтело

отверстияокруглостимягкоститвердости

зияниязаднийпереднийподъем

фонетика

фонология — иное

выбор между архифонемой и

ее коррелятом

боже это не релевантно!

так просит листва настоящего

пафоса страсти апофеоза

мысли-спермы

 

 

***

согласие сонорных

сон и сом и сор

и соль

возможно

перетекание плавных

осторожно

в ткань лабиальных

уль

 

 

Еще раз... о В.Х.

 

о, Хлебников

о ночь густая

о волглая трава

с надрывом

когда страницы книг листая

мы смотрим в очи с перерывом

 

нам полагается надменно

судьбе своей противоречить

и вилку вытянуть из речи

не каждому дано наверно

 

а ночь насквозь уже проволгла

и съежилась трава к рассвету

и внемля дикому навету

Улыба хохотала дооолго...

 

 

***

 

ночь переплескивает чрез

пряные запахи нежные ткани

тонкий рисунок вырез и врез

струйное пение перерастаний

рифму находишь будто бы небыль

линии лика

космос касаний нёба и неба

равновелико

 

капли дождя ударяют по крыше

сопровождая

с каждым мгновением выше и выше

освобождая

 

 

***

 

и лето вызрело

и дождь взошел

глагол упрямый

в локоть мне вонзился

я понял вдруг

что это хорошо

и вышел в мир

и мир преобразился

я сочетал слова и дерева

и снова жизнь

побегами ветвилась

и лепетала трепетно листва

телесною изнанкою светилась

 

 

 

Барбарические стихи

В.

***

 

аппликация сна

круговращение тела

я не рифмую

сама

жизнь

вывернулась так

из мороси

из брызг

из зябликов

и скворцов

и празднуем мы

невероятность встречи

где касание каждое

равняется вечности

 

***

 

когда кажется что неминуемо

и солнце порождает тень

или выглянешь в окно

а там полная неизвестность

но пальцы перебирают машинально

карандаши ручки

косточки времени

кластеры чувств

да нет

еще не вымолвлено главное

еще терпение не перешло в пение

даже лес и тот не вечен

и реки могут пересохнуть

разве что океан

в котором гигантские рыбы

зачинают новую жизнь

что это так меланхолично

застенчиво

ну просто

лицо в ладони

 

 

***

 

было прозрачно

упование

лист падал медленно

в такт повороту земшара

час складывался в час

деревья передвигались

на плоскости

и вода фонтанно взлетала

пытаясь преодолеть земное тяготение

вдруг поворот

и там открываются

металлические конструкции

вход в ирреальность

логических скреп

где только прилагательные

и причастия

оконный дверной прислоненный

послушай — говорит он

ведь это мы здесь стояли

вот наши следы

 

 

 

Барбарическая сага

 

В.

 

...было странно смотреть

на перемещения воздушных масс

на колебания солнечных тел

это казалось нереалистичным

что-то нарочитое было в том

с какой скоростью скворцы

вылетали из гнезд и

возвращались мгновенно

неся в клюве детское питание

для потомства

или бежали муравьи

вооруженные соломинками

для строительства большого дома

архитектором которого выступал

скромный муравей по имени

Томас Мор

все-таки удивительно было наблюдать

за пчелиной парой

в которой сам пчел

обладал явными художественными способно

стями

словно Микеланджело он лежал на спине

и медовым раствором пачкал сотовый пото

лок над собой и при этом

обводил воском

в то время как его подруга

наслаждалась красотой цветочной пыльцы

и строго держала себя в отношении к

окрестным мачо

которые жужжали над и вокруг нее

вожделенно

странным образом картина дополнялась

перемещением бабочек капустниц

очевидно школьниц

так внимательно они следили за

движением усиков строгОЙ (ГОГО)

наставниЦЫ(КА)

пожалуй только воробьи

были как пришельцы из неведомых миров

со своим будничным добыванием

насущной пищи

однако еще большим чудовищем

был некто

откен лыб мещиводуч

 

Версия для печати