Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2011, 6

Бабушка на продажу

 

Ирина Павлова — педагог, журналист, детский писатель, литературный критик. Родилась в Мурманской области. Проза публиковалась в журналах “Кукумбер”, “Чиж и еж”, “Мурзилка” и в газете “Пионерская правда”. Живет в Санкт-Петербурге.

Ирина Павлова

Бабушка на продажу

У некоторых бабушек есть такое свойство — надоедать. Просто вписано в них это свойство. Вот и у Аньки была именно такая бабушка. Не бабушка, а биоробот какой-то. Ну не может же нормальный человек по нескольку раз на дню повторять: “Поешь супчик, внученька!”, “Какая ты у нас худенькая, внученька!”, “Съешь котлетку, внученька!”, “И еще одну съешь, внученька!”, “Ты мало кушаешь, внученька!”. Не может! Вот Анька же не говорит бабушке по сто раз на дню: “Какая-то ты ненаигранная, бабулечка! Быстро садись за компьютер и играй!” Или: “Какая-то ты ненасмотренная! Там по телевизору мультики начались. Посмотри! И еще посмотри!” А бабушка все повторяет и повторяет, внученькает и внученькает.

И тогда Анька решила бабушку продать. По телевизору как раз недавно рассказывали, что одна девчонка из Германии так сделала. Анька тоже в Интернет вышла, объявление написала, перечислила в нем все положительные бабушкины качества. Фотографию бабушкину повесила. “Цена — договорная”, — подписала.

Сидит. Ждет.

Письма так и повалили. И на русском, и на английском, и на других каких-то языках. Анька в них плохо разбиралась, поэтому непонятные письма решила сразу удалять. А те, что понимала, стала читать.

Писали Аньке разные люди. О том, что у него никогда-никогда не было бабушки, писал мальчишка из Урюпинска. Ему было обидно, что почти у всех в классе бабушки есть, а у него нет. А хочется. И пускай Анька назначает любую цену. У него в копилке много денег. Он начал собирать их на ролики. Но ролики могут подождать. А такая замечательная бабушка, как у Аньки, — никогда!

Писал Аньке студент. Вернее, целое студенческое общежитие. Потому что у самого студента денег было не много. Но они всем общежитием скинулись, потому что решили, что бабушка им просто необходима. Студенты писали, что им тут, в общежитии, очень не хватает вкусных котлет, горячих супов и румяных домашних пирожков.

И даже крупный бизнесмен написал Аньке. Бизнесмен вспоминал, что все детство провел в деревне. И там бабушка поила его молоком и кормила яблочным пирогом. Он тогда не понимал, как это здорово, и от молока отказывался. А сейчас понял, да бабушки уже нет. И если Анькина бабушка умеет доить корову или хочет этому научиться, он с удовольствием купит и корову, и дом, и даже целую деревню и Анькину бабушку туда увезет.

Писал Аньке одинокий дедушка. Он уже давно где-то потерял свою бабушку, и поэтому новая была ему теперь просто необходима.

Письма все приходили и приходили. Анька задумалась. Раз бабушка так всем нужна, может, она не такая уж и плохая. И передумала ее продавать.

А тут еще телефон зазвонил. И хотя Анька хорошо помнила, что номера телефона в объявлении не давала, на всякий случай осторожно взяла трубку и осторожно спросила:

“Але?” — вдруг спецслужбы тоже заинтересовались Анькиной бабушкой.

Но это оказалась мама:

— Анна, — строго спросила она. — Ты случайно не знаешь, почему это меня на работе все спрашивают, сколько стоит наша бабушка и не жалко ли нам ее продавать?

— Не знаю! — испуганно пискнула Анька в трубку, потому что голос у мамы был очень сердитый.

— Вернусь с работы — поговорим!

Не успела мама повесить трубку, как телефон снова зазвонил.

— Але? — испугалась Анька.

— Кто это у нас в доме работорговлей занимается? — горячился на том конце трубки папа.

— Никто, — на этот раз первой трубку бросила Анька.

Родители пришли, когда перепуганная Анька получила 11 138-е письмо. К этому времени она уже успела стереть объявление о продаже бабушки и написать вместо него: “Бабушка не продается. Это была шутка”. Но посыпались возмущенные письма от “покупателей”: “Какие глупые у вас шутки”, “Нельзя же так людей обнадеживать”. А одинокий дедушка написал: “Не судьба…” — и грустный смайлик в конце поставил.

Родители стали в Анькину комнату ломиться. Разговоры серьезные воспитательные проводить решили. Спасла Аньку бабушка:

— Что вы, — спрашивает, — к ребенку пристали? Подумаешь, решила бабушку продать!

— Ничего себе, подумаешь! — возмутилась мама.

— Сегодня она вас продает, а завтра меня! — вспыхнул папа.

— Никого она больше продавать не будет, — пообещала бабушка.

А Анька высунула нос из комнаты и подтвердила:

— Я уже не продаю. Они сами все пишут.

И тут в дверь позвонили.

— Кто бы это мог быть? — удивились родители.

— Покупатели! Вычислили секретные службы! — испугалась Анька.

А бабушка смело открыла дверь. Тут же защелкали фотоаппараты, засверкали вспышки. В квартиру ввалились журналисты. Они снимали впавших в ступор родителей, тыкали микрофонами в Аньку, наперебой задавали вопросы бабушке.

Бабушка сначала смущенно молчала, а потом сказала, что хочет сделать официальное заявление и пускай его на все языки мира переведут. Журналисты дружно закивали и направили камеры с микрофонами на бабушку.

— Уважаемые несостоявшиеся покупатели меня! — обратилась в камеры бабушка. — Я очень рада, что пользуюсь такой популярностью. Но все мы прекрасно знаем, что людей продавать нельзя. Люди — это не вещи.

— А иначе это рабовладельчество какое-то получается! — влез в обращение папа. Но его тут же убрали, чтоб он бабушку не загораживал.

А бабушка продолжала:

— Но вы не расстраивайтесь. Я вижу, как много людей нуждается в бабушке. И я решила, что настало время исполнить мою мечту. — Тут мама с папой удивленно переглянулись. А бабушка посмотрела на них, улыбнулась и заговорила дальше: — Я давно мечтала отправиться в путешествие. Повидать разные города и страны. Теперь я смогу это сделать и побыть для каждого из вас бабушкой хотя бы на один день, бесплатно.

На этом свое обращение бабушка закончила. Журналисты ее еще немного поснимали и уехали.

Мама с папой устало вздохнули. Анька тоже вздохнула и выключила компьютер. А бабушка ушла паковать чемоданы.

Сначала родители ее отпускать не хотели. Но бабушка сказала:

— Эти люди нуждаются во мне.

И родителям пришлось согласиться.

Больше Аньке бабушка не надоедала. Теперь Анька даже скучала по ней. Да и как может надоесть бабушка, которую видишь только на фотографиях. То она плещется в голубом море с дельфинами, то катается на спине большого индийского слона, то учит женщин какого-то африканского племени печь пирожки. Однажды даже фотографии на фоне Великой Китайской стены прислала. И только иногда Аньку все-таки передергивало. На обороте каждой фотографии бабушка писала один и тот же вопрос: “Внученька, ты покушала?”

 

Версия для печати