Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2006, 5

Стихи

***

С каждым днём становлюсь всё ниже,

пламя реже и реже во мне.

Осень — горестное раскаянье,

осень — сладостное отчаянье,

предисловие к тишине.

Сон

Мне сон приснился, помню до сих пор:

на дерево, слетев, садилась Птица,

сидела и молчала в темноте.

А по другую сторону сознанья

кричал и бился у неё двойник.

Там дерево корнями вверх росло,

не от воды — от неба отражаясь,

над ним летала и кричала Птица,

к себе меня, недвижного, звала.

***

Какой ты маленький и голый.

Ребёнком стал мой дом сосновый;

друг перед дружкою стоим.

И детства редкие обновы

не озарят теплом своим

угрюмость этих чёрных брёвен.

И в голи сиротливых стен

он обо мне тоскует внове,

а я стыжусь своих измен.

Какой я маленький и голый.

Я, подраставший, чтоб уйти,

вернулся без гостинца снова.

Стою. Молю его: “Прости!”

***

Помолись за тех, кто убивает, —

им ещё с людями надо жить.

Чёрные дороги... гаражи...

трубы... красно-жёлтые трамваи...

жулики... торговцы... мусора...

пьяный люд в рабочей электричке...

Долгий век. Истёршиеся спички, —

ни тепла, ни света, ни добра.

Всё вчера.

***

На берегах озёрных — дух несвежий:

вода в июле портится, гниёт.

Прощенья хочет попросить приезжий...

Хотел. Да имя позабыл своё.

***

Состукала дужка ведра у колодца,

слышу: вода заполняет ведро.

Куры и гуси, корова и овцы,

запах малины, берёзовых дров,

чаканье ходиков, круглых, железных...

Что же на свете ещё бесполезней

и тяжелее счастливых часов,

траченных мною на память пустую?

Что заставляет меня вхолостую

кругом кружить среди яви и снов,

не отпуская?.. А надо ли воли?

Память моя — наслажденье от боли.

***

Обруч осени влажен и тонок,

будто не было прожитых лет.

Я любуюсь, как малый ребёнок,

изучая листву на просвет.

Кто смотрел из меня эти годы?

Кто сегодня глядит из меня

на грядущего времени всходы,

на заботы и радости дня?

***

— Гори, Кавказ! — и снова цель — “святая”.

— Умри, солдат! — “оправдана” цена.

Но страшно мне, поскольку Бог рыдает, —

неужто и Ему отдушина нужна?

Сумеешь потушить огонь насилья,

Страна моя, и снова оживёшь?

Иль, прогорев, загинешь пеплом-пылью,

рассыплешься на части и умрёшь?..

***

Снег пришёл — событие. Обмою.

Ангел-ангелочек, тут запьёшь:

всех печалей белым не прикроешь,

всех друзей уже не соберёшь.

Ты летаешь пташкой без заботы —

здесь они на веточках, вернулись.

Ангел-ангелочек, где ты, кто ты

в содержимом белых... бургских улиц?

Версия для печати