Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2010, 8

Стихи

Игорь Тюленев

 

Фазаньи тропы

Мы с электрички в поле вышли.

О, как в небесной пелене,

Ломая крылья, птицы висли!

И мы бы так могли — вполне.

 

Бежим, не чувствуя дыханья

И притяжения земли.

Пером шуршит тропа фазанья

Вблизи... и прутиком — вдали.

 

Сквозь щелканье и стрекотанье

Уносятся обрывки слов,

А вслед — травы рукоплесканье,

Твой мир в салютах васильков!

 

А мой матерый и корявый!

Надменный, скулы аж свело,

Где стражник не орел двуглавый —

Кузнечик с саблей наголо.

 

Мне незачем студить желанье —

Пусть в тине прячется карась.

Глагол сквозь пену бормотанья

Прошел, на солнце раскаляясь!

 

Теперь меня не успокоишь

Ни окриком и ни камчой!

Ты гнутые ресницы взводишь,

Как два курка! О, Боже мой...

 

Смотри в мои глаза без страха!

Там все как у простых людей.

Душа моя, зачем нам сваха?

Я буду твой, а ты — моей.

На даче

Словно девки, в объятья пионы

Лезут... Дайте скорее патроны,

Слишком много дроздов и ворон.

Рано утром я метко стреляю,

Даже раненых не отпускаю,

Наношу им ответный урон.

 

На веранде в вольтеровском кресле

Я люблю с хрустам вытянуть чресла.

Взять сигару из-за бугра.

Че Гевара с Фиделем на Кубе,

А мы здесь — в честь свободы закурим

В гуще русского инвентаря.

 

Дед из погреба тащит настойку,

Не платить же ему неустойку —

Мы ж приехали-то с горбылем...

Там у нас за попойкой попойка,

То Чубайс, то бардак, то достройка.

Дед же век свой живет бобылем.

 

И, взывая к Всевышнему Богу,

Что просить? — есть всего понемногу.

Мало только в сараях ума.

Я один выхожу на дорогу.

Это песня... а ближе к порогу

Русь-дорога, сума и тюрьма.

***

За рощей корабельной Кама

Хлестнула веткой по лицу.

А за рекой в могиле мама.

Ей в гости не сходить к отцу.

 

А папин холм у светлых сосен,

Они как скрепы для небес.

И за весной уходит в осень

Его восьмиконечный крест.

 

Сладимые поставлю свечи,

Два берега объединю.

А время никого не лечит! —

Впотьмах банальностью блесну.

 

А люди пиво пьют, гуляют,

Себя друг дружке продают...

Все тянутся душою к раю,

Хотя туда не попадут.

Маме

Я, глаза закрыв, — твои увижу

Очи в беспредельной синеве.

Больно, словно палец пассатижи

Раздробили... Вот как больно мне!

 

Только я терплю, стою, зажмурясь,

Тучи пролетают надо мной.

И Всевышний терпит нас, нахмурясь...

— Мама, колыбельную мне спой!

 

И взметнутся тени или руки,

Хлад пахнет из облака огня.

И услышу колыбельной звуки,

Те, что убаюкают меня.

***

Забросил удочку — смотрю на поплавок.

Волнуюсь, то присяду, то привстану...

Весна пришла! И клин наискосок

Небесную с утра сгибает раму.

 

Ни женщины, ни друга, ни семьи...

На берегу с воздетыми руками

Стоит рыбак. Бушуют соловьи

В кустах сирени. Бурлаки баграми

 

Подталкивают бревна на волну,

Подхватывают и бегут на берег...

И рад хозяин новому бревну —

Словно рабу надсмотрщик на галере.

 

Забросил удочку, забросив свой роман.

Толпятся за моей спиной глаголы...

Вот это жизнь, а что не жизнь — обман!

А значит, все герои там бесполы...

 

Уже клюет. И нужно лишь подсечь,

Чтоб подцепить на свой крючок удачу!

И все же — долюбить, допить, дожечь,

Иначе я зачем вас всех дурачу?

***

Кама шлепает по борту,

Словно баба по бедру.

Пароход порвал аорту,

Заползая на волну.

 

Небо сочное, как осень,

Нежится вдоль берегов...

Ничего уже не просят

Люди у своих богов.

 

А волна, как вождь, рябая,

Пропадает вдалеке.

Божьи птахи — дети рая —

Улетают налегке.

 

За моря, за океаны,

За горячие ключи,

Где небесный путь в туманы

Утыкается в ночи.

 

Ну, а мы плывем до дома,

Винт гребной буровит дно.

Леса хвойная корона

Лешим брошена в окно.

 

Как прекрасен этот вереск!

Запах пихты и сосны!

Веришь мне или не веришь?

Но иголка в сердце — ты!

Звезда

Звезда любви из космоса мерцает,

Выхватывает крыши и сады.

Пусть стынут чувства, а слова ветшают

И не поют давным-давно дрозды.

 

Хотя звезда из космоса мерцает,

С седьмых небес, из непролазной тьмы,

Но отраженным светом освещает

То, что сказали или скажем мы.

 

 

 

Версия для печати