Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2006, 2

Стихи

Тюленев Игорь Николаевич — родился в п. Ново-Ильинском Пермской области. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького. Автор 15 поэтических сборников. Стихи публиковались в журналах “Наш современник”, “Знамя”, “Урал”, в “Литературной газете”. Лауреат литературных премий им. Н. Островского и “Традиция”. Член Союза писателей России, секретарь Союза писателей России. Живет в Перми.

У моря

Не здесь ли кадила звезда Одиссея

В ладонях разлуки,

Где слезы сирен выжимал из очей я,

Как яд из гадюки?

На дне амазонки топили обновы,

Молву и наветы.

И выжгли глаза у Гомера глаголы,

Как сопла ракеты.

Здесь зной гуталином касается кожи,

Слюна высыхает.

Но здесь олимпийцами стать мы не сможем

Без отчего края.

Без рощ золотых и простуженных речек,

Мужицкого рая...

На севере диком грустит человечек,

Меня поджидая.

И все эти гарпии, фурии духа,

И арфы Эллады

Замрут, как ладошкой прибитая муха,

У русской ограды.

В тамбуре

Выходишь в тамбур покурить,

Глотая дым страны.

В окошке скачет волчья сыть

По серебру луны.

Смеется девушка в углу,

Сдувая пух перин.

Она похожа на юлу,

Игрушку для мужчин.

А я один смотрю в окно,

Ее смешком задет.

Вагон, словно в цепи звено,

Нас вытащит на свет.

А там, в шелках, Святая Русь

С ладошки кормит птиц.

Сорву стоп-кран и сам сорвусь,

Как пух с твоих ресниц.

И стану в решете носить

Промчавшиеся дни.

Скачи, лошадка, волчья сыть,

В серебряные сны.

***

Мимо бати проезжаю,

Все спокойно — тишь да гладь.

Время катится по маю

То на холм, то с горки в падь.

Вертухай стоит на вышке,

Тень крадется по стране.

Не читают дети книжки —

Русский дух в карантине.

Помнишь, из библиотеки

Ты мне приносил стихи?..

Это было в прошлом веке.

Под ногой пружинят мхи.

Ах, как нынче покосился

Небеса державший крест!

Ты зачем под ним укрылся

От своих детей, отец?

Стреляли

Жена кричит:

— Опять стреляли,

Пока ты спал, как богатырь!

В окне топор Петра. И дали,

Где русский дух то вглубь, то вширь.

И что же, что опять стреляли?

Нам на миру и смерть красна!

Боятся пусть в кремлевском зале,

А в наши окна прет весна.

Грешно и жаловаться вроде

Тебе при муже-то живом.

Ведь мы в разбойничьем народе

Со дня рождения живем.

Подумаешь, что постреляли,

Дурную выпустили кровь...

Вот жалко, что умней не стали

От пуль шальных и шалых слов.

Парковые статуи

Ржа въелась в арматуру статуй —

Шахтеров, девушек с веслом.

Волной времен размыло статус

Державы, отданной на слом.

Из гипса русские атлеты

Гоняют мяч и в горн трубят.

В их портупеях пистолеты

Врагам неведомым грозят.

Есть летчики и трактористы,

Спортсменов дружная семья,

И пионеры, и артисты,

Поэты — не слабей, чем я!

Скульптуру формирует вечность,

Она шипит в пустом зрачке.

Как скарабей, что, в палец метясь,

Застыл на спусковом крючке.

Версия для печати