Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2011, 8

Зачарованный свет

Ассоциативная проза

Александр Цыганков — поэт и художник. Родился в Комсомольске-на-Амуре. Рос и учился в Кемерове, с 1992 года живет в Томске. Автор книг: “Лестница” (1991), “Тростниковая флейта” (1995, 2005). “Ветер над берегом” (2005). Печатался в журналах “День и ночь”, “Сибирские огни”, “Дети Ра”, “Крещатик”, “Урал”, “Знамя”, Новый Журнал” и других.

Александр Цыганков

Зачарованный свет

 

1. Ворота

Двенадцать школьников складывают портфели в кучу, выстраиваются и начинают счет. Никто не знает, кто и когда придумал эту детскую игру. И я уже не помню со скольких лет, но в “Ворота” мне случалось играть — и в городе, и в деревне, куда меня отправляли с неизменной присказкой: “На все каникулы”. Так вот. По обычаю нашего двора, надо было отгадать загадку. Когда все проходили, последнего хватали и начинали его кружить, приговаривая: “Ходи в пекло, ходи в рай, ходи в дедушкин сарай, там и пиво, там и мед, там и дедушка живет…” После чего бросались врассыпную. Начиналась другая игра: прятки. Дети как дети. Но самой природы этого катрена — со словами “Там и дедушка живет” — я не разгадал до сих пор.

И прежде чем отправиться “на деревню к дедушке”, добавлю новеллу из двух предложений, дабы украсить зачин. И вот однажды… к нашей игре присоединился приезжий мальчишка и сказал, что мы, “чалдоны обрусевшие”, играем не по правилам: “Вы шо, ни знаете?! За вход треба дивочка в барвиновим виночку!” Детские игры на этом закончились.

И это повествование носит такой же необязательный характер, как и совершенно случайный мотив начала игры. Ни ко времени, ни к месту. Ни к селу, ни к городу. Ни бес, ни хохуля. Куда бы ни занесло, все равно.

…………………………………………………..

Нечуй-ветер — волшебная трава! Где она растет, там конь не гулял. Мимо пройдешь, не заметишь. Чтобы такую траву найти, надо силу получить. И сила эта наследственная. Только чародеи и чаровницы по своему рождению вещую силу имеют и такие травы находят. И вот они варят в медных котлах — чарах ведовских — волшебную траву Нечуй-ветер. На медленном огне варят! И огонь этот Живой, потому как добыт из Дерева посредством трения. И поят зеленым отваром травы Нечуй-ветер больных и здоровых. От чего поят, только самим чародеям и чаровницам ведомо. И кроме них, никому больше не ведомо. И объяснить это невозможно. Всем чародеям отец и чародейкам мать еще мычали нечленораздельно, когда получали силу Нечуй-ветер отыскивать. И никаким языком они еще не владели, а потому и слов не подобрать. Информация зашифрована на генетическом уровне. Засекречена информация. Впрочем, кое-что открывается юродивым, но им никто не верит. И нечего допытываться того, чего нормальным людям знать не положено. Скажу только, что всего таких трав двенадцать. Число особое.

Гений Метаморфоз, бог Круговорота и Превращений выстроил календарь из двенадцати Месяцев, всякий год призывая по двенадцать Посвященных на игры в свою честь. И не важно, кто эти посвященные — деревенские русальщики, или жрецы двенадцатиградья, или старейшины двенадцати родов. И мне очень жаль, что я пока не могу представить полной картины “праздничного мероприятия”, известного как Пляска Арвальских Братьев. Думаю, что это очень красочное зрелище, не для слабонервных зрелище.

………………………………….

В подростковом возрасте я был свидетелем того, как сознательные односельчане ругали “совсем бесстыжих” девушек только за то, что на Семик они принесли из леса срубленную березку, увитую лентами. Сестрицы-молодицы шли гурьбой по деревне и кричали: “Радуйтесь, березы! Радуйтесь, кудрявые… Девушки идут!” За это ругали, но не запрещали. А вот играть в горелки запрещали (“Горю, горю, пень!”). Не знаю, хорошо это или плохо (“Чего горишь?”). Впрочем, все равно играли (“Девки хочу…”). Достаточно двух-трех зачинщиков в теплый летний вечер, и безобидные горелки превращаются в знаменитые гонки на буй, а это вакханалия, ребята! И девчонкам ну горе-горькое порой случалось пережить — при советской-то власти. Ах, ты, Ветер Ветерович! Наломал зеленых веток! Но чу! Пыль столбом на дороге поднялась-закрутилась! Никак Шишига свадьбу играет.

Впереди рослый парубок — несет на шесте конский череп. На груди висит подкова лошадиная. Позади девушки в ярких сарафанах, песню — как бы прощальную — поют. За ними парни с кольями. На кольях — полотнище. У кромки воды девушки раздеваются и с визгом бросаются в объятия Чудовища. Волны плещутся игриво — на мотив: “Дам тебе, Ящер, красную девку…” А тут и солнце светлое за темный лес прячется. Частые звезды зажигаются. По-над берегом Вархамол идет, бичом Нечистую Силу погоняет. Огненное Колесо к реке покатилось!

Девушки песни звонкие запели, русальское знамя святят. Ой! — Лель! — люли — Леля! Костер до небес разгорается. По лугу зеленому полотнище стелется.

Сказка на этом как бы кончается. Вернее, то, что детям до шестнадцати смотреть не рекомендуется, снимать не надо, как теперь говорят про такое кино. И лучше так. Сытое Чудовище пожирает ночь, разливается густым рассветным туманом над молочной рекой, серебряной росой на золотой бережок рассыпается — под ноги той, которая “из милости следком до травки-муравки дотрогивается”. И слышится над тихой утренней рекой: “Заря-заряница, красная девица, врата запирала, по полю гуляла, ключи потеряла…” Говоришь, Месяц видел? Ну, погоди, Месяц!

Во второй половине двадцатого века Ящер, что некогда “залегаша в той реце” и пожирающий славянских Аленушек, вдруг появился у старого ромейского моста и — окаменел. Древнее Заклятие двенадцати жрецов святилища бога Светозара привело в действие неведомую силу, и потоки света хлынули во все стороны от плотины Джердапской ГЭС.

Здесь — не реконструкция, а только пример современной волшебно-фантастической сказки. “По которой реке плыть, той и песни петь”. А вот и Дунай-батюшка, словно колдун-река, бурлит водоворотами, ворчит и сердится, путаясь бородой в Колесе, и — сразу из всех пастей Змея Горыныча — с ревом обрушивается вниз, и наконец вырывается из горной теснины Железных Ворот.

2. Император

В годы его правления начинается “Золотой век” Римской империи. Усыновленный императором Нервой легат легионов Верхней Германии Марк Ульпий Траян после смерти своего патрона стал первым иностранцем на римском троне, названный еще при жизни наилучшим из всех правителей со дня основания Города.

Первое, что предпринял Траян, была военная кампания против Децебала. Сокрушив царство даков, Римская империя получила контроль над всей центральной Европой — от Винделиции в истоках Дуная до северных — сарматских — берегов Черного моря. Следует отметить даты и сказать о памятниках. В 101 году Траян выступил. В 103-м — капитулировал Децебал, принял условия мира, но как только римляне покинули пределы его страны, стал собирать новое войско — теперь уже не из одних только даков. По приказу императора Аполлодор Дамасский выстроил мост через Дунай — поблизости от места, что ныне называется Железные Ворота. В 106 году, не выдержав зрелища гибнущих от римских мечей соплеменников в стенах родной Сармизегетузы, Децебал бежал в горы. Но когда его убежище вожди окрестных племен выдали “волохам”, зарезался сам. История даков на этом кончается. Их героический уход с исторической арены был запечатлен на искусно исполненных рельефах, коими украсили колонну Траяна, возведенную Аполлодором на форуме.

В 108–109 годах в честь побед императора и для закрепления на вновь обретенной территории в нижнем течении Дуная строится целый ряд памятников, известных под названием Tropaeum Traiani, и город Municipium Tropaeum Traiani. На все ушло немногим более семи лет. В 114 году император, воодушевленный победой над даками, повел свои легионы в сторону Месопотамии. Тем временем в Риме продолжалась строительная эпидемия. И было бы справедливо, если бы в творческих кругах время правления Траяна называли еще и веком Аполлодора Дамасского. О таком размахе и счастливом воплощении гениальных замыслов можно только мечтать, как и о заказчике в лице величайшего императора.

Кроме триумфальной арки Траяна и колонны высотой тридцать восемь метров в честь победы Траяна над даками Аполлодор Дамасский успел выстроить в Риме грандиозный форум Траяна, одеон, знаменитые термы Траяна и цирк его же имени. Принимал ли Аполлодор участие в разработке и создании таких фортификационных сооружений, как Траяновы валы, теперь спросить не у кого. Достаточно перечисленного выше.

3. За семью печатями

“По саду, по саду по зеленому ходила-гуляла молода княжна Марфа Всеславьевна…” Далее — кратко, ясно и просто — зачин из книги Бытия. Змей-искуситель, он же девичий Прелестник… И вот уже темной-претемной ночью пробился из-за тучи лучик солнца волчьего — светла месяца рогатого, и во городе во Киеве родился могучий богатырь Волх Всеславьевич. И задрожала Мать-Сыра-Земля, и стряслось славное царство Индейское, и сине море сколыбалося… Да ой-ли! То ли еще будет.

И вот исполнилось Волху двенадцать лет, и набрал он дружину себе семь тысячей!

Язык былины довольно простой, но и достаточно сложный: за сказочными деталями целого не разглядеть. И в образе самого Волха Всеславьевича скрывается какая-то загадка, если не тайна за семью печатями. Несмотря на опосредованную речь последних былинных сказителей, а местами и довольно хамскую лексику, именно это произведение не дает покоя многим исследователям. Даже древнейший былинный образ Святогора легко вообразить, понять и объяснить. Но Волх Всеславьевич меняет облик, словно Протей, едва успеют распознать его подлинное лицо. И вся беда в том, что язык потерпел такую трансформацию, что древних строк с их метафорической и смысловой нагрузкой теперь не доискаться. Красивый мифологический сюжет обрушивается и заканчивается довольно пошлым водевилем. В классическом варианте из сборника Кирши Данилова Волх Всеславьевич ухватил славного царя Индейского да и ударил его о “кирпищетой” пол. Расшиб в “крохи говеные” Салтыка Ставрульевича! Сам себе царем взял в жены царицу Азвяковну, молоду Елену Александровну, а дружинники его на других девицах “переженилися”. И никакой ни скальд, ни бард, ни боян-соловей до такого не додумается! Первоначальный авторский текст переведен на язык новых носителей, переосмыслен на другом уровне сознания и культуры.

Калики перехожие-переброжие. В их среде Слово деградировало как эпос, но как слово сохранилось. И стало Слово загадкой. И отгадка в каком-то другом летосчислении. В этом спору нет. Но если спорят, то слушай!

Спорили о том, сколько лет составляет век. Будучи уже повязанным пионерским галстуком, я громко смеялся: “А в году сколько месяцев?!” Но на меня не обращали внимания. Один дедуля говорил, что по какому-то там прапрадедовскому счету век составляет сто двадцать лет: “Вот помню, что сто двадцать! Это теперь, как у всех. В старину в народе по-другому считали. Мой дед помер, бабка сказала: “Маленько веку не дожил”. А было ему сто два!”. Другой возражал и пытался доказать, что по древнему неписаному закону длиной человеческой жизни “век” не измерялся, зависел от каких-то просчитанных природных явлений или чего другого и длился более ста двадцати годов! В конце концов смех пионера надоел седовласым патриархам, и диалога я не дослушал. Но с чего им пришло на ум такой огород городить? Впрочем, что старые, что малые. Правды от них не добьешься. И спорить особо незачем. Само развяжется! И на веку еще не такое услышать можно. Да и что такое век? Условность. Сумма составляющих единиц. Над веком человек волен, но его произвол по отношению к единице в начале двадцать первого века сведен до арифметического нуля. Единица, составляющая любой обусловленный век, определена космическим законом и надолго останется постоянной: “Триста орлов, пятьдесят соколов, дерево сухое, верх золотой”!

4. Вещее заклятие

Друиды вымерли… Стоят леса в опале… Да ничего подобного! Все тот же лес до небес у реки, а в том лесу деревья непростые — стволы серебряные, листья золотые… Старцы по лесу ходят-бродят взад-вперед, туда-сюда шастают. Феи там еще есть — добрые и недобрые. И все в полном порядке! В конце концов, мы этот лес не сажали. И там, где время остановилось, изменить уже ничего невозможно. Остается только идти “неведомой дорожкой” по следам “невиданных зверей”. То есть быть верным собственному — мифологическому — сознанию. Да надо бы и с этим как-нибудь разобраться, чтобы, выбираясь из этого волшебного леса, не цитировать в пустоту: “Ничей я не был современник…” Лучше вспомнить любимейшего и настольнейшего: “Что до эллинского племени, то оно, по-моему, с самого начала всегда говорило на одном и том же языке…” Имея такой яркий пример сказанного с титанической определенностью, пора бы и нам, братия, “начати” говорить — на “том же языке”. Все это не далее, чем очень близко. И можно сказать, что по отношению к древнегреческой мифологии мы являемся современниками Геродота, относительно своей родной — древнеславянской — мы современники князя Владимира. Ни Геродот, ни Владимир Красное Солнышко уже не знали древнейших мифических сказаний в той временной полноте и первобытной дикости, которые ко времени каждого из них, но в разные времена были переплавлены языческим, религиозным мировоззрением — эллинов и славян. Судьбы разные. Эллины питают мир. Славяне преобразуют мировую культуру Вещим Заклятием русской классики. Но это скорее отступление даже в том тексте, где никакого сюжета или ярко выраженной “одной” темы не просматривается. Теперь сильнее реплика.

Оболганные, сброшенные боги! Да как бы не так. Процесс эволюции не отменяется даже на Олимпе. Облагороженные человеком древние боги явили предел человеческого совершенства. И до того как эллинские боги вдохновили Фидия и Праксителя и стали персонажами трагедий Эсхила и комедий Аристофана, выглядели они не очень-то привлекательно. Вот о чем рассказал спартанский историк Сосибий: “Никакой Аполлон не является истиннее того, которого лакедемоняне соорудили с четырьмя руками и четырьмя ушами…” Подобные “сверхъестественные” черты находят и у славянских богов. Саксон Грамматик видел собственными глазами, что у Святовита, идола балтийских славян, было четыре головы на четырех шеях. Бог войны Яровит имел семь лиц и восемь рук. Имя божества Триглав говорит само за себя. Вполне человекообразен, по описанию этнографа девятнадцатого века, белорусский божок Ярило — на белом коне, в белой “одеже”, молодой и даже босой, но… с человеческой головой в правой руке. Должно быть, такой Ярилин облик на Батьковщине связан и с русской поговоркой: “Хлеб всему голова”. В левой руке бог плодородия держал ржаные колосья.

Все это очень интересно и увлекательно. И я, например, не верю, что древнеславянская мифология утрачена навсегда. Скорее наоборот, она всегда с нами. Достаточно внимательно прислушаться к тому, что и как мы говорим — “на том же языке”. Письменные источники вторичны, с ними полной правды не доискаться, но и без них ничего не найти.

Итак, Отец Истории видел греческих богов изваянными в образах совершенных людей, читал о них, смотрел театральные постановки о приключениях своих и чужеземных богов и верил жрецам как служителям и поборникам того или иного культа, так же как мы телевизионным астрологам. Князь киевский Владимир Святославич в начале своего княжения устроил капище “вне двора теремного” и “оскверняху землю требами”. Но если верить “Повести временных лет”, в языческом пантеоне Владимира не хватает, по крайней мере, трех богов, особо почитаемых в народе: Ярилы, Велеса и Сварога, как и целого ряда других. Поклонялся ли сам Владимир этим божествам? Да и как он вообще думал заниматься строительством государства, чью духовную основу олицетворяли бы четырехглавые многорукие монстры? Скорее всего, великий князь и “верховный понтифик” Киевской Руси, как ему и полагается, руководил процессом, задабривая демонов и стращая народ их гневом. До крещения Руси “религиозную доктрину” киевского князя можно определить и такими крылатыми словами: “Руси есть веселие пити, не можем без этого быти”. Ему же эти слова приписываются и очень точно выражают национальный характер. И посему следует жить весело, красиво и просто. И мыслится, что для Владимира Красное Солнышко древнеславянская мифология, как и религия, были не более чем для нас бабушкины сказки, “преданья старины глубокой”, пред коими только бесчувственный и глупый не испытывал священного трепета. Но с возрастом первые впечатления уходят на второй план. И с какой произвольностью князь Владимир поставил деревянных идолов “вне двора теремного”, с такой же легкостью и низверг — по всем правилам кумиропоругания: одних предали огню, других секли и рубили. Владыку киевского Олимпа, Перуна-громовержца, чья “глава сребрена, а ус злат”, волокли привязанным за конский хвост в сопровождении двенадцати добрых молодцев, каковые били Повелителя Грома и Молнии железом на всем пути следования: “с горы по Боричеву на Ручай… И приволокше и вринуша и в Днепр”. И эта история сама по себе не менее яркая, интересная и живая, чем фантастические сказки Геродота. “Велий еси Господи и чюдна дела твоя: вчера честим от человек, а днесь поругаем”.

5. Волшебное зеркало

“Тлен, Укбар…” и Хорхе Луис Борхес. Третий мир. Магия цвета кофе. Нечто среднее между черной и белой. То, что вписывается в любую языческую, религиозную систему “в порядке некоего парадокса”. Надо бы уточнить, что парадоксы в какой-либо порядок не встраиваются. “Тлен, Укбар…” и великий Хорхе Луис Борхес так же несовместны и невосполнимы, как расслышанный из костра крик Иоанна Паннонского: сначала по-звериному, потом по-гречески, потом на непонятном языке: реконструкцию вычеркнул автор.

Как это называется? Первые костры инквизиции. Да что вы говорите! Кажется, что это вообще дело привычное — для новых прихожан: “Горят костры горючие! Кипят котлы кипучие! Горят костры горючие...” И это от Геркулесовых Столбов до Рифейских гор. Ночь, освещенная пламенем жертвенных костров! И небо над ними, как зеркало с частыми звездами. Кельты, вандалы, скифы, готы, бургунды, гунны, венеды, аланы, варяги, франки, сарматы, бессы — и тьмы, и тьмы, и тьмы… Куда вдруг делись все эти вновь обращенные факелоносцы? Когда бы они успели забыть привычки, укорененные тысячелетиями.

Книги на непонятном языке сгорели быстрее. Потомкам остался только алфавит. На его основе Кирилл и Мефодий придумали новую славянскую азбуку. Глаголица как тайнопись ариан была забыта и теперь приводится в словарях в качестве еще одного памятника — изобретателям кириллицы. И навряд ли мы когда-нибудь узнаем о том, что было написано в сожженных книгах. В священных дубравах Иллирии, Реции и Норика вещая листва уже давно не шелестит. Но нет-нет и теперь еще можно услышать: “Пал пан на воду”. Загадка. Калики принесли. Что до легенды западных славян о Пане и трех его сыновьях, то это Слово оставляю в контексте. Тоже мне бог-эпоним!

Сочетание зеркала и энциклопедии. Химера, выпущенная Борхесом. Но, чтобы пройти через лабиринт, положиться следует как раз на это диковинное существо. Демоны подобного рода имеют крылья, и с высоты полета все закоулки, ловушки и тупики лабиринта просматриваются как на ладони. Парадоксальным образом решение загадки предлагается с той стороны Земли. Интрига? Наверное. Но не более того, что рано или поздно химера откроет врата в новый мир: химера в нем, что “птича лесова”. Горлица! — да и только. Подбрось монетку и гадай, пока летит: орел или решка?

От батюшки-Дуная до Днепра Словутича раскопано великое множество кладов римских монет, что объясняется неутомимым землепашеством одних и размахом торговли других. Наверное, так и было, но история любит парадоксы. Большинство этих сокровищ, которые сберегла до наших дней Мать-Сыра-Земля, датируются третьим веком.

Как раз в начале третьего века нашей эры в провинции Паннония действует крупнейшая в истории Римской империи шайка фальшивомонетчиков. Шайка — не то слово, следует говорить о задунайской мафии, в которую входили как римские переселенцы-ветераны, так и представители коренного населения — в большинстве своем славянского. Причем монеты чеканили с большим искусством. Злоумышленники были так производительны, многочисленны и активны, что самопальные денарии, квинарии и сестерции потоком хлынули в метрополию. Трояновой тропой эти же деньги кочевали на Днепр-Словутич. Можно поискать и дальше. Как раз в это время происходило быстрое продвижение веселых славян в северо-восточном направлении — из Норика и Паннонии.

После нескольких лет поистине собачьей работы римские следователи наконец-то выяснили — откуда как из рога изобилия сыплются монеты, нарисовали красный кружок на дорожной карте и решили накрыть малину. Следователи пропали вместе с отрядами охраны. Император Аврелиан пришел в ярость и бросил войска — для подавления задунайской мафии. Как и сказано: “Волхом бо нашедшем на словени на дунайския…” По этому ли, по другому ли случаю пишет наш начальный летописец, непонятно. Но по времени — как раз совпадает с великим рассеянием славянских племен с берегов Дуная. И пока свидетели в сказках разноречили, все шло своим чередом. По военным трактам легионы выступили на врага. И вскоре римские солдаты привели в столицу семь тысяч военнопленных. О, Немезида, Мать Правосудия! Семь тысяч подсудимых на одном показательном процессе не было ни до, ни после. Задунайская мафия получила по заслугам. Не знаю, скольких из них казнили. Наверное, немало. Но в большинстве своем фальшивомонетчики были приговорены к принудительным работам и направлены… на монетные дворы. Талантливым людям надо идти навстречу. И за эту свою ну прямо-таки “еллинскую борзость” Аврелиан жестоко поплатился. Искусники задунайской мафии принялись за старое дело в новых условиях — все под руками! Кормят, заботятся, охраняют от лихоимцев. И самое главное, что теперь фальшивые денарии и квинарии отличить от монет серебряной чеканки было почти невозможно. Похоже, что напыление в производстве денег придумали именно они. Эпидемия преступного промысла вспыхнула в самом центре римского мира. Судебный процесс возобновился. Да вряд ли это помогло. “Уже вьржеся Дивъ на землю”, и закат империи не за горами.

6. Метаморфозы

Еще при жизни Траяна был введен культ почитания Гения Императора. В Риме требовали участия в жертвенном пире, в провинции — заклания быков перед статуей повелителя. У варваров не было ни статуй, ни людей, обученных такому высокохудожественному ремеслу, чтобы оные произведения искусства исполнить.

Можно предположить, что наш прапрапращур, обожествляя императора, грозного царя и верховного понтифика, нарекал его именем изваянное из дерева антропоморфное чудовище с тремя головами и девятью руками, а двенадцать колдунов-старейшин руководили обрядом жертвоприношений. “Человчьска имена то оутрия Троюна, Хърса, Велеса, Пероуна на боги обратиша…” — говорится в апокрифе двенадцатого века “Хождение Богородицы по мукам”.

И этих слов топором не вырубить. Все имело место и получило свое продолжение во времени. Культовые традиции Трояновых веков закрепились в народных обрядах, играх, гуляниях, в скоморошине и хулиганстве. Былые светочи и кумиры дошли до наших дней в виде нелегкой, “неключимой” силы и многочисленной персонифицированной нечисти. Она настигает путника в скоростном автомобиле и в космическом корабле. Непроглядная тьма начальных лет отражается в серебряных зеркалах современных городских квартир, гуляет по лесам и полям, плещется в реках и не дает спать ночующим “в избах, банях, лабазах — в бревенчатых теремах”. Как ни странно, все эти суеверные приметы, гадания, предсказания, сказки и небылицы, страсть к “мечтаниям бесовским” и духовное несовершенство дали такой богатый фольклорный, лексический и образный материал, такую основу для развития воображения и грядущего мифотворчества, что можно даже не сомневаться — на Руси великие поэты не переведутся.

В темную глубину времени уходит устная поэтическая традиция волхвов. Они хранили в памяти огромное количество стихов, которыми “записывали” сокровенные знания и передавали своим “вещим” преемникам. Они же были и носителями преданий или сказаний, отражающих историю их рода, племени, или, как теперь любят говорить, цивилизации. Конечно, сакральный, тайный язык избранников богов усложнен и поэтизирован до неузнаваемости. Но все-таки поддается расшифровке, когда есть что расшифровывать. И какие-то силуэты вырисовываются порой из утреннего тумана.

Поколения древнеславянского языческого жречества закрепили в памяти (вернее, спрятали в метафору и загнали в подкорку саму метафору) события на Дунае начала второго века первого тысячелетия нашей эры. Но с цифрами как-то не вяжется, или другое летосчисление тому виной. В братских литературах легко узнаются двойники Волха Всеславьевича и еще многих персонажей наших песен, сказок и преданий, со стремлением к общему для всех корню древнеславянской мифологии — прототексту, как принято говорить у исследователей, но имеет ли место “текст” там, где никакой грамоты не ведали? Точнее было бы вывести термин из некогда устойчивой устной традиции, благодаря которой сохранились поэмы Гомера, вовремя были “опубликованы”, и в стихах открылись древнейшие пласты древнегреческой мифологии. Славянским, да и другим народам северной Европы приходится восстанавливать по крупицам то, с чем они так долго боролись, но большого развернутого полотна с полным набором хорошо прописанных деталей их языческих древностей пока не получается. До сих пор спорят о Прародине, как и о многом другом.

Не знали мы Гомеровой строки

Не рече намъ бо вещии Бояне…

Откуда мы веселые славяне?!

Куда идем? С какой Почай-реки?

Языческая корневая синь

Живой воды целительная сила!

И в роднике задолго до Кирилла

Природы безглагольная латынь.

И кажется, что мы не Прародину, а Любовь потеряли и вернуть ее не можем. Никакой взаимности! А ларчик просто открывался. Triticum strigosum — это в аптеке, у чародеев и чаровниц — Любимая трава! Из нее и варится Любжа: на медленном Живом Огне — в медном котле, украшенном тремя рядами орнамента, в котором зашифровано Заклинание. Вода берется из Серебряного Ключа: летом — в Купальскую ночь и всю русальную неделю по ночам; зимой — на Велесовы дни, или Волчьи праздники, с первого числа по седьмое, до рассвета. Есть еще некоторые детали, но эти — самые главные. Без них напиток из Любимой травы никакой силы не имеет, и лучше не пить что попало. От такого зелья эффект обратный: Прародину не найдешь, Родину не узнаешь и место, где родился, и то позабудешь. Будь мое слово крепко!

Но что же мы имеем на самом деле? Кроме имен и функциональной целесообразности о бесах из пантеона князя Владимира известно не многое. Более детально изучены их родственники с острова Руяна, но и здесь есть разночтения. Неясно, как все-таки правильно называть верховного дьявола “священной” Арконы: Святовит, Свентовит или Световид? Датские оккупанты двенадцатого века перевели по-своему: Люцифер.

Слово звонкое. Запомнили. Калики перехожие-переброжие. Вот что сообщается в их переводе, но теперь уже события разворачиваются в Моравии семнадцатого века: “Вчерась один бес из нее говорил и клялся луцыфером… что они прошлой ночи на свадьбе были в чужом жилище и гораздо утомились…”

Западный чертогон, который делится с восточными коллегами некоторыми наблюдениями, назвал даже собственное имя одного из бесов — Шкабан. И что там действительно происходило, дело совести, но по сей день все эти “сброшенные боги” — Шкабаны и Триглавы — рычат по-звериному у Чудотворных Икон и Животворящих Крестов, свистят в два пальца разбойничьим свистом под сводами церквей и соборов, когда их “выгоняют” из несчастных — больных и неизлечимо больных людей. И куда же им деться, Свентовитам? На другую планету улететь? Но свято место пусто не бывает. Планеты давно освоили их дальние, а может быть, и близкие римские и греческие родственники. Как жаль, что теперь не услышать такие лекции: “Есть ли жизнь на Марсе?” или “Тьма Невежества — Мать Суеверия”. Но и нельзя сказать, что никакой работы в этом направлении не ведется. Некоторые источники сообщают, что американские астронавты уже видели Порфирия Иванова на Луне. Все только начинается!

Калики перехожие-переброжие. Откуда они только берутся? Другое дело первобытная фармакология с ее могучей целительной силой. Одна трава Кукуша чего стоит: “Растет по берегам, сама синя… Когда муж жену не любит, дай пить жене…” Не трава, а песня!

И что ни говори, но есть в природе язычества некая Неразгаданная Тайна. Как в детстве: в темной комнате обязательно кто-нибудь да прячется, а в полной тишине что-то странное творится. И это не шутки! Вот яркий пример из старинной русской жизни: “Тогда убит бысть князь Бабич, не на суйме, но притчею некою”. Отчего погибает князь Бабич? Не в битве от меча пал, но гибнет — по воле какой-то нелегкой нечистой силы — по случайности. Это из века былинного, а вот свидетельство из второй половины двадцатого века. И к этому времени слово “притча” смысла не изменило, но прозвучало иначе: “Что за притка сталась?” Однажды приехал пионер в деревню погостить, услышал такое выражение и немедленно закричал, поправляя взрослого человека: “Плитка! А не притка!” Старики засмеялись, и я понял, что слова разные. Мне сказали, что повторять не надо, и ничего объяснять не стали. “Чего доброго, еще в школе скажет”. И что такое притки, я узнал, будучи уже очень взрослым. А ведь были и есть еще — кикиморы, потерчата, невидимки, анчутки, полудницы, шутовки, огневицы, болотницы, навии, берегуши, злыдни и целый сонм других. Многодетными семьями обзавелись Водяной, Полевой и Леший. О Домовом и говорить нечего, полдеревни родни. У него еще и двойник за перегородкой живет — Батанушка, неведомо, когда появился. Есть образы новые фольклорные. Есть и очень древние: диды, мары, вилы… Все в русском и в других славянских языках.

Например, имя древнего мифологического существа, имеющего в нашей литературе прямо-таки звездную славу, закрепилось в украинской поговорке: “Щоб на тебе Див прийшов!” Но от поэзии не осталось ничего. Разрыв-трава долго цвет не держит.

И в “Слове” прозвания незнаемой нами нечисти использованы не более чем для украшения поэтического текста. Автор мог делать такие вставки либо по привычке, с которой трудно бороться, либо сознательно, понимая, что даже названия языческих божеств и невиданных зверей вскоре будут забыты. Даже Боян вещий только оборотнем не назван. Зато довольно комплиментарно “Велесовъ внуче” сравнивается и с серым волком “по земли”, и с сизым орлом “подъ облакы”. В русской литературе ни об одном певце, кроме Бояна, не говорится как о волке: “рыщя въ тропу Трояню чресъ поля на горы”. Но это и есть наука великая! Как в былине о Всеславьевиче: “Поучился Волх ко премудростям: обвертываться ясным соколом, обвертываться серым волком, обвертываться гнедым туром…” Венцом последней премудрости — Золотые Рога.

7. Дунай, Боян и “Слово”

Для нашего слуха древнеславянские имена звучат как имена божеств и в некоторых случаях созвучны: Бож, Лада, Волос, Род, Видевит, Зев, Позвизд, Самовит, Пан, Радигаст, Ярун, Рогволод и многие другие, как и помянутый выше “Троюн”. Древнейших богов прочитывают в былинных персонажах: Вольга, Микула, Дунай. В первом предполагается божество охоты, во втором — бог земледелия. С Дунаем так ничего и не решили, да и славянское ли это слово?

В литературном обиходе мы имеем богатыря киевского цикла по имени Дунай. В былине две сюжетные линии. И все понятно, когда герой добывает невесту для князя Владимира. Мотив распространенный. Но “женитьба” самого Дуная на полянице удалой кончается трагической развязкой. В каличьем “эпосе” есть и такие реалии: “Подносили к нему чару зелена вина, то не малую стопу — полтора ведра…” После чего всем богатырям богатырь “тихия Дунаюшко Иванович” совершает тяжкие и особо тяжкие преступления и — убивает самого себя. Ох! Не богатырский это поступок! Но все-таки подвиг, за коим скрывается деяние божества, а не героя. Из крови Дуная и Настасьи протекли две “неслиянные” реки. Причем первая — Настасьина река. Откуда она течет и в какое море впадает? Загадка.

Вторая река не забыта восточными славянами уже вдалеке от нее — в Древней Руси. Для автора “Слова о полку Игореве” Дунай ближе, чем другие великие русские реки. На Дунае слышится голос Ярославны. Непонятный для славянского слуха Днепр назван вторым именем — Словутич, который “пробил каменные горы” и течет через землю вражескую — половецкую. Мольбы Ярославны обращены к Днепру (“Принеси, господине, милого ко мне…”), но в Заклинании она поминает Дунай (“Полечу я по Дунаю…”), откуда и ведут свой зачарованный счет Трояновы века. Проход к Дунаю затворил от венгров ее могущественный отец — Ярослав Владимирович, князь Галицкий. И наконец, на Дунае девицы поют, радуясь тому, как по возвращении из плена “Игорь едет по Боричеву! к Святой Богородице”.

Здесь уже совершенно ясно, к чему ведет свою речь автор “Слова”. Из тьмы к свету, сквозь дремучие “дебри Кыяне” — к Святой Богородице Пирогощей. Говорят, что Пирогост… Не буду повторять и разгадывать не стану. Многое сказано о том, что “Слово о полку” написал “светский” человек. Иноки так не пишут. Но язычником он тоже не был. Время поющих волшебников уже прошло. Другое дело — его предшественник.

Боян вещий — кощун, язычник, замышляющий свои словеса, волхвующий певец, обаятель, выколдовывающий речь. Несомненно, что он — “учитель пения”, а не духовный наставник. “Слово” — это прощание с кумирами древности. Даже имя Боян скорее нарицательное, чем собственное. Одно из первых упоминаний о таких славянских певцах относится к 590 году: во Фракии они зашли к императору Маврикию. И по Древней Руси ходили сотни гуслезвонцев, которые князьям “славу рокотаху”. Думается, что и другие — новые — песни, построенные “по былинам сего времени”, могли иметь такой же зачин: “Нелепо ли нам, братия…” Но “Слово” у нас одно.

Древнерусский Безымянный Поэт призывает не начинать песнь “по замышлению Бояна вещего”, потому что “старых словес” уже никто не понимает, да и не хочет больше понимать, разве что волхвы-экстрасенсы, но и с ними к тому времени вопрос был решен. Не одни же только киевляне в то светлое Господнее лето пошли вслед за низвергнутым Перуном “с горы по Боричеву… на Почайну и влезоша в воду”. Ко времени похода князя Игоря на половцев на всей территории Древней Руси уже сложились христианские традиции. И недаром, рассказывая о событиях тринадцатого века, автор Ипатьевской летописи заостряет внимание на том, как дружина великого умом и дерзостью князя Василько расправляется с вождем соседних еще языческих племен: “Бе Скомонд поганой влъхв и кобник нарочит, борж бе яко зверь... убиен бысть и глава его взоткнена на кол”. Ятвяжский князь уже не рядовой иноплеменный находник, а лютый враг, сатанист, с которым нельзя примириться. Со своими родными язычниками поступали не менее жестоко. И… О Диндимена! Великая Матерь Богов! Дочь твоя Метафора спасает нас от огня и железа, от беды и лиха, от волока с горы по Боричеву! Носителями древних мифов в их позднейших авторских переработках оставались народные певцы и сказители, как ныне поэты, — с ними по земле “Слово Ведуном ходит”.

8. В синей мгле

Есть мнение, что у эллинов не было жреческого сословия в такой форме, как у египтян и римлян. Если Геродот узнал о жизни богов и героев, читая Гомера и Гесиода, то у эллинов пятого века до нашей эры жреческого сословия не было уже очень давно. В одной только Додоне какие-то жрецы и жрицы находились постоянно, все-таки Священная Роща! И примитивность культа почитания деревьев действительно говорит о глубочайшей древности. К тому же Додона находилась на периферии греческого мира — в Эпире, и жрецов могли оставить, чтобы потомки дорийцев не забывали своих корней. Говорят, что и аргонавты, собираясь в Колхиду, выбирали деревья в священной роще Додоны, чтобы сделать из них вещие мачты, пенье коих истолковывалось как предсказание. Да и о древнейшей мифологии Геродот, например, разведал некоторые подробности и сделал вывод: “Итак, афиняне первыми из эллинов стали делать изображение Гермеса с прямо стоящим членом…”, “я слышал от жриц в Додоне…” и так далее. Нечто подобное было и у древних славян: “чтуть срамные уды… кланяются им, и требы им кладут”. Ну что сказать? До определенного возраста дети стыда не знают. И это не самое страшное.

По мнению академика Рыбакова, в истоках детской игры “Ворота” скрывается языческий обряд, связанный с праздником и жертвоприношениями в честь какого-то божества. Если это так, то можно только догадываться о том, что скрывается за словами “ходи в пекло”, и гадать, какому Стрибогу, Белбогу или Чернобогу предназначалась девочка, украшенная веночком, сплетенным из гроб-травы, могильницы. Впрочем, слова “барвiновiй” и “барвинок” теперь имеют другое значение, а пеклом на крещеной Руси называли преисподнюю. Подобная детская игра сохранилась у чехов и называется “У золотых ворот” или “Мост”: двенадцать играющих по тем же правилам.

Словом, дети как дети. Они и задают правила игры — заводят счет, бросаются врассыпную, но обязательно возвращаются туда, где начинали играть, — на Старое Место, на котором всегда можно увидеть следы костра и найти переломанные деревянные пики, потрошеных плюшевых медведей и оторванные кукольные головы. Так случается со всеми игрушками, которые надоели, но именно эти приметы характеризуют самих играющих и говорят об их возрасте.

Совершенно идентичны черты обитателей языческого бестиария и традиции родоплеменного мракобесия южных, северных, западных и восточных славян. Но поколения богов реконструировать трудно. О дьяволах, чьи капища разрушены в историческое время, тоже почти ничего неизвестно. Мы не знали переходного периода, как другие народы, которые научились читать и писать задолго до принятия христианства. Герои нашего эпоса оторваны от своих богов. Они их просто не знают. И самих героев до наших дней дошло не так много, как у южных соседей, но и не сказать, что мало. Более чем другим повезло “героям” животного эпоса. Все без исключения сказочные звери нашли свое место в детских книжках, а кое-кто из них попал в сокровищницу мировой литературы. Достаточно вспомнить, как в начале девятнадцатого века любимчик народной демонологии запрыгнул на златую цепь и теперь останется на ней, пока длятся речь и время. Ребенок узнает о нем раньше, чем начинает осознавать себя. Ай да Котя!

Да и в “Слове” звери и птицы служат не для одной только звукопроводимости мира поэтического текста. Они — как и мифические существа — составляют особый образный ряд — и речь “говоряхуть”, и песни поют. В древних текстах и люди — как звери: “яко лев”, “яко рысь”, “яко коркодел”. Что ни князь, то сокол. Княгиня — чайка. Что ни Марья, то Лебедь Белая!

Черты подобного “звериного стиля” проступают из произведений всех литературных жанров. Это позволительно для русской прозы и было обязательным для русской поэзии всех времен и континентов. Примеров не счесть. Все в порядке вещей и не очень-то заметно, а вот без волшебства и чудотворства русская литература даже в уме не укладывается. О Всеславе Полоцком, правнуке Владимира Красное Солнышко и Рогнеды, наш первый писатель так прямо и говорит: “его же роди мати отъ вълхования”. Не так витиевато и цветасто, как передают калики перехожие-переброжие, но не менее баснословно. Причем нисколько не согласуясь с христианской традицией восточной апостольской церкви. И это не поэтический произвол, пред коим не устоял строгий летописец.

“Рожденный от волхования” современник Нестора дожил до 1101 года. Насколько же был еще близок тотемный мир предков в конце того же двенадцатого века, если по воле автора “Слова о полку Игореве” князь полоцкий Всеслав Брячиславич навеки остался в русской литературе с тем, что “обесися сине мгле” серым “вълком”.

9. Ликантропия

Геродот пишет о целом народе оборотней. Владимир Даль рассказывает о том, как можно превратиться в волка, порыскать и опять вернуться в прежнее состояние. Все очень просто: темный лес, гладко срубленный пень, воткнутый в него острый нож, через который надо перекувырнуться. Но что перед этим выкрикивается на весь лес, не сообщается. Никто не помнит волшебных слов Заклинания. Утверждение Стратановского, что легенды об оборотничестве относятся к культовому празднику, участники которого носили волчьи шкуры и маски, нелепо. Геродот написал Правду. Если было бы наоборот, то Чумак не напоил бы великую страну Заряженной Водой. Мы просто забыли, что в том или ином случае надо говорить.

Оболкусь я Оболоком! Хорт — Хорт — Хорт… Обтычусь частыми Звездами! Хорт — Хорт — Хорт… Обернусь я Серым Вълкомъ!!!

Но если кто-то нож унесет, пока волком рыскаешь, то навек волком и останешься. Хорошо, если добрым человеком был до того, как через пень кувыркался. Это про таких оборотней и говорят: волк дорогу перебежит — к счастью!

И недаром в полночь перед битвой легендарный славянский полководец отъезжал в сторону от войска и выл по-волчьи. Вдали ему отзывался волк, и начинали выть все волки в округе. Зачем воевода слушал волчьи песни в ночь перед битвой, непонятно. Но и в наше время говорят: с волками жить, по-волчьи выть.

Есть в летописи любопытная байка: князь Владимир и разбойники. Крещеный, но по-прежнему суеверный киевский владыка довольно скоро “истончился” до такой кротости, что начался на Руси разбой, доселе невиданный, до той поры неслыханный. От безнаказанности число грабителей, насильников и татей росло не по дням, а по часам. И взмолились тогда праведники церковные, возроптали разумники православные, пришли в палаты белокаменные и спрашивают у светлого князя Володимира: “се умножися резбойници, почто не казниши?” А он им так отвечает: “боюся греха”. Вот тогда и появляется в русских песнях-былинах, в сказках-небылицах такой незабвенный персонаж, как Соловей-разбойник, Одихмантьев сын. Тварь до того могучая, что на двенадцати дубах гнездо свил и ровно тридцать лет “не пропущал” ни конного, ни пешего. Но сказка для того и сказка, чтобы добру победить. Просветили разумники Володимира, русским языком пересказали Святое Писание, да инда оправился князь от “страха божьего” и “нача казнити разбойникы”.

Как бы там ни было, но князь Владимир I Святославич Святой русскую землю крестил, просветил и обустроил. А то, что суеверие, мракобесие и прочее идолопоклонство неискоренимы и в наш… второй космический век, вопрос эволюции. И не важно, что летопись умалчивает о том, во что были преобразованы прежние институты Владимира Красное Солнышко: триста наложниц в Вышегороде, “а 300 в Белегороде”, “а 200 на Берестове в селци, еже зоуть ныне Берестовое…”.

Хотелось бы верить, что каждую из прекрасных невольниц увез какой-нибудь Иван-царевич на Сером Вълке, а не слушать, как взрослые люди дерут глотки в “ученом” споре о первых женских монастырях. По названию ближе всего Новодевичий, но он основан только в шестнадцатом веке и достаточно далеко от Белгорода и Бреста.

10. Легенда

Эгей, священные кони Арконы! Подумал, и почему-то сразу вспоминаются двенадцать волшебных кобылиц. Степь, костры и колесницы арийских племен. Таинственная неизвестность! Ветер Ветерович указывает Путь, но никогда не знаешь, в какую сторону он развернется.

Если в гимне “Авесты”, воспевающем Ахура-Мазду, использована развернутая метафора: “несет мощные небеса подобно одеяниям”, то калики перехожие-переброжие из развернутой метафоры сделали загадку: “Облачается небесами, подпоясывается зарями, застегивается звездами”. А?

В книге книг отца истории есть фракийский наместник царя Ксеркса по имени Бог. Осажденный афинянами, он отклонил “позволение выйти” и совершил самосожжение. Современные комментаторы истолковывают легенду Геродота о самосожжении наместника по имени Бог как жертву персидскому богу солнца Митре. Но имя самого наместника удивительным образом перекликается со старорусским словом “богатье” — огонь. Владимир Даль с оговоркой на оканье записал: “Дай багача, затеплить свечу”. У Гомера есть выражение “жарить на Гефесте”, и, как пишет Чистяков, “для грека второго тысячелетия до нашей эры Гефест — не бог огня, а тот самый огонь, что горит в очаге”.

Персы, греки, этруски, римляне, фракийцы, венеты, германские и славянские племена — все вокруг огня на капище с кумирами времен. Версии можно выстроить самые фантастические. Народы одной языковой семьи. Сходство есть, но друг друга не понимают. И не хорошо ли это, что в каждом языке живет своя Легенда.

Легендами пронизаны наши первые литературные памятники и облагорожены сказки современных исторических писателей. Легендами был вдохновлен римский историк Тит Ливий: “Древности простительно, мешая человеческое с божественным, возвеличивать начала…” И это — прежде всего: Великие Начала!

Из книги первой. Поздний перевод. Паденье Трои. Гибель Пилемена.

И вот плывут куда глаза глядят от старых стен отважные энеты,

Ведомые, на горе евганеев, искать кисельный берег. Чур меня!

И дальше так. Ученого кота на брег пустили первым. Евганеев

Прогнали с боем. Землю нарекли Троянскою меж Альпами и морем,

И назвались венетами. В новелле восстал из моря славный Веденец!

И сказка ложь, да в сказке той намек. Читай, у Лукоморья дуб зеленый,

На дубе этом цепь от корабля… Да вот беда во времени лакуна:

Предание не помнит Антенора, загадкой нам Троянова тропа…

Вот и еще одна Легенда — сказочная страна — Лукоморье! География очень обширная. Нет надобности перечислять все изогнутые лукой морские берега. Но притягательнее других берег залива в Северной Адриатике. Чем дальше направлен взгляд, тем больше открывается. И нам еще долго изучать, разгадывать и спорить, что это за племена и народы — расены, венеты, анты. Или: куда ушли укряне и куявы?

И все сначала. Батюшка-Дунай! Падение до дикой скифской темы,

Как в опере “Славяне на Днепре”. И новые сбираются дружины

В язычестве поспеть в Константинополь! И к слову стих:

“Что Троя вам одна”, расейские мужи?! Сомкнулся круг.

И все же: мы не скифы. Мы венеты!

Мы из другой мифической страны…

С трудом верится, что славяне жили на Днепре во времена Геродота и входили в скифские и скифо-сарматские племенные объединения. И все первобытные верования, обрядовые изуверства и ритуальные зверства скифских племен пускай навеки останутся в курганах Северного Причерноморья. Следы таких же чудовищных преступлений, совершенных на религиозной почве древними славянами, обнаруживаются не там, имеют другой почерк или не совпадают по времени.

Интереснее у Ключевского. Чего стоит великое “сидение” славян на Карпатах. Василий Осипович отмерил Святогоровым временам пятьсот лет. Не много и не мало для того, чтобы обособиться и набраться сил. Как в бардовской песне Владимира Высоцкого: “Лучше гор могут быть только горы…” Но когда-нибудь надо спускаться даже с тех гор, “на которых никто не бывал”, чтобы выйти в раздолье, в долины великих рек и дальше — идти и идти с Запада на Восток, навстречу Утренней Заре — в бескрайние просторы Евразии.

“Взойдет красно Солнце — прощай, светел Месяц!”

11. Солнце

“Сълнце ему тьмою путь заступаше”. Солнце затмевает Свет — Неосяжаемый Свет Вселенной! Космогония титаническая. Страшная космогония. Солнце, Свет и князь Игорь — в этом вся суть. Здесь и военная демократия, и “варварская” Правда, и Солнце светлое и Тресветлое. Природа, Мир и Человек. Себе на уме. Отворил ворота на родную землю! Да что поделаешь. История такая, что ни Дайбог, ни Даждьбожий внук “земли Трояня” в другую историю не вписываются. Не доглядели Отцы Осмомыслы.

Тогда и “кликнула Карна, и Желя помчалась по Русской земле, разбрасывая людям огонь из пламенного рога”. У древних италиков богиня Карна оберегала здоровье плоти. Разумеется, были и летние праздники в ее честь. Карнарии. Легко поддаться искушению и не заметить никакой разницы между Карной древнерусской песни и богиней древних италиков. Но Карна кликнула подобно Диву. Загадка. Даже калики перехожие-переброжие об этом ничего не говорят ни притчами, ни баутками, ни идиотскими, докучными сказками. Разве что в словах Приворотного Заклинания упоминаются птицы, слитые в одно целое: “На море на киане, на острове Буяне стояло древо, на том древе сидело семьдесят как одна птица…” Семьдесят как одна. Ну, это уже действительно ни бес, ни хохуля. Но образы какие красивые! Подобное увидел и Квинт Гораций Флакк: “Жили стаи рыб на вершинах вязов…” Вот метафористы! И саму этимологию слова “калики” выводят от “калиги”, обувь странников. Как и прозвище римского императора Гая Цезаря Германика — Калигула. Сапожок. Корни одни или заимствования? Не знаю.

Где Карна, там и Желя. Второе мифологическое существо еще загадочней. Привязка к слову “жаль” не очень-то объясняет, почему Желя мчится, разбрасывая пламя, или, как перевел Н.А. Мещерский, “огонь из пламенного рога”. Что, если мягкое звучание заменить твердым произношением? Желя, Гела, Гелиос — вот она, вульгарная этимология!

Чем далее от нас во времени, тем привлекательней “святая простота”. Время и пространство сжимаются. Образы и метафоры выстраиваются в многополосный магический орнамент вокруг заговоренных сосудов, которые у знающих людей Чарами называются. И варится в этих Чарах чудотворное зелье. Одолень-трава, Огнецвет и Солнечное Золото, трава Оборотник… Из этих трав на Живом Огне волшебное зелье варится! Только чародеи и чаровницы по рождению силу имеют и тайну этих трав знают. И Мать-Сыра-Земля их сокровенное Тайное Знание хранит. Двенадцать колдунов Слово в золото одели и от мира спрятали. Где их бесценный клад зарыт, никто не найдет, а кто найдет, тот не достанет. Непростой тот клад, а положен с Заклятием: на тридцать три головы молодецкие!

Во всех комментариях к “Слову” строчка “…из седла злата в седло кощиево” переводится как — седло невольника. Дословный перевод с иностранного языка. Довольно убедительный перевод, и в других текстах такое слово встречается. Согласен! Но так ли это, если обойтись без перевода с “кыргыс-кайсацкого”? По-русски понятнее, страшнее, но и поэтичнее: “седло кощиево” — на коне, который уносит Игоря в другой — “кощный” мир, в потустороннее царство. Может случиться так, что никто из сородичей не проводит князя в последний путь. Пересел из седла в Седло, и все. Все! Наглядная картинка. На глазах у современников князь Игорь становится Мифологическим Героем, о котором только и остается, что Былины слагать или на старый лад Кощуны петь. Но Судьба, которой, со слов Прокопия Кесарийского, славяне не знали, распорядилась иначе. Бежит Игорь-князь “босымъ вълкомъ”! Соловьи веселыми песнями рассвет возвещают.

12. Ворон Воронович

Див кличет, волки рыщут, а на горе вещий старец “коби зряху”. Стоит патриарх и смотрит в открытые небеса: в одной руке изогнутый посох, другая рука — над землей простерта. Облако плывет — молчит патриарх. Самолет пролетел — молчит патриарх! Камень с неба упал… Словом, надо напомнить про птичьи знамения. Не думаю, чтобы славянские кобники научились у римских авгуров — считать ворон. Римляне сами восприняли обряд птицегадания от расенов, как называли себя этруски. Традиция очень древняя. Можно сказать, доконная традиция. Еще трава Ископыть в поле не росла, как наши предки эту грамоту уразумели. Отчасти она и сейчас жива. Ну, кто не прислушивался в лесу — сколько лет кукушка накукует, или не знает о том, что аисты приносят детей? Почему-то голуби и соловьи птицы “божьи”, но чтобы назвать ворону или ворона птицами небесными — ни у кого язык не повернется. А ведь в древности Ворон считался священной птицей Аполлона. Не знаю, из какого источника Гравес привел такую вот страшилку: “В воронах жили души царей, принесенных в жертву ритуальным цареубийством. Позднее вместо царей стали приносить в жертву юношей”. Картинка страшная, как первое впечатление от гравюры Франсиско Гойи “Кронос, пожирающий своих детей”.

“Ох, ты, Черногор-птица!”

Признаюсь, что никогда не мог понять, почему царь жемчужного царства Ворон Воронович отдал Ивану-царевичу посошок-перышко и улетел на крутые горы, причем — сделался простым вороном. В сказке должна быть какая-нибудь мораль, наука. Но какая мораль в том, что Ворон Воронович обернулся простым вороном? И никакой науки! Даже несочетаемая триада “Тлен, Укбар… и Третий Рим” кажется чем-то ясным, прозрачным и бесконечным — как морское побережье вдали — в тот час, когда выходишь из лабиринта. И что Roma tertius, что Orbis tertius — не все ли нам равно в эпоху глобальных ценностей. Одно царство медное, другое — золотое, и голова в серебре!

Однако следует вернуться к сказанному выше и добавить, что есть в этой сказке нечто очень похожее на Сакральноправовое Заклятие. И здесь даже Царь-трава не поможет, как ни заваривай. Но в народе, как правило, на все имеется своя точка зрения: “Умеючи и заклятый клад открывают!” И кто страстью кладоискательства загорелся, тот уже не остановится. Это как Заманихи — волшебные цветы, наделенные силой магического притяжения, чтобы заманивать своей неотразимой чарующей красотой в дремучий лес. Кто один цветок сорвет, дальше еще краше увидит — и так, пока не заблудится или чего поинтереснее.

И все-таки: “На седьмомъ веце Трояни вьрже Всеславъ жребии о девицю себе любу”. Когда же это было? В середине одиннадцатого века. “Ироическая песнь о походе на половцовъ удельнаго князя Новагорода-Северскаго Игоря Святославича” написана “стариннымъ русскимъ языкомъ въ исходе XII столетия”. Наилучший из всех правителей со дня основания Рима получил свой титул в начале второго века. По-нашему ну никак не получается! Не сходится. Остается только согласиться с первыми издателями “Слова”, что “четыре раза упоминается в сей песне о Трояне, но кто сей Троян, догадаться ни по чему невозможно”.

Согласимся и с теми, кто посвятил целую жизнь поиску, изучению и переводу памятников древнерусской литературы. Это благодаря их неустанной работе можно вот так запросто возвращаться и апеллировать к тому, чего давно уже нет или не было никогда.

Согласимся со всеми, кто верит в СЛОВО и живет одними воспоминаниями, и перейдем к сообщению Борхеса: “В двенадцатиричной системе “век” — это период в сто сорок четыре года”. Можно обойтись без калькулятора. И не надо доказывать, что “ересиарх хотел из этой истории сделать вывод о реальности”.

 

 

 

Версия для печати