Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2005, 1

Книга судьбы

Степан Ярков. Художественная школа Урала. К 100-летию Екатеринбургского художественного училища им. И.Д. Шадра. — Екатеринбург: Изд-во “Екатеринбургский художник”, 2002.

 

Два года тому назад, в декабре 2002, праздновалось столетие Екатеринбургского художественного училища им. И.Д. Шадра. В эти дни и состоялась презентация книги Степана Петровича Яркова, профессора кафедры истории искусств Уральского государственного университета. Над книгой “Художественная школа Урала” Ярков работал более полувека.

Это издание вызвало большой интерес. Художники сравнили его с изданием, посвященным 225-летию Петербургской академии художеств (1982). Сравнивать провинциальное училище с прославленной Академией, конечно же, неправомерно, но, что касается двух этих изданий, они вполне сопоставимы.

Прежде всего, С. Ярков уделяет внимание организации учебного процесса, сохранению и развитию лучших методических традиций. Эти традиции были заложены еще в самом начале ХХ века и были тесно связаны с русской художественной школой. Их носителями на первом этапе были М.Ф. Каменский, В.В. Коновалов, Т.Э. Залькалн, В.П. Рупини. Несмотря на сложные и противоречивые процессы, происходящие в искусстве, общественной и политической жизни России, несмотря на реорганизации, которых в училище было особенно много в 1920—1930-е годы, эти традиции возрождались и жили в его стенах. Всегда находились талантливые педагоги, которые, вопреки псевдоноваторским тенденциям, продолжали отстаивать их. В 1920—1930-е это были С.Д. Эрьзя, И.А. Камбаров, А.Н. Парамонов, Л.В. Туржанский, позднее Ф.А. Шмелев, П.П. Хожателев. В послесловии, возвращаясь к этой теме, автор еще раз отмечает, что на современном этапе “создались предпосылки, вселяющие уверенность, что традиции русской национальной художественной школы будут продолжены и в новом столетии”.

Наряду с постоянной заботой о сохранении методических традиций С. Ярков говорит о сохранении статуса самого училища. Известно, что в первой половине 20-х гг. училище приравнивалось к высшей школе (“Екатеринбургские высшие свободные государственные художественные мастерские”, 1922—1923, “Уральский государственный художественный практический институт”, 1923 — 1925). В 1960—1990-е годы высказывались предложения о преобразовании его в институт. С. Ярков категорически выступал против такого решения. Анализируя деятельность училища на протяжении всей его истории, он пришел к выводу, что подобные преобразования только вредили его работе, сохранение академической школы на уровне училища и впредь будет залогом подготовки хороших специалистов. Выпускники училища при желании и наличии достаточного творческого потенциала могут продолжать свое образование в других вузах, а могут успешно заниматься творчеством, не имея высшего образования. Таких примеров достаточно. В главе “Ученики” названо около сотни имен выпускников Екатеринбургского художественного училища 2-й половины ХХ века, которые внесли свой вклад в историю не только уральского, но и в целом отечественного искусства.

О многогранной и кропотливой работе автора книги говорит приложение, равное почти трети объема книги. Здесь представлены документы начала ХХ века, положившие начало художественному училищу: “Положения о художественно-промышленном образовании” (Извлечения), утвержденные Министерством финансов в 1902 году; Устав Екатеринбургской художественно-промышленной школы. Но поистине бесценным разделом является Биобиблиографический словарь, содержащий 3341 фамилию учеников и педагогов, которые учились, учили или работали в Екатеринбургском художественном училище за столетний период его существования. Можно представить, какую колоссальную работу проделал автор, работая в архивах и разыскивая все эти сведения. Биобиблиографический словарь имеет большое практическое значение для искусствоведов, занимающихся историей уральского искусства. Автор настоящей статьи за прошедшие два года после выхода в свет этого издания обращался к словарю не менее ста раз, за что выражает автору книги искреннюю благодарность. Ради истины следует, конечно, отметить, что словарь имеет определенные недостатки — краткость сведений о многих учащихся, неточность данных и др. Иногда упомянута лишь одна фамилия, фамилия и имя, год окончания или только год учебы. Но это уже скорей недочет тех исполнителей, которые работали с документами. Особенно много таких кратких сведений относится к 1920-м годам, когда шел процесс формирования советской художественной школы на Урале.

Текст сопровождается большим количеством фотографий педагогов и выпускников училища, репродукциями их произведений. Эта фотографическая и художественная летопись, созданная за столетие существования уральской школы, уже сама по себе чрезвычайно интересна, а в контексте слова оживает и создает неповторимый образ ее истории в целом и того или иного исторического периода в частности. Таких периодов автор выделяет четыре: 1902—1917, 1917—1940, 194—1945, 1946—2002. Как видно, такая периодизация обусловлена событиями истории России. Каждый период имеет свои ярко выраженные особенности, но достаточно четко прослеживается нечто общее, к чему всегда стремились лучшие педагоги училища. Автору удалось определить и наглядно продемонстрировать эту линию.

Книга, в которой так основательно рассмотрена история Екатеринбургского художественного училища им. И.Д. Шадра, завершена на пороге второго столетия его плодотворной деятельности. Значительная часть жизни ее автора словно бы растворилась на ее страницах. Уже поэтому издание стало своеобразной “Книгой судьбы”.

Владимир Черепов

 

Версия для печати