Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2010, 9

Стихи

Ян Шенкман – поэт, журналист, литературный критик. Родился в 1973 году. Закончил факультет журналистики МГУ. Автор четырех книг стихов и сборника прозы. Стихи публиковались в журналах “Новый мир”, “Арион” и “Октябрь”. Живет в Москве. В “Урале” печатается впервые.

 

Ян Шенкман

***

Сорок – тяжелый возраст.

Его легко уронить.

Когда нам было семнадцать,

Нас было не с чем сравнить.

 

Время прозрачной влагой

Впитывалось в песок.

И проросло бумагой,

Рваной наискосок.

 

Камень умеет падать.

Время – стоять и течь.

Память стирает память.

Речь разрушает речь.

***

Еще не наступила зима, а я уже занял круговую оборону.

Не выхожу за дверь, не подхожу к телефону.

Мой дом как крепость, но никто и не думает нападать.

Сейчас надену пальто и лягу в сапогах на кровать.

День и ночь, отчаянье и печенье.

Когда наступит зима, все это перестанет иметь значенье.

***

Хотел стать пиратом, а стал капитаном районного ОВД.

Хотел жениться на, а женился из-за.

Тысячу раз прав был поэт, когда говорил, но мог и не говорить.

И без него все понятно.

 

К сорока годам накапливаются неиспользованные возможности.

Мог, но не сделал.

Уже никогда не завалить экзамена по истории СССР.

И не украсть в булочной плюшку за двенадцать копеек.

 

Вроде бы все в порядке.

Вместо запаха немытого тела запах недорогого дезодоранта.

Но что-то давно не случалось галлюцинаций.

Разного рода эрекций и революций.

 

Белые пятна на простыне, белые пятна на карте моей родины.

То, чего уже не случилось.

Учителя предупреждали, что он вырастет негодяем.

Но раньше было неясно, каким именно, а теперь ясно.

Куплеты имени Мандельштама

Нету сознанья своей правоты.

В город приехал отряд лимиты

Из Уренгоя и Алма-Аты,

Из Таганрога и из Воркуты.

Тампаксы есть, и сникерсы есть.

Но нету сознанья своей правоты.

 

Брызжа слюной изо рта, сволота

Мне говорит “правота, правота”.

 

Но нету сознанья своей правоты.

Киллер застыл у опасной черты.

Курит сигары и мечет понты.

Роллексы есть и гриндерсы есть.

Но нету сознанья своей правоты.

 

Нету сознанья, сознания нет.

Дайте убогому белый билет.

***

Одни хватаются за пистолет, другие за сердце.

Одни за сердце, другие за пистолет.

Искажение пропорций, Проперций.

Слишком много алкоголя и сигарет.

 

Справедливости нет. Само это слово звучит абсурдно.

Любой абсурд, любая дрянь претендуют на правоту.

Я люблю смотреть, как умирают дети и тонет судно

с пожилыми придурками на борту.

***

Будущего нет, потому что оно не нужно.

Можно сойти с ума, если взяться за дело дружно.

При взгляде в зеркало я хватаюсь за пистолет.

Мы хорошие люди, господи нас прости.

Поэты работают с девяти до шести.

А кто не работает – не поэт.

***

На углу стоят скамейки,

В луже плавает гондон.

У меня есть две копейки

И мобильный телефон.

 

На скамейке Коля с Машей

Отдыхают без штанов.

Ничего не знаю гаже,

Чем взаимная любовь.

***

Что-то давно не случалось галлюцинаций.

Разного рода эрекций и революций.

Постепенно накапливается усталость

Оттого, что все не так, как хотелось.

Год. Потом еще один год.

Не смешно, хоть это и анекдот.

***

Я думаю обо всем сразу.

О ближайшем будущем. Как правило, ничего хорошего.

О далеком прошлом, населенном тенями прошлого.

А на углу Ленинского проспекта и улицы Дмитрия Ульянова

по ночам стоит баба, приятная моему глазу.

Я думаю обо всем сразу.

 

Никак не могу сделать выбор.

Необязательно правильный. Хоть какой-нибудь.

Стоит только закрыть глаза – трое в комнате:

Президент Российской Федерации,

премьер-министр Российской Федерации

и какой-то неизвестный мне пидор.

Никак не могу сделать выбор.

 

Погружаюсь в реку времени с головою.

Только это никакая не река, а болотце.

Много раз я хотел бросить все и жить как придется.

Но для этого нужна огромная сила воли.

Просто невероятная для меня сила воли.

2012

...А вот, допустим, конец света. И что тогда?

Представляю, как всей толпой мы завалимся в гости к Богу.

На самом деле на ПМЖ, а не в гости.

Но в толпе не страшно.

В толпе, как говорится, можно и сачкануть.

Если по-настоящему, надо все-таки один на один, тет-а-тет,

как сказал Дм. Быков премьер-министру РФ В. Путину.

Хотелось бы, знаете, поговорить о жизни и смерти.

Жизнь дается один раз,

а конец света наступает только для тех, кто к нему готов.

Персональный, так сказать, апокалипсис.

И тут уж ничего не попишешь.

Ни стихов, ни прозы. И не поразгадываешь кроссворды.

Тут уж будут писать другие. Это-то и обидно.

Ты не можешь, просто не можешь, даже если очень хочется,

написать все за всех.

Кто-то должен написать и все остальное.

Настоящий конец света – это когда ты умер, а они еще нет.

Ты сегодня, а они завтра.

Просто невозможно умереть, не на кого оставить этих придурков.

Умрешь – и сразу же конец света.

***

Какая несерьезная жизнь.

Как будто смерти нет, смерти нет.

У времени простой механизм.

Высокоскоростной интернет.

 

У времени большие глаза.

У времени чужие слова.

У времени внутри голоса.

У времени снаружи Москва.

Версия для печати