Rambler's Top100
ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛЭлектронная библиотека современных литературных журналов России

РЖ Рабочие тетради
 Последнее обновление: 12.08.2014 / 14:31 Обратная связь: zhz@russ.ru 



Новые поступления Афиша Авторы Обозрения О проекте Архив



Опубликовано в журнале:
«Урал» 2010, №3
Публицистика


“Вместо легких лодочек — кирзачи солдатские...”
Солдат Александра Екимова
версия для печати (71800)
« »

ЖИЗНЬ И СУДЬБА

 

Владимир Головин

“Вместо легких лодочек — кирзачи солдатские...”

Солдат Александра Екимова

Это письмо Шуры Екимовой в форме солдатского треугольника хранится в городском музее Дегтярска: желтоватый листочек бумаги со следами сгибов, исписанный ровным, аккуратным почерком умницы-старшеклассницы. Письмо написано карандашом, и его едва можно читать. А послано оно было в далеком 44-м году отцу Александры — Максиму Екимову.

“Привет из Подольска! С добрым утром, дорогие мои папа, мама и братик Юрик! Шлю я вам свой боевой привет и массу самых лучших пожеланий в вашей жизни. Выбрав пару свободных минут, решила черкнуть вам несколько слов о своей жизни. Милые мои, живу я хорошо. Обо мне не беспокойтесь. Через три дня учебу кончаем. Начнутся зачеты. Наверное, в конце месяца изменим место жительства. Письма от вас получаю часто. Спасибо, милые мои, что вы меня не забываете. Вчера получила письмо из Кировграда. Пишут, что живут хорошо. От Пети мне уже давно нет писем. Не знаю, чем объяснить. Очень рада за вас, родные мои старички, что сейчас вы все вместе. Вместе жить будет легче.

Теперь у меня будет просьба к маме. Милая, родная моя, вот опять я тебя беспокою своей просьбой. Мама, Аркадий уехал на фронт, перед отъездом я его не видела. На этот адрес он мне не пишет, думает, что я уже на фронте, а я вот все еще здесь. Связь с ним наладить мне надо обязательно. Значит, придется узнать адрес у тети Таси или у Наташи Дрягиной. Мама, будь добра, сообщи мне его адрес. Возможно, встретимся с ним на фронте. Пишите, что есть нового у вас в жизни и вообще на руднике. Спешите с письмами. Желанные мои, пишите, как ваше здоровье, меня это очень интересует. Как у вас обстоит дело с питанием, с сеном, с дровами? Пишите обо всем. Родной малыш, как идет у тебя учеба? Учись только на “хорошо” и “отлично”. Письма шлите мне без марок. Высылайте быстро фотокарточку. Писать кончаю, дорогие мои. Пока до свиданья! Крепко, крепко целую. Передайте привет тете Кате (следующее имя стерлось. — Авт.), Киселевым. Мане Селяниной я писала письмо, а ответа не получила. 9/11-44 г.”

Восемнадцать дегтярских девчат сложили головы в Великой Отечественной войне. Погибли в бою Александра Бормотова, Галина Зверева. Умерли от ран в госпиталях Августа Ландина, Ксения Моисеева, пропали без вести Прасковья Кашина, Елена Кузнецова, Алефтина Мамешина. А Ольга Патрина, оставив институт иностранных языков, воевала связисткой. 7 октября 1943 года она погибла под Ленинградом. Снайпер Муза Десятова участвовала в боях за освобождение Польши, в числе первых форсировала Вислу. В октябре 1944 года она награждена орденом Красной Звезды, а 4 ноября ее не стало...

И вот еще одно имя — Александра Екимова. В честь этой девушки названа улица в Дегтярске. Какой была она, почему горожане засвидетельствовали свое почтение к ней таким образом? Мне рассказала о Шуре Надежда Ивановна Екимова, ее тетя.

Родилась Александра Екимова 15 апреля 1923 года в Челябинской области в рабочей семье. В 1929 году семья перебирается в Дегтярск. В 1942 году Шура заканчивает 10 класс средней школы. Решив учиться дальше, сдает экзамены в Свердловский индустриальный институт.

Шурочка Екимова была заводилой и в школе, и в институте. Всегда в кругу друзей-комсомольцев. Училась легко, с удовольствием. Любила спорт, участвовала в соревнованиях. Тем не менее, институт пришлось оставить — из-за материальных проблем семьи. Ведь глава семейства находился в “Трудармии”, а старший брат ушел на фронт еще в первые дни войны...

Вернувшись в Дегтярск, Александра устроилась в технический архив рудника. И здесь она в центре комсомольской жизни. Рудничная молодежь изучает военное дело, прислушиваясь к дальнему грохоту войны. Военрук — участник финской кампании Федор Зубринский. Шура Екимова с подружкой Музой Десятовой — лучшие его ученицы. Девчонки со всем пылом юности постигают совсем не женскую науку: учатся обращаться с оружием. И донимают военкомат, добиваясь отправки на фронт. Через год настойчивых просьб их мечта исполнилась.

22 июня 1943 года Шура уехала из родного города — воевать. В 1944 году она успешно закончила специальную женскую снайперскую школу и начала службу в женском снайперском взводе, который входил в состав 5-й армии 3-го Белорусского фронта. К 3 августа 1944 года на прикладе винтовки Екимовой 28 зарубок — 28 убитых фашистов. Ее представили к награде к медали “За отвагу”, грамоте ЦК ВЛКСМ. Она комсорг взвода и всеобщая любимица.

А эта почтовая карточка пришла в Дегтярск на адрес матери Музы Десятовой — фронтовой подружки Шуры Екимовой.

“... Милые мои! Хочу черкнуть вам еще раз с этого места, а после обеда переберемся еще ближе к фрицам. И близок тот день, когда я начну щелкать их, подлецов. Будьте здоровы. Обо мне не беспокойтесь. Самочувствие мое прекрасное. Одна беда — побаливает левая нога. Но ничего, не умру. Надеюсь, у вашего солдата, как и всегда, будет порядок. Привет всем. Целую крепко-крепко.

Ваша Музка. Ждите писем.

04.08.44 г. ...”

В 1965 году полковник запаса, журналист П. Молчанов, лично знавший Шуру Екимову но фронту, описал её героическую гибель в своей статье “Смертью храбрых”, опубликованной в журнале “Юность”. В 1974 году Северо-Западное книжное издательство выпустило документальную повесть “Подснежники на минном поле” о боевом пути Екимовой и ее подруг-снайперов.

Вот одна из страниц этой повести:

“ ... Рапорт.

Докладываю, что первое отделение женского снайперского взвода за 6 дней вывело из строя 32 фашиста. Все снайперы открыли счета мести немецким оккупантам. Уничтожили фашистов: Екимова Саша — 4, Климова Маша — 2, Котелкина Таисия — 2, Кузнецова Анна — 2, Мокшина Ольга — 2, Петрова Калерия — 3, Никонова Валя — 4, Новикова Ева — 2, Томарова Маша — 3, Рожкова Маша — 2, Шанина Роза — 6.

Ком. отделения Р. Шанина ...”

А это четверостишие из блокнота Розы Шаниной:

“...Мы скоро вернемся. Я знаю. Я верю.

И время такое придет:

Останутся грусть и разлука за дверью,

А в дом только радость войдет...”

Шуру Екимову всегда удивляла землячка Валя Никонова. Еще в снайперской школе она выделялась сосредоточенностью и рассудительностью. Каждое задание она выполняла с такой точностью, что некоторые девушки говорили между собой: “выслуживается уралочка”. Но это не мешало им в трудную минуту искать сочувствия и совета именно у нее. Позже Шура узнала ее тайну, скрываемую от всех, включая командование.

Валя ушла воевать, оставив дома двух малых детей, Иринку и Алешку, и мужа-инвалида... Решение это пришло не просто. Ее муж Василий летом 1941 года принял свой первый бой. Двадцатилетний механик-водитель танка с остатками танкового батальона перешел на партизанское положение. В одном из боев “пеший” танкист был ранен и попал в плен. Оказался Василий в пересыльном лагере под г. Борисовым. Однажды удалось ему через прорезанную колючую проволоку бежать. Партизаны подобрали его, полумертвого, в каком-то болоте и переправили на большую землю. После выздоровления воевал под Сталинградом. Горел в танке, потерял руку и ногу. В 1943 году вернулся домой инвалидом.

Осенью 1944 года девушки были потрясены случившимся. Их подружку, Валю Никонову, фашистские разведчики после ожесточенного боя захватили в плен. Чуть позже соседний полк занял деревеньку, где нашли труп Вали и похоронили с воинскими почестями. Местные жители рассказали, что эсэсовцы жестоко пытали ее, но не добились ни слова. Даже имени своего она им не сказала. И, взбешенные, приказали раздеть донага и бросить в сарай к пьяным солдатам. Она схватила стоявший в углу автомат и начала стрелять в немцев. Перепуганные охранники даже дверь побоялись открыть — через крышу расстреляли ее.

Выплакавшись, девчата решили написать письмо мужу геройски погибшей Вали Никоновой и поручили это сделать Розе Шаниной...

После в дневнике Роза запишет: “Мне тоже бывает трудно, но я все-таки счастлива. И если бы пришлось начинать все сначала, я опять добивалась бы комсомольской путевки в снайперскую школу и опять пришла бы на фронт. Содержание моего счастья — борьба за счастье других. Странно, почему в грамматике слово “счастье” — имеет единственное число? Ведь это противопоказано его смыслу. Или смысл как раз и узаконен в том, что счастье одно немыслимо, когда другие несчастны? Частное не может существовать в отрыве от общего. А, значит, каждый человек должен сейчас делать то, что полезнее людям, народу. Если нужно для общего счастья погибнуть, то я готова к этому”.

Не щадить себя ради других — это было заложено в сознании девчат-снайперов. И они себя не щадили. Из упомянутой ранее тройки подружек лишь Калерия Петрова дождалась Победы....

В семье Екимовых бережно хранят несколько фронтовых фотографий — Шура с боевыми подружками. Особенно близка она с Розой Шаниной из Архангельска и москвичкой Калерией Петровой. Роза Шанина пишет в своем дневнике: “Как хорошо, когда есть подруги. Саша мне сейчас очень и как никогда дорога (Шуру на фронте звали Сашей. — Авт. ). Ведь мы с нею делили все солдатское, все радости и горе горькое. Саша, Калерия и я — бродячая дружная тройка”

Много фронтовых верст прошла эта “тройка”. Дошли девчата до Восточной Пруссии. 26 февраля 1945 года Роза Шанина (к тому времени кавалер орденов Славы II и III степеней) и Александра Екимова получили особое задание: разведать подходы к населенному пункту Глубинен. Не вернулись.

Лишь через двое суток, когда после ожесточенного боя Глубинен был взят, в лесу возле поселка нашли тела разведчиц. Три пули для каждой: в руку, в ногу и в грудь...

В 1988 году депутаты Дегтярского горсовета решили переименовать улицу Жданова в улицу Шуры Екимовой. Эта улица ближе всего расположена к школе, где училась наша героиня.





в начало страницы


Яндекс цитирования
Rambler's Top100