Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2011, 6

Стихи

 

 

Ая эН — детский писатель, сценарист. Окончила физический факультет Тбилисского госуниверситета, кандидат физико-математических наук. Лауреат нескольких литературных премий и конкурсов. Публиковалась в журналах “Простоквашино”, “Кукумбер”, “Мурзилка” и многих других. Работает главным редактором детских журналов в издательстве АСТ. Автор 19 книг стихов и прозы.

Ая эН

Стихи

 

***

Не хочу я ни в Египет, ни в Испанию!
Не хочу “все включено” и анимацию!
Я решил еще зимой, еще заранее,
Что все лето буду, буду заниматься я!

Все жи-ши с дискриминантами и пением
Выучу, со всеми справлюсь бедами.
Интернет включать на час по воскресениям,
И посуду буду мыть, и зубы с кедами!

— Алло! Это скорая?
Выезжайте немедленно!
Наш ребенок опасно болен!
Почему не в рифму?
Да не до рифмы нам, говорим же:
Ребенок!
Опасно!
За-бо-лел!!!

Относительно относительности багажа,
перемещающегося в пространстве со скоростью цэ

Дама сдавала в багаж
Диван,
Чемодан,
Саквояж.
Но вещи длиннее, чем h,
Не принимали в багаж!
Увы, но диван был длиной 3h.
И был чемодан длиною 2h.
И только один саквояж
Длиною был ровно h.

— Ваш
Багаж
Некондишен: он крупный! —
Строго грузчик сказал неподкупный.

Но
Дама была умна.
Со скоростью с она
Пронеслась, подхватив под мышку
Диван, чемодан и мартышку.
Нет, стоп! Откуда мартышка?
Это другая книжка!

А что происходит при скорости с?
Грузчик меняется сразу в лице,
И потому меняется,
Что багаж в длине изменяется,
Уменьшается на глазах…
Ах!

Запомните это:
Со скоростью света
Можно сдавать в багаж
Диван, чемодан, саквояж
Любой длины,
Потому что длина
При скорости света
ОТ-
НО-
СИ-
ТЕЛЬ-
НА!

 

Тридцать шесть и пять

У меня опять, — опять! —
Ровно 36 и 5!
И мне строго запретили
В чай термометр опускать!
Обещал я, что не буду
Провоцировать простуду,
Красный с белым лопать гриб
И в толпе гулять, где грипп…

Но придумать надо что-то:
Шибко в школу неохота,
В школу, в шко-лу, в шко-лу-лу…
Заменю-ка я шкалу!

Препростая процедура:
Цельсия — на Реомюра!

Залезаю я в кровать,
Начинаю остывать…
Мерзко, мерзко, ре-о-мюрзко,
Словно в ледниковом, в юрском.
30? Это что за гнусь?!
Я реально так загнусь!
Стоп!
Карету мне!
Такси!
Фаренгейт, меня спаси!!!

Фаренгейт, меня согрей,
Поскорее, поскорей!
40.
Есс!
В постель валюсь,
Школы больше не боюсь,
Но ползет температура
Дальше… Эй! Я так сварюсь!
90… 100… 105…
Надо что-то предпринять.
Может, Кельвина на помощь
Мне немедленно позвать?

Дядя Кельвин мне явился,
Мне явился в страшном сне.
И сказал мне дядя Кельвин:
— О-ля-ля! — сказал он мне.
— Мне тебя совсем не жалко,
Топай в школу, о-ля-ля!
Сдвинешь там соображалку
С абсолютного нуля!

В общем, у меня опять
Ровно 36 и 5.

 

Ик и Пук

Кто такие ИК и ПУК?
Это звук и… тоже звук!
Звуки, а точнее — звухи,
Потому что режут ухи.
Пусть зовется словом звух
То, что не ласкает слух!

Кто такие ЛЯ и СИ?
Тоже звуки, но краси-и-и…
Пусть зовутся звушки,
Залетают в ушки!

 

Версия для печати