Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2009, 5

Стихи

Вадим Осипов

***

Еще весь август впереди,

Его обманная громада.

Лежишь в траве, а на груди

Уже сгущается прохлада.

И капли в середине дня,

И звезды в середине ночи —

Все поднимается со дна

И смутную судьбу пророчит.

Мой август, не сочти за труд

И обозначь яснее знаки

Того, что небеса несут,

Но до поры хранят во мраке...

Нет, лучше не ломай игры,

Не снисходи до обещанья —

Пока не вызрели миры

До откровенного звучанья!

***

Когда цвела огромная страна,

Мы думали: наделаем вина

И будем славить новый урожай.

Бог урожая, нас не обижай!

Когда созрели тяжкие плоды,

Нам было не до бремени беды.

И даже боль в натруженной спине

Не навевала мыслей о войне.

А тут огнем ударила война

И кровью напоила допьяна.

Забыли про пустые закрома.

По горло сыты. Далее — зима.

***

Словно кровь протекла

в отопительной жиле,

стало жарко стене,

где трубу проложили.

И какие-то птицы,

окно замечая,

коченели вдали

от горячего чая.

А на небе уже

засветились морозы,

и вода перешла

в ледяные занозы.

И ни капли тепла

по траве не шуршало,

так что ей замолчать

ничего не мешало.

Так земля умерла,

став немыми вещами.

Кто-то форточку в доме

открыл на прощанье

и сказал: “Ничего,

есть другие примеры —

посрамления смерти

и цветения веры!”

***

Вдруг обрушился лист, прямо с неба упал.

Желтоват, неказист, оскорбительно мал.

Словно фреска на куполе, там, изнутри,

Облупилась под бешеной грубостью лет,

И с каким прилежанием краску ни три,

Но отпавшей чешуйки останется след.

Да и рос-то какой-то десяток ночей.

И шумел-то какую-то сотню ветров.

И вообще, листопады — в порядке вещей,

А творения смертны во веки веков.

И устроят хранилище в храме твоем,

Разорвут на куски громогласную медь,

Если руки не входят в оконный проем,

То отпилят твою пальценосную ветвь!

Но поднялся вдруг лист, прямо в небо упал,

Легкокрыл и высок, упоительно мал...

***

Шестеренки снежинок зима собирает в часы.

И скрипят механизмы мороза сухими осями.

И касаются стрелки заснеженной зимней красы

Циферблата небес и ползут наравне с небесами.

Только лучше бы времени просто недвижно стоять,

Как заплаканной елке в напольной простой крестовине,

И от каждой секунды тянулась бы слезка своя,

И скрипели полы на холодной пустой половине.

А иначе какой в новогодней шумихе резон,

Словно в очередь встать к индевеющей двери забвенья

И отдать господам на бессмысленный пьяный разор

Невозвратно живые и полные счастья мгновенья.

***

Наталье Паэгле

Мне яблоней стать бы весеннего сада,

Да в черном хожу я, такая досада!

А белое платье огнем опалило,

Когда я в чужую судьбу заходила.

Мне лечь бы наутро пресветлой росою —

Оплакивать травы под острой косою,

Да спрятала слезы и место забыла,

Когда я в чужую судьбу заходила.

Уж лучше бы я обернулась рекою,

Не знала б навеки ни сна, ни покоя —

Волною о камень молчания билась

И память несла как последнюю милость.

***

Предзимье остыло. Устало.

Последний огонь бережет.

Роения белых кристаллов

И крепкого холода ждет.

И мне бы веселого снега,

Чтоб совесть казалась чиста,

Трубы и метели беседа

Легко бы звучала с листа.

И омут на речке осенней

Легко перешел в иордань,

Чтоб те, кто поверил в спасенье,

Отдали крещению дань.

И образом, но не подобьем

Под ветра божественный свист

За ними следил исподлобья

И молча дрожал атеист.

***

Здесь ни моря, ни степной

Раливающейся лени.

Я запутанный, лесной,

В землю вросший по колени.

Корни стынут в глубине

И повелевают влагой.

После смерти стать бы мне

Страшной клятвенной бумагой.

Белой рубленой избой

Или лодкой крутобокой,

Или тех, кто принял бой,

Унести в себе глубоко....

А пока стремиться вверх,

На ветру расправив ветки,

Яркий хвойный фейерверк

К небу выбросив навеки.

***

Я думал, что в лесу свеча,

Чуть в чащу не полез,

А это просто сгоряча

Луна нырнула в лес.

Мне показалось: там костер,

А это желтый куст

Горит на фоне злых сестер

Огнем осенних чувств.

Но вот клубится красный шар,

Пылает все подряд!

Я думал, что в лесу пожар,

А это листопад.

Версия для печати