Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2007, 3

Ася

Елена Радченко — окончила Московский институт культуры и Литературный институт им. Горького. Журналист, драматург. Публиковалась в журналах “Театральная жизнь”, “Уральская новь”, “Урал”.

— Скажите, кто-нить знает что-нибудь про Асю Горскую, инфа позарез нужна!

— Это писательница, что ли, такая?

— Ха-ха, Ася Горская — это бабушка жены моего друга.

— А что-нить поподробнее есть?

Из переписки в интернете

...Один композитор выдвинул условие, которое она не смогла выполнить в силу своего щедрого и нерасчетливого дара: отдавать все тексты только ему. Ася Горская могла “отдать” стихи любому — знаменитому и неизвестному — композитору, просто продиктовав их по телефону. Так случалось не раз. На ее стихи написано две сотни песен. А на один из текстов музыку написали... семь композиторов. Кто из них выиграл это творческое соревнование? Наверное, на этот вопрос она бы не захотела отвечать.

Надо заметить, что часто стихи уходили... в народ, появлялись в других текстах в виде эпиграфов без подписи, а иногда и — за чужой подписью.

Ну, правильно — в народ! А куда еще можно “отдать” стихи?

В тот момент, когда в интернете запрашивалась информация об Асе Горской, ее уже не было на свете.

Она прожила свою взрослую жизнь в каком-то неопределенном статусе. Например, однажды выступила в очень странной роли: стала составителем хрестоматии по “литературе родного края”, то есть решала — кто и какой след оставил, какие строчки достойны, а какие — нет. При этом она работала учителем географии... Правда, кто-то из ее учеников сказал, что Ася Борисовна преподавала “возвышенную” географию.

Официально признано, что в 15-й школе она создала “единственный на Южном Урале музей литературы”. Называется он “Кораблик”. На протяжении двадцати лет этот музей был живым — сюда приходили писатели и поэты, встречались с детьми. Дети тоже писали стихи. Обо всем этом рассказывают огромные альбомы — “судовые журналы”. Всего три года прошло со дня смерти Аси, а посетители музея теперь могут узнать, что основан он был “любителем литературы и поэзии”. Ну, да, конечно, она любила.

Выпустила восемнадцать книг, но в Союз писателей не вступила. Ее сестра, учительница литературы Майя Борисовна Дудко, рассказала мне о том, как уговаривала Асю вступить в этот союз. Я живо представила себе картинку: две немолодые дамы стоят перед парадным крыльцом местного отделения. Все-таки решаются войти. Оставляют стихи и уходят. И дальше Майя Борисовна рассказывает невнятно, мол, что-то им там такое сказали: ну, зачем вам это надо, что ли? Майя Борисовна, сама себя перебивая, восклицает: “Лена, ей это было не нужно!”

И самое главное: сорок пять лет проработав в школе, она осталась Асей Горской. Легкое, детское-девичье имя заставляет вспомнить одновременно тургеневскую Асю и Анну Горенко, будущую Ахматову... А еще — Ассоль Александра Грина. Тут кстати вспомнить строчки одного из ее стихотворений:

Ведь в каждой женщине живет

Та девочка по имени Ассоль.

Сама Ася на вопрос об имени ответила в своих стихах:

...А имя мое с арабского

Означает — восток.

Не барское и не рабское.

Восток — это где восход,

Восход — это рассвет.

_______________Свет...

Это строки из книги “Формула цветка”, изданной в Челябинске в 2002 году. Книги ее продолжают выходить и после смерти автора: “Вы растете” (2004), “Приключения нового Робина-Бобина” (2005), “Шарики-Фонарики” (2006). Еще семь книг остаются неизданными.

В декабре 2005 года Международное общество пушкинистов в Нью-Йорке объявило ее одним из лауреатов 15-го международного поэтического конкурса “Пушкинская лира” за книгу стихов “Это — Пушкин”.

Книгу послала на конкурс Майя Борисовна. Так же было и с первой опубликованной повестью Аси Горской “Инка + Дик = ?”: рукопись для участия в закрытом областном писательском конкурсе подал муж автора. Тогда, в 1978 году, рукопись заняла первое место и в 1982-м вышла из печати. Татьяна Лебедева, первый редактор Аси Горской, сохранила верность ей на многие годы, выступив редактором и других книг.

Верен Асе Борисовне и Сергей Логинов — один из первых ее учеников из поселка Октябрьский. После окончания естественно-географического факультета пединститута Ася Борисовна вместе с мужем, тоже учителем, девять лет проработала в школе Октябрьского. В ученики к ней Сережа попал только в пятом классе. И проучился всего два года. Но эту встречу Сергей считает одной из главных в своей жизни.

Как он быстро подходит, срок —

Первый твой и последний урок!

Если б снова все начинать,

Я бы в школу пришла опять.

В ту же самую восьмилетку,

Школу сельскую возле Еткуля.

Как глазасты, как голенасты

Там ребята из трех деревень!

Так и сыплется: — Здрасьте!..

Здрасьте!

— Утро доброе!..

— Добрый день!..

Я узнала бы классы эти

Через длинный-короткий срок.

И сказала бы: — Здравствуйте, дети,

Начинаем первый урок. (Из книги “Открытый урок”)

Когда Горские переехали в Челябинск, Сергей Логинов навещал их каждый год. Однажды, когда он долго не появлялся, Ася Борисовна забеспокоилась: “Где же Сережа? Наверное, что-то случилось...” Сережа тогда попал в аварию на мотоцикле. Сейчас, когда Аси Борисовны не стало, он продолжает дружить с ее родными.

Все мы, дети и взрослые, делимся на тех, кому в жизни повезло и он встретил хотя бы одного настоящего учителя, и тех, кто этого счастья был лишен. Это — как сиротство, десять лет школьной жизни без человеческого тепла. Но... Настоящий учитель — дар редкий.

Ася Горская написала много стихов, посвященных школе и учителям. Она восхищается Анфисой Павловной из Карталов, стойкой и доброй женщиной, которой от бога дано терпение “учить детей уму и стойким принципам”, хотя ее труд “едва ли эталон для министерства просвещения”. И в стихотворении “Серенькая”, вспоминая себя ученицей, дает отповедь “учительнице яркой”, “красивые уроки” которой перестали волновать класс, потому что она — лживый, неискренний человек, обидевший их одноклассницу.

В ее стихах находится место и “школьной бабке” Петровне. Много лет она давала звонок, знала всех учеников и вершила справедливость. Когда надо — шлепнет непослушного, когда никто не видит — перекрестит. Петровна напомнила мне Анфису, старую няню из пьесы Чехова “Три сестры”, которую новая хозяйка дома Наташа выгоняет, потому что старуха больше не может приносить пользы. Так и Петровну хотят “заменить” электронным звонком. Ася Горская, как и чеховские три сестры, вступается за Петровну:

Не спешите, директор,

Пускай подождет

Электроника.

Доброта

В нашей жизни —

Главный урок.

Стихотворение “Петровна” вошло в книгу “Открытый урок”, изданную в 1991 году. Тогда она была воспринята многими как педагогическое откровение. Описанные в ней ситуации легли в основу конкурса “Учитель года”, проведенного в 1997 году.

Возникает вопрос: продолжает ли жить сейчас мир ее книжки, выпущенной пятнадцать лет назад? Ведь именно в этот период мы успели поменять все плюсы на минусы и наоборот...

Да, в этих стихах, отразивших переживания неравнодушного человека 1950—1990-х годов, много бытовой архаики. Сейчас так “не носят”. И очень часто — не думают так и не чувствуют. Но честность и искренность, с которой воплощен в ее строках человек своего времени, создали некий нерастворимый осадок — то, что в духовном опыте людей должно остаться.

Много стихов Ася Горская посвятила землякам — своему первому учителю стихосложения Лидии Преображенской, автору бессмертного “Базара” Николаю Кузнецову, а еще — Сергею Борисову, Александру Куницыну, Илье Банникову... Это не просто стихи-посвящения, они отражают ту суть, которую видела в этих людях Ася. И творила — пристрастное, трепетное литературное краеведение. Для девиза своего “Кораблика” она взяла стихи Александра Куницына:

Немыслим Урал без поэтов,

Без их самоцветной строки.

Александр Куницын был частым гостем в доме Аси Горской. Она с удовольствием посвящала ему, этому “детскому человеку”, свои озорные, оптимистичные стихи. Но среди них есть одно — очень горькое, прозрачное и... неопубликованное:

Неуютно в городе поэту

От непониманья и обид.

В сумраке неонового света

То бросает в жар, а то знобит.

Хочется напиться,

Чтоб забыться,

А порой и в омут головой,

Коль душа к душе не достучится...

Слышишь,

город, я — в тебе, живой!

И замкнется круг,

давно порочный.

Хочешь — плачь,

а хочешь — суд верши.

Город, город,

серый, шлакоблочный,

Без поэта — нет в тебе души.

Стихотворение заставляет вспомнить Веничку из поэмы “Москва—Петушки”, да и самого автора — Венедикта Ерофеева. С ними, литературным героем и породившим его автором, рифмуется теперь для меня имя Александра Куницына.

Ася Горская рождала нестандартные идеи. Например, придумала и организовала конкурс детского творчества “Ищет Пушкина планета”. Эта строчка из ее стихотворения — дерзкая, как каприз подростка. Планета ищет Пушкина? Помилуйте, до того ли ей, бедной? Она, увы, занята совсем другим. Но тут появляется Поэт и... “повелевает” ей заняться тем, что представляется самым важным ему, Поэту. Планета начинает искать Пушкина и находит... множество талантливых детей — рисующих, сочиняющих стихи и музыку. Третий выпуск своего альманаха “Духовная связь времен” по итогам этого конкурса выпустил “Русский культурный центр” в Челябинске. И посвятил памяти Аси Горской. Сейчас Майя Борисовна Дудко готовит к выходу еще одно издание по итогам конкурса.

Слово Аси Горской отозвалось и в... парковой архитектуре. Так, ее стихотворение “Холодно Пушкину в парке” послужило толчком для возникновения идеи реконструкции городского сада имени Пушкина, отметившего свое столетие в 2006 году в обновленном виде.

...Ротонда, онегинская скамья и свиток со строчками Аси Горской:

...Любимый парк для тайн

и для свиданий

Хранит слова онегинских

признаний...

Присядем на скамью

воспоминаний...

Рядом со свитком — фигура молодой девушки в костюме пушкинской эпохи. Одни посетители парка считают, что это — Татьяна из “Евгения Онегина”, другие принимают ее за Наталью Николаевну Гончарову, а третьи говорят, что это — Ася Горская...

“Я знаю, вам сейчас не до поэзий...” — словно бы выдохнула она однажды. И добавила: “Одним — еще, другим — уже”.

Так или иначе, но ученики, читатели, да и многие не знакомые с ней горожане помнят учителя “возвышенной географии” и перечитывают строчки поэта.

Выходит, нам есть дело “до поэзий”?

Как счастливо ошиблась Ася Горская...

Версия для печати