Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2013, 2

Доберман

Детективное происшествие в трех картинах

Андрей Волков

Доберман

Детективное происшествие в трех картинах

 

Андрей Волков автор двух книг прозы, печатался в журналах “Урал”, “Волга”, “Сибирские огни”. Живет и работает в Екатеринбурге.

 

 

Действующие лица

 

О н

О н а

С т ю а р д

С е к р е т а р ь

К а п и т а н круизного лайнера

Б о ц м а н

О т д ы х а ю щ и е

 

 

Действие происходит в каюте и на верхней палубе пассажирского судна, совершающего круизный рейс.

 

 

Картина первая

 

Просторная пустующая каюта на борту теплохода. Огромная кровать, изысканная мебель, окна вместо иллюминаторов. Категория пентхаус. Дверь распахивается, и в каюту входят Варзин с супругой. Они веселы, беззаботны, только что из кают-компании с банкета. Он в нарядном костюме, она в ярком платье. Их слегка покачивает после бурной вечеринки. Они смеются и ведут себя игриво. Варзина валится на кровать. Её муж расхаживает по каюте, вяло стаскивая с шеи галстук.

 

О н а. А капитан прелесть какие анекдоты шпарил. Сам, что ли, их сочиняет?

О н. Это старпом.

О н а. Всё равно. Я не разбираюсь.

О н. А в отличной выпивке ты разбираешься? Хочешь шампанского?

 

Варзина тянется к телефонному аппарату, снимает трубку, ждёт. Её муж подходит к телефону, берёт трубку.

О н. Бутылку шампанского в сто четвёртый. Подороже. Жду. Да, это по левому борту. (Кладёт трубку, садится на кровать.)

О н а. Ты разбираешься, где левый борт, а где правый?

О н. Так точно.

О н а. Тогда скажи, где грот-мачта, а где бизань, и что такое шпигат, шхера и носовой шпангоут?

О н. Ты изучала морской словарь перед круизом?

О н а. А как же! Представь, нас накренит на один бок. И капитан объявит: “Тревога! Всем бежать на левый трап. Две холеры, три чумы!”

О н. И добавит: “Мать вашу в дышло!”

О н а. К тому же я два раза видела фильм “Титаник”.

О н. Не каркай.

 

Раздаётся стук в дверь.

 

О н. Войдите.

 

Входит стюард в белоснежной рубашке. Он не очень-то молод для своей профессии. Средних лет. Но строен, подтянут, аккуратен. В его руках поднос с шампанским.

 

С т ю а р д. Заказ.

 

Услышав его голос, Варзина настороженно всматривается в стюарда.

 

О н. На стол.

 

Стюард проходит в каюту, ставит шампанское на стол. Варзина отводит глаза, рассеянно глядит по сторонам.

 

С т ю а р д (Варзину). Открыть?

О н (всматриваясь в бутылку). Что вы мне принесли? (Подходит к столу, разглядывает бутылку.) “Советское” шампанское. Я же просил что-то серьезное.

С т ю а р д. “Цимлянское”.

О н. Всё равно, замените.

С т ю а р д. Слушаюсь. (Забирает обратно бутылку со стола.)

О н а. По мне, и такое сойдёт.

О н. Ничего не сойдёт. Несите.

 

Стюард кивает и уходит.

 

О н а. Зачем ты приказал ему явиться снова?

О н. Кому ему?

О н а. Ну, этому официанту?

О н. Стюарду. Привыкай, ты на судне. Ты ведь не покупаешь одежду в дешёвых магазинах. Так и здесь. Держи марку.

О н а. Выходит, если я выпью не того шампанского… значит, я что-то там нарушаю?

О н. Не зли меня, я на отдыхе.

 

Раздаётся телефонный звонок. Варзин подходит к аппарату, снимает трубку.

 

О н. Алло. О-о, капитан! Банкет? Банкет был просто супер. Что? Прямо сейчас? Не поздно?.. Ну, разумеется!. (Кладёт трубку.) Дорогая, капитан приглашает нас в рубку. Проходим Босфор. Будем плыть прямо под огромным сверкающим мостом.

О н а. Это уже без меня.

О н. Всё ещё дуешься?

О н а. Просто я устала, хочу спать.

О н. Спокойной ночи. (Направляется к выходу, открывает дверь и сталкивается со стюардом.) А-а, шампанское. Поставьте на стол и запишите на счёт. (Уходит.)

 

Стюард проходит в каюту, ставит на стол ведёрко с шампанским. Варзина напряжённо глядит на него.

 

С т ю а р д (не поднимая глаз). Мадам желает открыть шампанское?

О н а. Нет. (Поспешно.) Можете идти.

С т ю а р д. Спокойной ночи. (Поворачивается, чтобы уйти.)

О н а. Спокойной ночи.… Хотя….

С т ю а р д. Что-нибудь ещё желаете?

О н а. Нет, то есть да.

С т ю а р д. Что желает мадам?

О н а. Прекрати называть меня “мадам”!

С т ю а р д. А как прикажете вас называть? Может, как раньше, Южакова?

О н а. Господи, откуда ты взялся? Почему появился именно сейчас, когда у меня всё так хорошо в жизни?

С т ю а р д. Полагаю, все эти двенадцать лет у тебя было всё хорошо в жизни.

О н а (злобно, сквозь зубы). Запомни, ты меня не знаешь. Мы вообще не знакомы.

С т ю а р д. Ну где уж нам? Я даже глядеть на вас не смею, как простолюдин на принцессу.

О н а. Издеваешься?

С т ю а р д. Готов даже поклясться перед всем экипажем, что мы никогда не встречались раньше.

О н а. Молодец.

 

Глядят друг на друга.

 

С т ю а р д. Мадам угрожает мне?

О н а. Много чести.

С т ю а р д. Ну да, действительно, чего с меня взять? Разве что в младшие стюарды разжаловать.

О н а. А ты старший?

С т ю а р д. Представь себе.

О н а. И теперь решил погарцевать своим социальным положением?

С т ю а р д. Двенадцать лет назад социальное неравенство так же подтолкнуло одну даму в объятия…

О н а. Это была любовь.

С т ю а р д. Так уж и…

О н а. Тебе не понять.

С т ю а р д. А что же тогда было до того?..

О н а. Это была ошибка.

С т ю а р д. Настолько горькая, что ты сбежала за пять дней до свадьбы.

О н а. Тебе следует уйти. Скоро вернётся муж...

С т ю а р д. Ну, да, и вышвырнет меня из ваших покоев. Помнится, однажды он это уже проделал вместе со своими подручными. Двенадцать лет назад, в день нашей несостоявшейся свадьбы.

О н а. Ты пришел, чтобы мстить, напоминать мне об этом?

С т ю а р д. Как я смею? За вас всё: двенадцать лет супружества, социальное положение, а главное любовь!

О н а. Чего ты хочешь, говори?

С т ю а р д. Как у вас всё просто, мадам!

О н а. Ты хочешь денег? Хочешь, я заплачу тебе за все твои страдания? Сколько ты хочешь?

С т ю а р д. Спокойной ночи, мадам. (Уходит.)

О н а (ему вслед). И больше не появляйся!

 

Едва он уходит, она вскакивает с кровати, подходит к столу, хватает бутылку шампанского, собираясь не то швырнуть её ему вслед, не то разбить о стол. Медлит, ставит шампанское обратно, подходит к холодильнику, достаёт оттуда бутылку виски, наливает в стакан. Затем садится на кровать, нервно пьёт. Входит муж.

 

О н. Сигары забыл… (Смотрит.) Ого, что это мы хлещем виски?

О н а. Что-то знобит.

О н. Должно быть, перегрелась на палубе. Я же тебе говорил, сядь под зонт.

О н а. Я, пожалуй, приму горячую ванну.

О н. А может, принести этого, как его, аспирин? Я позову стюарда!

О н а. Не-е-т!

О н. Да что с тобой?

О н а. Ничего. Мне нездоровится, и я хочу в ванну. (Направляется в ванную комнату.)

О н. Долго не сиди, это вредно для сердца. (Подходит к столу, берёт бутылку шампанского, вертит в руках, ставит обратно.)

 

Раздаётся телефонный звонок. Варзин поворачивается к аппарату, не сразу сообразив, что это звонок на мобильный телефон. Он подходит к шкафу, берёт с полки телефон, смотрит на дисплей, ничего не понимая, качает головой.

О н. Алло. Слушаю.

Г о л о с. Имя Глеб Тайхман ничего не говорит?

О н (после паузы). Кто вы?

Г о л о с. Девятый километр восточного шоссе. Автокатастрофа. Шесть лет назад.

О н. Чего вам надо?

Г о л о с. А ты не знаешь?

О н. А?

Г о л о с. Покайся.

О н. Ну, с-сука, шантажист, я тебя найду, вычислю!

 

В трубке слышатся гудки.

 

О н. И здесь нашли, твари! (Резко швыряет телефон о стенку, разбивая его вдребезги.)

 

Слышится стук в дверь.

 

О н. Да, войдите!

 

На пороге появляется мужчина в строгом костюме, галстуке секретарь Варзина.

 

С е к р е т а р ь. Прошу простить, шеф. Плохие новости.

О н. Не терпит до утра?

С е к р е т а р ь. Безотлагательно.

О н. Проходи. Выпьешь?

С е к р е т а р ь. Нет. (Проходит в каюту.)

О н. А я выпью. Так легче переварить дурные вести. Ты подожди пока, не начинай. (Наливает себе в стакан виски. Медленно пьёт, морщится, ставит стакан.) Выкладывай.

С е к р е т а р ь. В головном офисе идёт обыск.

О н. Что-о?!

С е к р е т а р ь. Это ещё не самое страшное. Вельский даёт показания против вас.

Он. Что?!

С е к р е т а р ь. Он заявил, что вы его принудили к сделке.

О н. Гад…

С е к р е т а р ь. Я предупреждал, он скользкий.

О н. Откуда узнал?

С е к р е т а р ь. У меня свой человек в прокуратуре.

О н. А насчёт…

С е к р е т а р ь. Начальник охраны сообщил.

О н. Чего же он мне не сообщил?

С е к р е т а р ь. Не решился.

О н. Не решился? Начальник охраны не решился…

С е к р е т а р ь. Вам надо сойти в первом порту, если…

О н. Если что?

С е к р е т а р ь. Если они ещё не подключили Интерпол.

О н. И что мне прикажешь там делать, в порту? Жить под мостом, как клошар?

С е к р е т а р ь. У вас же имеются с собой банковские карты…

О н. А она? (Указывает в направлении ванной комнаты.) Что будет с моей женой?

С е к р е т а р ь. И она с вами.

О н. Ты шутишь или издеваешься? Чтобы я как заяц пустился в бега?!

С е к р е т а р ь. Можно нанять адвоката.

О н. Значит, там меня будут встречать с ордером и наручниками.

С е к р е т а р ь. Там да.

О н. Вот оно как. Конец, значит.

С е к р е т а р ь. Не унываете. Это правильно.

О н. Советуешь нанять адвоката?

С е к р е т а р ь. Рекомендую. (Уходит.) Доброй ночи.

 

Варзин стоит возле столика, в раздумье берёт бутылку шампанского, с глухим хлопком вскрывает её, наливает немного в стакан. Медлит. Затем отпивает пару глотков, морщится, ставит стакан на стол. Пауза. Расстёгивает ворот рубашки. Глядя в пол, идёт к шкафу. Ступает твёрдо, но как-то бесшумно, словно подкрадываясь, как хищный зверь перед прыжком. Открывает дверцу шкафа и берёт с полки какой-то предмет.

 

О н. Доброй ночи.

 

Раздаётся выстрел. Свет гаснет. Когда зажигается вновь, Варзин лежит на полу возле шкафа. Из ванной комнаты выбегает Варзина, прикрываясь полотенцем. Увидев на полу супруга с пистолетом в руке, она громко кричит.

Затемнение.

Вновь та же каюта. На полу труп. Варзина сидит на кровати, совершенно подавлена случившимся. Двое матросов упаковывают тело в пластиковый пакет. В каюте капитан, его помощник и секретарь. Матросы выносят тело, завёрнутое в парусину. Следом за ними уходит и секретарь.

 

К а п и т а н. Не оставил записки?

П о м о ш н и к. Нет.

К а п и т а н. Мои соболезнования, мадам. У нас на судне имеется морг, на форс-мажорный случай.

О н а. На какой случай?

К а п и т а н. Форс-мажорный. Он сейчас отключен, но мы его запустим.

О н а (сморкаясь в платок). Кого?

К а п и т а н. Морг, мадам.

О н а. Что?..

К а п и т а н (откашливаясь). Я вынужден задать несколько вопросов.

О н а. Оставьте меня одну.

К а п и т а н. И всё-таки придётся поговорить. Я, как командир лайнера, должен провести дознание до прибытия следственных органов.

О н а. А вы что-нибудь в этом смыслите, в дознании?

К а п и т а н. Напрасно пытаетесь меня оскорбить. Поверьте, я вам искренне сочувствую.

О н а. Так сочувствуете, что решили мне устроить допрос среди ночи!

К а п и т а н. Откуда у вашего мужа взялся пистолет?

О н а. Ему положено.

К а п и т а н. Кем?

О н а. Он вице-президент какого-то фонда ветеранов чего-то…

К а п и т а н. А что у вас произошло в каюте до того…

О н а. Он вернулся от вас, смотрел Босфор.

К а п и т а н. Дальше.

О н а. Дальше я пошла в ванну, а потом услышала этот звук.

К а п и т а н. Какой звук?

О н а. Выстрел.

К а п и т а н. Между вами не было ссоры?

О н а. У вас есть жена?

К а п и т а н. Есть.

О н а. Посмотрела бы я на вас. Если бы после каждой ссоры с женой вы стрелялись…

К а п и т а н. У него были проблемы?

О н а. Вот его секретарь.

К а п и т а н. Я спрашиваю вас. У него были причины… и…

О н а. Детей у нас нет. У меня не осталось ни мужа, ни ребёнка.

К а п и т а н. Вас ждет безбедное существование.

О н а. Это вы в самую точку. Тут я обо всём давно позаботилась. Я не останусь золушкой и не буду внакладе в смысле денег. Всё достанется мне. Других наследников нет.

К а п и т а н. Готовьтесь, это вызовет вопросы у следствия.

 

Капитан и боцман уходят.

 

Картина вторая

 

Та же каюта. Варзина неподвижно сидит на кровати, глядя перед собой в одну точку. Боль притупилась, наступила апатия. Раздаётся стук в дверь.

 

О н а. Войдите.

 

Входит стюард с подносом в руках, на котором стоит бутылка дорогого виски, ставит поднос на журнальный столик, садится в кресло возле стола. Долгая пауза.

 

О н а. “Jack Daniel’s”.

С т ю а р д (глядит на бутылку виски). Триста долларов за бутылку.

О н а (наливает в стаканы). Пей. (Глядит на стюарда.)

С т ю а р д. Не знаю, что и пожелать вдове… Я плохо знал покойного.

 

Они оба пьют, ставят стаканы на стол.

 

С т ю а р д. Не пропадёшь.

О н а. Всё никак не можешь простить?

С т ю а р д. Здоровье не позволяет.

О н а. Что?

С т ю а р д. Я сосчитал все ступеньки, когда громилы твоего мужа вышвырнули меня из вашего дома. В назначенный день нашего бракосочетания.

О н а. Любимое воспоминание? Правильно, что я за тебя тогда не вышла, злобный мальчик.

С т ю а р д. Я заново научился жить.

О н а. Ты какой-то загадочный…

С т ю а р д. Да, есть повод.

О н а. Какой?

С т ю а р д. Я приложил руку к убийству… точнее, самоубийству твоего мужа. Именно я вложил револьвер в его руку.

О н а. Что???

С т ю а р д. Я частный сыщик. Однажды ко мне обратился некто Р. конкурент твоего мужа. Он попросил собрать на твоего мужа компромат. Я согласился. Два года я изучал все его делишки, как борзая, шёл по следу всех его сомнительных сделок. Заодно я занимался и тобой. Я знал, в каких компаниях ты бываешь, в каких ресторанах ужинаешь, у какого врача осматриваешься.

О н а. Мразь.

С т ю а р д. Это ещё не всё, ты не знаешь моей главной мерзости. Когда я накопал достаточно под твоего мужа.… Как ты думаешь, что я сделал с этими документами? Отдал конкуренту? Как бы не так! Конкурент мог лишь свалить твоего мужа или даже завалить. А я хотел, чтобы твой муж страдал физически, где-нибудь в зоне. Я знал, что этими бумагами заинтересуется ОБЭП. И отнёс их прямиком туда. Их восторгу не было предела. Они даже заключили со мной договор и предложили сделку. В их картотеке я стал значиться под именем Доберман.

О н а. Доберман?

С т ю а р д. Пинчер. Пока кое-кто стал давать показания против твоего мужа решили провести обыск в его офисах. А самого его посчитали нужным на время изолировать, куда-нибудь выманить. Вот и возникла идея с этим круизом. А меня оформили сюда как стюарда, чтобы…

О н а. Чтобы?

С т ю а р д. Чтобы твой муженёк не соскочил где-нибудь в порту. В Порт-Саиде.

О н а. И ты смог бы ему помешать?

С т ю а р д. А я и не стал бы ему мешать. По мне, пусть бежит как крыса. Даже лучше.… Но кто мог знать, что он… Покинет нас столь внезапно.

О н а. И теперь ты пританцовываешь на его костях?

С т ю а р д. Не понимаю вашей метафоры, мадам.

О н а. Знаешь, кто ты? Лакей…

С т ю а р д. Выражение “злобный мальчик” мне нравилось больше.

О н а. Отомстил, молодец… Разница в том, что я его любила, а тебя нет…

 

Дверь каюты открывается, и без стука входит секретарь.

 

О н а (секретарю). Уберите этого человека.

С е к р е т а р ь. Король умер, да здравствует королева!

О н а. Что-о?

С т ю а р д (секретарю дружески). Как думаешь, может, её поместить в лазарет под присмотр врачей?

С е к р е т а р ь. Боюсь, как бы она с горя не совершила членовредительство. В отделе будут недовольны. Хватит нам и одного жмурика…

 

Она изумленно глядит на мужчин, в отчаянии закрывает голову руками.

 

Картина третья

 

Стамбул. Тёплый солнечный день.

Верхняя палуба пассажирского лайнера. Слышны плеск волн о борт судна, хриплые крики чаек. Корабельный колокол отбивает склянки. На палубе в шезлонгах сидят отдыхающие. Кто в шортах, кто в панамах, кто в тёмных очках. Они улыбчивы и беззаботны.

Секретарь и стюард стоят возле лееров и глядят на море. Стюард впервые не в своей традиционной униформе, а в обычной одежде. С трапа спускается Она в сопровождении носильщика. Её глаза прикрывают тёмные очки. Следом матросы несут ящик с телом Варзина. На ящике маркировка марокканских апельсинов.

Она направляется к трапу, за ней следует носильщик. На берегу ее ждет машина “скорой помощи” и два турка-врача.

С е к р е т а р ь. Вылечат…

С т ю а р д. Вылечат…

С е к р е т а р ь. Утром был звонок с набережной. Спецслужбы благодарят Добермана. Жаль, что клиент не доставлен живым. Соскочил всё-таки.…

С т ю а р д. “Лакей…”

С е к р е т а р ь. Что?..

С т ю а р д. Нет, ничего.

 

Теплоход даёт протяжный, долгий гудок, сообщая об отплытии.

Пассажиры глядят на берег, машут руками.

Стюард отходит в сторону, прикладывает дуло револьвера к виску.

Выстрел. Всплеск воды.

 

Темнота

 

Версия для печати