Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 2001, 1

Ясным днем и в полуночной мгле. Стихи.



Вера Кудрявцева

Ясным днем и в полуночной мгле

Вера Матвеевна Кудрявцева родилась в 1934 г. в с. Малопичугино Кемеровской обл. Окончила Новокузнецкий пединститут и сценарный факультет заочного отделения института кинематографии. Работала учителем в школах Свердловска, редактором Свердловского областного комитета по телевидению и радиовещанию.
Первые подборки стихов публиковались в газетах “Комсомолец Кузбасса” и “Кузбасс”, первая книга повестей для детей вышла в Свердловске в 1974 г.
В. Кудрявцева — автор сценариев, по которым поставлены художественные фильмы на Одесской и Свердловской киностудиях и на студии “Беларусьфильм”.” Лауреат премий журнала “Крестьянка”, первый лауреат премии совхоза им. К.Е.Ворошилова за лучшую книгу о селе. Сценарий “Сестры” был удостоен поощрительной премии на конкурсе киносценариев о современном рабочем классе.
Живет в Екатеринбурге.

В конце века

Старомодно классиков читаю,
ненасытная, из года в год.
Старомодно о любви мечтаю,
как о панацее от невзгод,
всех невзгод вселенских,
личных — тоже…
Ясным днем и в полуночной мгле
все ропщу, все вопрошаю: кто же
беспощаден так к моей земле?
Кто-то свыше проклял — не иначе…
И, наперекор страстям любым,
из глуши души истошным плачем
рвется объяснение в любви…

Вспоминая Тютчева

Снег в России — с лета и до лета…
Слякотно… ненастно… неуют…
На исходе век. Вот канет в Лету…
Потрясенья новые грядут…
А под мерзлотою, там, под дерном,
зреют всходы — на свою беду.

Повяжу платок, пимы надерну,
по снегам весенним побреду…

Жница

Свое поле пахала —
ох, целик подымала…
Всё росточки кохала,
увядать не давала.
Отгоняла невзгоды…
Урожай — мои годы.
Жала, плакала в голос:
что ни год — спелый колос.
Вот снопы я связала,
оглянулась: немало…

День-деньской хлопотала
за окном моим птица.
Вижу: тоже устала
неуемная жница…

***

Нивы сжаты… Хлеб еще в суслонах.
Есть работа. Значит, поживу.
Налюбуюсь неопавшим кленом.
Похожу по острому жнивью.
А потом про взрытую дорогу,
про березу-сказку под окном
прочитаю внукам и — в дорогу.
И — заснуть бы лермонтовским сном…

Вечное движение

Циничный поползень, лиричная синица,
игрушечный снегирь, хохлатый свиристель!
Уже! Уже поют! Уже не спится!
Уже полны надежд и солнечных вестей.
Так, значит, перелом! Так, значит, полетели
в край северных своих суровых палестин.
Еще морозам быть, и впереди метели,
но принят уж закон: весне расти!
Весне расти! И начинает мниться:
стряхну и я уныние и сон.
Не смейся, поползень! Возьми смычок, синица!
Снегирь и свиристель, я – с вами! В унисон!

За околицей

Вот и вызрели, крупные, красные,
Яблоки. На осине.
Да как щедро-то! Да как рясно!
Да как ясно в осенней сини.
Правда-правда, вызрели яблоки.
На осине. А чем она хуже-то?..
Оглянулась: а где же яблоки?
Под осинкой алеют кораблики,
вон поплыли по морю-лужице.

 




Версия для печати