Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2005, 10

Загадки Аркаима

Очерк-версия

Сергей Александрович Парфенов — родился в 1955 году в Курганской области. Работал учителем. Служил в армии. Окончил Уральский государственный университет им. А.М. Горького. 20 лет проработал в областной газете “Уральский рабочий”. Был главным редактором общественно-политического еженедельника “Уральский меридиан”. В настоящее время возглавляет информационное агентство “ИНВУР” Уральского федерального округа. Лауреат премий журнала “Урал” (2003), Минпромнауки РФ (2004), Организации Объединенных Наций (2004), Министерства образования и науки РФ (2005), администрации города Сочи (2005). Автор пяти научно-популярных и документальных книг. Заслуженный работник культуры Российской Федерации. Живет в Екатеринбурге.

 

16 мая 2005 года Президент России Владимир Путин, находясь на Южном Урале, вне рамок запланированной программы посетил научно-ландшафтный музей-заповедник “Аркаим”. Экскурсия продолжалась почти два часа. Высокий гость проявил неподдельный интерес к экспонатам нового музея “Природа и человек”. Основой здешней экспозиции является археологическая выставка, содержащая оригиналы и копии древних вещей, найденных на территории Челябинской области. Их возраст — от каменного века (около 7 тысяч лет назад) до позднего средневековья. В основном же выставка посвящена эпохе бронзы и укрепленным поселениям “Страны Городов”, таким, как сам Аркаим, Синташта, Куйсак, Берсуат и другие (всего более 20). Один из залов нового музея заняла постоянная авторская фотовыставка заместителя директора заповедника “Аркаим” Евгения Чибилева, содержащая снимки степных животных, растений, пейзажей, археологических раскопок и предметов.

Глава государства побывал также в музее древних производств, в самом древнем городище. Отмечу, что укрепленное поселение и некрополь “Аркаим” рубежа lll—ll тысячелетий до нашей эры являются уникальными, национальным и мировым достоянием. Раскопки на Аркаиме выявили обводной ров, а за ним два кольца земляных валов, центральную площадь. Археологические исследования показали, что валы — это остатки оборонительных стен, сложенных из грунта, сырцовых блоков и дерева. Внутри каждого кольца, словно спицы в колесе, расположены жилища, которые тоже строились из бревенчатых каркасов и грунтовых “кирпичей”.

Геофизические методы позволили установить, что укрепленное поселение состояло из 60 построек (35 — во внешнем круге и 25 — во внутреннем). На сегодняшний день археологами исследовано 29 жилищ. Круговые и радиальные улицы, система водосброса и канализации, основания надвратных башен, ниши и переходы внутри мощных оборонительных стен — все это представляет собой необычайно яркую картину и говорит о довольно развитой цивилизации ариев.

На поселении также собрана большая коллекция керамики, изделий из кости и камня, металлических орудий труда и многочисленных предметов, связанных с металлургическим производством. Все они просто уникальны по своей сохранности. А в целом на территории Аркаимского заповедника зафиксированы такие руинизированные этнографические объекты, как башкирские зимовки, русское поселение эпохи колонизации края, гидротехнические сооружения водяной мельницы конца XIX—начала XX веков.

Неудивительно, что Президент России так увлекся увиденным, что ему, как и многим другим гостям Аркаима, очень не хотелось отсюда уезжать...

Путешествие по уральскому меридиану

После того как в 1970 году известный норвежский исследователь Тур Хейердал на диковинной папирусной лодке “Ра-2”, построенной по образцу древнеегипетских судов, сумел-таки переплыть Атлантику, научный мир начал склоняться к мысли, что да, видимо, египтяне и впрямь первыми приплыли несколько тысяч лет назад на американский континент. Иначе откуда бы в высоких горах Мексики, Перу и Чили появились каменные пирамиды, столь похожие на строения в Гизе?

Однако сегодня с достаточно большой уверенностью можно говорить о том, что еще 14—12 тысяч лет до н.э. вся Северная Америка и часть Южной были уже заселены выходцами из Восточной Сибири и Китая.

Напомню, что Ра в древнеегипетской мифологии — бог Солнца. Он почитался как царь и отец всех богов, отождествлялся с Амоном. И у египтян был сильно развит культ востока, откуда ежедневно всходило небесное светило. Поэтому можно допустить, что, стремясь доказать свою преданность Солнцу, удовлетворяя любознательность (а что там, за горизонтом?) и страсть к покорению неведомого, древние мореплаватели с берегов Нила могли достичь скорее уж берегов Индии и других соседних территорий.

Рассуждаем дальше. Рама — царь-герой древнеиндийского эпоса “Рамаяна”. У античных авторов первых веков нашей эры мы обнаружим, что Ра — это название Волги, великой русской реки. А что такое Урал? “Стоящий у Солнца”!

Так нет ли тут какой-либо связи? Не только этимологической, а в более глубоком разрезе и сущности — в родстве народов, ныне отдаленных друг от друга тысячами километров? А может быть, связи даже в истории человеческих цивилизаций?

Признаюсь, этой темой я “болел” очень долго, по-своему, кустарно пытаясь нащупать уже вроде бы осязаемую, но довольно призрачную общность, этот таинственный ключ к отгадке, которая мучила меня тем сильнее, что, казалось, лежит где-то рядышком, на самой поверхности. А укрепил меня в данной вере и поиске известный российский писатель Сергей Алексеев, чьи последние романы стали у серьезной читающей публики настоящими бестселлерами.

Поразительное свойство слова заключается в способности хранить историю надежнее, чем это делают высокие курганы, могильники, древние городища или современные музеи...

Наши далекие предки, по С. Алексееву, вкладывали в каждое слово, в каждое название обширную, часто исчерпывающую информацию. И, прикасаясь к этой заповедной, может быть, даже запретной части нашего мироздания, мы вдруг начинаем открывать для себя новый и подчас неожиданный смысл многих вещей.

Возьмите в руки карту или обыкновенный школьный атлас. Проведем небольшое топонимическое исследование.

Если пройти по уральскому меридиану сверху вниз, то мы с поразительной неизбежностью наткнемся на загадочную игру однокоренных слов и названий.

Вот речка Вишера. “Лежащая, вытянувшаяся от Солнца”, ибо течет она с востока, от восхода светила, на запад. А Тура, наоборот, катит свои воды на восток, потому и переводится как “стремящаяся к Солнцу”. Рядышком Печора, Салехард, Нарьян-Мар, Кудымкар, Сыктывкар. Чуть ниже Сарапул, Качканар, Баранчинский. В этом же ряду — Арти, Сарана, Арамиль, Карабаш, Чебаркуль, Карталы...

А дальнейшее путешествие на юг приведет нас в Аркалык, Караганду, в пустыню Каракум, к рекам Амударья и Сырдарья, в Самарканд, Бухару и далее — в Герат и Кандагар (Афганистан), Пешавар, Карачи и Хайдарабад (Пакистан), в Иран и Ирак.

Причем Индия на языке хинди называется Бхарат. Среди народов, ее населяющих, — андхра, маратхи, бихарцы, гуджаратцы, каннара и др. Родственность с древними “уральцами”, если принять это за версию, прослеживается в тех же географических названиях — горы Каракорум, река Брахмапутра, города Амритсар, Барели, Агра, Мадрас, Ахмуднагар, Мадурай, Ранчи, Варанаси.

Что это — случайность? Или, может быть, до сих существует таинственный, мудрый, но очень доходчивый (есть версия — санскритский) язык, сидящий в подкорке нашего сознания и общий для многих, весьма отличающихся друг от друга народов? Откуда же он взялся? И что за всем этим сокрыто?

“Стоящий у Солнца”

Почему же именно Уралу уготована столь почетная участь? Есть же горы, взметнувшиеся гораздо ближе к священному светилу — Гималаи, например, Тибет, Тянь-Шань...

Вот что пишет об этом С. Алексеев:

“Урал восстал из земных глубин, как мощная складка, протянувшаяся от Северного к Южному полюсу. Это была пограничная стена, единственная на земном шаре сухопутная граница, разделяющая два континента.

Это был стык двух частей света, это был полдень — зенит солнца, и полночь, однако здесь не было ни дня, ни ночи, ибо в точке, где сходятся запад и восток, утро длится до зенита и мгновенно начинается вечер. Потому и имя ему было — “Стоящий у Солнца”, ибо здесь переламывалось само время.

Урал встал аккурат посередке Евразии, как будто кто-то сгреб все астральные точки с запада и с востока, насыпав эту мощную гряду —Каменный Пояс...

“Стоящий у Солнца” и прилегающие к нему территории оставались центром Единого континента, хотя и развороченного на куски ... И все процессы, происходящие здесь, имели свои закономерности развития, свою форму и содержание...

При этом древние были прекрасно осведомлены о сакральной сути Уральского хребта для России и всего человечества.

Запад, Восток, а между ними — славянский мир во главе с Россией... Она не похожа ни на Запад, ни на Восток, хотя во все времена ее стремились захватить в свою орбиту. Наоборот, она сама притягивала к себе соседей. Но что это значит — признать Третью северную цивилизацию?..”

Третья цивилизация? От Северного Ледовитого океана до берегов Инда и Ганга? Тогда где же ее следы?

Можно предположить, что древние города этой культуры были погребены мощной ледниковой мореной, оказались под толстым слоем ила, а то и вовсе стерты с лица земли.

По поверьям, в междуречье Вишеры и Колы, на перекрестке “земных и небесных путей”, стоял такой город. Он имел вид и форму солнца, круга — от центра, где стоял храм, во все стороны расходились лучи — радиальные улицы.

Могучий ледник его не пощадил. И часть людей ушла в гроты, пещеры, живя там на протяжении многих сотен и тысяч лет, выбираясь на поверхность лишь затем, чтобы добыть оленя, мамонта, дерево для огня. Другая же часть племени, не искушая судьбу, отправилась искать свое хрупкое счастье на юг...

Известно, что первые цивилизации, развитые культуры возникли на берегах могучих рек — на Ниле, Тигре и Евфрате, Инде и Хуанхэ. И это устоявшийся, канонический взгляд на историю.

А теперь посмотрим на их возраст. Цивилизации Месопотамии существовали в 4000—331 годах до н.э., история Древнего Египта пишется с 4000 лет до н.э., сформировавшиеся царства Китая относят к 2205—206 годам до н. э., империи Крита и Микен — к 2000—1200 годам до н. э., Ассирии — 1400—650 годам до н. э. О Древнем Риме и говорить нечего — сущее дитя! Но, надо полагать, патриции и полководцы “Великой священной империи” не случайно называли северные племена варварами, ибо у тех были совершенно другие мировоззрение, религия и уклад жизни...

Между тем уральская, “бронзовая ветвь” Северной цивилизации также насчитывает 3000—2000 тысячи лет до н. э. Доказательства? Город Аркаим, что на юге Челябинской области.

“Дедушка Трои”

Надо сказать, что Южный Урал уже давно вызывал пристальное внимание археологов. Конечно, прежде всего потому, что поселения, находящиеся здесь с незапамятных времен, неизменно давали щедрую пищу для научных изысканий.

С середины 1970-х годов в отечественную археологию прочно вошел термин Синташта. Именно под этим названием стал известен комплекс историко-архитектурных памятников в Челябинской области и Северном Казахстане, впервые исследованный экспедицией Уральского государственного университета им. А.М. Горького под руководством В.Ф. Генинга. Также в его раскопках принимали участие поисковый отряд Воронежского университета во главе с А.Д. Пряхиным, специалисты из Санкт-Петербурга, Новосибирска и других научных центров.

Синташта долгое время была наиболее изученным объектом южноуральской археологии. Это название ей дали по поселению и группе могильников, открытых на одноименной реке, что в Брединском районе Челябинской области. Основное внимание исследователей привлекли здесь своеобразные богатые захоронения — с обильными жертвоприношениями лошадей, большим количеством разнообразного инвентаря, оружия. И даже древнейшими боевыми колесницами, от которых сохранились отпечатки колес со спицами.

По итогам раскопок (1972—1975, 1983—1986) эти исторические памятники были однозначно отнесены к бронзовому веку, так называемой андроновской общности, этнически причисляемой к ранним индоиранцам (!). Причем объекты, исследованные на р. Синташта, ученым казались вначале явлением исключительным и даже нетипичным для данного региона. Но после открытия в 1987 году практически нетронутого города Аркаима, а затем и россыпи укрепленных поселений синташтинского типа (целая страна!) исследователи чуть ли не хором заговорили об особой археологической аркаимско-синташтинской культуре.

Обнаружение Аркаима явилось настоящей сенсацией. Образно его называют “Дедушкой Трои”, потому что он старше воспетого Гомером города на многие и многие сотни лет.

А все начиналось так. В ноябре 1986 года в долине речек Большая Караганка и Утяганка было начато строительство водохранилища для нужд межхозяйственной оросительной системы юга Челябинской области. Весной следующего года, как водится, здесь появилась научная экспедиция Челябинского госуниверситета, перед которой стояла традиционная в таких случаях задача — провести археологическую разведку в ложе будущего водохранилища. Дескать, мало ли чего, порядок есть порядок и чтоб потом, когда развернется крупномасштабное строительство, никто вопросов уже не задавал.

К явному огорчению мелиораторов, в ходе работ этой экспедицией было открыто городище Аркаим — первый памятник нового типа поселений степной Евразии. Его необычность, связь обнаруженных материалов с находками не вписывавшегося тогда ни в какие концепции могильника Синташта, как и высокая степень сохранности объекта, побудили специалистов вступить в беспрецедентную борьбу с Министерством мелиорации РСФСР и его структурами за прекращение строительства водохранилища.

В результате Совет Министров РСФСР в сентябре 1989 года издал постановление “О сохранении городища Аркаим в Челябинской области”. В апреле 1991 года появилось распоряжение об отводе земель под специальный заповедник. А в мае 1992-го Челябинский Совет народных депутатов принял решение о создании сети филиалов заповедника (“Страна Городов”). Так что сейчас этот уникальный заповедник имеет кластерный характер и включает в себя базовую территорию в 3761,4 га и 14 филиалов общей площадью 653,2 га.

Думается, лучшим отзывом о чудо-находке служат слова ученого-археолога, которому по праву принадлежит честь первооткрывателя древнего памятника, — Геннадия Борисовича Здановича:

— Я представляю себе Аркаим как ярчайший пример синкретизма первобытности, слитности и нерасчлененности самых различных начал. Это одновременно и крепость, и храм, и ремесленный центр, и жилой поселок...

Если совсем коротко, то Аркаим — не просто поселение, пусть даже и древнее. Это, считают ученые, почему-то не развившаяся до логического завершения протогородская цивилизация, по значимости равная культурам Минойского Крита и Микен.

Поэтому заповедник, по мнению исследователей, является уникальным материальным следом одной из протоцивилизаций планеты и тем самым представляет собой огромную ценность для отечественной и мировой науки. Мезолитические и неолитические стоянки, несколько крупных поселений эпохи бронзы, курганные захоронения (в том числе, предположительно, сарматов и гуннов) плюс относительно нетронутая природа. А еще и...

Древняя обсерватория?

В начале 1990-х годов открытие Аркаима — одного из древнейших поселений бронзового века на территории нашей страны — волновало лишь ученых-археологов. Но ряд интереснейших находок, а также некоторые особенности архитектуры этого сооружения привели к появлению фантастических слухов, культовых изысков, которые начали “просачиваться” в массовое сознание. Масла в огонь подлила и длительная борьба “широкой общественности” за спасение территории от искусственного затопления.

Аркаим стал обрастать мифами. Появилась даже информация, что он имеет непосредственное отношение к Космосу — то ли это древний “телескоп”, то ли место “парковки” пришельцев, то ли гигантская антенна для приема “космических энергий”. А в дни летнего солнцестояния здесь творится сущее столпотворение. Для памятника истории это может окончиться плачевно...

А с другой стороны, очевидно, что всякому здравомыслящему человеку, наслышанному об Аркаиме, необходимо побывать здесь хотя бы однажды.

Маршрут от Екатеринбурга до Челябинска хорошо известен. А вот к самому городищу выезжать лучше вечером, чтобы добраться до места (дорога на юг, за Магнитогорск, занимает около шести часов) до рассвета. Почему? Для того, советуют знатоки, чтобы сразу же по прибытии отправиться на вершину Шаманихи (иначе — палеовулкан Огненный) и непременно босиком. А забравшись на гору — ожидать восход солнца...

Многочисленные культовые поклонники здешних мест уже выработали собственный ритуал — порядок обхода окрестных вершин, омовения в водах речки (купаться положено голышом!), способ медитации и позы для наилучшего впитывания космической энергии. Большинство из них выходят в “астрал”. Это они заботливо выложили Шаманиху гигантской спиралью из принесенных камней. Многие камни и стебли окрестного кустарника перевязаны ленточками — для исполнения желаний. Вид создается весьма своеобразный...

Так вот, независимо от участия или неучастия в ритуале, восход “звезды по имени Солнце” в южноуральской степи — потрясающее зрелище и описанию почти не поддается. Честное слово, даже сердце на миг замирает. Это нужно увидеть, хорошенько запомнить. А после — обратно в лагерь.

Здесь можно: приготовить пищу (либо воспользоваться услугами кухни), приобрести продукты, напитки и подарки, посетить музей, посмотреть фильм и совершить экскурсию к объектам, предназначенным для осмотра туристами, в том числе — к реконструкциям древних жилищ и захоронений, а также к настоящей ветряной мельнице.

Нельзя: копать землю, дробить на сувениры камни, рубить деревья, мусорить, ловить рыбу, рвать цветы и собирать гербарий. Это как-никак заповедник. Запрещается также путаться под ногами у занятых серьезным делом археологов, которые законсервировали (читай: закопали обратно для лучшей сохранности) основной раскоп и теперь работают чуть в стороне. Не огорчайтесь, если вы не увидите археологических чудес — чтобы понять, что именно на ваших глазах откопали, нужно быть специалистом. Да и он порой не всегда сможет сразу дать оценку находке...

Понятно, что основным объектом исследования ученых сегодня является поселение Аркаим. Оно имеет круглую форму (диаметр около 150 м, площадь 20 000 кв. м). Застройка сплошная. И внешний, и внутренний круги жилых построек обведены стенами и рвами — фортификационные сооружения плюс круговая улица. В протогород вели четверо ворот — строго по сторонам света. Точный обмер пропорций поселения и его геометрических осей в сочетании с объектами окружающего рельефа позволяют сделать предположение, граничащее с уверенностью: древнее строение с высокой точностью сориентировано по азимутам основных астрономических событий (восходы и заходы светил в дни равноденствий и солнцестояний), то есть, возможно, использовалось предками в качестве астрономического комплекса.

Как выясняется, тех, кто считает Аркаим “древнейшим земным телескопом”, не так уж и мало. Но зачем человеку бронзовой эпохи такой телескоп? Неужто только для того, чтобы вести календарь?

Челябинские ученые Андрей Кириллов и Дмитрий Зданович считают, что древние “уральцы” соотносили ландшафт и события, происходящие на небесной сфере, друг с другом, устанавливая таким образом “зеркальное соответствие” Неба и Земли, а потому и построили Аркаим в центре мироздания, на космической оси. Возможно, говорят, это было святилище, место поклонения Космическому порядку. И не единственное.

Из таких умозаключений появились предположения, что астрономию древних обществ следует рассматривать как неотъемлемую часть их культуры, мировоззрения, мифологии...

А вот пионер археоастрономического подхода к исследованию Аркаима, ученый, произведший в свое время точнейшую геодезическую съемку самого объекта и его окрестностей, Константин Быструшкин в своей монографии “Народ богов” категорически заявил:

“На линии горизонта мною обнаружено не менее 38 объектов, которые по традиционной археологической классификации аттестуются как “антропогенный объект неясного назначения”, а для специалиста по археоастрономии и археогеодезии вполне очевидно, что это визиры, которыми пользовались древние наблюдатели светил. Суммируя собранные факты, можно сделать безошибочный вывод: Аркаим — древняя пригоризонтная обсерватория... Археоастрономия накопила множество фактов, свидетельствующих о том, что на протяжении всей древней истории, начиная с палеолита, разные народы строили пригоризонтные обсерватории, чтобы наблюдать восходы и заходы светил. Обычно такая обсерватория “настраивалась” всего лишь на одно из восемнадцати значимых астрономических событий. До сих пор известен только один комплекс, позволявший наблюдать сразу несколько событий — Стоунхендж. Но класс точности Аркаима значительно выше!”

И в своих суждениях К.К. Быструшкин вовсе не одинок. Сотрудник Института археологии РАН Александр Пачкалов с ним полностью согласен и, более того, уверяет, что одна из нераскрытых тайн Аркаима — его несомненная близость знаменитому творению древних англо-саксов Стоунхенджу, памятнику мегалитической культуры.

Оказывается, оба они имеют сходные размеры и расположены почти на одинаковой широте. И форма сооружений — кругообразная.

Согласно исследованиям, огромные каменные глыбы в Стоунхендже расположены концентрическими кольцами. Первое святилище здесь возникло около 2600 лет до н. э., то есть еще в каменном веке (а это и примерный возраст зрелого Аркаима!). Его территория была обозначена земляной насыпью и неглубоким рвом. Во внутренней части святилища — каменные укрытия, в которых, очевидно, совершались ритуальные жертвоприношения. У входа — огромный монолит высотой 4,9 метра. Шесть веков спустя, около 2000 лет до н. э., кто-то воздвиг в центре главного сооружения двойное кольцо из 80 гигантских доломитовых камней. А третья фаза строительства удивительного объекта завершилась около 1800 г. до н. э., когда доломитовые камни почему-то были заменены 26-тонными столбами из песчаника, сверху попарно соединенными поперечными каменными блоками. Из доломита же возведен внешний круг, а в самом центре — каменная фигура в форме подковы (или утробы, чрева?), что, вероятно, являлось символом жизни и смерти. Ясно одно: Стоунхендж — место поклонения Солнцу (как и у наших ариев!).

Отсюда Пачкалов делает вывод: и Аркаим, и Стоунхендж могли использоваться в те годы как солнечно-лунные обсерватории.

Сейчас К.К. Быструшкин подготовил к изданию новую монографию “Феномен Аркаима. Космологическая архитектура и историческая геодезия”.

Ему и слово:

— Археоастрономия становится сегодня модным направлением, по ней проводятся международные конференции. У нас в стране это направление курирует московский Институт археологии. Занимаются археоастрономией всего 30—40 человек, но они получили интереснейшие результаты. Однако объектами такого уровня, как Аркаим, и в таком аспекте, как я, в России не занимается практически никто. Технология этих исследований беспрецедентно сложна.

В своей работе приходится опираться на измерения, сделанные еще несколько лет назад во время работы на Аркаиме. Но иногда я выезжаю на место для проверки некоторых данных. Безусловно, отслеживаю все публикации археологов, работающих на Аркаиме.

Если по-умному, то никаких археологических исследований, никаких раскопок на территории заповедника делать сейчас нельзя. Его надо беречь, а не копать.

Спросите: а как же исследовать, не копая? На сей счет существуют неразрушающие методы, при помощи которых можно получить ту же информацию, не влезая в объект. Микромагнитная съемка, например. Соответствующие приборы есть. Этот метод требует, правда, очень кропотливой работы и высочайшей квалификации. Но научиться можно всему...

Другая же версия ученых гласит: дело не только и даже не столько в том, что Аркаим — одно из древнейших поселений в Евразии. Это прежде всего духовный центр, родина одной из древнейших религий — зороастризма.

Зороастризм был основан в древнем Иране легендарным пророком Заратуштрой, которого древние греки, правда, называли иначе — Зороастр. Согласно преданиям, Заратуштра, выходец с территории южного степного Приуралья, был единственным в мире ребенком, который при рождении не заплакал, а засмеялся. Таким же было и его учение — жизнерадостным, полным оптимизма и любви к окружающему миру. Основной принцип религии — вера в бога Ахурамазду, противпосталвние двух “великих начал” — добра и зла, борьба между которыми составляет содержание мирового процесса. И где верх одерживает, конечно же, добро. Поэтому мудрец страстно призывал к добру и справедливости. Его последователи тоже должны были руководствоваться принципом: благие мысли — благие слова — благие дела. Интересно, что зороастризм сохранился по сию пору — ему, например, поклоняются парсы в Индии и гебры в Иране, причем главную роль в религиозных риуталах по-прежнему играют свет и огонь.

Смелая гипотеза — о локализации в Приуралье прародины индоиранцев — находит все новые и новые подтверждения. Не только география Ригведы (первый памятник древнеиндийской литературы) и “Авесты” (древнеиранский религиозный памятник) показывает поразительное сходство с Южным Приуральем периода 3—2 тысяч лет до н. э., но и круговая символика протогородов, вероятно, связана с принципом Мандалы. Это многозначное понятие (“колесо”, “страна”, “община”), происходяшее из Ригведы, моделируется в виде круга, квадрата или сочетания данных фигур.

Впрочем, подробнее на этом мы остановимся чуть ниже...

Чудеса в “Стране Городов”

К настоящему времени на сравнительно небольшой территории создан экспериментальный природно-ландшафтный и историко-археологический музей-заповедник, объединяющий уже около 400 археологических памятников Приуралья (включая 21 древнейший город) различных эпох, возраст которых, по разным источникам, может достигать предположительно от 23 до 30 тысяч лет! Все вместе они образуют область, получившую ныне название “Страна Городов”. При этом археологи полагают, что благодаря космо- и аэрофотосъемке будет найдено еще как минимум пять или шесть укрепленных поселений той поры.

Сегодня памятники старины располагаются вдоль восточного склона Уральских гор на левых притоках Урала и Тобола. Протяженность уникальной “реликтовой” зоны — 350—400 км в долготном направлении и 120—150 км — в широтном. Расстояние между существовавшими укреплениями составляет 50—70 км. Каждое из них было центром, окруженным более мелкими поселениями, отстоящими друг от друга на 5—6 км.

Что поражает: города удивительно похожи между собой. Определяющим признаком культуры этой “Страны” является наличие поселений прото- или квазигородского типа со сплошной застройкой, системами внутренних коммуникаций и монументальными оборонительными сооружениями. Все они были обнесены стенами и рвами, образовывавшими овал или круг (принцип Мандалы?).

В центре города обязательно находилась площадь. Улицы были вымощены бревнами. Жилища большие, вместительные — площадью 110—180 кв. м, все имели прямоугольную форму. Стены сложены из бревенчатых клетей, забитых землей, и грунтовых блоков. При каждом доме имелась мастерская, где его обитатели лепили посуду, ткали, столярничали и собирали древнейшие в мире боевые колесницы. Много имелось печей для выплавки бронзы и кузниц. Рядышком в поймах рек ученые обнаружили следы поливного земледелия с арыками, грядками и водоотводными канавами. Не отсюда ли в названии поселения появился корень “Ар”?

Самое необычное заключается, однако, в том, что Аркаим уже в те далекие времена был полностью экологически чистым городом — с системой фильтрации воды, ливневой канализацией, системой колодцев. Грязные стоки не попадали в окружающие реки, как это сплошь и рядом творится сейчас. Ученые даже полагают, что древнее поселение располагало эффективными способами переработки и вторичного использования бытового мусора. То есть каждый из элементов планировки и функционирования городища находится в единой связи с целым. Люди старались жить в гармонии с природой!

Очевидно, что такое строительство было невозможно осуществить без проекта, которому, в свою очередь, должны предшествовать, как бы мы теперь сказали, “изучение ресурсов региона и тщательные инженерно-геологические изыскания”. Ведь при подготовке подобного проекта необходимо провести расчеты земляных работ, определить нужное количество бревен, других материалов. Кроме того, был важен и опыт организации работ такого масштаба.

Характерно и то, что весь Аркаим, как видно, был построен одновременно — от крепостных стен, образующих окружность, до мощеных улиц, жилых домов и храмового комплекса.

Поэтому исследователи пришли к выводу, что в уже XVIII—XVI веках до н. э. на Южном Урале существовала очень высокоразвитая цивилизация с особым типом хозяйственного уклада, своеобразной идеологией и глубокими традициями. Ее появление ряд ученых прямо связывает с миграцией с севера арийских племен, о чем и высказывалось предположение в самом начале очерка!

К сожалению, постоянное перемещение родственных племен при отсутствии внешних угроз ослабляло их взаимосвязи и не приводило к формированию монолитного государства. В то же время были необходимы структуры, которые бы обеспечивали функционирование сложной социальной системы, каковой являлось аркаимское общество. Требовались авторитет и организационные усилия для того, чтобы определить время и направление очередной миграции, провести оценку новых территорий, организовать строительство поселений и переместить туда людей, оборвав при этом их связь с прежним местом проживания.

То есть знания, поддерживающие такой сложный хозяйственный механизм, должны были сохраняться и как-то передаваться. Это предполагает наличие некой влиятельной силы, обеспечивающей длительное и устойчивое существование своеобразной цивилизации.

Некоторые исследователи полагают, что в ту эпоху главную роль в жизни наших предков играла идеологическая и культурная элита в лице жрецов. Свидетельство тому — наличие в “Стране Городов” храмовых комплексов.

Но на другие версии наталкивают и специфическая архитектура, и уклад жизни, и хозяйственная деятельность жителей Аркаима — типично земледельческого поселения. Ведь Аркаим, и это сразу видно, — не “времянка”, а основательное, постоянное жилище древних племен. А ведь у них еще с каменного века дом, семья, очаг, скот и благодатная почва отождествлялись с плодородием в образе женщины. Основными символами ее, как носительницы жизни, были уже отмеченная нами геометрия пространства, разделенного на четыре стороны света, циклы Солнца, Луны и воды. Земледельческие племена исповедовали культ Солнца и Великой Матери вместо верований в бога-мужчину, в отличие, скажем, от пастухов-кочевников, поклонявшихся богу в образе самца животного (например, быка).

Дело в том, что в позднем матриархате женщина-прародительница была семиотическим выражением и социума, и бытия, и природы, была социальным законодателем, творцом и даже богиней! На основе материнского права тогда формировалась, развивалась и действовала не столько структурированная власть женщины, сколько ее авторитетная воля, система общественных отношений, выстроенных, прежде всего, на почитании Матери.

Не убедил? Тогда еще раз обратите внимание на архитектурную форму Аркаима. Это не цельный, а какой-то незавершенный круг с ясно различаемым с высоты птичьего полета углублением, выемкой, входом-впадиной. Наивно думать, будто бы у древних людей не хватило ума или сил довести поселение до совершенной формы. Дело, очевидно, совсем в другом. Что вам подсказывает воображение? На мой взгляд, это похоже скорее на женскую вагину или яйцеклетку.

Между прочим, во многих уголках ойкумены жилища древних людей стали прообразами построек и крепостей, которые вполне сознательно сооружались кругоообразными или овальными — символизируя женские детородные органы.

Об этом явственно говорят кольцеобразные структуры крепости Кой-Крылган-кала в Хорезме, раскопанной в 1956 году. Подобные ей сооружения — Сенджирли в Северной Сирии, средневековые городища в Зимбабве. По такому же принципу организованы и архитектурные структуры так называемой “Страны Городов”.

К.К. Быструшкин считает, что внутренний круг Аркаима семантически близок к древнеегипетскому барельефу головы Геба, бога Земли, над которым распростерлась Нут, богиня Неба. Увы, археоастроном, очевидно, спутал этот барельеф с другим, на котором Нут склоняется над мужской головой, излучая своим лоном энергию. А вот на барельефе, анализируемом Быструшкиным, в виде уробороса — образа вечного возвращения — действительно изображено символическое чрево-круг матери-прародительницы:

“Круг — это яйцо, философское яйцо Мира, ядро начала и зародыш, из которого возникает жизнь...”

Снова подчеркнем, что его подобие доходчиво воспроизводят замыслы практически всех известных науке протогородов или крепостей. Ибо круг-уроборос — это окончание и начало пути; вечное Солнце; вечное женское лоно как источник жизни и смерти.

Конец его — начала отраженье,

И что в начале и в конце дано,

То в середине вновь заключено, —

размышлял в “Западно-восточном диване” Гете.

Многие историки считают, что природа диаметральных и концентрированных круговых строений может быть также обусловлена экзогамным характером (запретом брака внутри одного коллектива) возводивших их родовых и клановых групп. Ведь все матриархальные деревни изначально устраивались в виде круга, разделенного на четыре части двумя осями, одна из которых проходит с севера на юг, а другая — с востока на запад. На этом разделении основывалось управление социальной жизнью, особая система браков и кровного родства. В центре же круга обычно размещались площадь и общая хижина.

Именно по такому принципу сооружались Аркаим, другие протогородские объекты урочища Сармыш. Ученые обнаружили тут странные геометрические фигуры, на которых, как и на египетском барельефе, внутри эллипсовидных сфер выбиты изображения волка, лисицы либо какого-то другого животного. Это — или матриархальный тотем, или экспликация (толкование) мифа о Космической Погоне. Другими словами, можно предполагать, что здесь изображен хищник, охотящийся за женским чревом-Солнцем, олицетворявшим у наших предков смену космических фаз, жизни и смерти. В частности, распространение такого мотива, причем и в северных широтах, отмечено наукой от Тихого океана до Средиземноморья (вот вам и Стоунхендж!).

При этом, конечно, нельзя исключать и другое: обладавшим разнообразным капиталом знаний потомкам Северной цивилизации была очень хорошо известна особенность концентрированных структур, ибо в соответствии с физическими законами они наиболее устойчивы, экономичны, безопасны, надежны — так же, впрочем, как утроба матери...

Но чтобы подчеркнуть особое своеобразие Аркаима, уникальность древней Северной цивилизации, давайте перенесемся через Атлантику в древний город Мачу-Пикчу. По мнению ученых, он был духовной столицей империи инков — государства с 20-миллионным населением, простиравшегося на территории нынешнего Перу. Увы, неизвестно, чем завершилась история этого города, затерянного в перуанских Андах. Вероятно, никто и никогда не узнает, почему Мачу-Пикчу вдруг оставили его жители. Так или иначе, духовный центр древней империи был покинут и забыт, чтобы заново появиться на карте мира спустя несколько столетий. В 1911 году Мачу-Пикчу случайно открыл американец Хирам Бингам.

Так вот, если смотреть на город с вершины соседней горы, то он напоминает аккуратную европейскую деревушку, примостившуюся в Альпах. Тщательно спланированные улицы с жилыми домами переходят в ровные террасы, спускающиеся по склону горы. Оказавшись внутри города, однако, сразу понимаешь, что его строители жили совсем в другом мире, имевшем мало общего с духовной и материальной культурой Европы.

Доминирующая фигура в архитектуре инков — трапеция. Эту форму имеют окна и двери всех домов Мачу-Пикчу. Древние строители как будто бросают вызов европейским архитектурным традициям. Достаточно сказать, что каменные стены домов возведены не перпендикулярно поверхности земли, как мы привыкли, а под углом 9—13 градусов. Инки считали, что подобная техника строительства повысит устойчивость зданий при землетрясении. Тот факт, что древний город сохранился в течение, по меньшей мере, половины тысячелетия в сейсмически опасной зоне, подтверждает их правоту. Глядя на Мачу-Пикчу, трудно поверить, что этот город был построен людьми, которые не знали железа и не имели даже таких элементарных приспособлений, как лебедка...

Читая Ригведу и “Авесту”...

Между тем археологи выяснили, что жители Приуралья, так же как и инки, оставили Аркаим, другие поселения “Страны Городов” не в результате нападения коварных врагов. Аркаим, например, покинут организованно, после чего был отчего-то сожжен. Вероятно, существовала мощная сила, власть, способная обосновать необходимость перемен и заставить талантливый, умный народ бросить уже обжитый, уютный город и начать дружное переселение на другое место?

Самое время напомнить, что Аркаим и “Страна Городов” в целом были тесно связаны с предшествующей трипольской культурой и оказывали определенное влияние на мифологию, религиозные представления индоевропейцев. К слову, раннеклассическое общество — Хараппская цивилизация (в долине реки Инд) — существовала во второй половине 3-го тысячелетия—первой половине 2-го тысячелетия до н. э., почти в одно время с Аркаимско-Синташтинской.

Урал вообще играл тогда особую роль для интенсивно перемещающихся по лесостепным и степным просторам нынешнего юга России выходцев из Причерноморья. Без сомнения, сыграло свою роль наличие в этом краю богатых минеральных ресурсов. Например, выплавка бронзы и изготовление качественно иных изделий из нее имели в ту пору очень большое значение.

“Страна Городов”, вероятно, поставляла изделия своих мастеров-металлургов далеко за пределы Южного Урала. Способствовали хозяйственным связям и плодородные почвы, и наличие лесов, и степные просторы, обеспечивающие развитие земледелия, животноводства. Но это еще не все, не главное...

И в “Авесте”, и в гимнах Ригведы дружно говорится о древней прародине, находящейся там, где полгода день, а полгода ночь!

В частности, в “Авесте” недвусмысленно сказано, что в преддверии суровых зим Ахура Мазда предписал Ииме создать город, окруженный тремя глинобитными стенами, и собрать туда семя всех растений, животных, птиц и поселить людей. И освещался этот город своим собственным светом, “...как один раз заходящими и восходящими кажутся звезды, луна и солнце. И одним днем казался год”.

В Ригведе, “Махабхарате”, других древних индийских источниках также имеются многочисленные сведения о Солнце, двигающемся вокруг горы Меру; о неподвижном стоянии Полярной звезды над головой и движении звезд вокруг нее; о божественном годе, состоящем из дня и ночи. Данных о полярных природных явлениях настолько много, и они настолько точны, что не остается никакого сомнения: они получены путем прямого наблюдения!

Сведения об Арктике входят в основные мировоззренческие представления индоиранцев, они не заимствованы и относятся, что чрезвычайно важно, ко времени общего проживания этих племен.

В районе Южного Урала лесостепь, являющаяся ареалом освоения трипольцев, наиболее далеко продвигается на север — до широты Екатеринбурга. Кунгурская лесостепь (это уже в нынешнем Пермском крае) — самый северный в Евразии участок ковыльных площадей (12 тысяч кв. км), сохранившийся в глубине таежной зоны.

Между тем Уральские горы являются наиболее коротким и удобным путем достижения арктического побережья. Восточно-европейская равнина с ее бескрайними лесами, многочисленными реками и болотами была почти непроходимой. Еще более затруднительно перемещение по глухой и топкой Западной Сибири. Поэтому передвигаться туда и обратно вдоль уральских склонов, выше границы лесов, при отсутствии крупных рек было несравнимо проще. Здесь же располагается прямой водный путь на север сначала по Тоболу, а затем по Оби. К чему это говорится?

Многочисленные совпадения с индийскими и иранскими документами содержит также скифский эпос (“Да, скифы мы, да, азиаты мы!”). Скифы и сарматы, являясь потомками индоиранцев, сохранили многое из наследия своих предшественников. Так, Геродот пишет, что, по сообщениям скифов, на севере обитают люди, “которые спят по шесть месяцев”. О загадочной стране, располагающейся севернее Скифии, информируют и римские источники. Плиний (I век н. э.) тоже сообщает: “Здесь полгода бывает светло... однажды в год, во время летнего солнцестояния, встает у них Солнце и однажды, во время зимнего, Солнце заходит”.

По данным греческих источников, в загадочную область полярной ночи можно было проникнуть из причерноморской Скифии, двигаясь на северо-восток через территории родственных племен. А далее к северу лежит “земля каменистая и неровная”, где находится страна агриппеев и исседонов.

Современные исследователи помещают исседонов в район реки Исеть, на которой стоит Екатеринбург. Что ж, к настоящему времени действительно выявлены и подтверждены многосторонние связи мифов, сказок, легенд народов, населяющих западные и восточные предгорья Урала, с индоиранскими ведами.

Таким образом, ясно, что Аркаим располагался на пути наиболее удобного информационного и материального обмена между северными племенами и народами, населявшими лесостепь. Движение от Аркаима к Арктике является логичным и последовательным развитием выбранного племенами лесостепной зоны типа хозяйствования. На обследование новых земель и природных ресурсов высылались передовые отряды. С ними же двигались и жрецы, которые фиксировали все изменения, связанные с поведением Солнца.

Отсюда возникла интересная и вполне здравая идея, что вдоль всего Урала, простирающегося до Карского моря, а также на хребте Пай-Хой и, возможно, на островах Вайгач и Новая Земля при желании можно отыскать следы исчезнувшей Северной цивилизации — наблюдательные пункты, древние обсерватории, религиозные центры, стоянки, соответствующие и времени Аркаима.

Почему бы и нет? Одинокие горные вершины Полярного Урала, достигающие высоты полутора километров (сравните: Народная — 1894 м, Манарага — 1663 м, Колокольня — 1648 м), являются прекрасными аналогами легендарной горы Меру, вокруг которой кругами ходит Солнце.

По мнению исследователей, миграция северных племен на юг, продвижение аркаимцев на север не были случайностью. Это определялось особенностями любознательной и всесторонне развитой цивилизации, жившей в те далекие годы на просторах Евразии.

Как уже сказано выше, эта цивилизация издревле была нацелена на культ Солнца, освоение прилегающего пространства и базировалась на глубоком изучении природы-матери. Ее основу составляли перемещающиеся сельскохозяйственные и промышленные центры, в которых развивались ремесла, культура, социум. А идеологической базой, очевидно, стали новые (уже не языческие!) религиозные представления, в которых довольно глубоко осмысливалось взаимодействие природы и человека.

Возникновение новой религии, думается, означало и очередной этап создания культуры, ухода от архетипа матери-прародительницы. Человеческий субъект настолько возвысился над звериной природой, что социальное так или иначе стало превалировать над биологическим, материнским. Человек перестал себя ощущать в неразрывном соединении с животным миром, в результате прошлая мифология и всесильная магия уступили место героической воле.

Это произошло в период появления все более совершенных технологий, металлических орудий, разделения труда, образования, по Карлу Марксу, прибавочного продукта имущественных отношений, когда резко возросла роль организующих принципов технократического характера, требующих, естественно, мужского начала. Родовая масса уже мечтала быть ведомой героем-мужчиной. Так и произошло...

Первозданная материя культур, сотканная из первообразов и мифов, в бронзовом веке была заменена рационализмом мужчин и массовым потребительством. Об этом свидетельствуют удивительные совпадения.

Так, в вавилонском мифе о сотворении мира восставшие мелкие мужские божества побеждают великую мать Тамаат, под матриархальным попечительством которой находились все боги и люди.

Дельфийский оракул, который тысячелетиями прорицал от имени богини Геи, а затем — Фемиды, вдруг стал вещать уже от имени Аполлона. В скандинавском эпосе мужское божество по имени Один отняло у богини-матери волшебную чашу, и это становится концом старого миропорядка, началом мужского культа. То же происходит у греков, древних иудеев, абхазов. Свою женскую ипостась почему-то теряют Хуриид Хоним (“Госпожа Солнце”) у таджиков, Chhatamata (Солнце-Мать) у индусов Бенгалии, женские божества Солнца Saule, Saule’ze, Saulyte — у латышей и литовцев, Sol и Sunna — у германцев, богиня Солнце Surya — у ведических индусов, Fru Sole — у шведов и т.д.

“Золотой век” женщины, матери-прародительницы завершился, поклонение ей закончилось. А с потерей родовой пуповины женщина потеряла и общественный дом, в котором раньше она была управляющим меньшинством и нравственным, объединяющим народ стержнем. Образно говоря, женщина завершила свою миссию по созданию человека и человечества. И хотя она по-прежнему хранила в себе демонические тайны жизни и смерти, которых надо было бояться, распад прежних отношений стал неизбежен.

Ресурсы для жизни и дальнейшего развития общества в лесостепной зоне Приуралья не были исчерпаны. Однако на первый план уже вышел новый герой — мужчина, предводитель, которому свойственны авторитарность, утверждение личности, стремление к покорению природы и новых земель, к неизведанному, дальним дорогам и проч. При этом передовые знания, богатый опыт, накопленные цивилизацией, никуда не исчезли. А цель — познание мира — казалась естественной и запретной, сладкой и опасно-романтической одновременно. “Идеологическое обеспечение” перемен, надо полагать, успешно осуществляли жрецы. Вот когда пришло их время!

Есть данные, что меньшая часть жителей “Страны Городов” вернулась на историческую родину — на север, а основная часть земледельческо-скотоводческих народов южного Приуралья повернула на юг и запад, перенося туда свои технологии, знания, культуру, новую религию. На их базе, скорей всего, и сформировались могучие цивилизации Ирана, Индии, Междуречья. Оставшиеся народы, как кочевые, так и земледельческие, образовали скифский мир Евразии. Они проживали практически на тех же территориях, что и их индоиранские предки бронзового века, сохранив, правда, лишь некоторые элементы прошлых знаний.

И это предположение вовсе не выглядит полным абсурдом с открытием Аркаима, удивительного центра древней культуры. Его сохранение — своего рода чудо, подарок Судьбы. Еще один повод хорошенько задуматься над историей, нашими земными корнями...

Прародина цивилизаций

Чего греха таить, раньше Челябинскую область, да и Урал в целом, в цивилизованном мире воспринимали без изысков — как сугубо промышленный центр, индустриальный ландшафт, как опасную и изрядно загаженную территорию, место нескольких экологических катастроф и ЧП. Особых симпатий, особенно у туристов, наш край поэтому не вызывал.

И когда заповедник “Аркаим” только-только создавался, природное окружение уникального укрепленного поселения воспринималось учеными исключительно как фон, на котором это городище и сопутствующие ему памятники хорошо представлены, иначе говоря — удачно вписаны в ландшафт.

Однако потом стало ясно, что природная составляющая Аркаимской долины тоже имеет самостоятельную, и немалую, ценность. Достаточно сказать, что 350 миллионов лет назад здесь, на восточном, основательно разрушенном временем макросклоне Уральской горной страны, располагалась подводная вулканическая гряда. Сохранившуюся часть древнего вулкана — “бомбы” и застывшую лаву сегодня можно увидеть, к примеру, на склонах горы Лысой. А как раз по Урало-Тобольскому плато проходит один из главнейших в Евразии орогидрографических рубежей — водораздел Европейской бессточной области и бассейна Северного Ледовитого океана.

Кроме того, на территории заповедника, несмотря на его скромную площадь, можно различить сразу шесть групп ландшафта. Общее количество сосудистых растений, отмеченных здесь, достигает 720 видов. Среди них 18 горно-степных и скальных, совершенно эндемичных для Урала, 13 видов признаются реликтовыми и столько же занесены в Красную книгу Российской Федерации!

А после ревизии фауны прилегающих территорий выяснилось, что тут обитают 35 видов млекопитающих, 146 видов птиц (из них орел-могильник, стрепет и красавка занесены в Красную книгу), 21 вид рыб, более 1000 видов насекомых (20 — в Красной книге). Причем, как нигде в Зауралье, здесь много дневных бабочек — аж 224 вида!

Как видим, даже беглая характеристика природы Аркаима свидетельствует: эта территория достаточно репрезентативна в ландшафтном отношении и имеет яркую, неповторимую индивидуальность.

С возвращением Аркаима открывается прекрасная перспектива превращения Урала в жемчужину международного и общенационального туризма, в центр планетарного научного притяжения. Ведь “Страна Городов” — не просто географическая точка. Это идея нового видения современного мира. Архитектурная концепция культурно-исторического центра и природного парка, коим является Аркаим, может быть воспроизведена в масштабе всей Земли, воссоздавая тем самым образ единой цивилизации России и Старого Света.

Надо признать, что открытие прародины индоевропейцев вызвало широчайший резонанс среди научной и культурной общественности нашей планеты. Прежде всего, это позволяет по-новому взглянуть на развитие европейской цивилизации. Именно такой вывод, например, сделан в материалах австро-российского проекта, который был передан В.В. Путину во время его визита в 2001 году в “альпийскую республику”. В материалах отмечается, что международный пилотный проект придаст Уральскому региону новый образ, окажет благоприятное влияние на развитие его экономики и туризма.

А следом и ЮНЕСКО решил включить “Страну Городов” в престижную программу культурного наследия человечества. Международный союз архитекторов в рамках той же организации объявил конкурс на разработку проекта центра, посвященного особенностям древнего Аркаима. Евросоюз готов рассмотреть вопрос о выделении музею-заповеднику специального гранта, что стало возможным после недавнего визита в Челябинскую область эксперта ЕС Клауса Берба и представителя Миланского университета Клауса Петермана.

Как стало известно, годовой бюджет проекта ЕС составит 300 тысяч евро. Расходы возьмут на себя пополам Евросоюз и университеты Австрии, Германии и Италии. Полученные средства пойдут в первую очередь на издание научных трудов, научно-популярной литературы и рекламной продукции об уникальном месте Южного Урала. В дальнейшем планируется открытие стационарного музея с фондами и выставочными залами. Причем часть этой выставки может быть и передвижной — для знакомства европейцев с археологическими богатствами нашего края.

Также будут финансироваться образовательные и просветительские программы, техническое обеспечение: компьютерные технологии, связь, лаборатории.

Если первый грант будет использован успешно, то сотрудничество с Евросоюзом продолжится. Об этом заявил профессор Г.Б. Зданович, побывав на Международном археологическом конгрессе в Австрии, где шел уже вполне предметный разговор о возможном подключении “Аркаима” к программе ЕС “Культура-2000”. Почему европейцев столь интересует именно этот музей-заповедник, понятно из названия подготовленного ими проекта: “Аркаим — корни европейской цивилизации”.

— Этот древний город является прародиной индоевропейской цивилизации, крупным историко-культурным и археологическим памятником планеты, — заявляет Клаус Берб. — Поэтому есть большая доля вероятности, что именно он получит грант Европейского Союза. Будущий проект станет первым шагом в становлении “Аркаима” как мирового центра науки и туризма.

Нелишне также напомнить, что в 1992 году “Аркаим” получил международный сертификат на экологическом конгрессе в Рио-де-Жанейро. В Лос-Анджелесском университете вышел двухтомник, посвященный уральскому историко-природному музею. В августе 2003 года на научной базе заповедника “Аркаим” состоялась представительная международная конференция “Человек в пространстве древних культур”.

Однако скудное бюджетное финансирование не позволяло специалистам сделать свои открытия достоянием всего общества. Здание местного музея, к примеру, строится уже 10 лет. В самом комплексе до сих пор нет элементарных удобств и необходимой инфраструктуры: регулярного автобусного сообщения, канализации, водопровода.

А ведь ежегодными посетителями музея-заповедника под открытым небом становятся около 20 тысяч человек. И это только учтенное количество официальных заявок. За сезон же здесь бывают тысячи неорганизованных туристов, еще больше никем не учтенных “астральщиков”, паломников к аномальным местам. Их хоть хлебом не корми, они все равно сюда доберутся. Ритуал — часть их жизни. Все это, однако, сильно затрудняет усилия хозяев по сохранению высокого статуса “Аркаима” как национального заповедника...

Да, подчеркивают специалисты, растущая популярность археологического памятника и порожденная ею чрезмерная антропогенная нагрузка уже сейчас представляет серьезную опасность для местной природы. Десятки туристических фирм организуют экскурсии на родину предков для всех желающих. Не вкладывая в развитие памятника ни копейки, предприимчивые бизнесмены зарабатывают на Аркаиме миллионы рублей. В то время как сам археологический центр получает от этой деятельности лишь 500—600 тысяч целковых в год. Это парадоксальное соотношение специалисты “Аркаима” называют, правда, довольно мягко и безобидно — неизбежной “болезнью роста”.

— Мы учитываем уже сложившуюся традицию массового паломничества и принимаем соответствующие меры, — говорит директор центра “Аркаим”, заведующий кафедрой археологии и этнологии Челябинского государственного университета Геннадий Зданович. — Стараемся, конечно, показать современному человеку всю историю хозяйственной деятельности, природопользования, климата и окружающей среды Южного Урала на протяжении 10—12 тысяч лет — от каменного века до современной цивилизации. Знаю, кому-то древние люди кажутся примитивными, но на самом деле это не так. В понимании древнего человека планета — это огромный космический корабль, на котором должны быть свои законы, порядок, где нельзя бросать куда попало продукты жизнедеятельности. Разве это не глубокая философия? Отсюда и основная задача будущего комплекса — формирование глубокого и всестороннего экологического мировоззрения у нынешнего поколения людей...

За годы раскопок и глубоких, всесторонних исследований челябинским ученым удалось накопить обширный научный материал, создать богатейшую коллекцию керамики, изделий из металла, кости и камня.

Но Аркаим — достояние всего Отечества. И ученые мечтают, что свой взор на этот уникальный памятник истории обратит и правительство России, а вся эта работа в итоге обретет более масштабный, общенациональный статус.

Пока же, в марте 2005 года, из Челябинска донеслась приятная весть — о начале формирования уникальной экспозиции музея “Истории природы и человека Южного Урала” в историко-археологическом центре “Аркаим”. Губернатор Петр Сумин распорядился выделить на эти цели из областного бюджета 5,6 миллиона рублей. Готовящуюся экспозицию составят великолепные находки всех прежних археологических и этнографических экспедиций: редкие и оригинальные изделия талантливых мастеров бронзового века, орудия труда, оружие, украшения.

Собственно, музей-заповедник уже давно сложился как культурно-просветительский центр и полигон для научных исследований. Так, для лучшего понимания непростых исторических процессов в музейных экспозициях проводится специальное, опытно-экспериментальное моделирование. Именно таким образом по материалам раскопок был восстановлен внешний облик жилища людей Аркаима — одного из сегментов городской планировки; построены печи (целый музей!) разного типа и назначения, реконструированные по их археологическим развалам; произведена выплавка бронзы из здешних аркаимских руд, месторождения которых, кстати, точно установлены.

Кроме того, в музее-заповеднике сегодня действуют экспериментальные площадки по неолитической технике обработки камня, гончарному делу, ткачеству. Построена модель-копия кургана раннего железного века Темир, внутри которой размещена экспозиция погребального обряда.

Созданы также реконструкции памятников-захоронений эпохи бронзы и средневековья. Причем они возведены из натуральных, привезенных с мест раскопок, материалов и в строгом соответствии с древней технологией, зафиксированной в ходе археологических работ. Весь этот комплекс получил название Исторического парка.

Не хватало только денег. Сегодня же, благодаря губернатору Сумину, музей сможет расправить плечи и куда полнее рассказать землякам о быте и особенностях той исторической эпохи, о связях аркаимцев с другими народами и культурами, их своеобразной архитектуре, об изобретении нашими предками первого транспортного средства — колесницы, о приручении диких лошадей, мелкого и крупного рогатого скота. Не обойдут историки стороной и формирование ландшафта южного Приуралья, представив остатки вулканической деятельности, продукты и отложения древних морей, океанов. Заметим, более подробного рассказа о том, что здесь было четыре тысячи лет до нашей эры, еще никогда не создавалось.

Через века и расстояния Аркаим продолжает учить нас мудрому, доброму, вечному. А многие разгадки его еще впереди — и значит, цивилизация живет, продолжается...

Версия для печати