Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2009, 8

Охотники на химер

Стихи

А.П., с воздушной почтой

Уведомление

Воздушная почта — надежная почта. И вести

Летят непрерывно, и там, где путей перекрестья,

То звезды горят, то вовсю полыхают созвездья.

Сегодня мы вместе. Но только сегодня мы вместе.

Приглашение

Подкидыш, пасынок, паскуда!

Рычишь и скалишься, покуда

В водичке мутной есть улов...

Но жизнь не свара, мир — не зона,

И мы храним его бессонно —

Мы ходим стражей между снов,

И, вглядываясь в лица спящих,

Вниз головой во тьму летящих,

Неразличимые почти,

Мы входим в черные зрачки,

Распяленные, как тоннели,

Животным ужасом... Сквозь них

От века в этот мир летели

Создания миров иных —

Крылами своды задевая,

Вонзая перьев сталь и медь

В глазное дно... Так жизнь живая

Глядит в свою живую смерть

И узнает ее, не смея

Открыть или закрыть глаза,

В зрачке сжимая птицезмея,

Паукольва, ящеропса...

Ты полагаешь, это странно?

Слабо увидеть наяву,

Как эти твари мнут траву

В Центральном парке у фонтана?

Засада

Ты видишь — это их следы:

Асфальт продавлен и раскрошен.

Они — посланники беды,

Гнездящейся в далеком прошлом,

Но приходящей в темный сад

На бал, на выпас, на расправу...

 

Ты знаешь, что такое ад?

Боль подвергается расплаву

И превращается в металл.

Когда бы ты об этом знал,

Не стал бы лгать себе так честно.

 

Когда б тебе открылась бездна,

Ты запер бы ворота в сон.

 

Дай руку! Прыгай на газон!

Теперь за мной. Так ты не видел,

Чем в полночь полнится фонтан?

Смотри — хромой чугунный идол

Ворота сторожит вон там,

Где все они уже толпятся

И выдыхают жирный чад.

Их перепончатые пальцы

Сквозь прутья частые торчат,

Их глотки клекотом и ревом

Взрывают ночь, вздымают дым.

Смотри: ты ими очарован.

Смотри: ты поклонялся им.

Охота

Нас укрывает только тишина.

Ты полагаешь, я была должна

Принять твои предательства? И молча

Простить тебя? Ну, нет! Сегодня ночью

Прошествуют садовою тропой

На затяжной кровавый водопой

Чудовища твои! Смотри, как слизь

Неотвратимо разъедает жизнь,

Как, осыпая чешую и перья

На каменных дорожках и мостах,

Идут тобою вскормленные звери,

Идут твои бессилие и страх.

 

Да, по утрам сюда детей приводят,

К фонтанам, на дорожки, на траву,

Но камень сохраняет смертный холод

И продолжает бредить наяву.

 

Вот лук — держи. Серебряной стрелой,

Светящейся легко в ночи сырой,

Во тьму меж крыл старательно прицелься —

Там у химеры что-то вроде сердца,

Котел углей... Оттуда дым и смрад,

Когда они друг с другом говорят.

 

Дрожишь? Роняешь стрелы? Прячешь взгляды?

Их слишком много на дорожках сада:

Один удар любой из этих лап —

И все.

 

Да, я уже сказала: слаб

Подкидыш! Дай стрелу. Уйди за спину.

Учись: я на мгновение застыну

Меж двух ударов сердца наяву —

И отпущу тугую тетиву.

Добыча

Как тут не оглохнуть от дикого смрадного крика!

Ворота открыты. Мы встанем и выйдем открыто,

У всех на виду. Ничего, никого не боясь.

У этих химер вместо крови — холодная грязь.

 

Идем же, идем! Не смотри и не бойся расплаты —

Сквозь молнии взглядов и рева глухие раскаты

Идем! За спиною, в кромешной звериной тоске,

Химера сдыхает на грубом садовом песке,

И крылья ее темноту полосуют в лохмотья...

 

Ты был на охоте. Запомни: ты был на охоте.

Прощание

Ночь удалась. Охота удалась.

Теперь ступай. Твоя добыча — ужас,

И с этим надо жить. И каждый раз

Ты будешь видеть, как вопят и кружат

Химеры снов, чудовища глубин

Сознанья твоего. И ты один

Пойдешь сквозь ночь, и жизнь, и поле брани,

И тьма дымиться будет в каждой ране

Души твоей.

Прости. А мне пора.

Мы все-таки дожили до утра.

P.S.

Живи, если хочешь — такая удача редка.

Пиши, если сможешь. Воздушная почта мгновенна.

Немыслимый ветер опустится вдруг на колено,

Листочки твои перехватит незримо рука

И будет держать на весу, будто стаю в полете...

Ты был на охоте. Запомни: ты был на охоте.

Версия для печати