Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2003, 6

Стихи

Юрий Аврех — родился в 1977 г. в Уфе. Окончил курсы переводчиков в Ленинградском международном центре. Работал учителем английского языка — сначала в средней школе, затем в музыкальном училище. Сейчас занят переводами с английского. Стихи публиковались в журналах “Уральский следопыт”, “Уральская новь”, “Урал”. Автор сборника стихов “Девятнадцать стихотворений”. Живет в Екатеринбурге.

***

А. Сальникову

Уехать в городок приморский,

в Тагиле Нижнем ли, в Свердловске

без разницы сходить с ума,

что тут, что там не разобраться,

а может быть, в Москву податься,

в кино кого-то пригласить,

ботинки новые купить.

Пройти по улицам без дела,

отдать стихи свои в печать,

и все, что мучило и пело,

в морозный воздух прокричать.

***

Научи меня, Господи, жить

и по водам ходить, как по снегу.

Хоть повязкой глаза завяжи,

а потом развяжи, чтобы небо

вдруг увидеть и все полюбить.

Никого, ничего не бояться,

научи меня, Господи, жить,

если жизнь может вмиг оборваться.

Сделай так, чтобы избранным быть,

а не гостем, пришедшим незваным.

А усну, пусть приснятся каштаны,

И любовь, и далекие страны.

Научи меня, Господи, жить.

***

Открыта настежь дверь в страну чудес.

Апрельский воздух проникает в окна.

Такое волшебство, что можно Бога

из них увидеть в глубине небес.

Сказать спасибо, Господи, тебе

за то, что жив, за то, что снег растаял

и над домами бело-сизой стаей

взлетают в небо сотни голубей.

И стоит только руку протянуть,

до будущего чтобы дотянуться —

так, ото сна глубокого очнувшись,

услышать: птицы как бессовестно поют.

***

Меланхолия — толстая баба,

Тридцати с половиною лет,

Монотонно твердит и упрямо,

Уверяя, что счастия нет.

И дома все засыпаны снегом,

И рыдать начинает навзрыд.

Под холодным и пасмурным небом

Одиноко скамейка стоит.

И какая-то бедная муза

Вдруг садится в холодный трамвай

И выходит на следующей сразу —

И ни здравствуй тебе, ни прощай.

***

Со всех сторон обступает толпа.

Не успевая сказать спа-

сите, оказываешься внутри

автобуса и говоришь: смотри!

Здесь так же трудно остаться самим собой,

как писать стихи какой-нибудь

вымышленной девочке

или студентке второго курса

дирижерско-хорового отделения

Волынкиной Свете

в пропитанном запахом краски кабинете

сказать: “Я люблю

тебя”, а она поет.

И я закрываю покрепче рот.

Смотрю на плывущие облака.

И натыкаюсь на какого-нибудь духовика.

***

Маленькая элегия в стиле рэп…

Каждый второй глух, каждый третий слеп

по отношению к другому и в толпе одинок.

Дома пьет водку, чай, апельсиновый сок,

ругается с женой, если таковая есть,

а если нет, идет в кафе поесть,

когда водятся деньги, или увеличивает словарный запас:

я вас не люблю… я ненавижу вас…

Думает он, смотрит в экран или надевает пальто.

Кто победил? Вероятно, никто.

А на щеках прозрачные капельки слез.

Психея печатает слово sos.

За стенкой музыка громко звучит.

Он сидит в квартире, сидит и молчит.

Ибо не с кем ему преломить хлеб…

Маленькая трагедия в стиле рэп.

Версия для печати