Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2012, 10

На войне

Повесть

Анна Матвеева прозаик, постоянный автор “Урала”. Автор нескольких сборников повестей и рассказов, романов “Перевал Дятлова”, “Небеса”, “Есть!”. Лауреат премии журнала “Урал” за 2002 год. Живет в Екатеринбурге. Повесть “На войне” из новой книги Анны Матвеевой “Подожди, я умру и приду”, которая выходит в издательстве “Астрель” осенью 2012.

 

 

Анна Матвеева

На войне

Повесть

 

 

 

 

Выступает Таня Царева, пятнадцать лет, Дэнс-Хаус!

И все такие:

Йоу!

И Таня такая кач снизу! Так-то она супер, это все признают, даже Няша Абрикос. У Няши на ноге тату обвивает бедро, спускается к коленке. Портрет погибшего диджея, дорожка, иероглиф и купол екатеринбургского цирка. Няша гоу-гоу. Ноги блестят от масла, на груди шрамы в виде бабочек. Делала скальпелем, говорит, ни фига не больно. Шрамы прикольные подрагивают, переливаются.

Таня мечтает, грызет ручку во рту вкус пластмассы и чернил. На месте сидеть невозможно. А вокруг все такие типа пишут. Таня вскакивает, кидает на стол Ю-Ю контрольную и выбегает из класса.

Царева! Вернись! кричит в дверь Ю-Ю. Ты опять не проверила работу! Обстоятельства надо было выделить и сделать фонетический разбор!

Юлия Юрьевна, у меня весна началась!

Она у тебя еще с того года не закончилась, ворчит учительница, закрывая дверь. Продолжаем работать, Мартин Зайцев!

Большой толстый Мартин грустно вздыхает.

 

Бывший советский ДК с белыми “партийными” шторами, над сценой золотые буквы “Искусство принадлежит народу”.

Молодой тренер в желтой майке “строит” группу танцоров, они стоят к нему лицом, кругом, поддерживая руками спины. Все в черном как в трауре.

Вы сами не понимаете, не чувствуете, что должны выразить. Бесполезно, пока вы не отпустите себя, свои эмоции на волю. Царева, я к тебе обращаюсь! Лицо, лицо надо менять!

Лиза Семенова прыскает, закрывает рот ладонью.

Семенова, попей водички! предлагает тренер. Ладно, всё! Дружно выходим на финальный трек, и давайте сделаем горячо!

Они делают весь “Дэнс-Хаус” выкладывается и потом воняет потом, как в конюшне. Ударения ставьте сами. На сцене гоу-гоу и впереди всех Няша Абрикос в микрошортах, чулках, в майке-сеточке. Никто не даст ей шестнадцать лет. Няша суперсекси. А ей именно шестнадцать. В среду она выступала перед ветеранами в госпитале и ветераны остались недовольны. Даже жаловались, говорили, лучше бы прислали ансамбль бальных танцев.

Гоу-гоу на сцене делают дерзкие “шейки” бедрами. У второй солистки в ушах громадные тоннели. Так-то она нормальная.

Тренер громко кричит в микрофон:

Сейчас мы с вами прогоняем детишечек и отпускаем их. Дети, на сцену!

Мелкие хип-хоперы бегут такие на сцену под одобрительный вой зала. Занимают места в кулисах.

Тёма, ты палишься! это опять тренер. Тёма в кепке и широких штанах отступает обратно за кулису, чтобы его не было видно зрителям.

 

Лиза забрала у маленького Тёмы айпад. Таня спит и видит сон. Ей даже музыка типа не мешает. Тане снится зима, детский сад, подготовительная группа.

Дети шумят, кто-то плачет, все устали. Родители в сапогах и голубых бахилах поверх сапог сидят на детских стульчиках. У некоторых мамаш сапоги расстегнуты и лежат на полу голенищами.

Одна кричит:

Мартин! Прекрати сейчас же, вылезай оттуда! Я кому сказала, Мартин?

Мартин с громадной зеленой соплей в носу выглядывает из-под стула. На нем бархатный пиджачок с налипшим мусором.

Восторженная воспитка выходит в центр зала, украшенного самодельными плакатами “Маленькая мисс Детский сад”, “Конкурс красоты-2002” и так далее:

Дорогие наши мамы и Танин папа!

Папа сидит на стульчике, вжавшись в угол. У него борода и рокерская майка с чьей-то оскаленной рожей.

Маленькая Таня в голубом платье кричит из-за “кулис”:

Это не папа! Я же говорила вам, Наталья Ивановна. Это Лева, он приходит к маме в гости! А у мамы сейчас клиенты!

Родительницы переглядываются. Мама Мартина прижимает к себе сопливое бархатное сокровище, как будто Лева может его забрать. Мартин вырывается, тут же ныряет обратно под стул. Лева смущается, краснеет, а воспитка смотрит в программку, будто там написано, что говорить в таких случаях.

Ираида! громко шепчет другая родительница, в простом, но очень дорогом платье. Эта мама выглядит как певица она и есть певица, артистка из оперного театра. Ольга Борисовна Бирюкова-Герман, прославилась в партии Анны Болейн. Подойди сюда!

Ира послушно бежит к маме у нее розовое платье, розовые щечки. Такая кукляшечка! Даже Мартин вдруг забывает о жизни под стулом, и вылезает оттуда, и с громким свистом втягивает свою соплю.

Певица с застывшим на лице выражением брезгливой вежливости протягивает Мартину бумажную салфетку. Он ее не видит, не сводит глаз с Иры  пока мама расправляет на платье какие-то только ей заметные складочки.

Итак, приходит в себя воспитательница. Мы начинаем наш конкурс красоты “Мисс Детский сад”! Представляю вам участниц. Лиза Семенова!

Девочка ростом выше других смешно, по-взрослому, виляет бедрами.

Аня Королькова! Полина Ломаева! Татьяна Царева!

Таня выходит вперед, и тут Лева громко хлопает и показывает “козу”. Полина Ломаева громко плачет от страха.

Мартину кажется, что Лева похож на жуткого Володю Морта из книги про Гарри Поттера. Или на Ивана Хельсинки, истреблятеля вампиров. А еще на Жирафа Депардье в роли Обеликса и на русского царя Ивана Грустного с картины “Иван Грустный убивает своего сына”. Мартин много читает, и мама его всесторонне развивает. Любимая картина Мартина называется “Баранина Морозова”. Любимая скульптура черный Кинг-Конг на корабле в Москве. И Левы Мартин бояться не будет, мама рядом, она его не отдаст.

Ираида Герман!

Ира встает рядом с Таней. Она даже лучше мамы и царевны-лебедь, отчаянно понимает Мартин.

В нашем жюри сегодня, гордится воспитка, директор детского сада Анелия Петровна!

Это дородная тетя с химией. На верхних зубах следы алой помады, будто Анелия Петровна недавно испила свежей крови трудового народа. А верхняя губа у нее фигурной формы, как усы у мужчин из двадцатых годов. Об этом думает не Мартин, а Лева ясно же, что маленькому мальчику такие мысли не по размеру.

Наш технический работник Лилия Сергеевна!

Застенчивая редкозубая старушка втайне злится на всех этих “мисок” недовыбранных. Ей надо еще столько всего сделать, а дома дед старый ждет, которого кормить и купать, как малое дите. Тут сиди, хлопай, потом бегай с ведром по лестницам, а дед дома один. Недавно упал и лежал, пока она не вернулась со смены. Но он ее в молодости уж как любил! Звал Лилюшонком. Неужто она его бросит?

И наш любимый музыкальный работник Александра Игоревна!

Непоправимо интеллигентная женщина в бархатной блузе переживает сейчас свой звездный час.

Поприветствуем!

Воспитка подражает ведущим сразу всех известных ей телешоу.

Конкурсы сменяют один другой. Когда девочки (не Ира, разумеется) поют, певица морщится, будто от больного зуба, а музыкальный работник взглядывает на нее с интеллигентной ненавистью. А еще они рассказывают стихи и пришивают пуговицы на скорость. Полина Ломаева показывает фокусы, Аня Королькова ходит колесом трусишки мелькают, как лопасти у мельницы.

Жюри всерьез перешептывается, ставит карандашные отметки на листах.

Наконец наш финальный конкурс! Танцевальный! Каждая участница покажет нам, как она умеет двигаться в разных стилях под разную музыку!

Воспитка неловко приплясывает на месте, делает какие-то движения из далекой молодости. Вот работка тоже, сочувствует ей технический работник Лилюшонок. Но больше всего волнуется за деда. Из армии он писал ей: “Сирано тебя люблю, Лилюшонок”. Подружка Лилюшонка оканчивала институт на училку, потешалась, звала его “Всё равно де Бержерак”. Завидовала, поняла вдруг Лилюшонок. Бедный Сирано совсем один в пустой квартире. Даже тело больше не его, не слушается. А ведь такой был ловкий! “Ты не смотри, Лилюшонок, что я маленького роста. Я знаешь какой ловкий!” Лежит ее Сирано и плачет. А мамы в лежачих сапогах аплодируют, раскачиваются на стульчиках.

Ира и Таня выходят вперед. Таня так вертится в танце, что Ире больно прилетает локтем в глаз. Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли? Ира в этом не уверена.

Наконец ура! музыка смолкает. Директриса еще раз шепчется с товарками, потом встает со своего места и, одернув пиджак, начинает “лечить” участниц:

Дорогие девочки! Вы все умницы, все красавицы, мы смотрели на вас и прямо любовались от всей души! Правда же, товарищи родители, вы согласны? Но все же победительница должна быть только одна, и корону “Мисс Детский сад номер 444” заслуженно получает Ираида Герман!

Преданный взгляд директрисы в сторону мамы-певицы.

Мартин оглушительно хлопает. Освобожденный Лилюшонок мчится к выходу, к ведру, к Сирано.

Ира выходит вперед, потирая ушибленный глаз. Воспитка торжественно надевает ей на голову пластмассовую корону с криво приклеенными цветными стекляшками. Корона падает Ире на шею. Ира стоит, будто в ошейнике.

Ты точно была лучше всех, утешает Таню добрый Лева. И старается не смотреть на губы-усы директрисы, они его пугают. Есть в них какая-то жуткая власть.

Пока, Таня! прощается коронованная Ира. Если хочешь, я завтра принесу тебе корону. Ты сможешь ее поносить!

Отвали! кричит Таня. Мне от тебя ничего не надо, Ира-жоподыра!

Прекрасное воспитание, говорит Ольга Борисовна Бирюкова-Герман. Вы просто Песталоцци!

Лева мрачнеет. Кто бы ее, как говорится, спрашивал.

 

Прогон окончен, танцоры вытекают из зала черной рекой, как нефть из аварийной скважины. Уборщица заходит в зал, набрав побольше воздуха в легкие. “Хуже, чем в больнице”, думает она на узбекском языке. Таня прощается с Лизой, идет домой. Так-то ей еще уроки надо делать. Няша Абрикос впереди, кульная вообще. Хоть и ванилька, как все гоу-гоу. Но у нее такие шрамы-бабочки. И цирк на ноге…

А вот у Иры Герман уроки давно сделаны, даже мегатупой проект по обществознанию. Ира открывает крышку старого пианино “Красный Октябрь”. Вспоминает бабушкины рассказы как это пианино стояло в деревенском доме у реки, и каждую весну его вывозили на холм, чтобы не рассохлось. Пианино на холме почти рояль в кустах. На стене висит фотография Ира в первом классе.

 

Первое сентября, дети стекаются в школу. У кого-то розы в целлофане с блестками, у кого-то астры, которые привезла бабушка с огорода. Из переулка выходит Таня с гладиолусом. С ней мама-парикмахерша и Лева. У Тани взрослая прическа с локонами мама постаралась. Милашка.

Как куколка, правда, Лева?

Навстречу движется Ира Герман с мамой и папой, похожим на Ростроповича. У Иры в руках такой же гладиолус, а на голове веночек из цветов, обидно напоминающий корону.

Привет! радуется Ира.

Здрассте, за всех говорит Лева.

Таня начинает рвать руками гладиолус. Выдирает бутончики из гнезд.

Таня, ты сдурела? пугается мама. Германы, к счастью, уже ушли.

Цветочные лохмотья летят в осеннюю лужу. И отражаются в воде так, словно они корона на Таниной голове. Вот спасибо тебе, водичка!

Голый стебель девочка торжественно вручает маме и движется к школе, засунув руки в карманы плаща.

Это хорошее начало нового года, гремит торжественный голос из школьного громкоговорителя. В добрый путь!

 

Нарядные первоклассники сидят за партами, руки у них холодные, сердца стучат где-то в горле. Родители ждут в коридоре, подглядывая в стеклянное окошко в двери.

Моя сидит, как отличница, хвалится одна мамаша.

А как сидят отличницы? ехидно интересуется папа-Ростропович.

Мама “отличницы” теряется, презрительно меряет его взглядом. “Ростропович”, как человеческая порядочность, не поддается измерениям.

Мартин! громко шепчет другая мамаша. Поправь галстук!

Наш старый знакомый Мартин на сей раз без сопли, но в элегантнейшем галстуке, съехавшем, впрочем, набок, сидит прямо за Ирой и сверлит ее взглядом. Заоконную родительницу он, ясное дело, не слышит.

Знаете, доверчиво делится мама “отличницы” с мамой Тани, я много раз замечала, если мне нравится ребенок, то и родители у него тоже хорошие. А если родители со странностями, то и дети у них какие-то не очень…

Танина мама смущенно кивает.

У вас мальчик? с надеждой спрашивает мама “отличницы”.

Девочка, сияет Танина мама. Танюшка. А у вас?

И у меня девочка, это звучит прохладнее. Маргарита Зуева.

В классе тем временем идет знакомство. Каждый, кто хочет, выходит к доске и рассказывает о себе:

Меня зовут Ира Герман, мне семь лет, я занимаюсь классическим балетом и люблю читать.

Уши влюбленного Мартина пылают, как сушеные яблоки.

Ира проходит балетной походкой на место. Таня в соседнем ряду вздергивает голову.

Дети, выходящие к доске, невольно подражают Ире:

Я Лиза Семенова, мне семь лет, я люблю кукол.

Я Мартин Зайцев, мне семь лет, я занимаюсь йогой и люблю играть в приставку. Мой идеал Билл Гейтс.

“Галстук!” бессильно шепчет мама. Галстук все так же лежит на плече.

Меня зовут Маргарита Зуева, мне семь лет, я тоже занимаюсь танцами (взгляд в сторону Иры) и люблю читать.

Мне надо в туалет! поднимает руку Ира.

По Большакова или по Малышева? насмешливо спрашивает Таня.  А что? Лева всегда так говорит!

Беги, Ирочка, велит учительница. Ира пулей проносится мимо родителей и через минуту уже снова сидит в классе.

По Малышева, свидетельствует Таня.

Ну что? весело спрашивает учительница. Она молодая, похожа на опрятную свинку. Все рассказали о себе? А вы не хотите, Таня и… Ваня, да? Танечка и Ванечка в Африку бегом?

Класс смеется.

Учительница, кажется, симпатичная, вскользь замечает Ростропович и удостаивается внимательного взгляда супруги.

Ваня вспыхивает от обиды за “Африку”, но Таня соседка по парте молча кладет ладонь ему на руку.

Мы не хотим ничего рассказывать! говорит она. Вы скоро сами всё узнаете!

О! удивляется учительница. Как интересно! Ну, тогда я расскажу вам немного о себе. Меня зовут Альбина Сергеевна, мне двадцать восемь лет…

Вы замужем? прерывает ее Мартин, и Альбина прикусывает губу. От смеха или от обиды, непонятно.

Так, дети, давайте посмотрим, что вы уже умеете делать!..

 

Таня сидит над алгеброй, вспоминает, что она умеет делать. Так-то много чего наберется. Олимпиады. Выставки рисунков. Школьная газета. Поздравление для ветеранов. Сбор игрушек для детдомов. Концерты и соревнования. Всюду две фамилии, две фотографии Герман и Царева. Если у Иры первое место, то у Тани второе. И наоборот. Ира-жоподыра.

Таня пишет Ване записку: “Встретимся после уроков там, где всегда? Есть дело!”

Ваня кивает.

Альбина в недовольстве:

Иван, что за посторонние занятия? Ты-то не отличник, кажется? Ну-ка иди к доске, поработай с картой.

Ваня идет к доске и не знает, бедный, как показать границы России. Ира подсказывает ему, и Таня шепчет со своей парты. Ваня переводит глаза с одной девочки на другую, Альбина отрывается от тетрадей:

Ну что, опять двойка?

Точно! хохочет злая Маргарита. Колязину сразу две подсказывают.

Ира вспыхивает, а Таня молча показывает Маргарите справный кулачок.

Альбина Сергеевна, жалуется противная Маргарита, а че Царева меня стращает кулаками? Царева, я тебя на видео сниму и покажу твоей маме, как ты ведешь себя в школе!

Покажи, говорит Таня. Я тебе тоже потом покажу кое-что. Кошмарики приснятся!

Так! теряет терпение учительница. Все немедленно сели и успокоились.

Границы России, вдруг включается Ваня, поднявший с пола Ирину записку с подсказкой, проходят по естественным рубежам…

 

Таня и Ваня прячутся в закутке у лаборантской кабинета химии. Здесь никого, лишь издалека доносятся детские голоса и крики взрослых.

Сколько? спрашивает Ваня.

Сто рублей.

Таня аккуратно кладет в ладонь мальчика сложенную в несколько раз купюру.

На следующий день Ваня подходит к Ире и со всей силы бьет ее по ногам портфелем. Портфель набит учебниками, украшен заклепками.

Учительница сообщает:

Дети, напоминаю вам, что завтра утром мы идем в детскую балетную школу, где солирует наша гордость и одноклассница Ира Герман. Она будет танцевать вместе с настоящими балеринами из оперного театра!

 

Класс толпится на входе в балетную школу. Те, что вошли, переобуваются, поправляют прически. Красивая Альбина в нарядном платье поспешно заплетает косу Лизе Семеновой. Таня шепчется в углу с Ваней. На Тане джинсы и старенький домашний свитерок.

Царева, возмущается учительница, ты бы еще в пижаме пришла!

Я бы вообще не пришла, если бы вы не заставили, рубит Таня.

Альбина закатывает глаза. В этот момент к ней подходит великолепная мама Иры, солистка театра Ольга Бирюкова-Герман.

Альбина Сергеевна, можно вас на минутку?

Альбина кивает, выпуская из рук доплетенную косу.

Вчера в школе Иру сильно избили.

Я про это ничего не знаю! пугается учительница.

Странно, что не знаете, певица добавляет в голос льда, будто коктейль готовит. Ираида пришла домой с синяками на ногах я не уверена, что она сможет сегодня танцевать (она говорит “танцАвать”). Я пыталась ее отговорить, но не преуспела. Я прошу вас выяснить, кто сделал это с моей дочерью.

А сама Ирочка ничего не сказала?

Еще один кубик льда:

Если бы сказала, я говорила бы сегодня не с вами!

Певица уходит в зал, занимает место рядом с мужем и обворожительно улыбается знакомым. Ледяные кубики комом стоят в горле Альбины.

Таня с Ваней сидят прямо позади Ириных родителей в темноте Таня достает изо рта хорошо пожеванный бабл-гам и аккуратно приклеивает его к пышной шевелюре Ольги Бирюковой-Герман. Ира выходит “танцавать”  как настоящая балерина, в пачке, в белых колготках, через которые видны темные пятна синяков.

 

Так-то хватит уже вспоминать о детстве! Еще и сны эти, бесят.

 

Таня просыпается от вопля телефонного будильника. Мама с Левой собираются на ежегодный слет байкеров. Мама поправляет прикид перед зеркалом. Лева мнется в дверях:

Тань, точно с нами не поедешь?

Не поеду. Чего я там не видела? Привет, бабуся.

Девчонки, счастливо оставаться, Лева целует свою маму Батаню и треплет Таню по голове.

Вы осторожнее только, просит Батаня, крестит в воздухе сына и его жену.

Мотоциклы ревут за окном, как быки. Дыр-дыр-дыр, и уехали.

Батаня, как думаешь, Лева жалеет, что у него нет своих детей?

Вот те раз, огорчается Батаня, а ты ж чья?

Ну, ты понимаешь, о чем я. сердится Таня. Лева женился на маме, ты стала моей бабушкой. А ты не жалеешь, что у тебя нет своих внуков?

Ох, Танька, допросишься ремня с такими вопросами!

А мама говорит, что в юности к ней подруливал один знаменитый гитарист. Но мама его не любила. Знаешь, Батань, я жалею, что она его не любила. Сейчас это был бы мой реальный папа. И я жила бы в Москве.

Нужна тебе эта Москва! У них там людей как грязищи. Все потные, спешат, бегут, ругаются. Сами уж не рады своей Москве.

Батань, ты мне лучше скажи, может один человек типа во всём быть лучше другого?

Может, говорит бабушка. Но только до поры до времени. Потом все равно он начинает в чём-то уступать. Вот взять меня и Томку Черкасову. Мы с детства были закадычные подруги, а потом я поступила в музыкальную школу. И Томке стало ни жить, ни спать, она тоже пошла в эту школу. Но я училась на высший балл, Шопена со слуха играла и пела так, что у людей голова кружилась. А Томка перебивалась с двойки на тройку, и от ее песен у малышей животики болели. Потом я пошла в цирковое училище захотелось в воздушные гимнастки. Томка за мной. Стоит на манеже коротенькая, толстая, как пенек, и пытается растяжку сделать. А я над ней пролетаю, лечу, как птица!

Батаня, ты не звездишь?

Честное комсомольское. И так у нас было до выпускных экзаменов. Томка сдала их с трудом, половину оценок просто выревела слезами да соплями взяла. А я золотая медалистка.

Батаня, покажи медаль!

Потерялась, когда я на БАМ ездила. Ты лучше слушай, что дальше было. После училища твоя бабусенька блестяще поступила в институт, а Томка провалилась на экзаменах и пошла работать в лабораторию, где делают анализы.

Фу, гадость, говорит Таня.

Не фукай! Разная бывает работа. Томка мечтала стать врачом и поэтому выбрала эту. И там, в лаборатории, познакомилась с молодым доктором  Евгением Галилеевым. Ты, наверное, слышала про него?

Это типа тот Галилеев, у которого мегаклиника? удивляется Таня.

Да, тот самый, гордится бабушка. Томка вышла за него замуж, родила троих детей и между делом окончила медицинский институт. Сейчас работает в Германии по контракту. И Галилеев вокруг нее вертится. А я вот…

Ну а что ты? вскидывается Таня. У тебя такой Лева! И я у тебя есть, и моя мама! Да ну эту Томку с ее Галилеем!

Ну да, вяло соглашается Батаня. Это я тебе к чему рассказываю, Танечка. Во всём быть лучше другого не получится как ни старайся. Пойдем, что ли, почайпьем.

Вечером Таня засыпает и видит реальный сон: себя такую на цирковой арене, толстенькую и в трико, а над ней пролетает на качелях под куполом Ира Герман с синяками на ногах она такая, короче, в белом халате, а в руках у нее банка с анализами.

 

Концерт в филармонии это Ира играет с оркестром. Она в строгом платье, с пышной косой, лежащей на спине ровно, как второй позвоночник. Дирижирует папа, мама с милостивым видом сидит в первом ряду.

Ира играет Шостаковича. Шостакович был бы просто счастлив! Мужчина в сером костюме первым вскакивает с места, поддергивая брюки, орет “браво!”. Ира недовольна.

Я взяла не ту ноту. Один раз! Но все слышали! Папа, ты слышал?

Папа с виноватым лицом человека, который не умеет врать:

Ну да, слышал. Ирочка, я должен тебе сказать у тебя с этой нотой получилось лучше, чем у Шостаковича! Если бы он слышал, он бы понял свою ошибку!

Глупости, Ираида, подытоживает мама. Ты играла блистательно! Не самоедствуй! Сейчас мы едем в ресторан директор пригласил отметить выступление.

В гримерку входит директор филармонии, тот самый мужчина в сером костюме, потирающий ладошки:

Превосходно! Я даже не думал, что у вас такой талантливый ребенок!

А почему вы так не думали? искренне удивляется папа-Ростропович.

Директор тушуется, сочно прикладывается к ручке мамы-певицы.

Ираида, тебе сегодня надо пораньше лечь, говорит она. Завтра спектакль в детском театре.

Мама, решается Ира. Я давно хотела сказать, я больше не буду заниматься балетом. Я хочу попробовать себя в другом танце.

Как это? не понимает мама. Какой еще может быть танец?

Ира переглядывается с папой, и он снова выглядит как человек, который не умеет врать.

Ты знал! певица возмущена. Немедленно рассказывайте, вы, оба!  приказывает она и обмахивается, будто от жары, длинной программкой филармонического абонемента. Что за танец?

 

Ну что это за танец? возмущается тренер, прерывая выступление очередной группы на сцене. Таня с Лизой устало сидят в зале, опять в черном, как две грузинские вдовы.

Ты уроки сделала? спрашивает вдруг Лиза.

Что там делать? удивляется Таня. Детский сад.

Ну, не знаю, обижается Лиза. Дай алгебру списать.

Таня достает из сумки тетрадь, передает Лизе. Из тетради падает рекламка филармонического концерта с фотографией Иры Герман. Крупная надпись: “ДЕВЯТИКЛАССНИЦА ИРАИДА ГЕРМАН ИГРАЕТ С ПРОСЛАВЛЕННЫМ ОРКЕСТРОМ ФИЛАРМОНИИ”.

Лиза поднимает рекламку с пола и одновременно с этим поднимает кверху бровь.

Зачем тебе это?

Дай сюда, злится Таня.

Концерт сегодня, замечает Лиза. Вот прямо сейчас Герман бьет по клавишам ты-дыщ!

Таня криво улыбается и рвет рекламку.

Бесценные мои, поднимайтесь, кричит тренер. Ваша очередь пришла!

 

Ира Герман сидит в ресторане с веселым директором филармонии и уставшими родителями.

И все-таки, Ираида, я не понимаю, чем тебя привлекла такая несимпатичная часть культуры, мама по-прежнему недовольна, но держится спокойнее. И название… малоаппетитное!

Будто кого-то шлепают: хип, хоп! шутит директор, но тут же сникает под ледяным взглядом Ириной мамы:

Наверное, кто-то из подружек занимается, да, Ирочка?

Ира вспыхивает.

Ираида?! спрашивает мама. Надеюсь, это не та жуткая девица из семьи мотоциклистов?

Ира вдруг вскакивает с места и выбегает из ресторана, сбив по дороге стул.

Подрустковое поведение, понимающе кивает головой директор. Моя Сашка еще не так зажигала! А сейчас сидит тихо-смирно в Швейцарии. Всё уладится, Ольга Борисовна!

 

Утро в учительской. Юлия Юрьевна говорит коллегам:

А я всё равно считаю, пусть лучше танцуют свой хип-хоп, чем сидеть как приклеенные к телефонам. Вы посмотрите, посмотрите на детей,  она машет рукой, приглашает подойти к окну. На лавке, как птицы на жердочке, сидят шестеро мальчишек, каждый уткнулся в телефон. Это ненормально! А танцы всегда хорошо, и для осанки, и для самооценки. Царева вон какая стала красавица!

Ну, если бы бальные, говорит Альбина Сергеевна. Или латиноамериканские… Я вот мечтала танцевать танго! Аргентинское! И ногой так опа!

Пытается изобразить, но неудачно, задевает поднос с чашками, и посуда летит на пол.

Вот вам и опа, ворчит пожилая учительница литературы. Да ладно, идите уже, я уберу. А эти все танцы современные не наша культура, не русская. Негры придумали, а наши дети почему должны им подражать? Не понимаю! Сколько раньше было красивых, мелодичных песен… и такие танцы… И передача “Играй, гармонь!”. А сейчас штаны в полкомнаты, и скачет, как на сковородке. Когда сегодня у них этот концерт?

В шесть. Я обязательно пойду, говорит Ю-Ю.

 

На уроке она же, сдержанная, сосредоточенная:

Сегодня повторим правописание “при-” и “пре-”. Зайцев, что ты тянешь руку? Что тебе надо?

А где Царева с Семеновой?

У них сегодня отчетный концерт, я их отпустила, по записке.

А у Герман вчера тоже был концерт, она же не отпрашивалась!

Правда, Ирочка, вспоминает учительница, я вчера так тобой гордилась! Я сидела в третьем ряду в розовой блузке с воланами, не видела, нет? А ты, Зайцев, иди лучше к доске и объясни нам правила правописания “пре-” и “при-”.

ПРЕкратите ПРИдираться, ворчит Мартин, проходя между рядов.

 

Отчетный концерт в ДК. Застывшие золотые слова Ленина. В зале публика, в публике Ю-Ю в кедах. На голове кепка. Ира входит в зал и вначале собирается сесть рядом с учительницей, но потом видит кеды и кепку и пересаживается на два ряда дальше. К ней с двух сторон молча идут Ваня и Мартин.

Ты чего тут садишься, Стивен Хокинг? спрашивает Ваня. Мартин в шестом классе написал проект, типа ему нравится Стивен Хокинг. Может, помочь тебе приблизиться к идеалу, а? Чудила!

Мартин все равно садится рядом с Ирой. Она улыбается ему так же вежливо, как уборщице в школе.

В первом ряду сидят Батаня, Танина мама с Левой. Под вой, свист, аплодисменты на сцене появляется тренер.

Обойдемся без долгих речей! он даже не пытается перекричать биты. Мы начинаем!

На сцену выходят детишечки, гоу-гоу, и вот наконец пара Таня и Лиза Семенова, а с ними вообще нормальный юноша по имени Антон.

Ах, какой красавец! кричит Альбина на ухо Ю-Ю. Она в сарафане, плечи все в веснушках, глаза рыжие, как подсолнухи. Были бы мы, Юлька, помоложе!

Таня по сюжету танца уводит любимого у Лизы, и в конце счастливая пара уходит со сцены, а Лиза остается одна и вытирает слезы ладонями. Все трое прыгают, мягко приземляются, движения то резкие, то плавные, и это танец, да, совсем особенный танец.

Браво! тупо кричит в тишине балерина Ира Герман.

Таня и Антон возвращаются на сцену он подхватывает ее в воздухе и кружит, а Ира держится руками за виски, будто это у нее кружится голова.

 

Так-то время летит быстро.

Спустя несколько месяцев в магазине одежды хипхоперов надменная женщина выковыривает из кошелька бережно сложенные купюры. Рядом нетерпеливо пританцовывает Мартин в гигантской майке и широких штанах.

Ну, ма-ам, давай скорее.

Не галди, устало просит женщина, и так для тебя живу. Никакой своей жизни не осталось!

Продавец с каменным лицом отбивает чек и выдает женщине пакет с новой майкой.

Ты лучшая, мам! Мартин торопливо чмокает мать в щеку и выбегает из магазина.

Вот только на это и гожусь, грустно говорит женщина. Продавец вдруг теплеет (язык у него проколот, поэтому он пришепетывает):

Да это профто фосраст такой! Я тоже таким был мать фо мной наплакалафь! А фейфас фсе окей!

Мама Мартина с сомнением смотрит на утешителя и выходит из магазина. Она рассказала бы сейчас хоть кому-нибудь, каким он раньше был, ее мальчик. Мартин читать научился в три года, он с ходу узнаёт работы художника Воловича, он с первого класса занимался химией, а в седьмом переводил “Охоту на Снарка” и писал стихи в духе Георга Тракля. И всё это в миг выпарилось, как вино со сковородки.

Мама пытается проглотить свою боль, но она не глотается, засела в горле сопливым комом. “Вот знать бы, как оно быть матерью, я бы ни за что не рожала”, злобно думает женщина. И тут же расплывается в улыбке, вспоминает, каким забавным был ее мальчик в детстве. Пышечка такой. Учил стихи Бодлера “Альбатрос”:

Времена Михандраза …

Какой Михандраз? пугалась мама. Увиделся не то Минздрав, не то волхв Мельхиор с владыкой Мельхиседеком. А это была строка “Временами хандра заедает матросов…”.

А как он рисовал, я вас умоляю! Жаль, не решилась показать Воловичу ту работу черно-алый черт с копьем на фоне мертвенно-белого леса. И жалобная просьба:

Мамочка, пожалуйста, подпиши здесь в углу “Леонардо да Винчи”!

Картина называлась “Этюд в багровых штанах”.

Мама расправляет плечи и отправляется домой. Ее Мартин еще вернется, вот увидите.

 

А у Иры Герман родители собираются на гастроли.

Ираида, строго говорит Ольга Борисовна, ты поняла, что нельзя никому открывать дверь? И чтобы никаких вечеринок!

Ирочка, мягко просит Ростропович, пожалуйста, не ешь всухомятку. Там Марья Степановна приготовила обед.

Домработница Марья Степановна, простая на вид, сложная внутри женщина трудной судьбы, вырастает на пороге, оглашая меню:

Курица с ружками! Чай с сушками!

Ира фыркает:

Курица с рожками! Чай с ушками!

Родители спускаются по лестнице. Ира торопливо машет отъезжающей машине. Пока-пока! Потом выпроваживает домработницу и загружает диск, спрятанный между учебников.

На мониторе появляется юноша, очень похожий на тренера из данс-школы.

Начнем урок! бодро говорит он.

 

Уроки окончились, уборщица моет пол. Ира дергает дверь кабинета с надписью “Психолог”.

Обедает твой психолог, сварливо говорит уборщица. Она по три раза в день обедает. Иди в столовую.

Спасибо, благодарит Ира и бежит в столовую. У дверей сидит маленькая девочка и горько-горько плачет.

Ира заглядывает в столовую там несколько женщин с удовольствием питают себя свежими котлетками и усаживается рядом с малышкой.

Что случилось? Кто тебя обидел?

Девочка начинает реветь еще громче.

Мальчишки? гадает Ира.

Девочка икает от плача. Вообще, она такая милашка. Хотя немного ванилька.

Слушай, я сейчас позову тебе психолога. Хорошо?

Малышка кивает и утирает слезы.

Ира мчится в столовую:

Ольга Васильевна!

Ухоженная пухлая женщина неторопливо отправляет в рот котлетку. И поднимает руку вверх: дескать, дай дожую. Ира ждет, приплясывая на месте.

Ну что случилось такого срочного? недовольно говорит Ольга Васильевна, сглотнув последний кусочек.

Там девочка плачет… теряется Ира.

У меня обед, объясняет психолог. Я, между прочим, тоже живой человек. Доем и приду, подождите.

Так-то девочки всё время плачут, если разобраться.

Ира смотрит на пышные формы психолога она легко прожила бы месяц за счет подкожного жира. Психолог невозмутимо подцепляет вилкой котлету и продолжает кормиться. Ира обводит взглядом сотрапезниц (знакомая среди них одна пожилая учительница литературы, смущенно опустившая взгляд в тарелку) и выходит из столовой.

 

Малышка всхлипывает на той же скамейке, в той же позе.

Знаешь что? говорит Ира. Тебя ведь Соня зовут, да? Ты на скрипке играешь, я помню. Сонь, ты мне расскажешь, почему ты плачешь, а я тебе расскажу, что случилось у меня.

Меня Арина обидела, выпаливает вдруг девочка. Как застрявший кусок в горле, как кубик льда или обиду. Папа привез мне книжку из Парижа. Там красивые лошади. Мы с Ариной смотрели эту книжку, играли, будто бы это всё наши кони. А там была одна моя любимая белая лошадь, я ее сразу полюбила, но Арина сказала, что это будет ее лошадь. А я сказала, что это нечестно, ведь книжка моя! И тогда Арина дернула за страницу, и вот…

Соня достает из сумки яркую книгу и открывает ее в том месте, где страница разорвана почти пополам.

Во дает твоя Арина! возмущается Ира. Но знаешь, я могу склеить эту страницу, будет почти незаметно.

 

Ира и Соня сидят такие в библиотеке. Ира протягивает уже совершенно спокойной малышке склеенную книгу.

Спасибо, благодарит девочка. А теперь ты рассказывай!

Ира с сомнением смотрит на малышку.

Ты обещала!

У меня тоже есть… подруга. И она все время хочет быть лучшей. Лучше всех танцевать, быть самой красивой, учиться на пятерки и никогда никому не проигрывать. Но так получается, что она проигрывает мне. А я совсем не хочу быть лучшей, честное слово! Когда ты лучше всех ты одна.

А ты ей уступай во всем, советует малышка. Просто возьми и проиграй, если она так уж хочет быть лучшей! Альбина Сергеевна всегда говорит нам: “Уступайте друг другу!”

В открытую дверь библиотеки видно, как в свой кабинет заходит психолог Ольга Васильевна с тремя котлетками в желудке. Она садится за стол и громко, довольно икает от сытости.

 

У входа в ночной клуб “Райский сад” тупо топчутся Таня, Мартин в новой фуфайке, Лиза Семенова, Ваня и Антон.

Ну что, и где твой знакомый охранник? раздраженно спрашивает Таня.

Сейчас придет, обещает Мартин, но видно, что он ни в чём не уверен. А, вот он! Гарик! Пис, бро!

Громадный Гарик в черных очках несмотря на сумерки хмурится, глядя на подбегающего к нему мальчика. Они о чём-то говорят с минуту, после чего Мартин незаметно передает Гарику сложенные стыдливым прямоугольничком купюры. И машет друзьям путь открыт!

Подростки оглядываются по сторонам в темном и шумном зале. Мальчики изо всех сил стараются выглядеть уверенными в себе, но у них это плохо получается. Девочки совсем тушуются даже смелая Таня жмется к стене. Но ей это вскоре надоедает.

Она идет к танцполу и начинает так жечь, что вокруг нее невольно собирается публика и освобождается место. Лиза бежит следом, пытается “соответствовать”, мальчики тоже подтягиваются, и вскоре вся пятерка в центре внимания.

Поодаль неумело танцуют Ю-Ю с Альбиной.

Тебе не кажется, что это наши? спрашивает Альбина.

Ю-Ю в танце подруливает ближе и точно, фиксирует учеников.

Я даже не знаю, что делать самим от них прятаться или их отсюда выводить? теряется Альбина.

Ю-Ю смотрит на нее непонимающе и решительно берет за руку Таню. Народ вокруг возмущается и свистит.

Они несовершеннолетние! говорит Ю-Ю и пытается вытянуть багрового от смущения Мартина прочь из клуба. Это выглядит очень смешно  Мартин на голову выше и в разы толще учительницы. Ты мне еще потом спасибо скажешь!

 

На улице Таня говорит Ю-Ю:

А ведь мы к вам так хорошо относились, Юлия Юрьевна. Даже прозвище вам дали доброе типа в честь кошечки. Помните диктант про кошку? “Задние лапки в широких штанинах, хвост как ламповый ерш!”

Какой еще ерш, Царева? сердится Альбина. Ваши родители знают, что вы по клубам ходите?

Моя мама не против, сообщает Таня, но все остальные нервничают. Никого не радует перспектива спалиться.

Ну что, нам пора! решительно говорит Мартин. У меня еще английский не сделан.

 

Урок литературы в девятом классе.

Семенова, ты прочла “Героя нашего времени”? спрашивает пожилая учительница.

А? Что? Лиза крутит головой, не понимает, о чём ее спрашивают. Учительница машет рукой, даже не пытается скрывать раздражение.

Маргарита?

Длинная Маргарита отрицательно машет головой.

Хорошо, сдается учительница. Как в первом классе дети, поднимите руки! Кто прочитал “Героя нашего времени”, заданного вам две недели назад? Я уж не говорю о том, что эта книга была в списке литературы на лето!

Вы говорите об этом, вдруг заявляет Ира Герман.

Не поняла, Ирочка? ласково переспрашивает учительница.

Ира краснеет, но упрямо повторяет:

Вы сказали “я уж не говорю о том”, а сами говорите.

Учительница не понимает, что происходит.

Итак, кто прочитал Михал Юрьевича Лермонтова?

Таня, не глядя вокруг, решительно поднимает руку.

И все? ужасается учительница. Ирочка Герман?

Я не читала, дерзко говорит Ира. Можете ставить “двойку”.

Таня с Ваней оборачиваются к Ире у них в буквальном смысле слова открыты рты.

Ирочка, ты заболела? участливо спрашивает учительница. Давай я отпущу тебя сегодня с урока, у вас ведь последний, да?

Ира пожимает плечами и выходит из класса.

 

Вечером в квартире Германов после интеллигентного стука в Ирину комнату заходит папа с подносиком. На нем трясутся чашки с чаем. Ложка съезжает с подноса и падает на пол. Ира нажимает кнопку пульта, но он ее не слушается.

Ну что, Ирочка, есть прогресс? весело спрашивает папа. Он ставит наконец подносик на стол. Знаешь, все-таки удивительно, что ты тоже поддалась этому… ммм… увлечению. Ты ведь выросла на классической музыке. Я водил тебя на лучшие концерты, в оперу. И мы с мамой всегда считали, что твое будущее балет…

Балет? Ира смеется. Никогда в жизни мне не нравился балет!

Папа берет с полки куклу в пачке и пуантах, показывает Ире.

Ну и что, это просто кукла! А хип-хоп это даже не танец, не музыка, это… Это способ жизни! У меня такое чувство, что я живу в каком-то дряхлом, тухлом мире! Все эти Моцарты, Шостаковичи! Пушкины! Всё это какое-то устаревшее!

Ирочка, мягко возражает папа. Я понимаю, у тебя сейчас протестное поведение. Это соответствует возрасту! Но я всегда гордился тем, что ты не стремишься быть такой, как все. Мы с мамой пытались воспитать тебя личностью!

Я и так личность. Просто моей личности тесно в опере, в филармонии, в школе! Я знаю, что есть что-то еще в жизни, что-то очень главное, понимаешь?

Понимаю, говорит папа. Ну что сделать хочешь, танцуй. И я в юности танцевал рок-н-ролл. Давай по чашке чая? С бергамотом!

Ира ставит запись на паузу и садится рядом с папой. Маленькая балерина в пуантах грустно смотрит на них с полки.

 

И уже назавтра в школе Ю-Ю отчитывает Иру Герман:

Ира, я тебя не узнаю. Что с тобой случилось? Мне маму вызывать?

Мама на гастролях, дерзко отвечает Ира. Могу предложить папу.

Ты как разговариваешь, Герман? взрывается Ю-Ю. Ты ничего не перепутала? Посмотри сюда по всем предметам двойки! Все учителя на тебя жалуются! Ты же была гордостью школы, Ира!

Всё течет, всё изменяется, глухо говорит Ира.

Тебе надо поговорить с психологом. Зайди прямо сейчас к Ольге Васильевне. Давай-ка я тебя провожу.

 

Ира понуро идет в кабинет психолога мимо Доски почета. В этот самый момент Маргарита Зуева снимает с нее фотографию улыбающейся Иры.

Психолог жует шоколадку, хрустит фольгой.

Здравствуй, Ира. Не хочешь кусочек?

Спасибо, я уже пообедала, ядовито говорит Ира.

Ирина, торжественно произносит психолог, начав было речь, но Ира тут же перебивает ее:

Ираида.

Психолог хмурится, не понимает.

Меня зовут не Ирина, а Ираида. Это совсем другое имя. А ту маленькую девочку, которая рыдала у столовой, пока вы ели свои котлетки, ту маленькую девочку звали Соня. Вы бы хотя бы выучили наши имена, прежде чем лезть к нам в душу.

Психолог надувается, как жаба. Не знает, что сказать.

Вы хотите спросить, почему я стала хуже учиться? Почему начала грубить учителям и прогуливать уроки? Да потому, что я не могу быть вечно лучшей и не хочу этого! И отстаньте от меня со своей психологией и со своим шоколадом!

Ира выбегает прочь, едва не сбивая с ног Ю-Ю.

Психолог говорит:

Для первого раза, я считаю, неплохо. Можно даже сказать, у нас прогресс. Девочка сразу раскрылась. Не хотите шоколадку?

 

Таня собирается на войну. Готовится к баттлу. Тренируется в пустом зале, за окном темно. Она отрабатывает одни и те же движения перед зеркалом. Наконец в дверь заглядывает Лева.

Танька, пойдем домой.

 

Ира готовится к баттлу дома. Маленькая кукла-балеринка подпрыгивает на полке от громких звуков музыки. Ростропович приносит Ольге Борисовне мокрое полотенце, она лежит на диване и страдает в ногах неразобранная дорожная сумка.

Боже, я этого не вынесу! жалуется певица, прикладывая полотенце к вискам. Жуткие звуки! Никакой гармонии. И она говорит, как будто на иностранном языке: баттл! шаффл! вакинг! Кач снизу!

А вот я уже выучил этот язык. Сейчас переведу. Баттл это соревнование. Битва. Кто кого перетанцует. Война, Олюня, война!

 

Вечером Батаня сидит с Таней на диване, подложив подушки под голову.

Батань, ты как представляешь себе типа удачу?

Бабушка удивленно смотрит на девочку, потом говорит:

Как кошку. Красивую, пушистую, нравную. У меня была такая кошка Серафима. Придет в гости хороший человек, она ни в какую к нему! Еще и шипит, и царапает! А заглянет на минутку случайный неприятный тип Сима тут как тут. Мурлычет, ластится. Он на нее ноль внимания а Сима просто из шкурки вылезает. Удача как кошка сама решает, с кем быть.

А помнишь, Батаня, ты мне рассказывала про Томку Черкасову? Которая была как пенек, а сейчас в Германии?

Помню, конечно.

Знаешь, ты была права. Одному человеку и правда не может всё время везти. И удача от него отвернется как кошка, которой он надоел. Она уже отворачивается!

Бабушка встревоженно смотрит на Таню, но тут в дверь заглядывает мама.

Полуночницы, ложитесь спать! Завтра баттл, а они сидят, болтают.

Я обязательно выиграю завтра, Батаня, говорит полусонная Таня. Главный приз айпад. Мне он очень нужен. Вот бы кошка помогла!

 

Война началась.

В большом зале спортивного центра столпотворение ярко одетого народа. Кто-то, пользуясь случаем, разминается, повторяет танцевальные движения. Кто-то мрачно жует бутерброды. Есть даже такие, кто спит с открытым ртом, прислонившись спиной к “козлу”. Ира ее не узнать в яркой майке, с необычной прической, в новеньких кедах, волнуясь, высматривает в толпе знакомых. Вот мелькнул Мартин. Вот Лиза Семенова и Таня. Вот папа, в джинсах и пиджаке, поправляет на носу очки такой милый, нелепый. Вот тренер из данс-школы. Иру никто не узнает кроме папы, разумеется, но он делает вид, что не видит ее, они так договорились.

В центре зала на стульях перед аппаратурой сидят судьи их трое. Высокий негр с волосами, заплетенными в косички. Очень загорелая, красивая блондинка с нерусским выражением лица. И чуть полноватый юноша в широченных штанах и с серьгой в ухе.

Журналистка с микрофоном пробирается сквозь толпу к судьям. За ней следует оператор.

А судьи кто? величаво вопрошает журналистка и тут же нормальным голосом: Нормально смотрюсь?

После третьей попытки она записывает наконец свой стенд-ап.

А судьи кто? Кто будет судить нынешнее соревнование или, как называют его сами танцоры, баттл? Давайте познакомимся с нашими арбитрами. Лайза Марина Смит из города Сан-Франциско, Калифорния!

Блондинка встает, делает приветственные движения.

Джошуа Кристиан, Соединенное Королевство!

Негр с места поднимает руку.

И наш с вами соотечественник Андрей Куваев из Санкт-Петербурга!

Полноватый делает одними губами “йоу”.

Ира дрожит, волнуется. В зале появляется громадный Лева с Таниной мамой и Батаней.

Музыка звучит всё громче, ведущий берет микрофон и громко объявляет:

Добрый день всем, кто меня слышит! Регистрация пре-селекшн окончена. Международный баттл по хип-хопу объявляется открытым. К нам приехали участники из Москвы, Питера, Тюмени, из Красноярска, Таллинна, Вильнюса, даже из Германии! Приветствуем всех, и начинаем знакомиться.

Ира неловко прикрепляет на груди наклейку с номером “101”. Таня с Лизой выверенными движениями приклеивают друг другу свои номера у Тани “13”, у Лизы “18”.

 

Баттл начинается с представлений участников. Каждый выходит в круг, перед судьями, ведущий громко объявляет в микрофон его имя или псевдоним.

Алёнка! Игорь из Барнаула! Сибирское золото! Братья-близнецы Гришаня и Мишаня!

Участники танцуют буквально полминуты, после чего ведущий говорит: “Спасибо!” Судьи слегка качают головами, если участник оставляет их равнодушными, и почти приплясывают на месте, если нравится. Джошуа Кристиан устает сидеть на стуле и пересаживается на пол, запросто.

 

Так, Ростропович отводит в сторону Иру. Главное пройти пре-селекшн. Для тебя это уже будет победа, потому что ты никогда не участвовала ни в одном баттле.

Я не смогу, Ира чуть не плачет. Ноги как деревянные. Мне страшно! И все смотрят.

Соберись, тряпка! сердится папа, и становится ясно, как он управляется с музыкантами. Представь, что ты прыгаешь с парашютом. Всё равно придется шагнуть из самолета, но лучше сделать это красиво и правильно. Вспомни балет, в конце концов! Что может быть хуже балета?

 

Ведущий продолжает выкрикивать имена участников:

Ленуся из Москвы! Приготовиться Алику Екб. Следующая Таня Царева. О, та самая Татьяна?

Он наклоняется и шепчет что-то на ухо негру-судье. Тот уважительно кивает и смотрит, как Таня выходит в круг.

Она выигрывала все баттлы, говорит маленькая девочка рядом с Ирой. Ни одного не отдала. Никому. Я ее обожаю!

Таня рассказывает своим танцем целую историю, с завязкой, интригой, кульминацией и развязкой. Она перебирает по времени, но ее никто не решается остановить.

“Таня” от слова “танец”.

Негр-судья встает с места в знак уважения.

Выступает Лиза, еще какие-то знакомые и незнакомые люди, отлично танцует Антон, неплохо Мартин, и даже тренер из данс-школы участвует в баттле. Но вот наконец приходит очередь сто первого номера.

 

Ира Герррман! раскатисто произносит ведущий, и в круге появляется Ира. Первое робкое, неудачное движение.

Герман? громко спрашивает Таня. Наша Ира-жоподыра?

Она расталкивает зрителей, идет все ближе и ближе, смотрит пристально, словно не верит. Ростропович сжимает музыкальные пальцы в кулаки.

Ира движется не так продуманно и четко, как Таня, но в ней чувствуется драйв, и еще она все время улыбается. И балетная выправка при ней, и чувство ритма. Негр вновь встает с места второй раз. Опыта у Иры нет, она тоже затягивает выступление Таня громко свистит:

Хорош!

Хороша! поправляет ее ведущий. Спасибо, Ира Герман! Приготовиться Маше с Уралмаша!

 

На улице перед входом в спортцентр нервно курят Танина мама, Лева, журналистка и оператор. Рядом Ирин папа.

Я даже не знаю, что думать, говорит дирижер, интеллигентно затягиваясь. Мы совсем недавно узнали, что Ирочка тоже танцует хип-хоп.

Иван Борисович, отвечает Танина мама, для Иры это уже победа выйти в финал так сразу!

Надо же! светски восклицает журналистка. Какая интрига! Две подружки-одноклассницы вышли в финал!

Они не подружки, хором говорят Ростропович и Танина мама.

К сожалению, разводит руками Лева.

Публика вливается обратно в ДК, курильщики бросают окурки и спешат в зал.

 

Ира стоит рядом с Мартином, толстяк говорит ей:

У Тани есть коронный ход когда танцует противник, она не просто выжидает-пританцовывает, а делает вот так ладонью, и все смотрят на нее. Тебе надо придумать что-то похожее, свое.

Мартин, а почему ты решил мне помочь? вдруг спрашивает Ира. Ты же дружишь с Таней?

А я ничего плохого про нее не сказал, оправдывается Мартин и отходит в сторону.

Таня сидит на скамейке, опустив голову на руки.

Наконец раздается голос ведущего:

Финальная схватка, лучшие из лучших Таня Царева против Иры Герман! Девочки, помните, это не война, это хип-хоп! Нам важно, чтобы все остались в живых! Начали!

 

Таня начинает первой. Ее танец это целый рассказ, выраженный в движениях рук, ног, головы. Что-ты-забыла-здесь-Герман-ты-и-так-мне-надоела-это-мой-мир (взмах руками) это-мои-люди-проваливай-в-свой-балет (мелкий перебор ногами, как в танце маленьких лебедей).

Судья из Калифорнии внимательно вглядывается в лицо Тани ненависть утяжеляет невесомые, легкие движения девочки.

Ира отвечает своим “рассказом”: я-не-желаю-тебе-зла-балет (мелкий перебор ногами) мне-надоел-но-в этом-мире хватит места всем-почему-ты-меня-ненавидишь-я не виновата-в том-что все делаю-лучше всех!

Пока Ира танцует, Таня по законам состязания должна поддерживать ритм, но она делает то самое движение ладонью, о котором говорил Мартин. Обычно оно оттягивает на себя внимание зрителей, но сейчас это не срабатывает, все смотрят только на Иру.

Ведущий кивает Тане, она вновь бросается в бой с новым танцевальным рассказом:

Ты не лучше всех ты обычная это я лучше всех я должна была быть первой всегда и во всем тебе просто везло и сейчас ты хочешь отобрать у меня то что я делала лучше тебя единственное что у меня есть это хип-хоп и ты его не получишь.

Ира отвечает:

Я не пытаюсь отнять у тебя твое я просто хочу делать что-то рядом с тобой я устала от ненависти а тебе разве не надоела эта вечная война?

Стоп! командует вдруг ведущий. У нас тут очень интересная ситуация. Предлагаю всем зрителям слегка расслабиться, потанцевать, а мы вместе с жюри постараемся принять верное решение.

 

Взмокшая Таня проходит мимо Ириного папы, нахально не отвечая на его вежливое “здравствуйте”.

Иру бьет крупная, отборная дрожь.

После краткой паузы Андрей Куваев из жюри объявляет:

Мы хотели, конечно, как в детском саду, сказать, что победила дружба, но все-таки мы не в детском саду и решили отдать первое место бывшей балерине Ире Герман, которая впервые участвует в баттлах и вообще начала танцевать хип-хоп всего лишь несколько месяцев назад!

Все хлопают, свистят. Лиза украдкой смотрит на Таню, Таня внимательно разглядывает свои ладони.

Ира, выйди сюда. Сегодня классные призы. Сертификат в магазин одежды для танца и айпад! Поздравляем тебя! Таня, иди к нам. Вы должны обняться с Ирой по правилам, ты помнишь?

Бледная Таня с кривой улыбкой выходит в центр зала и с отвращением обнимает Иру. Ира зато на седьмом небе от счастья.

А можно я скажу?

Она берет микрофон у ведущего.

Я так благодарна вам всем, и… знаете, я бы хотела отдать мой приз, айпад, Татьяне Царевой! Она его заслужила. Она лучшая!

Все хлопают, Танина мама вскрикивает.

Таня резко выдергивает микрофон у Иры:

Спасибо, но это приз за первое место! Инджой, балерина!

Она уходит. Лева догоняет ее, обнимает своей громадной ручищей.

Герман, улыбается Ваня Колязин, если тебе не нужен айпад, я бы не отказался. Подаришь?

Ира не знает, что ответить, но тут, к счастью, рядом вырастает Ростропович и говорит:

Пойдем, Ирочка.

Пойдем, Ирочка, кривляясь, передразнивает его Ваня и догоняет друзей, выходящих из зала. Няша Абрикос выводит вперед своих гоу-гоу.

 

В двух дневниках море разливанное “двоек” и длинных учительских замечаний. На уроках Таня сидит спиной к школьной доске. Ира полулежит на парте. У Тани проколот нос. У Иры язык.

Теперь у вас конкурс, кто хуже? возмущается Ю-Ю. Да что это с вами, девочки? Девятый класс, экзамены на носу! Царева, Герман, завтра обе в школу с родителями. Маргарита, иди к доске!

Радостная Маргарита, воспарившая на фоне бывших отличниц, идет походкой пай-девочки к доске. Начинает бойко рассказывать о фонетике.

 

Под дверью класса стоят грустная, нахохлившаяся мама Тани и бессменный Лева. По коридору к ним идут роскошная Ольга Бирюкова-Герман и Ростропович.

Добрый день, холодно роняет певица. Лева решительно протягивает руку Ростроповичу, и тот ее крепко пожимает.

У вас тоже проблемы? выдыхает Танина мама. Наша-то, знаете, нос продырявила. Уроки вообще забросила. Что с ней будет? Парня-то можно в армию отдать, в суворовское, а с девкой что делать? Дружит с каким-то абрикосом. Куда ее девать?

В монастырь? пытается пошутить Ростропович.

Иван, морщится певица, умоляю, прекрати.

Я бы рад, Олюня, но это не в моих силах. Наша Ира тоже сделала пирсинг. И совершенно перестала учиться. Целыми днями где-то пропадает. Танцует. Вчера ее провожал домой мальчик я видел в окно. Они целовались. Как-то всё быстро, правда?

Дверь класса открывается там стоит решительная Ю-Ю.

Заходите. К нам присоединится психолог, чуть позже, после обеда. А пока давайте начнем без нее. Дорогие мои, я без вас не справлюсь. Две наших звезды, Ира и Таня, на которых все равнялись, я… я вообще не понимаю, в чём дело!

Ю-Ю вдруг плачет. Становится похожей на маленькую зареванную девочку.

У меня, знаете, нет своих детей. И я люблю моих учеников, как будто они мои родные. Но Таня бросила учиться. Ира позволяет себе такие выражения, Ольга Борисовна, я никогда не поверю, что в вашей семье их используют.

Лева деликатно кашляет:

Вы намекаете, что это у нас дома принято материться почем зря?

Да ну что вы, Лев Леонидович!

Ну, в нашей семье, например, даже слово “дурак” не говорят, включается Ольга Борисовна.

Ю-Ю всплескивает руками:

Святые люди! И ваша Ира тоже не говорит слова “дурак”. У нее куда более… разнообразный лексикон.

Ростропович вдруг поднимает ладони вверх, и все послушно замолкают.

Стоп! Мои дорогие, а сами вы в шестнадцать лет не чудили? По концертам не бегали, пиво в кустах не пили?

Все молчат, только Лева вдруг улыбается широко:

Да я и сейчас… могу.

Не сомневаюсь! огрызается Ольга Борисовна.

Другое дело, что это может слишком далеко зайти, вся эта вражда.

И что они не поделили! удивляется Танина мама. Обе умницы, красавицы.

Ольга Борисовна с вызовом смотрит на парикмахершу.

Лучшая всегда одна.

И в финале засчитывают только первого, соглашается Лева.

Ну, у нас тут не ипподром, возмущается Ю-Ю. Весь класс поделился на две части одна за Цареву, другая за Герман. Не хватает только предвыборных программ и листовок с обещаниями.

А если нам перевести Ираиду в лицей? задумчиво спрашивает Ольга Борисовна.

Ю-Ю нервно стирает с доски тему урока, дает понять, что встреча окончилась.

Родители уходят все вместе, вчетвером. Навстречу им неторопливо идет школьный психолог Ольга Васильевна с булочками в полиэтиленовом пакете.

Уже уходите? приветливо говорит она. Ну, тогда в следующий раз.

 

Журналистка пишет очередной стенд-ап на фоне стены с граффити.

Ну, не знаю, говорит она оператору. Как-то это банально: если хип-хоп, то сразу граффити. А если граффити то тогда хип-хоп. И “йоу”!

А где еще снимать? философски спрашивает оператор. В филармонии?

Ну да, соглашается журналистка. Давай поехали (откашливается, взбивает волосы). Хип-хоп это не просто танец или музыкальный стиль, это особый мир. И я бы сказала, культура, да, целая культура…

За журналисткой проходят двое молодых людей, пытаются подстроить ей “рожки”.

…культура, в которой может состояться каждый. Неважно, как выглядит молодой человек, красивая это девушка или нет, стройная или наоборот  хип-хоп принимает каждого, кто идет ему навстречу. На баттлах царит удивительное чувство, редкое в наше время, чувство дружбы, взаимодействия, взаимной поддержки. В нем нет места злобе и соперничеству. Здесь нет соперников, убеждает журналистка.

Странно, что она проглядела войну.

 

На физике Таня пишет записку Ване. “Встретимся, где обычно”. Ваня кивает.

Они сидят в закутке у лаборантской как в детстве.

Сколько? спрашивает Ваня.

Косарь, отвечает Таня.

Согласен.

На следующий день Ваня подходит к Ире. Она вспыхивает, краснеет. Испуганно, впрочем, смотрит на его рюкзак, которым он размахивает. Девочки на задних партах внимательно наблюдают за ними.

Герман, говорит Ваня. У меня к тебе две просьбы.

Да ну? Ира пытается выглядеть независимо.

Первая, серьезно говорит Ваня. Пойдешь завтра со мной в клуб?

Пойду. А вторая?

Пожалуйста, убери из языка эту шнягу.

Ира показывает ему проколотый язык.

Тебе не нравится?

Нет. Убери… на всякий случай.

Ира вспыхивает, неужели он думает про поцелуи? Тогда, с Антоном из данс-школы, она целовалась во дворе назло Тане. Но в самом деле ей никто и никогда не нравился больше, чем Ваня. Это первая любовь, единственная, навсегда.

Ваня красиво выходит из класса. Ира поднимает глаза к потолку и шепчет: “Да, да, да!”

 

Дома у Германов Ира готовится к свиданию. Лиза Семенова сидит на диване и критически разглядывает разложенные на кровати вещи.

Чем больше денег, тем меньше вкуса, заявляет она.

Ну не так уж много у нас денег. Просто мама любит классику. А я собиралась пойти в этом, она выходит из-за ширмы, и Лиза ахает.

Круто, Герман!

Ира кружится, танцует, радуется, предвкушает.

Теперь я знаю, что все мечты сбываются.

Ну да, говорит Лиза. А в какой клуб вы идете?

В “Райский сад”.

 

Ваня с Мартином стоят у входа в клуб, крутят головами, как совы.

Появляется Ира, такая красивая, что даже Ваня смотрит на нее иначе. Мартин разглядывает носки своих кроссовок.

Вы вместе? спрашивает Ира. Ты с нами тоже пойдешь, Зайцев?

Нет, Ира, у меня почетная роль проводника, язвит Мартин. Я сейчас открою вам ворота, где стоит ангел с мечом.

Ангел с мячом? удивляется Ваня.

Ира впервые смотрит на Ваню с неудовольствием. А на Мартина с интересом.

Вот и он, говорит Мартин, показывая на охранника Гарика, открывшего двери в клуб. Гарик, здоруво!

Операция повторяется рука, свернутые купюры, вот только сам Мартин не идет в клуб с друзьями, а грустно смотрит им вслед. Когда Ира и Ваня скрываются в шуме и гаме, Мартин медленно уходит. Точнее, пытается уйти, а потом все равно возвращается и стоит у клуба вместе с огромной толпой. Ему видится знакомое лицо кажется, Танино? Мартин вглядывается в толпу, но Таня (если это была она) быстро исчезает.

 

В клубе гремит музыка.

Ваня кричит на ухо Ире:

Подожди меня, пожалуйста! Я вернусь через секунду.

Ира кивает.

Дело сделано. Ваня выходит из клуба и набирает номер на мобильнике:

Все сделано, шеф! Элвис покинул здание. В смысле, я пошел, она осталась. У тебя минут десять.

Мартин внимательно наблюдает за тем, как Ваня идет прочь, он собирается догнать его, но потом круто разворачивается и бежит в клуб.

Ира ходит от одного кружка к другому, пытается спрашивать о чём-то у охранников, перекрикивая шум, но все только пожимают плечами. Никто не знает, где Ваня. Ире все кажется, что Ваня вот-вот выйдет к ней. В конце концов она оказывается на танцполе, но понимает, что не может, не хочет и не будет сейчас танцевать. Таня внимательно смотрит на нее из толпы и лицо ее случайно попадает в поле зрения Иры. Ира хмурится, пробирается к ней, и тут внезапно раздается девичий крик и вой пожарной сигнализации. Помещение заполняют клубы дыма. Музыка не стихает, и голосов охранников никто не слышит.

Прорвало трубу, прорвало! кричит ангел Гарик. Все срочно на выход, кипяток хлещет!

В клубе воцаряется жуткий кавардак. Музыка долго не стихает, а когда она наконец замолкает, в зале повисает страшная тишина. Пол курится, как сопки. Мартин выносит Иру на руках из клуба сопит, плачет, вытирает сопли.

Царева, шепчет Ира. Я видела ее, она там… Мы должны сделать это… Должны ее найти.

Шшшш, шепчет Мартин, не было там никакой Тани. Сейчас поедем домой. Вон твой папа уже приехал.

Ростропович прямо во фраке, из театра, бежит к клубу.

Журналистка на фоне клуба с вывороченной дверью говорит оператору:

Ты готов? А дверь видно? А я как выгляжу? Подожди, сниму пиджак.

Она снимает пиджак и вешает его на ветку дерева.

Поехали! Вчерашняя авария в клубе “Райский сад” обернулась настоящей катастрофой. По неустановленной причине прорвало трубу отопления, и здание буквально залило кипятком. Очевидцы утверждают, что в нем можно было свариться! Есть жертвы происшествия, мужчина 24 лет и шестнадцатилетняя девушка, доставленная в реанимационное отделение областной больницы. Ее состояние оценивается как тяжелое она получила глубокие ожоги обоих ног. Родные девушки, имя которой мы по понятным причинам не разглашаем, сообщили нам, что она серьезно увлекалась танцами, а теперь не ясно, сможет ли жертва ходить. Мы будем держать вас в курсе событий. С вами была Ксения Андреева.

Журналистка снимает пиджак с ветки.

Ну как? Может, еще один запишем? Я сказала “обоих ног”, по-моему. Надо “обеих”. Давай еще дубль, а?

Давай, соглашается оператор, и пиджак снова отправляется на дерево.

Поехали!

 

Начало октября. День учителя. Ю-Ю вместе с Альбиной Сергеевной выходят из какого-то учреждения. В руках у них гладиолусы, похожие на цветы, с которыми когда-то давно Ира и Таня шли в первый класс.

Сразу видно, две училки идут с мероприятия, говорит Ю-Ю. Каждую одарили цветочком. Что с ними делать будем? Выкинуть жалко.

Можно подарить кому-нибудь, отвечает подруга.

Слушай, а давай их возложим? загорается вдруг Ю-Ю. Ну помнишь, как в детстве?

Юля, ты чокнулась, говорит подруга. Куда мы их возложим?

А вот, Ю-Ю оглядывается по сторонам, вот, например, к памятнику Малышеву Ивану Михайловичу, пламенному революционеру. Наверняка погиб совсем молодой и был, в сущности, неплохим человеком.

Альбина в сомнении смотрит на свой гладиолус, как бы взвешивает его.

Ну, давай.

Учительницы переходят через дорогу и торжественно кладут цветы у памятника.

Вот, Иван Михайлович, серьезно говорит Альбина Сергеевна, мы без всяких шуток дарим тебе эти скромные цветы.

И просим, включается подруга, помоги нам чем можешь. Совсем никаких мужчин рядом с нами нет, и это очень плохо.

Обе молча смотрят на памятник, задрав головы.

 

Сзади раздается юношеский басок:

Здравствуйте, Юлия Юрьевна!

Ю-Ю хватается за сердце:

Господи, уже, что ли, помогает? Так быстро?

За ней стоят Ваня Колязин и Лиза Семенова.

С Днем учителя, лебезит Лиза.

Здоровья вам, вторит Ваня.

Спасибо, говорит Альбина Сергеевна. Ваня, а как твоя подружка себя чувствует?

Да вроде лучше, мнется Ваня. Лиза и вовсе смотрит куда-то вдаль, за Малышева.

О ней столько везде писали, говорили. Лиза, ты, наверное, часто к ней ходишь? Передавай от меня привет.

Вы и сами можете сходить, туда всех пускают, говорит Лиза.

Да, кивает Ю-Ю, я каждую неделю ее навещаю, мы занимаемся понемногу. Десятый класс, все серьезно.

 

Десятый класс! возмущается пожилая учительница литературы. Давайте будем серьезнее! Зайцев, я прочла твое сочинение. Очень хорошая работа. Очень!

Она идет по рядам и раздает тетради.

Маргарита, неплохо. Колязин на тройку, и то скажи мне спасибо.

Я вам шоколадку куплю.

Спасибо, не надо. Семенова, средненько. Ты можешь лучше. Герман!

Ира сидит одна, она очень похудела и повзрослела. Никаких крашеных вихров и пирсинга, балетная головка с гладко причесанными волосами.

Герман, пять-пять. Я так рада, Ирочка, что ты взялась за ум. Никогда не поздно! Поверь мне.

 

Ира пишет записку Ване:

“Давай встретимся после уроков. У меня к тебе дело”.

Ваня разворачивает записку и удивленно смотрит на Иру.

Да-да, невпопад, но кстати говорит учительница. Герман всех нас приятно удивила!

 

Сколько? спрашивает Ваня.

В смысле? не понимает Ира. Они сидят в закутке у лаборантской.

Сколько ты мне дашь, чтобы я к ней сходил? Мне сейчас некогда.

Ира презрительно смотрит на Ваню.

А сколько тебе нужно?

Ну не знаю, тянет Колязин. Косарь!

Сам ты… косарь! злится Ира, но достает из сумки кошелек. На! Сегодня же пойдешь, ладно?

Ладно.

Я проверю.

Странные вы обе, говорит Ваня. Делать вам нечего.

 

Ваня входит в ожоговое отделение. Батаня и Лева выходят из палаты.

Ой, Ваня, радуется Батаня. Что-то ваших не видно только учительница ходит да этот… полненький.

И пресса дежурит, говорит Лева, показывая глазами на журналистку с оператором, занявших стратегическую позицию возле палаты. Танька сердится, когда их видит. А тебе она будет рада, заходи.

Ваня входит в палату, видит Таню Цареву под одеялом, опасливо смотрит ей на ноги.

Она ловит взгляд.

Ноги пока на месте! До следующей недели точно. Ты чего пришел?

Да так, навестить. мнется Ваня.

Мать попросила? быстро спрашивает Таня. Или Лева?

Я сам, честно врет Ваня. Ты как?

Скоро отрежут пальцы на ногах, серьезно говорит Таня. Представляешь, мне шестнадцать лет, а я буду инвалид без пальцев. Ха, я тут вспомнила, как наш тренер говорил: “Давайте сделаем горячо!” Вот мне и сделали горячо. Ты даже не представляешь, какое это было “горячо”! Ты ведь ушел тогда, а я осталась посмотреть на Герман, а потом охранник закричал: “Девочка, иди в ту сторону, это просто вода!”

Таня, говорит Ваня. Я ни в чем перед тобой не виноват.

А я тебя и не виню, удивляется Таня. Я просто рассказываю. Ты что на часы смотришь? Торопишься?

У меня встреча, врет Ваня.

Ну давай встречайся. Удачи тебе! Успехов!

Ты никому не сказала? спрашивает он от порога. Про меня и Герман?

Таня долго смотрит на него, а потом понимает:

Это она тебя прислала. Великодушная наша! И почем нынче Ваня Колязин? Прежние расценки?

Ваня вздрагивает и почти выбегает из палаты.

Есть новости? быстро спрашивает его журналистка. Мы готовы заплатить за информацию, правда, немного.

Ваня уходит с журналисткой.

 

Ира Герман в балетном трико, в жуткой четвертой позиции. Наставница, высохшая танцовщица с окаменевшей прямой спиной, морщится и бьет ее указкой по ногам как лошадь.

 

Маргарита сидит в кабинете психолога та жует бублик и говорит:

Спасибо, Марина, что поделилась со мной своими чувствами.

Маргарита, говорит Зуева. Меня зовут Маргарита.

 

Две учительницы идут к памятнику Малышева с цветами и сталкиваются лицом к лицу с двумя рослыми спортсменами.

Какие цветочки!

Это вы про нас? шутит Альбина, а Ю-Ю шепчет каменному Малышеву: “Спасибо, Иван Михайлович!”

 

Лева с Таниной мамой уезжают на слет байкеров. На огромных флагах надписи: “Сбор средств для Тани Ц.”.

Ольга Борисовна Бирюкова-Герман выходит на сцену. Шум аплодисментов. Ростропович взмахивает дирижерской палочкой.

Добрый вечер, говорит Ольга Борисовна. Сегодня мы собираем средства для лечения талантливой танцовщицы и… подруги моей дочери  Татьяны Царевой. Тане шестнадцать, она пострадала во время аварии в клубе “Райский сад”. Прошу каждого дать столько, сколько он сможет, для Тани.

Она первой бросает деньги в прозрачную коробку у сцены. За ней тянутся зрители из зала. Ольга Борисовна начинает петь. Ира танцует. Потом на сцене появляются детишечки, гоу-гоу с неподражаемой Няшей Абрикос, школьный ансамбль училок.

Жуткая самодеятельность соседствует с профессиональными выступлениями.

К коробке подходит домработница Германов Марья Степановна. Она гордо кладет в коробку сто рублей. А потом добавляет еще пятьдесят. К концу выступления коробка полным-полна.

Что было дальше на этой войне типа не знает никто.

Хотя так-то догадаться можно.

 

Версия для печати