Опубликовано в журнале:
«Урал» 1997, №2

На палубе LАрго., или Поход за властью. Из новейшей истории жаргонного языка подростков.


Юрий Шинкаренко

НА ПАЛУБЕ «АРГО»,

или

Поход за властью

Из новейшей истории жаргонного языка подростков

Суровые плотники дружно выбили смолистые клинья, удерживающие судно на берегу. Подобно лебедю, сходящему с берега, скользнул освященный богами корабль на пенные воды залива и двинулся вперед, унося на своей спине отважных моряков.

Так начался поход аргонавтов за золотым руном...

Сосредоточенный мальчик ободряюще похлопал по плечу своего деда. Участливо спросил: «Устал?» И добавил, с усилием и смущением выталкивая из себя только что подслушанные у сверстников слова: «За свое гоняешь, да?» На удивленный взгляд старика повторил грубее и развязнее, словно зачеркивая покойную атмосферу семьи, словно репетируя и мысленно включая себя в тот круг, где говорят только на жаргоне: «Гусей, спрашиваю, гоняешь, дед?».

Так началось скольжение еще одного неофита по неспокойной ряби подросткового сленга...

1

Плывущие на «Арго».

Говорящие на арго.

Этой случайной звуковой ассоциацией я решил воспользоваться чисто по технической причине. Метафорическое «аргонавты» призывалось на замену других слов, хотя и точных, но уж больно мусорных для текста: подростки-респонденты, производители и носители жаргонной речи, объекты социолингвоисследования. И не более того! В самом деле, что древние греки нынешним подросткам, что нынешние подростки древним грекам?

Но поверхностная метафора преподнесла сюрприз. Состыковок между древним кораблем и современным подростковым жаргоном оказалось куда больше, чем простая фонетическая схожесть. И главное, эти состыковки отразили суть жаргона, его принципиальнейшие качества.

Вычленим из древнегреческого мифа то, что поможет нам в анализе подросткового субъязыка.

Первое. Налаживая свой опасный маршрут к берегам Колхиды, команда «Арго» постоянно сталкивается с тем, что все встряски судьбы определены волей богов. Решения олимпийского пантеона и поступки людей увязаны с настойчивостью, хорошо известной нам по страницам «застойных» газет. Помните? Что ни судьба, то сплетка жизненных линий с линиями партии, с решениями высочайшего Политбюро. Но если те газеты демонстрировали политическую конъюнктуру, то миф о золотом руне искренен...Он выказывает определенное, м а г и ч е с к о е, отношение древнего человека к миру. Природа подобного мироощущения хорошо исследована. В частности, английский этнограф Дж. Дж. Фрэзер определяет ее так: «Дикарь, в отличие от цивилизованного человека, почти не отличает естественного от сверхъестественного. Мир для него является творением сверхъестественных, антропоморфных существ, которые действуют из побуждений, подобных его собственным, и которые могут быть тронуты призывами к состраданию. При таком воззрении на мир дикарь не видит предела своей способности воздействовать на ход природных процессов и обращать его в свою пользу».*

Приглядываясь к нынешним и недавним отрокам, нам не раз придется воскрешать образ хитрого и умного жреца, замершего перед напуганным племенем... В процессе социализации одни ребята застолбят за собой лидирующие роли, сходные в чем-то со статусом культового служки. Другие вынуждены будут довольствоваться участием в массовке... В отличие от эпохи варварства сакральность взаимоотношений здесь направлена на корректировку не природных явлений, а сугубо общественных. Но значение слова, как и на заре цивилизации, будет обрамлено мистическим флером...

Элементы магического сознания — в самой природе подростка. Ему свойственно оперировать абстрактными понятиями, создавать некие целостные системы мироустройства, однако из-за нехватки знания и опыта истинность подобных систем зачастую не выдерживает никакой критики. Подросток внутренне противоречив, уровень его притязаний очень часто неопределен, а зависимость от мнения сверстников заставляет его ориентироваться на случайные образцы для подражания. Высокий уровень эмоциональности вкупе с некритичностью самооценок вынуждает нашего «аргонавта»-современника прибегать к определенным ритуальным доказательствам собственной состоятельности. И эти ритуалы во многих случаях связаны со словом.

Вот на школьном гараже появилась меловая надпись: «Если ты не голубой, нарисуй вагон другой» (кто-то из старшеклассников вспомнил известную песню Шаинского про голубой вагон и переосмыслил ее). Под этой фразой — несколько пиктограмм: вагончики, нарисованные мелом, погасшим окурком, начертанные гвоздем или ключом. Ситуацию у гаража можно восстановить до мелочей. Наверняка вышли парни покурить. Увидели на стене чей-то меловой призыв. И каждый, хихикая, подтрунивая друг над другом, обращая все в «стеб» (т.е. насмешку), — но все же отметился собственной пиктограммой и таким образом отвел от себя любые подозрения... Ритуальный знак стал гарантией собственной полноценности и в глазах ровесников, и — вот он, мистицизм, сила новообретенного суеверия! — даже в собственных...

Как и у первобытных народов, имеются у нынешних ребят слова табуированные. Так, к примеру, ни один уважающий себя «аргоносец» не произнесет в компании: я — свидетель. Он скажет только «очевидец», ибо первое существительное «скомпрометировано» различными судебными процессами. Называя себя «свидетелем», подросток якобы демонстрирует приятелям готовность «заложить» их в критическую минуту, встать на сторону вершителей закона. Здесь мы видим определенную приверженность «надцатилетних» тому, что Фрэзер называл контагиозной магией: связь между предметами, объектами или явлениями, побывавшими когда-то в соприкосновении, сохраняется и после. В нашем случае это связь между судебным процессом и словом, обозначающим один из его институтов.

Из других примеров неосознанного, спонтанного внимания отрока к магической стороне слова выделим такое явление, как бранная речь, ругательства, «наезды». В одной из своих ранних научных работ, исследуя воровской жаргон и выявляя в нем элементы первобытного примитивизма, Д.С.Лихачев констатировал: «Нам не удалось еще установить факта существования в воровской среде заклинания в своей чистой и откровенной форме. Для этого воровская среда еще слишком связана с современностью, но в скрытой, завуалированной форме вера в силу слова над неодушевленными предметами в ней тверда и прочна. Прежде всего та необычайная, совершенно чудовищная гипертрофия брани в воровской среде, буквально через слово пересыпающая воровскую речь и ни к кому конкретно не обращенная, говорит о каком-то стремлении сделать свою речь действенной, активно действующей».* Если уголовники пользуются, как подспорьем в своей деятельности, самым эмоциональным речевым блоком, то о подростках, повышенная эмоциональность которых — возрастной симптом, и говорить не приходится... Послушайте, какими тирадами сопровождает какой-нибудь пэтэушник изготовление на токарном станке первой в своей жизни детальки!

Еще красноречивее в этом отношении будет так называемый «базар» (толковище) между конфликтующими юношами. Какая энергия брани обрушится здесь на соперника. Отдельные восклицания окажутся сродни шаманскому камланию, ибо их смысл тот же — обрести власть над объектом «ворожбы», подчинить его себе («задавить базаром», как выражаются тинейджеры). Только призываться на голову несчастного будут не злые духи, а... презрение ровесников, в сознании которых каждое оскорбление подростка становится уже частью его натуры. Для подобного морального подчинения существуют в подростковой среде особые речевые формулы: наезды. Как правило, любой подросток, считающий себя «крутым», знает не один десяток таких формул: «Ты что глаза по восемь копеек?! Сейчас на пятаки разменяю! У тебя синагога на ушах! Залепи дуло! Гасись фанера в алебастре! Ну ты чо, не понял, что ты козел?! В рот тебе компот и кило печенья, только не все сразу! Бык покоцанный! Влагалище! Волк тряпичный! Конь педальный! Крутизна метастазная! Крыса дойная! Лошадь стремная! Титька в каске! А по по не по? (а по портрету не получишь?)» Не неся никакой семантической нагрузки, эти наезды служат одному: заворожить, заколдовать «собеседника», чтобы потом навязать ему любую свою волю.

Думаю, мы в какой-то мере показали, что взаимоотношения подростка со словом нет-нет, да подергиваются туманом мистицизма...

Второе сходство «Арго» и арго. На носу корабля при строительстве укрепили кусок додонского дуба. Дуб являлся центром святилища Зевса, по шелесту его листвы жрицы предсказывали будущее, толковали различные знамения, прорицали. Благодаря использованию нетрадиционных материалов и технологий, корабль «Арго» стал отличаться от своих «конвейерных» собратьев. Он сам мог п р о р и ц а т ь.

В этом отношении подростковый жаргон не уступает священному «Арго». Он потрясающе болтлив — если можно так сказать о языке. Помимо прямых лексических значений он выплескивает на нас массу социологической информации. Он без стеснения вскрывает подноготную «аргонавтов», довольно внятно обрисовывает их будущее, он без запинки толкует многие знамения. Да что там — он сам знамение некоторых грозных процессов, затевающихся в отроческой среде! Надо только научиться слушать.

Третье. Не будем забывать о конечной цели путешествия греков. Золотое руно! Конечно, всякому ясно, не золоченая баранья шкурка неизвестно какой пробы нужна была Язону со товарищи. Нужна была власть! И отцу Эсону, которого пиханул с трона коварный Пелий, и себе, и собственным детям. Последним — особенно: «Уж больно хотелось Язону, чтобы и дети его стали царями».

Надо полагать, силы для борьбы за власть у Язона имелись. В те времена, о которых нам повествует миф, правителем становился (или претендовал на это) в основном тот, кто становился обладателем магических тайн, готов был установить «контакт» со сверхъестественными силами и сам в какой-то мере их олицетворял.

А нынешние «аргонавты»? Что для них цель «путешествия»? Что цель жизни? Золотое руно, «золотой телец»? Или?.. И насколько осведомлены они о тех жреческих приемчиках, которые давали хотя бы видимость божественной озаренности? Не будем торопиться с выводами.

Четвертое. Язону двадцать лет. Этот возраст — верхний срез той генерации, о языке и субкультуре которой мы размышляем... Возраст хоть и пограничный, утягивающий самих «пограничников» в иную социальную группу, но от того не менее влиятельный на классическое по летам отрочество... Именно старшие ребята играют в подростковой субкультуре первую скрипку. Именно им, как правило, достаются все определяющие здесь социальные роли...

2

Всерьез подростковым жаргоном я начал заниматься с десяток лет назад. Он интересовал меня как самое яркое проявление отроческой субкультуры.

Впрочем, о выраженной субкультуре, то есть о некоем четко очерченном круге ценностей, идеалов, стиля жизни, форм досуга, в начале 80-х годов говорить было преждевременно. Подростковое сообщество представляло собой пеструю несцементированную массу. Предельно разноликую. Об этой разноликости как раз и свидетельствовал жаргон. В нем можно было встретить эхо словесных игр «шестидесятников»: брод (проспект), чувиха (девушка), хилять (гулять, прогуливаться).В него органично вкраплялись заимствования из детского «лепета»: страшилка, войнушка и прочие -ушки, -ишки, -яшки. Из жаргонного тела торчали канцелярские занозы, вживленные юными бюрократами: запараллелить туристский маршрут. На равных правах с канцеляризмами — безвкусным подарком 70-х годов — подростковый жаргон обнимал и лексику тех, кто вызывающе потешался над юными чинушами: гэпэшист (член городского пионерского штаба), рэкэшист (член районного комсомольского штаба), фиолетовые дети (активисты-общественники)...

Жаргон был разнолик и в силу этого безлик. Сейчас, когда прошлое распахнулось в должной перспективе, то ребячье состояние представляется мне... нет, не болотом, а перенасыщенным солями озером. Еще крупинка — и неизбежный процесс кристаллизации породит причудливые образования: кристаллы разноликих субкультур, каждую из которых полно и своеобразно выразит жаргон.

Так и произошло под середину 80-х. Подростково-молодежная среда вдруг заволновалась, в ней появились десятки новых, доселе невиданных центров притяжения, вокруг этих центров завихрились водовороты, не очень удачно названные потом «неформальными молодежными течениями». Подростковый мир явил обществу панков, роггеров, рокеров, металлистов, скейтбордистов, брейкеров — полный «поминальник» и на страницу бы, пожалуй, растянулся.

Взрослые с изумлением вглядывались в мозаику разнородных стилей, мировоззрений, привязанностей. Комсомольские функционеры, подталкиваемые свыше, спешно составляли рекомендации, кто есть кто и как с кем бороться. Журналисты смаковали колоритную фактуру (вспомните хотя бы незабываемый «12 этаж» Эдуарда Сагалаева на ЦТ). Сатирики нещадно путали окончания в названиях «неформальных групп», но тем не менее точно отразили суть происходящего, переиначив обычное вяловатое словцо «подростки» в суперсовременное «подросткеры». А социологи...

Социологи пытались все связать в систему. Кто из «неформалов» заявил о себе раньше? Кто чуть позже? Почему молодежные течения возникают не в той очередности, в какой они рождались наЗападе, хотя явно скопированы с западных? Влияют ли друг на друга подростки разных ориентаций? Почему нет явного фаворита среди молодежных движений, хотя некоторые из этих движений (например, хиппи) имеют, с учетом полуподпольного существования разрозненных групп, солидный стаж? Какая из нарожденных субкультур может претендовать на лидирующее положение?

Но связного, системного взгляда на подростковую ситуацию первых «перестроечных» лет так и не было обнародовано (впрочем, как нет его и сейчас). Я не знаю причин, которые помешали это сделать. Может, слишком горяч и текуч был материал исследования. Может, слабы были исследовательские кадры: не ждать же от апологетов марксистско-ленинской социологии, что они вмиг переключат свое внимание с молодого металлурга на новоявленного металлиста... Но одно не могло быть помехой: отсутствие ключевых знаков, помогающих объединить пеструю картину в единое целое. Такие знаки были — и в 86-м, и в 87-м, и тем более в 88-м... Знаки эти — некоторые жаргонные словечки.

В 1987 году я записал насторожившее меня слово «дихлофос». Так металлисты обзывали брейкеров. Происхождение слова уходило корнями в общеподростковый фольклор, в анекдот: «У бьющегося в конвульсиях таракана спрашивают: — Что, таракан, break dance? — Нет, — отвечает бедолага, — дихлофос!» Но позаимствовать из общего анекдота кличку для всех танцоров в стиле «брейк» взялись только металлисты.

Вряд ли западным металлистам было дело до западных брейкеров. Маются разными увлечениями — ну и на здоровье! Дорогу друг другу не заступают!

Наши же доморощенные «металлы», едва возникнув, сразу же заявили о своих антипатиях, — уничижительное «дихлофос» тому свидетельством. С чего бы?

Потолкавшись какое-то время среди «рыцарей цепей, заклепок и кожи» и сравнив их со знакомыми мальчишками-брейкерами, я заметил между теми и другими существенную разницу. Разницу — вне антуража и атрибутов! Разницу — почти классовую (ох, рано марксистско-ленинскую социологию на свалку истории!).

Это только сначала показалось, что на иностранные веяния молодежной моды, вдруг проникшие к нам, подростки набросились, как на груду заморских товаров — кому что подвернется, кому что достанется. Нет, обноски западных молодежных движений уже сразу расхватывались хоть и впопыхах, но с примеркой, с прикидкой, с оглядкой на собственные привязанности, таланты, материальные возможности.

В брейк-данс вдарились элитные слои отрочества: старшеклассники, младшекурсники вузов. Чтобы снять (скопировать) сложнейшие танцевально-акробатические элементы, нужна была натренированная усидчивость, воля к достижению цели. Чтобы связать в единую композицию разнородные части танца — всякие там вертушки, геликоптеры, уимболы, требовалось чувство вкуса, маломальский эстетический опыт. Брейк-данс пришел в страну на видеокассетах, поэтому близкое знакомство с ним предполагало определенную материальную состоятельность поклонников: наличие видеомагнитофонов и соответствующих кассет или хотя бы средств на их прокат...

«Металл» был менее привередлив. Материальные претензии ограничивались поношенным кожаном, незамысловатой фурнитурой, которую несложно изготовить самому, особенно если есть доступ к фрезерному станку или рядом с домом — промышленная свалка. Металлотеки особой подготовки не требовали: танцевальные движения сводились к повтору поз бас-гитариста, подобное попугайничанье давалось в несколько секунд тренировок... Зато... Зато подчеркнуто грубый, агрессивный, не знающий полутонов heavi metal даровал своим поклонникам неоценимую возможность: выплеснуть неудовлетворенность — и какую-то минутную, и сущностную, глубинную — неудовлетворенность холодным домом, родителями, стипендионными слезами (малыми деньгами), нелюбимой работой... Надо ли говорить, кого зачаровал «металл»: фазанов (учащихся ПТУ), молодых рабочих, шалтай-болтающихся тинейджеров. Так что, говоря языком русских летописей, щемить друг друга брейкеры и металлисты принялись не попусту. Искусственно выровненное, прилизанное, обернутое в фантик «ВЛКСМ» поколение вдруг разбилось на множество положительно и отрицательно заряженных сгустков, которые даже при малых столкновениях рождали видимые или слышимые сигналы, подобные слову «дихлофос». Но гроза только приближалась.

Следовало ожидать, что для выяснения конкретных социальных отношений в конкретной социальной обстановке рамки заимствованных субкультур будут тесны подросткам, что они создадут что-то новенькое.

Не замедлило...

Взрослые еще бились в попытках отличить рокера от брейкера, поппера от хайлафиста, а в подростковый быт стремительно вторглось новое явление: территориальные подростковые войны. Пацаны сбивались в жестко организованные группы, между группами велись кровавые разборки; победители, расширив территорию влияния, принимались за денежные поборы с ровесников и готовились к отражению атак побежденных.

Временами казалось, ожило средневековье, то время, когда брат шел на брата, когда для с е ч и з л о й достаточно было одной неосторожной фразы и когда слово «отрок» значило: младший дружинник князя, участвующий в походах и сборах дани. В современных отроках словно проснулась языческая кровь древних кривлян, древлян, новгородцев или хазар, не облагороженная гуманизмом более высокой религии, и повела их на безрассудные поступки.

Про тюркоязычное племя в пересчете славянских я упомянул не случайно. Столица Татарии, Казань, в одночасье снискала себе печальную популярность: там кратковременные стычки «надцатилетних» перешли в затяжные позиционные бои, а главное — пролилась юная кровь, и на местных кладбищах появились памятники, на которых годы рождения и гибели недалеко разбежались друг от друга.

Чтобы упредить дальнейшее развитие событий, нужен был оперативный анализ ситуации. Любое промедление оплачивалось ребячьими жизнями. На «казанский феномен» отвлеклись виднейшие авторитеты по социальным (подростковым, в том числе) проблемам.

Выводы звучали четко и немногословно, как военные донесения: «Молодежная группировка — это типично средневековая общественная структура. (...) человечество начинается там, где вместо стаи возникает сложная и развивающаяся социальная организация. Там же, где сложная социальная организация начинает по каким-либо причинам распадаться, там и возникает обратное движение — к стаям, бандам». (К. Г. Мяло, старший научный сотрудник Института международного рабочего движения АН СССР.)

«...мы имеем дело с формированием специфической субкультуры, которая включает в себя теорию сильной личности, веру во всесильное групповое братство, уголовную романтику, свой неписаный моральный кодекс, отрицательное отношение к формальным молодежным структурам». (Е. Г.Бааль, майор милиции, доцент Академии МВД СССР.)

«...причину надо искать в существовании стабильной организованной преступности в стране, которая распространила свои традиции на молодежь. И причина явления, которое мы сегодня разбираем — в длительном замалчивании организованной и профессиональной преступности, которая тем временем начала воспроизводить себе подобное в молодежной среде». (А.И.Гуров, подполковник милиции, НИИ МВД СССР.)*

Выводы в целом точны. И хотя ясно, не до тонкостей тогда было — гибли дети, — все же вынужден отметить одну деталь. Статья Ю.Щекочихина, ставшая своеобразным переломом в оценке подростковой ситуации, несколько упростила причины криминализации подростков, путь перехода к стае, и тем самым скрыла более тонкие, нюансированные процессы, без которых суть тинейджера постсоциалистического общества не объяснить.

«Организованная преступность... начала воспроизводить себе подобных» — эти слова известного криминолога Гурова прозвучали громом, стали аксиомой. С этого момента многочисленные аналитики, отталкиваясь от гуровской позиции, быт подростка стали объяснять в разворот на преступный мир. «Почему растет число юных правонарушителей? — А давайте подумаем, почему так сильна власть взрослых преступников!» «Почему у подростков на первом месте корыстно-стяжательские интересы? — А давайте посмотрим, почему воруют взрослые!..» «Почему? — А давайте!..» — «Почему? — А давайте!..» На вопрос о подростках — объяснение взрослых проблем.

Но отчего? Отчего именно в тот момент акулам преступности опять (как в годы нэпа, например) вздумалось выбраться на отроческое мелководье и скомандовать: «Воспроизводись, преступность, большая и маленькая!»?

Не оттого ли, что система «реципиент— донор» начинает срабатывать, когда для контакта созрели о б е ее части. Простите, конечно, за банальность.

Но именно эту банальность попытались прискрыть участники «круглого стола» под руководством Ю. Щекочихина. Ибо разговор о готовности ребят-реципиентов принимать «донорские» подачки преступного мира неизбежно вырулил бы на... «неформалов», даже на самых невинных — с роликовыми коньками, допустим, под запыленными босыми ногами. Но громогласно объявить «неформалов» одной из причин быстрорастущей преступности по тем временам значило подписать им приговор. Сколько идеологически выверенных служб ринулось бы на их разгром. Поэтому: «Группировки, о которых мы сегодня говорим, — явление принципиально нового характера(...) К «неформалам» это явление не имеет никакого отношения», — делала «Литературка» лукавый вывод (и, может, правильно: разгон неформальных объединений ситуацию бы не спас, но усугубил).

Однако именно «неформалы» спровоцировали внимание криминального мира к подросткам. Чем же хиппи, брейкеры и иже с ними привлекли преступные кланы? Они-то сами ничем (хотя — на какие-то группы положили глаз фарцовщики, на какие-то — торговцы наркотиками, но это — без системы и поголовности)!

Неформальные объединения молодежи поспособствовали иному. Они вызвали объективную необходимость «склубиться» тем мальчишкам и девчонкам, которые оказались не у дел. Одиночество, зависть к чьей-то насыщенной жизни, обида на невнимание той же прессы — да мало ли причин, которые вызвали объединение мальчишек (и какой-то части девушек) вокруг... пустоты. Не досуговые интересы, не интеллектуальная общность, не политический зуд, не экологическая озабоченность и поначалу даже не криминальная «всегда-готовность» стала объединительным стержнем у этих ребят. А ощущение своей никчемности. Пустота... Пустота в душе, пустота в карманах, пустота в головах.

Объединившись, пустота пошла войной. Разве трудно догадаться — на что? На то, что бросалось в глаза и резало слух, — на блестящие заклепки, на громкую музыку, на длинные волосы — на то, что вызывало потаенную зависть и открытую ненависть.

В Москве появились «люберы» — выходцы из подмосковных Люберцов. Они объявили себя «санитарами» города и принялись щ е м и т ь «неформалов».

Не отставала и провинция. Уральская, в том числе. В городе Орске Оренбургской области объявили себя «ништяки». Ништяками стала называть свою сплотку самая люмпенизированная часть отрочества.

В пику всем «неформалам» ништяки придумали себе форму: мохеровые фуражки и тапочки на босу ногу. Безвкусно, но броско и в общем-то доступно...

О степени люмпенизированности этой среды говорит один факт: ништяки пошли войной даже на металлистов, которые, если вспомнить, и сами не особо жаловали большую часть «неформалов» в силу разности социальных положений (впрочем, «люберы» металлистов тоже не щадили). Так что «ништяки» оказались святее папы римского, то бишь металлеров.

Социальная месть, которая на словах оправдывалась и собственным патриотизмом, и борьбой за справедливость, и приверженностью к порядочности, почти сразу же вылилась в банальную хулиганку, в грабежи и разбои.

Да иначе и быть не могло. Уже в самоназвании — н и ш т я к и, н и ш т я к о в ы е — орские «аргонавты» заявили о тех идеалах, на которые в скором времени будут четко и безоглядно ориентироваться. Ведь ништяковый — производное от уголовно-воровского «ништяк» (т.е.все в порядке, все хорошо). Еще ярче эта изначальная ориентация на уголовную субкультуру обозначилась в названии противоположного ништякам «неформального» лагеря: ч е р т и. «Черти» — то же заимствование. На уголовно-воровском языке «черт» обозначает: не принадлежащий к воровскому миру.

Пусть не видится здесь противоречия, но изначально объединение и «люберов», и «ништяков», и некоторых казанских «гопников» свершалось не на криминальной основе. Элементы воровской субкультуры использовались люмпенскими группами лишь в качестве строительных лесов. Ведь эта субкультура наиболее соответствовала мироощущению люмпен-подростка. В конце концов, воровская субкультура — порождение того же люмпенства, только взрослого, порождение схожего уровня психической организации.

Пустота не держит формы. Поэтому, чтобы придать своим группировкам ощущаемые очертания, люмпен-подростки оборотились к тому, что рядом. К идеалам отцов и соседей-зэков. К тому пониманию нормы, что диктовалась собственным инфантилизмом, собственными психическими атавизмами — не в меру, на первобытном уровне, конкретным мышлением, магическим отношением к миру и т.п. То есть ко всему тому, что в избытке есть в уголовной субкультуре.

Итак, к концу восьмидесятых годов в нашей стране одномоментно и повсеместно в противовес «неформалам» стали объединяться люмпен-подростки. На первых порах они почти не имели признаков собственной субкультуры. Главное для них было — борьба с иными под-культурами. Но появление многогранного культурного «багажа» было уже предопределено. Во-первых, люмпенским менталитетом. Во-вторых, тем, что от преступного мира не могло ускользнуть: возникают многочисленные структуры, внутренне склонные к восприятию воровских норм. Было также предопределено, что нарождающаяся субкультура станет г л а в е н с т в у ю щ е й. По причине ее безмерной агрессивности.

Сорняк люмпен-культуры пышным цветом зацвел по всем городам и весям России. Но — сузим свое внимание до Екатеринбурга. С одной стороны, это типичный промышленный мегаполис. По своим социальным условиям он оказался наиболее подходящим для укоренения люмпен-культуры. Наличие многочисленных ПТУ, техникумов предполагало стягивание в этот город большого количества маргиналов — выходцев из рабочих поселков, районных городков, которые, как пчелы, поставляли в улей субкультуры свой взяток и делали эту субкультуру п о к а з а т е л ь н о й для всего уральского региона. С другой стороны, в отличие от Москвы, Казани, того же Орска, Екатеринбург криминальный имел в 80-е годы свою ярко выраженную специфику, что даст нам возможность пронаблюдать, как почва определяла главенствующую юношескую субкультуру и конкретно — жаргон... Вычленение специфического, надеюсь, только подчеркнет типическое.

3

Волею обстоятельств сложилось так, что самыми яркими «звездами» криминального Екатеринбурга оказались в 80-е годы картежные мошенники — каталы. Этому способствовало географическое положение города, через который в европейскую часть России валом валили нефтяники Тюмени, золотодобытчики Якутии и прочий относительно богатый люд, именуемый на арго «хрустящими дядями», «полными чайниками», «лохами с реальными (деньгами)». Именно на их кошельки направили свои взоры уральские каталы. Преступный бизнес процветал, не особо себя тая. Вскоре народная молва, а подростковая — в особенности, вовсю муссировала слухи о грандиозных суммах, что обращаются в шулерских кругах, о роскоши, которой окружили себя новоявленные преступные магнаты.

Перед екатеринбургскими люмпен-подростками, пребывающими, как и остальные люмпен-отроки России, в поисках объединительного стержня, предстал наконец образ Кумира, своеобразного божка: умного, энергичного, жесткого, безжалостного человека, совсем не старого по летам, который умеет делать деньги из воздуха, при этом ловко обходя Уголовный кодекс. И екатеринбургское тинейджерство во всеуслышанье заявило, что поиск объединительной идеи завершен, что опыт, нравы, традиции, неписаные правила взрослой «катки» (т.е. сообщества картежных мошенников) берутся на вооружение.

Громогласность такой заявки — вовсе не преувеличение. Именно в тот момент в подростковом языке появилась пара-тройка симптоматичных слов... Раньше для выражения своего восторга подростки пользовались примерно вот такими разнокалиберными, понадерганными из самых несхожих жаргонных пластов «ахами» и «охами»: адидас! вышак, вышка! зверо! классно! крутого пошиба! отпад! путевок! улет! Но едва свершилось самоопределение люмпенских групп, их разворот на шулерский клан, который (внимание!) собирался в основном в ресторане «Космос» и считал это заведение своей резиденцией, — сразу же изменились и восклицания, призванные отразить бурю восторженных чувств в душе «надцатилетнего». Теперь, чтобы выказать свое восхищение перед кем- или чем-нибудь, юные уральцы произносили: космос! («Куртку мне купили... Космос!); спейс! (тот же «космос», только по-английски); спейсово! («Вчера накинули по стопарику бормотухи... Так спейсово стало!»).

В общелитературном языке тот же самый смысл давно закрепился за словом «божественно», и слово это выдает иной, в отличие м а г и ч е с к о г о, эволюционный этап в развитии мышления — религиозный. Подростки же вновь отбросили эволюцию к истокам, к мистицизму, к самым начаткам примитивных религий. Новые арготизмы обозначили: отныне все самое качественное, самое прекрасное, самое жизнеспособное, самое влиятельное — в общем, все самое-самое-самое — ассоциируется у подростка с рестораном «Космос», милостиво приютившем сливки преступного мира, то бишь с неким новоявленным пантеоном.

Кумиры были сотворены. Ориентиры выбраны. Маршруты определены. Роли в скучавших без дела люмпен-командах оказались расхватаны. И наши «аргонавты» отчалили... А в их паруса бил неспокойный ветер (как он там назывался восторженными одописцами Горбачева? — «апрельский ветер перемен», что ли...).

Не очень длинный, но яростный период борьбы между различными люмпен-компаниями за право контролировать остальное городское отрочество, за честь называть взрослых шулеров из «Космоса» своими покровителями — все это я опущу. События здесь быстротечны, сумбурны, скрыты мраком нелегальности... Перенесемся сразу в те времена, когда одна из тинейджерских группировок полностью утвердила себя и стала своеобразным жреческим кланом при божках от криминала, а следовательно — законодательницей главенствующей молодежной субкультуры и обслуживающего ее арго-языка. Погоняло этой группировки — «п и н г в и н я т а».

Имя антарктической птицы-симпатяги было выбрано для самоназвания отнюдь не из-за романтических настроений. Просто кафе-мороженое, в котором наши «аргонавты» собирались для выверки стратегических и тактических линий, называлось «Пингвин». Даже в выборе «резиденции» молодая катка ориентировалась на своих кумиров из «Космоса»: поближе к изысканной гастрономии...

Очень быстро «Пингвин» превратился в центр гастрономии и языковой: здесь вытамливался жаргон, призванный обслуживать жреческую службу пингвинят и родственных им компаний, здесь швырялись в языковой котел нужные ингредиенты из уголовно-воровской речи, рождались оригинальные «специи», придающие арго специфический привкус. Отсюда жаргонные «блюда» разносились по всему городу, и иначе быть не могло: молодая «катка», выполняя явную и неявную волю своих божков, обложила денежными поборами большую часть подростков, и эти подростки, нормальные, обычные, не ориентированные на криминал, вынуждены были осваивать субъязык, воцарившийся в школах, в училищах, во дворах. Хотя бы для того, чтобы разминуться с каталами-ровесниками с наименьшими для себя потерями...

Именно жаргон поможет нам увидеть, как нарожденная субкультура (главенствующая, повторимся!) исказила и опримитизировала взаимоотношения в среде отрочества. А эти отношения, в обратную очередь, помогут прояснить, чем подпитывается жаргон, по каким схемам выпестывается...

Итак, прислушаемся к «птичьему» щебету пингвинят. Отпробуем варева, рецепты которого уточнялись в симпатичной кафешке в центре Екатеринбурга...

4

Разнообразие, многоцветье жаргона обманчиво.

Только при беглом, невнимательном взгляде этот пласт языка может показаться цветущим лугом, где в трогательном содружестве соседствуют самые разные растительные формы.

Нет, жаргон точнее уподобить сорняку, который украдкой пробрался на окультуренную почву и впопыхах гонит, гонит из одного корня разномастные побеги. Одни — покрепче, другие — послабее. Каждый побег отпочковывает от себя новые, создавая видимость многообразия, многоохватности. Но если добраться до основного корня, вытянуть его из земли — вся-то растительная семейка, мыслимая нашими «аргонавтами» такой безгранично-великой, в одной-то ладони и уместится, со всеми побегами и корневыми плетями. А тот пятак земли, который только что дивил глаз кажущейся многоликостью, будет пуст.

Попробуем подобраться к корням «пингвиньего» языка по любому из его отростков. Я наугад открываю свои материалы к «СЛОВАРЮ ПОДРОСТКОВОГО ЖАРГОНА» и выхватываю оттуда первое попавшееся слово: капуста.

Не успели мы задеть один жаргонный росток — заколыхалось несколько, ибо слово «капуста» многозначно. Во-первых, оно обозначает «деньги». С начального же захода мы уперлись в основу люмпенской субкультуры. Впрочем, могло ли быть иначе? Стоило ли ожидать, что интересы люмпен-отроков заякорятся в сферах духовных? Можно ли было надеяться, что их щебет отразит такие понятия, как «радуга», «престол», «вознесенье»? Следовало ли предполагать, что воля криминального Олимпа сориентирует своих «надцатилетних» жрецов на что-то иное, чем погоня за «золотым тельцом»?

Ко времени, когда сложилась главенствующая тин-культура и устоялся язык, цементирующий и развивающий ее, стало предельно ясно: свет в оконце для люмпен-подростка — деньги... Об этом приоритете недвусмысленно свидетельствовал жаргон. Синонимическое гнездо, связанное с «капустой», одно из самых больших в нашем «Словаре...»

«Бабки, башки, башли, бумага, воздух, выбранная нами за точку отсчета «капуста», крупняк (большие деньги), слезы (малое их количество), лаванда, лавэ, ленинки (канувшие в лету купюры с изображением «Лукича»), фартинги, филки, фишки...» — вот только часть самых общих обозначений денежной массы. А еще — виртуозное разграничение по номиналам: «Декан, дэкан (10 рублей); екатеринка, катеринка (100 рублей); кесарь, косарь (1 тысяча); кожаный (металлический рубль); красная (тысячерублевая купюра); петровский, петрофан (5 рублей); пятикатка, пятикатник, пятихатка (5ОО рублей, т.е. пять «екатеринок»); рваный (1 рубль); стольник, стоха, стоша (100 рублей); тонна (тысяча); угол (25 «рваных», т.е. одна четвертая сотни); чир, чирик (10 рублей)...»

Суммы, о которых идет речь, по тем доинфляционным временам были значительными (об уровне цен нам напоминает частушка, рожденная в тот период: «Водка стоит ровно десять. Десять двадцать — колбаса...»). Но тем не менее эти суммы о б р а щ а л и с ь в подростковом быту. Откуда проистекает наша уверенность? Да хотя бы из особенностей сленга. Сленг, а подростковый — тем более, редко снисходит до отвлеченных понятий, до абстракции. Он конкретен. Он вызывается в обозначение лишь тогда, когда в этом обозначении есть п р а к т и ч е с к а я необходимость, бытовая нужда. Зашелестели в карманах наших «аргонавтов» тысячерублевки — зашелестело в речи и новое словечко: «красная»...

Впрочем, новизна большинства арготизмов относительна. На первых порах, едва отроческое люмпенство стало осознавать себя последователями уголовного мира, его своеобразными жрецами, языковые заимствования из воровской среды делались без разбору. По принципу незабвенного Плюшкина: в хозяйстве все сгодится... Лишь с определением собственной криминальной специализации подростки начали сортировку и переосмысление заимствованных арготизмов. Жаргонизм «воздух», к примеру, значил в свое время не что иное, как «взятку».* Но с ситуациями взяточничества наши «аргонавты» не сталкивались. Существительное же им приглянулось, ибо оказалось эмоциональным, наполнилось новой коннотацией (дополнительным значением): то, без чего нельзя дышать... Из видового слово стало родовым, обозначило деньги вообще. Оно сменило окраску. В нем уже не слышалось сожаления былых преступных поколений по поводу вышвырнутых на воздух (в качестве взятки) денег. В нем утверждалась незыблемость материальных ценностей, обрисовывалась жизнеобеспечивающая атмосфера... ( Чуть позже это значение, вложенное подростками в «воздух», будет подкреплено другим существительным — «дышки». Это слово широко загуляет в тинейджерской среде в начале 90-х и метафорически подтвердит сказанное нами... ДЫШКИ... Дыхание... Основа физического существования...)

Итак, деньги, как показывает сленг того времени, у наших «аргонавтов» завелись, деньги — не «слезные». Проследим их происхождение. А для этого вновь вернемся к одному из «корешков», вытянутому нами из жаргонной почвы, к пресловутой капусте. Второе значение этого слова: простак, простодыра.

Насколько подобный тип людей значим для наших «аргонавтов», можно судить по синонимическому расширению, связанному с «простодырами»:

«Бык, бычина, бычье (как правило — о маргиналах, выходцах из деревень); братья приезжие (о тех, кто «приехал», т. е. остался должником, проигрался в карты, шире — о всех неудачниках); дойная корова; крест; лох (самое, пожалуй, распространенное определение, заимствовано из уголовной речи, по крайней мере, словарь «Блатная музыка», составленный еще в НКВД,** его фиксирует; все же производные от «лоха», перечисленные ниже, — вклад современных творцов арго), лохобрей, лоховоз (как правило о новичках в каком-либо деле, например, в «фарце»), лохушка (о простофилях-девушках), лошина, лошок; ЧМО, ЧМОшник (этимология: из армейского — аббревиатура от «часть материального обеспечения»); чухан.»

С представителями этой неискушенной, наивной, слабохарактерной человеческой породы наших «аргонавтов» связывали весьма недвусмысленные отношения. Лучше всего они выражены в подростковых идиомах: доить, бомбить, стричь лохов. Это значит: выколачивать из них деньги. В каких-то городах и поселках подобная стрижка выглядела до примитивного просто. Толпа гопников (хулиганов) окружала свою жертву и: «Эй, пацан, гони рубль!» Не то — в мегаполисе, последние годы донашивающем имя увертливого революционера Якова Свердлова... Здешняя элита люмпен-отрочества — «пингвинята» — оказалась куда как изощреннее, чем их провинциальные собратья. «Пингвинята» не только переняли от взрослых кумиров-катал способы быстрого обогащения, но и ввели в преступный оборот свои фирменные... Чтобы представить некоторые из этих способов-уловок, и заимствованных, и оригинальных, нам придется востребовать третье значение неувядаемой сленговой «капусты». Оно таково: колода карт.

Картежное мошенничество — это, без преувеличения, искусство. Оно требует не только ловкости рук, но и определенной остроты ума, долгих выверок, каждодневной тренировки с колодой игральных карт. Самые «талантливые» представители люмпенства осваивали шулерскую науку, попутно обогащая свой язык специфическими терминами:

«ВРЕЗКА — способ тасования колоды, когда она делится на две части, и каждая карта из одной части перемежается картой из другой. Способы врезки: «веером»; «эфиопская» — карты из разных частей колоды складываются «вальтом»; «крутая» — когда карты врезаны многократным и большим числом способов;

ВЫКУПИТЬ — раскрыть намерения шулера, поймать его на мошенничестве;

ДОЛЬЩИК — напарник, игрок в доле;

ДОЛЯ СЛАДКАЯ — вид долевого участия в картежной игре, при котором дольщику в случае удачи партнера причитается половина выигрыша, а при проигрыше участия в оплате долга он не принимает;

ИСПОЛНЕНИЕ — мухлеж при раздаче колоды, сложенной нужным игроку образом. Варианты исполнения: «одна в одну» — если врезать карты пять раз «одна в одну», они вернутся в исходное, заранее продуманное положение; «лягушка» или «вольт» — исполнение, при котором передергивается лишь верхняя карта;

ИСПОЛНИТЕЛЬСКАЯ ИГРА — собственно игра, при которой выигрыш обеспечен умением передернуть колоду при раздаче;

КОЦКА — метка на картах. Типы коцек: «на боку» — на ребре колоды делается запил, например, на одной масти; «на лоха» — цветная, фабричная, т.к. в некоторых колодах «рубашки» черных и красных мастей различимы для внимательного взгляда;

МАЯК — человек, стоящий за спиной игрока и подающий условные сигналы его сопернику;

СКРИПКА — «закоцанная» (помеченная) определенным образом колода карт...»

Наивно думать, что вся эта лексика картежногго мошенничества (а мы привели здесь самую малость ее) враз стала достоянием уральских подростков. Нет, конечно. Даже «пингвинята» осваивали ее с трудом и на первых порах для «работы» с лохами использовали более простые приемчики. Могли, например, «поймать кого-либо на базаре». Подходили к незнакомцу-сверстнику, совершали несложный ритуал, деморализуя его (попросту запугивали и оскорбляли свою жертву, используя устоявшиеся «наезды»), а потом спрашивали: «Решишь задачку?!» Когда прижатый к стенке подросток подписывался (т.е. соглашался), ему объявлялись условия задачи, у которой заведомо не было точного решения («Сколько миллиметров от нас до Москвы?»). И требовали денег за неправильный ответ. «За что деньги?» — вопрошал изумленный «математик». Ему поясняли: «Мы договаривались, что ты решишь ЗА ДАЧКУ. Ты не решил. Поэтому тебе никакой ДАЧКИ не положено, а вот ты нам должен». — и называли сумму «контрибуции», которой облагалось, по сути, трепетное отношение подростка к разного рода условностям, его уровень сознания, склонного во всех явлениях (а в словесных — особенно) видеть магическую изнанку.

Подобный промысел, связанный собственно с жаргоном, распространен, пожалуй, лишь в подростковой среде. О нем свидетельствуют сообщения «криминальных хроник», такие, как эта, например: «Девять квартирных краж совершил учащийся одной из екатеринбургских школ. На последней его неожиданно застал вернувшийся домой хозяин. Недолго думая, школьник ударил хозяина по голове монтировкой, но потерпевший оказался крепким орешком: он догнал преступника у Кировского универсама. В ходе дознания установлено, что на скользкую дорожку квартирных краж парень пошел под давлением лиц, которым «задолжал» десять тысяч рублей, проиграв на игре слов». (Тревожная хроника. «Уральский рабочий». 1991, 29 октября.) «Проиграв на игре слов...» — думаю, так будет заканчиваться еще не одна оперативная информация...

Словесная эквилибристика, фразы «с двойным» дном вовсю использовались и собственно в катальных сеансах. Простаку предлагалось сыграть в карты «на просто так». Когда картежная игра была «сделана», проигравшему простодыре пояснялось: «На просто так» — это играть «на сто рублей». И объявлялись сроки, в которые нужно вернуть долг. Другой фразой-ловушкой служил вопрос: «Покатим?» Неискушенный игрок воспринимал этот вопрос как обычное приглашение к началу картежного ристалища. Мол, поехали, стартуем... Но произнесенный с самой невинной интонацией вопрос таил в себе нечто другое: уговор сыграть «по кате, екатерине», то есть с первоначальной ставкой в те же сто рублей.

Параллельно освоению картежной науки нашими «аргонавтами» вводились в обиход азартные игры попроще. Например, «жмэн» (от глагола «сжимать»). Юный мошенник зажимал в кулаке купюру и предлагал выцепленному (т.е. введенному кем-то в круг шулеров) игроку назвать порядковые номера цифр, из которых состояло серийное число купюры (например, первая цифра и пятая). Объявлял свои номера. Эти цифры складывались. У кого получался больший результат — тот выигрывал. В качестве «премиальных» ему полагалась «бумажка» такого же достоинства. Надо ли пояснять, что для игры использовалась специально подобранная купюра, так называемая «колхозная капуста», обеспечивающая выигрыш инициатора... Ее особенность заключалась вот в чем: как можно больше ноликов в серийном числе! По теории вероятности простодыра обычно и натыкался на эти нолики. «Пингвиненок» же отлично помнил, где расположены цифры, отличные от нуля.

Подобные уловки плодились в кругу «молодой катки», словно мушки-дрозофилы. Волнами разбегались по школам и дворам. Легко забывались, когда становились известными слишком большому кругу. А на подкрепу этим разминочным «невинностям» уже подступала собственно катальная «премудрость». И набирала силу и значимость лексика, составляющая ее понятийный аппарат. Вначале этой лексикой владели в основном «пингвинята». Позже круг «посвященных» слегка расширился. Одни, завидуя удачливым сверстникам из «Пингвина», но не решаясь с ними связываться, начинали промышлять картами самостоятельно, по крохам впитывая секреты «молодой катки», а с ними — и жаргон... Другие становились на такой путь вынуждено. Проиграв «пингвинятам» запредельные суммы, они сами, в свою очередь, добывали деньги для возврата долга теми же способами, вовлекали в цепную реакцию мошенничества более неопытных ребят. А третьих влекла жутковатая романтика, и такие говорили о «врезках» и «коцках» с тем же жаром, как дети иных времен — о парусах, каравеллах и ultima Fula (поголовное увлечение картами, если помните, можно было наблюдать тогда сплошь и рядом: в автобусах, в кинотеатрах, на парковых скамейках и в толпе митингующих встречались вполне благообразных отроки, увлеченно тасующие колоду в надежде освоить «эфиопскую», например, врезку).

Если «специальная» часть жаргона расползалась по городу невпопыхах, то лексика, связанная со взиманием долга, была активизирована мгновенно и прочно усвоена в с е м и юными екатеринбуржцами. Усердность «учеников» подхлестывалась не розгами. Ценой нерадения здесь становилось здоровье, а порой и жизнь. В те годы почти каждый молодой человек мог припомнить ситуацию, как кто-то из знакомых попал в сети «пингвинят» и был жестоко избит за увиливание от денежных расчетов. Легендами стали и истории о том, как в выколачивание долга с наиболее строптивых ребят «впрягалась» катка из «Космоса». Боги спускались с заоблачного Олимпа!.. Куда без таких легенд в среде, натасканной жрецами-митрофанушками на трепетное поклонение агрессивным божкам от криминала?! Хотя, по-видимому, основа этих легенд была реальной. «Космос» просто не мог не продемонстрировать свое заступничество за младших «соратников», ибо там формировалась его боевая гвардия, ему прислуживающий и выполняющий любую волю костяк, его смена, в конце концов. Впрочем, заступничество было, вероятно, еще и оплачено: жрецы, как и подобает, делали жертвоприношения... в воровской общак. В виде неизменной капусты. А потом смело ссылались на имена авторитетов из «Космоса», и в этом — лишнее подтверждение союзничества двух «каток», молодой и взрослой (сослаться на «авторитетное» имя без о с н о в а н и я считалось среди подростков беспределом; тот, кто бравировал такими знакомствами, не имея на то прав, мог быть сурово наказан, и материально, и денежно).

Впрочем, «Космосом» своих сверстников «пингвинята» стращали очень недолго. Слово «пингвин» и само в одночасье стало жупелом... А вместе с ним в жупел превратилась и немудреная «этика» «пингвинят». Основные ее правила свелись к двум... Первое: «Отказываться играть в карты — в стрем!» (смысл очевиден: для процветания «молодой катки» требовалась клиентура, заполучить ее можно было, лишь навязав отрочеству подобное понимание мальчишеской чести). Второе правило: «Не рассчитаться с картежным долгом — западло!» (Тут подтекст еще очевиднее...). Из пены молодежной субкультуры возникли этакие Сцилла и Харибда, опасные, нет, не для «пингвинят», а для тех подростков, которые «аргонавтами» становились вынуждено. Число таких «аргонавтов поневоле» росло. Освоение жаргона становилось наукой выживания.

Среднестатистичный подросток обязан был накрепко усвоить, что «стрелка», например, — это не просто встреча для разрешения каких-либо вопросов (как правило, финансовых), а о б я з а т е л ь н а я встреча, и что стрелку проколоть (т. е. игнорировать ее) нельзя. Частное жаргонное слово коннотировало в себя магическое отношение к миру.

Нельзя убивать священное животное... Нельзя всуе произносить имя племенного божка (имя «авторитета» — для наших «аргонавтов»)... Нельзя прокалывать стрелку — табу того же ряда... Если табу нарушено, боги с Олимпа жестко покарают дерзких! Впрочем, какой Олимп? Мы же не о Язоне... Нашим «аргонавтам» (вольным или невольным, — теперь уже все сцепилось в пекле агрессивной субкультуры) кара грозила из шулерских рядов. И «аргонавты» знали, против криминала лучше не восставать! А следовательно — и против правил, им поддерживаемых! Именно этот принцип к о н т а г и о з н о й магии (нерушимость связи между объектами и явлениями, побывавшими в соприкосновении, — уголовников, в нашем случае и их «этики») был вплавлен в неказистую на слух стрелку...

Подобными коннотациями оказались наполнены многие сленговые слова и выражения. Если проигравший медлил почему-то расставаться с деньгами, его подстегивали заявлением, что могут «перевести долг на крутое каталье» (т.е. «подарить» эти деньги взрослым шулерам, предоставив им решать судьбу должника), и перед потускневшим взором жертвы тут же возникали видения... да, почти богов! О криминальной «космогонии» мира напоминало и слово «счетчик» (накручивание процентов на просроченный долг). Заимствованное из воровского сленга, оно отражало беспощадную реальность... Иногда — о, чудо? — сленговые идиомы светились, казалось, доброжелательством, дополнительным значением вбирали в себя определенное послабление в отношениях между теми, кто звался лохами, и теми, кто их стриг. Могло показаться, что подобная коннотация имеется во фразе «раскинуть по срокам». Смысл этой фразы состоял в том, что должнику позволялось выплачивать деньги по частям, «по срокам». Это ли не гуманно в отношении какого-нибудь подзалетевшего на картах «фазаненка»? Но на самом деле предложение «раскинуть долг по срокам» таило в себе хитроумную ловушку. Несчастный мог целый год являться на «стрелку», приносить «пингвинятам» по рублю, по пятерке...А когда оставалось выплатить самую малость, он вдруг, представим, заболел (или сломал ногу, или попал в милицию — мало ли что может случиться в течении целого года!). И плакала стрелка! Должник «двинул сроки». Страшненькая идиома... Она подразумевает, что весь долг проигравшего будет «восстановлен», т.е. придется выплачивать всю сумму в прежнем объеме. Заново! И против катки не попрешь! Правила взаимоотношений жестко определены и мастерски закреплены в арго-словах. Вот такой «гуманизм»!Судьба древнегреческих героев определялась волею богов. Судьба наших ребят — волею навязанных правил, представлений, слов. Победившая и надолго восторжествовавшая люмпен-культура ввергла в свои мутные водовороты всех ребят поголовно, заставила их осваивать и применять на практике арго-язык в надежде воздействовать на ход процессов, не природных, как в эру человеческого варварства, а сугубо общественных. Мне не привелось изучать особенности существования этой субкультуры в других регионах так систематически, как в Екатеринбурге. Но даже по кратковременным командировкам, по анализу прессы виделось: и там, в регионах, с уральским малосходных, заправляет субкультура молодежного люмпенства. Пути ее воцарения оказались различны, объединительные стержни (как «катальский» стержень Екатеринбурга) многообразны, но суть не менялась: вытряхнуть из ребячьих карманов все, что звенит, что поскрипывает на сгибах, как капустный лист. А значит, был схожим и обслуживающий эту культуру язык. По крайней мере, схож там, где речь идет не о средствах, а о целях субкультурных устремлений. Вот поэтому и понятно всей стране, что такое бабки, счетчик, стрелки...

«Время настанет, катки не станет», — мечтали в свое время уральские подростки. Так и случилось. Бывшие тинейджерские божки с криминального Олимпа занялись делами покруче, чем тасование покоцанной колоды. А «пингвинята» и подобные им птички, гнездящиеся по всей стране, выросли. Пройдя по всем ступеням теневого бизнеса (от рэкета в отношении первых кооперативов до навязывания своей «крыши» — т.е. защиты — солидным коммерческим банкам), они вникли в категории более универсальные, чем картежное мошенничество... В вопросы экономики, политики, в их хитросплетение. А потом отчаянно рванули наверх, во власть. Не давал покоя юношеский опыт: подкрепленная прошлыми успехами уверенность, что несложные магические ритуалы позволяют безгранично влиять на мир. Деньги, роскошь, экзотические забавы, ощущение собственной значимости — всего этого захотелось не мелкими порциями, от случая к случаю, а сразу во всем объеме. И те счастливчики с нашего «Арго», кто уцелел в междуусобных перестрелках, кто не очутился на тюремных нарах, кто не спился и не сел на иглу, протянули татуированные руки к вожделенному «золотому руну». А оно, обесцененное нынешним безвременьем, валялось прямо под ногами...

«Давайте вспомним, как менялся социальный слой людей, участвовавших в выборах. В декабре 1993 года это были крупные (или не очень) политики. Весной 1994 года появились представители крупных финансовых структур, а уже осенью 1994 года в довыборах и выборах в местные советы открыто участвовали «деятели» криминальных групп. А что будет в 1995 году?» Этим вопросом задавался Виталий Савицкий, председатель подкомитета Госдумы РФ.* Человек, надо полагать, информированный в этих вопросах. Сегодня ему может ответить любой из нас. Достаточно лишь освежить в памяти разного рода скандалы, связанные с какими-нибудь совсем недавними выборами любого уровня...

Поигрывая печаткой на холеном пальце, молодой депутат встал перед местным законодательным собранием и процедил сквозь зубы:

— Ну че? По-прежнему будем дурку валять или за дело поговорим? Столичная Госдума вон решила дать каждому своему депутату по 60 тысяч баксов на лапу. Беспроцентная ссуда на покупку хаты. А мы что — гвозди беременные? Лохи недоделанные?

В зале шумно зааплодировали...

Постаревший Язон прилег в тени гниющего остова своего «Арго». Воспоминания о подвигах молодости набегали на него, словно морская волна. А еще — тяжелые думы о собственном коварстве, убийствах, изменах — о всем том, с помощью чего он пытался вскарабкаться на трон. Золотое руно, на поверку, не принесло всемогущества. Граждане Иолка объявили царем Адраста, а не Язона. И его дети будут отныне наследовать трон. Его, а не предводителя «аргонавтов»... Дети же Язона, ловкие, смелые мальчики, теперь в мрачном подземном царстве богини Гекаты... Это он, Язон, погубил их своим одержимым желанием власти... О, Боги!.. Если бы все вернуть назад!.. Язон с тоской оглядел стадо овец, бредущих на водопой. Разве не был он одной из таких овец, ведомый более могущественной пастушьей рукой?

...Шумный вихрь налетел вдруг на останки корабля, завыл в щелях — оплакивал судьбу оборванного язоновского рода, да? Тяжелый брус с вырезанной на нем головой Афины сорвался с корабельного носа, упал на Язона. Смерть аргонавта таилась в корабле, на котором он некогда бороздил морские просторы... И не разгадать никому этого жеста богов, гибельного для постаревшего покорителя морей, для Язона. Мойры обрезали своим серпом никому не нужную нить его судьбы...

Отплававшие на «Арго»...

Отговорившие на арго...

P.S. А один «узелок» в структуре нашего очерка оказался-таки незавязанным. Я — о прорицательских качествах жаргона... Читателю остается поверить на слово, что, как и древнегреческий корабль, арго-язык обладает провидческими способностями, умеет обрисовывать надвижение на отроческий мир новых явлений и процессов. Доказывать это свойство сленга на материале, в какой-то мере уже историческом, было бы явно некорректно. Обрисовка же нового субъязыка, нарождающегося у «надцатилетних», и обозначение перспектив, этим языком выявленных, потребует печатного объема, не меньшего, чем очерк, вами прочитанный. Поэтому ограничимся такой вот констатацией: отдельные жаргонные «новинки», сама направленность подросткового сленготворчества — все показывает, что рождается и собирается с силами субкультура, принципиально иная, чем люмпенская. Хотя утвердит она себя в какой-то мере именно в пику люмпенской... Нынешние ребята обрушат свою энергию на «божков» и «жрецов» середины и конца 80-х, на их понимание романтики, чести, жизненных целей... «Новорожденная» окажется интеллектуалкой (настолько, насколько вообще может похвастаться интеллектом культура «суб»). Ее оружием будет не агрессивность, а смех... Субкультура прикольщиков... Субкультура паяцев, низвергающих то, от чего устали и что возненавидели... Разрушив с прямотой отроческой «поперечности» каркас все еще главенствующей культуры «подростков в лохмотьях», новая не закрепится надолго, зачахнет, ибо несуетливые цели ее создателей сосредоточатся вне субкультурных рамок, а там, где и положено фокусироваться всему настоящему, — в океане истинной культуры. Туда и устремится новый парусник «Арго».

Возможно, мы еще поговорим об этом нескучном путешествии. А пока же не будем мешать «аргонавтам» собираться в дорогу...

1997







© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте