Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2006, 3

Посылка из Америки.

Памяти скульптора Г.В. Дерюжинского, 1888 - 1975

Объединенный музей писателей Урала за 60 лет своего существования превратился в подлинный историко-культурный комплекс, получивший неофициальное название “Литературный квартал”. Архивными материалами музея пользуются сотни исследователей. В библиотеке и фондах музея хранятся не только книги, но и произведения многих художников, имеющих отношение к Уралу и творчеству уральских писателей. Эти фонды систематически пополняются за счет подарков частных лиц и закупок.

Именно такой дар в 2000 году сделала жительница Екатеринбурга Елена Владимировна Карпович — она подарила музею портрет Анны Ахматовой, созданный скульптором Глебом Дерюжинским. Портрет поэтессы выполнен низким барельефом на керамической плакетке размером 18,8х10,10. На лицевой стороне штихелем вырезано имя “Анна” и ниже “1909”. На обратной стороне посредине пластины в диагональном направлении латинскими буквами фломастером обозначено: Gleb W. Derujinskv. В нижнем правом углу так же фломастером по диагонали, но по-русски написано: “Дорогой Лене ко дню рождения с любовью от Глеба и Наты. Июнь 4. 1973”. Уже в 2005 году сын Е.В. Карпович, к тому времени уже, увы, покойной, передал музею еще два произведения скульптора — композиции на любовную тему, в стиле русского модерна начала ХХ века.

Как оказались эти работы в Екатеринбурге? При передаче портрета
А. Ахматовой в музей Е.В. Карпович рассказала, что Г. Дерюжинский, после революции живший в США, был женат на подруге ее юности, русской эмигрантке Наталье Дерюжинской (в девичестве Резниковой). Обе родились в Иркутске, затем жили в Китае, откуда Резникова уехала в США, а Карпович — в Россию, в Свердловск. Спустя многие годы, уже во время “хрущевской оттепели”, они нашли друг друга и стали переписываться. К 55-летнему юбилею Е.В. Карпович (1972) подруга и ее муж вместе с поздравлениями в качестве подарка прислали упомянутые произведения.

Естественно, музею было важно узнать об авторе этих произведений более подробно. Но имя Глеба Владимировича Дерюжинского в Советском Союзе мало кому было известно. Даже специалисты-искусствоведы в небольшой справке, вошедшей в третий том биобиблиографического словаря “Художники народов СССР” (М., 1976), отметили только те его произведения, которые были созданы до 1918 года. Лишь в конце ХХ — нач. ХХI в., когда художники “русского зарубежья” привлекли пристальное внимание искусствоведов, в разных источниках о нем стали появляться краткие сведения и даже небольшие публикации, в частности А. Заславского (НОМИ, 2003, № 3), И. Нарышкиной-Булацель (“Наше наследие”, 2005, № 74).

Глеб Владимирович Дерюжинский родился в 1888 году в имении Отрадное Смоленской губернии. До 1918 года жил в Петербурге вместе с родителями. Отец, сделавший карьеру на юридическом поприще, видел в наследнике будущего юриста и продолжателя своего дела. Блестяще окончив гимназию,
Г. Дерюжинский, по настоянию отца, поступил учиться на юридический факультет Петербургского университета. Но в те же годы (1906 — 1911) он учился в Рисовальной школе Общества поощрения художеств. Его учителем был талантливый педагог, профессор Академии художеств, скульптор И.И. Андреолетти. Сделав окончательный выбор в пользу искусства, Дерюжинский в 1912 г. едет в Париж, где занимается в Академии Жульена у Р. Верле и в мастерской Ж.-А. Энжалбера; встречается с О. Роденом. По возвращении в С.-Петербург в 1913 г. он поступает на скульптурное отделение Академии художеств, где учится у Г.Р. Залемана и В.А. Беклемишева. Академию он окончил уже при советской власти, в 1918-м, с присвоением звания художника. Дерюжинский активно участвовал в художественной жизни города, с 1915 г. выставлял свои произведения на выставках Императорской Академии художеств и Товарищества передвижников. Он работал преимущественно в портретном жанре и малых формах пластики, используя различные материалы (гипс, терракоту, мрамор, бронзу, позднее дерево). Уже ранние произведения скульптора свидетельствуют о его творческих успехах: он создает портреты художников В.В. Беляшина, Н.Э. Радлова, С.С. Эскина, князя Б.Б. Голицина, А.Н. Львовой, а также жены (П.О. Дерюжинской). В 1917, сразу после Февральской революции, выполнил портрет А.Ф. Керенского. В 1918 году, уже перед отъездом за границу, он создал портрет композитора С.С. Прокофева (был неоднократно репродуцирован). Из жанровых работ скульптора определенное внимание зрителей привлекли его работы “На балу”, “Поцелуй” и особенно “Графиня С. де Робьен с борзой”, которая была воспроизведена в журнале “Нива” № 4 за 1917 год. Судя по портретам, можно представить круг общения молодого скульптора. Прежде всего, это художники и представители петербургской знати.

Очевидно, что к концу второго десятилетия ХХ века среда общения Дерюжинского и его творческие интересы становятся значительно шире. Начинающий скульптор в то время, возможно, встречался с Анной Ахматовой. Ахматова была окружена вниманием поэтов, писателей, художников. Она была любима художниками в прямом и переносном смысле. Известны более 30 портретов писательницы, выполненных художниками и скульпторами преимущественно в период с 1910 по 1930 годы. Прижизненных портретов А. Ахматовой, созданных Дерюжинским, не известно. Портрет же, высланный в Екатеринбург, был выполнен им по фотографии 1909 года, полученной от близкой знакомой Дерюжинских — Латаковой (фамилия по мужу), которая до 1917 года была знакома с поэтессой. Судя по фотографиям Анны Андреевны, сделанным до 1911 года, она носила именно такую прическу. Только после замужества, т.е. примерно с 1911—1912 года, стала оставлять челку. В работе над портретом скульптор, вероятно, старался представить ее более взрослой, такой, какой она была уже в годы своей популярности и славы.

Портреты скульптора всегда реалистичны. Характер, внутренний мир персонажа он умело передает продуманной композицией, характером лепки, деталью, иногда еле заметным движением глаз или губ. Жанровые композиции, не связанные с конкретной личностью, отличаются чувственностью. В них есть ощущение поэзии Серебряного века, стиля модерн, в период расцвета которого формировалось его творчество.

Весной 1918 года, застигнутый Гражданской войной в Крыму, тридцатилетний художник оказался в трудной ситуации. В марте 1918 года там была провозглашена Таврическая Советская республика. Многие, кто хотел покинуть полуостров, успели это сделать. В конце апреля республика пала, в Крым вошли немцы, но чувствовалось, что судьба полуострова была уже решена. Белое движение потерпело крах. В начале 1919 года Дерюжинский переправился в Новороссийск. Там он с трудом нанялся матросом (по другим данным — гардемарином) на корабль, отплывающий в США, где поселился в Нью-Йорке. Наверное, он не мог поступить иначе. Сын видного юриста, профессора Петербургского университета (читавшего там общий курс полицейского права), и племянник сенатора, он вряд ли мог прижиться в советской России.

Американская публика в то время плохо знала русское изобразительное искусство, русская эмиграция первой волны, достигшая Америки, вообще не интересовалась им. Зрителя нужно было завоевывать. Из русских художников первые два-три года Дерюжинский в Нью-Йорке был практически один. Одновременно с ним приехал только Б. Анисфельд. Лишь к 1923 году здесь собралось уже более двадцати художников и скульпторов, а также представителей других творческих профессий, среди которых были такие выдающиеся мастера, как Сергей Рахманинов и Сергей Прокофьев, Николай Рерих, Сергей Коненков. Состав русской творческой эмиграции не был однородным. Одни покинули Россию, принципиально отвергнув советскую власть, другие находились в творческой командировке. В 1924 году в Нью-Йорке жили и работали уже 70 мастеров, приехавших из России.

Личная и творческая судьба Дерюжинского в Америке сложились вполне благоприятно, в отличие от многих, кто покинул родину в эти переломные годы. Он ехал с твердым намерением продолжать заниматься творчеством, настолько он был уверен в своих способностях. На деньги, полученные взаймы, он снял мастерскую и приступил к работе, а через два года состоялась его первая выставка. Самой удачной работой скульптора тех лет (во всяком случае, в смысле его утверждения в Америке) стал портрет президента США Теодора Рузвельта (1858 — 1919), созданный в 1920 году. Дерюжинский уже не мог видеть его лично, но получил в свое распоряжение кино- и фотодокументы. Бюст был отлит в бронзе и в качестве подарка передан родственникам Рузвельта, а затем установлен в мемориальном доме-музее на родине президента. Позднее, уже в 1945 г., он же сделал портрет президента Франклина Делано Рузвельта, а в 1963-м, после убийства в Техасе президента Джона Кеннеди, выполнил его портрет.

В 1920—1923 годах в Нью-Йорке жил Н.К. Рерих, который активно содействовал консолидации творческих сил, нахлынувших в США из России: организовал в Чикаго международное общество художников, в Нью-Йорке Институт объединенных искусств, учредил Музей Рериха. Рерих помнил Дерюжинского со времени его учебы в Рисовальной школе Общества поощрения художеств в Петербурге, где был директором. Он одобрительно отнесся к его творчеству, видел в нем уже сложившегося мастера. Великий русский художник познакомил молодого скульптора с Рабиндранатом Тагором, жившим тогда в США, и предложил вылепить его портрет. Тогда же Дерюжинский выполнил портрет самого Рериха. Дерюжинский работал быстро и точно, имел много заказов. В 1920—1930-е годы Дерюжинский создал портреты американской киноактрисы Лилиан Гиш, русского пианиста, дирижера и педагога А.И. Зилоти, его ученика, выдающегося русского пианиста и композитора С.В. Рахманинова. Портреты русских музыкантов отличались необыкновенной выразительностью, глубокой передачей внутреннего мира и характера этих замечательных людей. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить портрет Рахманинова с описанием его внешности и характера, данным Л.Я. Нелидовой-Фифейской в ее воспоминаниях: “Длинное и бледное лицо Рахманинова, с мешками под глазами, было некрасиво, но оригинально и характерно”. И далее “Обычно угрюмый и мрачный Рахманинов был очень смешлив и умел хохотать неожиданно и заразительно”. Так он выглядит и в портрете скульптора. Опущенные веки рисуют характер замкнутый, угрюмый, а крупные мягкие губы таят в себе едва заметную улыбку человека доброго и порой неожиданно веселого. Из портретов популярных деятелей искусств США наиболее широко известны портреты прима-балерины чикагского балета Рут Пейдж и киноактрисы Лилиан Гиш. Из жанровых композиций чрезвычайно интересна “Танцующая одалиска”.

В Америке, как и прежде в России, Дерюжинский продолжал работать в мелкой пластике, в мраморе, керамике, создал образы античных героев: Посейдона, Афродиты. Наиболее интересны две композиции: взволнованное “Похищение Европы” и экстатичная “Леда и лебедь”.

Глеб Дерюжинский создал множество заказных портретов, скульптурных композиций на религиозную тематику и множество статуэток, барельефов с сюжетами танцев, поцелуев и объятий. Его произведения были востребованы, пополняли частные собрания и музеи. Произведения русского скульптора, некогда забытого на родине, представлены в таких авторитетных собраниях, как музей Метрополитен и музей современного искусства в Нью-Йорке, Смитсоновский институт и Национальная портретная галерея в Вашингтоне, музеях Сан-Диего, Питсбурга, Толедо, Филадельфии и др. В России, в Петербурге, сохранились работы Дерюжинского, выполненные до 1917 года. Две работы скульптора находятся в Москве, в Музее личных коллекций. Екатеринбург — третий город в России, где можно увидеть работы Глеба Дерюжинского, оригинального русского скульптора с интересной судьбой.

Елена Полевичек, Владимир Черепов

 

Версия для печати