Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2001, 1

Я принимаю правила игры. Стихи.



Оксана Розум

Я принимаю правила игры

Оксана Николаевна Розум — родилась в г. Благовещенске. Печаталась в альманахе “Приамурье”, в областных газетах Амурской области.
На Урале — с 1998 г. Живет в Ирбите.

За нелюбовь к стихам

Я буду ненавидеть этот город,
мой бессердечный каменный приют.
За нелюбовь к стихам, за дождь, за холод.
За то, что здесь деревья не поют.

Я буду привыкать к нему и плакать.
Искать в глазах сочувствия чужих.
Здесь даже снег и тот похож на слякоть.
Я не могу, я не хочу так жить.

Мой город, ты меня не понимаешь.
Ты только боль, обида и метель.
И ты не ждешь, ты просто принимаешь.
Ложусь в твою холодную постель.

***

Пришел. Молчит. Сейчас закурит.
Или ударит. По лицу…
Улыбка злая, брови хмурит.
Но вечер движется к концу.
Меня одолевает скука.
Ну! Бей давай и уходи.
Да, изменяю, блядь и сука.
Да, я такая. Уж прости!
Нет, не прощай, я пошутила.
И не кури тут, не люблю.
Да, изменила, изменила.
Да, и прощенья не молю.
Стара я для любовной дури,
мне притворяться не идет.
Пришел, молчит, сидит и курит.
И не уходит. И не бьет.

***

На этом еще не кончается жизнь — только лето.
Опять суета, опять поезда, года, города.
А там все забудется, выпито будет и спето.
А дело не в том, что кончается лето, — так было всегда.
Наверно, привычка бежать от любви и покоя.
А может, усталость от тысячи взглядов и тел.
И как ни противно, но было же что-то такое,
Чего мы боялись, но каждый при этом хотел.
И каждый стремился казаться великим и мудрым,
Но слышно в молчанье, как голос тихонько дрожит.
На этом еще не кончается день — только утро.
На этом еще не кончается мир — только жизнь.

***

Я существую в третьей параллели
кошмаром исторического сна.
Там кофе выпит, шоколад доели,
мужчину уронили из окна.
Там колыбельную поет старуха сыну,
качая гроб, за окнами метель.
Когда усталой песни ноты стынут,
все человечество ложится в колыбель.
А по ночам приходит белый призрак,
надоедая глупой болтовней.
Его худые пальцы через призму
и плавятся, и тают над огнем.
Шизофрения у сиамской кошки,
и бреют лес стальные топоры.
А я не буду прыгать из окошка —
я принимаю правила игры.

 




Версия для печати