Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Урал 1997, 4

LОлег Еловой ? наш художник.


В.Словиковская.

«Олег Еловой — наш художник»

Выставка в «Белой галерее»

Героем завершающегося выставочного сезона можно по праву считать Олега Елового. Выставки в Доме кино, Музее молодежи, персональный проект в «Американском информационном центре» и, наконец, победная демонстрация творчества в престижной «Белой галерее».

По своей популярности Еловой мог бы сравниться и с Александром Алексеевым-Свинкиным, ежегодно собирающим толпы на традиционную «алексеевскую» выставку, и с супермодным теперь Игорем Вишней. Но если творчество двух последних все больше склоняется теперь к сладкому кичу, к медовым и вишневым сиропам, то живопись Елового отличает некий пивной вкус. На этом сравнении настаивает и сам автор, поместивший в центре последней свой выставочной экспозиции фотографии полиэтиленовых пакетов с вожделенным напитком.

На выставке в «Белой галерее», как, впрочем, и на всех остальных выставках, Еловой демонстрирует ту самую живопись, которой отворили жилы в начале века, окончательно освободив ее от подмалевок и лессировок. Как оказалось, тут была скрыта подвижная и живая красочная ткань, что вспенивается и густеет в каждом мазке и от каждого движения кисти.

Это освобожденное движение краски и живописи всегда радует зрителя, сливаясь с его представлениями о неиссякающих источниках жизни, о мерцании не загустевшей ткани, из которой лепится мир, о живой воде, в которую он всегда может окунуть свою обремененную сознанием голову. Существование такой живописи беспричинно и, как видим, неистребимо (даже усилиями пост- и постпостмодернистов) как жизнь.

Живопись без амбиций. Солидные идеи в ее текучих красочных потоках не выдерживают позы. Соц-артистский накал прошедших десятилетий хоть и дает себя знать в появлении у Елового досаафовски-спортивных сюжетов, но в них же и гаснет. Запросто, по-будничному и без должного воодушевления рыба спускается с парашютом в свое озеро, и красные девушки тренируются на кольцах не ради значка ГТО, а просто по причине заманчивости движений. Широкие мазки, предельно упрощенные формы и ничего патетического — кружочки, ягодки, ослики, бредущие под сумрачным небом, узкие, как коромысло, борзые и, непременно, черные коты. Все это — вещи и существа родные и добрые, все это — аксессуары человека обаятельного. На обаяние Елового публика слетается как на свет. Завороженные девушки на его выставках что-то пишут в блокноты, и не исключено, что то — любовные послания в его адрес.

А избранным Еловой дарит свои фотографии. На выставке подарков Вячеславу Курицыну в дни «курицыновских чтений» было очень много фото Елового с нецитируемым, но несомненно искренним пожеланием. Своими фотографиями он оклеил также и большую тумбу в центре зала в «Белой галерее»: «Еловой анфас», плюс «Еловой с друзьями на ветвях деревьев», плюс «Нагие люди с виниловыми дисками вместо фиговых листков»... Благодаря этим фото зал «Белой галереи» перестал быть обезличенным выставочным пространством, по очереди принимающим то одного, то другого художника, а превратился в нечто среднее между квартирой художника и мастерской — словом, остался в какой-то существенной части домашним закулисьем Елового. Ради этого одомашнивания, эффекта короткого знакомства с художником зал наполнило множество комнатных растений в горшочках.

Вообще, Еловой одержим желанием восстановить экологически благоприятную для человека ситуацию травнолиственного окружения. Своей живописью он берется излечивать урбанистические недуги. Например, распространившуюся «адидасию». Прошлой осенью художник провел выставку-акцию под названием «Адидасовые натюрморты». Приобретению и использованию продукции известной фирмы он противопоставил наслаждение его собственной живописью, в которой ладошке трилистника , посиневшей на фирменных штанах и ботинках, возвращалась память символа плодородия и земного цветения.

Сегодня работы О.Елового отяжеляют стены то одного, то другого выставочного зала, а художник уже мечтает об оазисе, о крупном живописном заповеднике — Музее простого искусства, где будут собраны работы и профессионалов-неопримитивистов, и «наивных» непрофессиональных живописцев.

Что ж, современное искусство живет такими вот макровсплесками. На екатеринбургском горизонте маячит гребень «простой» живописи, возбужденный Олегом Еловым.





Версия для печати