Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2011, 6

Рассказы

 

Сергей Силин — родился в Перми, окончил филологический факультет Пермского государственного университета. Редактор детского журнала “Простоквашино”. Юмористические рассказы для детей и взрослых, сказки печатались в журналах “Урал”, “Уральский следопыт”, “Ералаш”, “Мурзилка”, “Веселые картинки”, “Литературной газете” и др. изданиях. Автор 7 книг прозы. 

Сергей Силин

Рассказы

Не топите пятиклашек!

Когда классная 5-го Д во время урока случайно выпала из окна, директор школы взял на ее место специалиста по усмирению пятиклассников Герасимова.

В первый же день новый классный организовал 5-му Д лодочную экскурсию. Посадил пятиклашек в лодку, собрал мобильники и погреб на середину реки. А вокруг волны, ветер, ничего интересного. Только с берега директор школы в бинокль наблюдает.

— Вы зачем нас на середину реки везете? — заволновались пятиклашки.

— А затем, что топить буду! — честно признался Герасимов.

Заглянули пятиклассники в его глаза и поняли: утопит. Заплакали, запричитали, просят:

— Не топите нас, пожалуйста, мы исправимся!

— Нет, утоплю, — говорит Герасимов. — Мне за это премия обещана!..

А один непослушный пятиклассник, Вадик Мальков, не сдал мобилку, и отправил эсэмэску учителю физкультуры Мазаеву, который ценил 5-й Д больше всех в школе, потому что тот выигрывал все соревнования.

Мазаев прекратил урок, побежал к берегу, прыгнул в моторку и помчался наперекор волнам спасать пятиклашек.

Герасимов в это время выгреб на середину реки и стал бросать в воду одного пятиклассника за другим. Он так увлекся, что не заметил, как его лодку догнала моторка Мазаева.

Через неделю оба учителя получили премии. Герасимов за что, что выполнил приказ директора, а Мазаев за то, что спас пятиклассников.

А еще через два дня Герасимов во время урока случайно выпал из окна.

Урок самбо

Завуча Александру Александровну боялась вся Москва, потому что она душила двоечников. Всего она задушила 222 двоечника. Но однажды ошиблась и задушила троечника.

Родители троечника написали жалобу в Министерство образования, и Александре Александровне запретили работать в столице.

Тогда она уехала в город N и устроилась в школу, которая была на плохом счету из-за 5-го Д.

К середине четверти завуч передушила половину 5-го Д и поставила двойку круглой отличнице Маше Тапочкиной.

— Тебе хана! — сказали мальчишки девочке и спрятались после уроков за гаражами, чтобы посмотреть, как завуч будет ее душить.

Но увидели другое. Как только завуч приблизилась к девочке и протянула к ней руки, Тапочкина сделала ей прием самбо.

— Спорт — сила, страх — могила! — сказала она, сломала завучу руку, свернула ей шею и хотела раздробить позвоночник, но завуч похлопала рукой по земле и тихо сказала:

— Достаточно. Я ухожу на пенсию.

Поголовье двоечников в 5-м Д восстановилось к концу недели.

Куда пропал файл

Мама готовила на кухне что-то вкусненькое, а Коля сидел за компьютером, играл.

— Коля, посмотри на моем рабочем столе рецепт! — попросила мама из кухни.

— Сейчас!

Останавливать игру жалко, но вкусненькое важнее. Поэтому Коля быстро переключился на мамин профиль и поискал на ее “Рабочем столе” иконку с надписью “Рецепт”. Но не нашел.

— Мам, тут нет рецепта!

— Значит, я его сунула куда, — сказала мама. — Но он точно там. Найди, пожалуйста!

“А еще кандидат наук! — подумал Коля о маме. — Никак не научится правильно компьютером пользоваться!”

Он открыл файл с надписью “Логистика”, но и там не нашел рецепта. Не нашел он рецепта в папках “Менеджмент”, “Бухучет”, “Товары группы “А”, “Товары группы “Б” и других.

“Ладно, никуда не денется! — подумал Коля. — Лишь бы она файл не удалила”.

Он щелкнул по “Пуск”, затем по “Найти” и ввел название папки в строку поиска.

— Мам, каким числом ты рецепт положила?

— Да вчера я его положила!

Коля отметил в поисковике время последних изменений файла и нажал “Начать поиск”.

“Поиск не дал результатов”, — проинформировал его компьютер через несколько секунд.

— Мам, нет в папках рецепта!

— Да он не в папках. Рядом где-нибудь!

Коля включил функцию “Показывать скрытые файлы” и снова запустил поиск.

“Поиск не дал результатов”, — снова вежливо сообщил компьютер.

“Может, она его в корзину отправила?”

Коля на всякий случай отрыл файл “Корзина”, но и там нужного файла не увидел.

— Нет файла! Я все посмотрел, нет такого файла на диске!

— Какого еще файла! На каком диске? — мама прибежала из кухни в комнату. — Вот же он лежит!

И она схватила со стола какую-то мятую бумажку.

— Но ты же сказала “на рабочем столе”, вот я и искал на “Рабочем столе”, — пробормотал Коля.

— А этот стол что, не рабочий? — Мама постучала пальцами по столу, который был наполовину завален разноцветными папками и вырезками из газет. — Совсем соображать перестал со своим компьютером!

И мама убежала на кухню с бумажным носителем в руке.

Уступить дорогу

— Ты, Толкушкин, уже взрослый человек, в четвертом классе учишься, а первоклашек в столовой до сих пор толкаешь! По школе носишься, как бульдозер без тормозов. На Ольгу Павловну вчера налетел, девочку-старшеклассницу чуть с ног не сбил…

— Она мне дорогу не уступала…

— Воспитанный мальчик, между прочим, всегда уступает дорогу девочкам сам! — вышла из себя завуч. — Я тебя, Толкушкин, последний раз предупреждаю, прекрати испытывать мое терпение, оно не бесконечно! Я ведь не памятник в актовом зале, чтобы твои безобразия терпеть! Все, иди.

“Легко сказать, — подумал Мишка, выходя из кабинета Ларисы Дмитриевны. — Уступить дорогу”.

Он побрел в класс. Остановился около двери и, постукивая коленкой портфель, стал ждать кого-нибудь.

В коридоре показалась Лена с первой парты.

Он подождал, пока девочка приблизится к кабинету, и, широко улыбнувшись, распахнул перед ней дверь.

— Проходи, пожалуйста!

Лена остановилась.

— Чего не заходишь? — вежливо спросил Толкушкин. — Я тебе, между прочим, дорогу уступаю.

“Может, он пол чем-нибудь скользким намазал”, — подумала Лена и опустила глаза. Пол был нормальным.

“Стесняется, — догадался Толкушкин. — Первый раз, наверное, дорогу уступают”.

И он сказал еще вежливее раз в сто:

— Ну, проходи! Чего встала?

“Может, он ведро с водой на крайнюю парту поставил и веревочкой к ручке двери привязал”, — подумала Лена.

И она помотала головой.

— Воспитанная девочка, между прочим, проходить должна, когда ей дорогу уступают! — начал терять терпение Толкушкин.

Лена осторожно заглянула в класс. Ведра с водой на парте не было.

“С ума сошел!” — догадалась Лена и шагнула назад.

“Ну как тут быть воспитанным! — подумал Толкушкин. — Уступаешь им дорогу, уступаешь… А они уперлись и не идут!”

И он спросил еще вежливее раз в двести:

— Чего как коза уперлась? Мне что, тут целый день тебе дорогу уступать, да?

“Ага, я пойду, он меня как в спину толкнет, — подумала Лена. — Так я ему и поверила!”

— Ты будешь заходить, Камалина, или не будешь заходить? — рассердился Толкушкин. — Я тебя последний раз предупреждаю, прекрати испытывать мое терпение, оно не бесконечно! Сейчас как тресну портфелем по спине!..

— Так бы сразу и сказал! — заулыбалась Лена. — А то дорогу уступаю, дорогу уступаю... Знаем мы, как вы дорогу уступаете. Насмотрелись!

И, высоко подняв голову, она вошла в класс.

“Никакого воспитания! — сердито подумал про нее Толкушкин. — Даже спасибо не сказала! Нет, больше я этим вредным девчонкам дорогу уступать не стану! Я им что, памятник, что ли?..”

 

Версия для печати