Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2010, 9

Кошки спасут Россию!

Учёные записки

Юрий Коньков

Кошки спасут Россию!

По утрам около одного из домов я часто наблюдаю одну и ту же картину: возле углубления перед подвальным окошком стоят на коленях какие-то женщины и, низко преклонившись, чему-то или кому-то вроде как бы молятся...

Позы их (да ещё в таком месте) смотрятся довольно комично. Поневоле вспоминается, как в детстве бабка Клава учила нас, потерявших очередной молочный зуб, не реветь, а взять этот зуб и, встав на колени перед дыркой в голбец, бросить его туда и помолиться: “Мышка-норушка, возьми зуб репяной, а взамен дай мне зуб костяной!” И – хотите – верьте, хотите – нет, но молитвы наши абсолютно всегда достигали цели. Мышка-норушка совершала чудо: вместо “репяного” (молочного) зуба у нас вскоре появлялся зуб “костяной”.

Однако, по-моему, ещё более комично выглядят в церквах толпы прихожан, процентов этак на 90 состоящих из бывших коммунистов и комсомольцев, когда-то разрушавших и осквернявших храмы, а теперь истово молящихся. Неужто все они в одночасье уверовали в Бога? Конечно же, нет. Вот рядом со мной стоит солидный господин в смокинге и с бриллиантовым перстнем на правой руке. Я слегка напрягаю свой внутренний слух и отчётливо слышу его молитву: “Господи, спаси и помилуй! Спаси от тюрьмы и конфискации имущества... А уж я тебе пожертвую миллион на новую церковь...” Обращается к Богу точь-в-точь теми же самыми словами, какими договариваются о взятке с каким-нибудь высокопоставленным чиновником. Разве не смешно? А вон за ним ещё один такой же, а там и третий, и четвёртый... После ареста и осуждения Ходорковского “деловые люди” все сплошь стали шибко набожными. А вон пожилая матрона с плутоватыми глазками, истово осеняя себя крестным знамением, шепчет: “Дай, Господи, моёй непутёвой дочке Лизавете женишка богатого, а уж я тебе тогда всенепременно свечку пудовую поставлю!” А ведь не поставит, обманет непременно. А вот две сравнительно молодых женщины с заплаканными глазами молятся о здоровье своих детишек. Я знаком с обеими. У одной сынишка, отдыхая нынче летом в элитном лагере, заболел в тяжёлой форме серозным менингитом. А у второй пять лет назад старший ребёнок стал инвалидом после клещевого энцефалита, а теперь вот случилась новая беда: младшенький подхватил туляремию, отдыхая в Шалинском районе, когда-то бывшем абсолютно экологически чистом местом. Что ж, им можно посочувствовать, хотя Бог в их несчастьях ни при чём. С каждым из нас может приключиться такая же беда. А виноваты в том мы сами и никто больше, ибо мы совершенно добровольно приносим своих детей в жертву сиюминутным благам цивилизации.

Вспышки и эпидемии различных инфекций в последние годы возникают всё чаще, захватывая всё большее количество жертв. Отчего так происходит? В чём же причина этого? Причина этого в том, что из-за загрязнения окружающей природной среды выбросами промпредприятий в регулирующих механизмах глобальной экосистемы произошли весьма существенные сдвиги. Дело в том, что различные микроорганизмы есть и были в Природе всегда, более того, они составляют львиную долю всего планетарного “живого вещества”. В процессе миллионов лет эволюции между различными видами микроорганизмов установилось некое равновесие по численности и составу. Причём доля тех микробов, которые опасны для здоровья человека, весьма ничтожна. Однако в итоге крупномасштабного бездумного вмешательства человека в биосферные процессы происходит так, что в воде и почве создаётся режим наибольшего благоприятствования для развития болезнетворной микрофлоры. Она и развивается, не дремлет. Словом, человечество в целом в данном случае уподобляется тому сказочному дураку, который наступает на маленькие зубья граблей и получает в ответ довольно сильный удар по лбу их большой ручкой.

Конечно, в реальности причинно-следственная связь более сложная, более многозвеньевая, чем простая одноходовка “наступил-получил” из сказки о дураке. (В реальности ведь нет таких дураков – любителей часто получать по лбу.) Между наличием микробов в почве и воде и до их проникновения в человеческий организм имеется великое множество промежуточных звеньев. Знаете, как шестерёнки в часах, передающие энергию закрученной пружины к шестерне со стрелками. Впрочем, и в часах разберётся далеко не каждый. А чтобы понять сложную систему взаимоотношений в любой экосистеме, нужен ум очень большой.

Так вот, одним из таких промежуточных звеньев являются мышевидные грызуны, т.е. различные виды мышей и крыс. Врагами этих грызунов в естественных условиях являются волки, лисы, ласки, куницы, хорьки и другие хищные животные. Допустим, что по какой-то причине количество мышей в данной местности внезапно увеличилось, следовательно, увеличилось количество пищи для питающихся ими хищников. И, если в данной местности ничто жизни этих хищников не мешает, через некоторое время они непременно доведут количество грызунов до уровня, оптимально необходимого в Природе. И – наоборот – если по какой-то причине (скажем, из-за возросшей цены на шкуры лисиц и куниц браконьеры выбьют этих зверей) численность хищников снизится, то практически моментально в геометрической прогрессии возрастает численность грызунов, а вместе с этим и ущерб, наносимый ими и сельскому хозяйству, и продуктовым складам, и – самое главное – здоровью населения. Не зря в целом ряде стран, где поначалу выбили всех волков, затем спохватились и стали закупать их в других местах за огромные деньги, а также ввели в уголовные кодексы статьи, предусматривающие огромные тюремные срока, вплоть до пожизненного, за убийство волка. (Например, в Дании, Швеции, Франции, США и др.)

В урбанизированных же условиях, т.е. в условиях больших посёлков и городов, лучшего средства, чем кошка, против грызунов за всю историю человеческой цивилизации не придумано до сих пор. (Конечно, изобретены различные ядохимикаты, но они, эти ядохимикаты, наносят удар не только и не столько по грызунам, сколько по глобальной экосистеме, и – следовательно – по нам с вами.) Забальзамированные трупы кошек находят в захоронениях фараонов, правивших за пять с половиной тысяч лет до наших дней. Не потому ли цивилизация Древнего Египта не знала никаких чудовищных эпидемий и просуществовала несколько тысячелетий?! (Для сравнения: “тысячелетний” Рейх просуществовал всего лишь 12 лет; немногим больше был и век “Страны Советов”). Жуткие эпидемии (чумы и др.) бывали в других странах древнего мира: в Древней Греции и Древнем Риме, например. Но там либо не было кошек совсем, либо их истребляли по приказу какого-нибудь придурковатого тирана. В средневековой Европе различные эпидемии свирепствовали вовсю, унося десятки миллионов человеческих жизней. Разражались они всегда через некоторый небольшой промежуток времени после массового избиения кошек по решению какого-нибудь церковного мракобеса, объявившего кошек пособниками ведьм и колдуний...

Повторяю, в Древнем Египте подобного мракобесия не было и – как следствие – не было и эпидемий, положивших конец многим другим высокоразвитым цивилизациям. Более того, там кошек боготворили при жизни и хоронили с царскими почестями при наступлении смерти. В Египте и по сию пору высится колоссальная статуя Сфинкса – загадочного, мифического существа, получеловека-полукошки, возведённая более пяти тысяч лет тому назад то ли людьми, то ли пришельцами с иных планет, давших древним египтянам знание Высшей Мудрости. Великий Марк Твен назвал Сфинкса самым величайшим творением человеческого духа. И дело тут не в гениальности замысла его творца, и не в титаническом объёме работы при его воплощении в камень, и не в многотысячелетней его исторической ценности... То есть всё это, конечно же, имеет место, однако это всего лишь внешняя ипостась этого великого творения. А есть и неизмеримо более важная, внутренняя его ипостась, которая означает гармонию человека и Природы! То есть Сфинкс – это гениальный символ такой гармонии.

Так что же делают там, у подвального окошка, коленопреклонённые женщины? А они, оказывается, кормят бездомных кошек, живущих в том подвале. Бездомными эти кошки стали по разным причинам: у кого-то хозяйка надолго слегла в больницу, у кого-то хозяин умер или потерялся и т.п. Далеко не каждая кошка, а тем более кошка, отощавшая от голода, может справиться с крысой, ведь крысы, как правило, нападают на своих противников дружной толпой. И вот эти русские женщины, обладающие – в отличие от тех духовных пустышек, встреченных мною в церкви – подлинной верой в Бога, крепким духовным стержнем, и подкармливают попавших в беду кошек.

Низкий им поклон от всех нас!

Пока живы такие женщины в русских селеньях, жива будет и Россия!

 

октябрь 2005 – апрель 2006

Версия для печати