Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Студия 2012, 16

Пародии

ЕВГЕНИЙ МИНИН

ЕВГЕНИЙ МИНИН

 

ПАРОДИИ

 

МЕЖДУСОБОЙНОЕ

 

Говорю сама с собой.
Но она не отвечает:
объявила мне бойкот,
с дурой не желаю, дескать…

Вера Павлова

 

Чаек писк и ветра вой,

да собачий лай из сквера.

Говорю сама с собой –

но не отвечает Вера.

Добиваюсь целый час,

а она лишь смотрит хмуро,

И не ясно – кто из нас

всё же подлинная дура.

 

Ё-МОБИЛЬНОЕ

 

Я – уставший, модный «Мазерати»
Мне давно б пора пройти ТО.
…………………………………………

Я – уставший модный «Мазерати».
Ты – модель из будущих времён.

Андрей Дементьев

 

Не сижу на месте, пригорюнясь,

И запал, поверьте, не угас,

Пусть вдали моя осталась «Юность»,

Жму ещё уверенно на газ.

Я – уставший, модный «Мазерати»,

Разгоняю по дороге пыль,

А навстречу мне поэтов рати –

Каждый, словно стильный «Ё-мобиль»,

С прибамбасом и прикидом каждый.

Чувствую – пора пройти ТО.

Лишь переживаю, что однажды

При проверке скажут мне не то!

СЛАБОТОНИЧЕСКОЕ

 

За ивой вроде бы Ахматова?

За мхом лесным – Мариенгоф?

Валерий Дударев

 

В поэзии не вижу толку я,

Что для меня – недобрый знак:

Вот Мандельштам сидит за ёлкою,

В кустах чернеет Пастернак.

Куда ни глянь – везде практически –

За каждым деревцем поэт.

И в этой роще поэтической

Жаль, для меня местечка нет.

 

МЕДИКАМЕНТОЗНОЕ

 

Волшебная анестезия

Мне выстилает путь из роз.

Прощай, моя тахикардия,

Гипотония и понос!

Наталья Николенкова

 

Когда я Блока открываю,

Где: «…В белом венчике из роз…,

Проходит оспа вековая,

Запор проходит, и понос.

Когда же я своё читала,

Прошибло сразу же всерьёз:

Ночь, ледяная рябь канала,

Чесотка, геморрой, понос.

 

ПАРКИНСОННОЕ

 

А в башке – полудурь, полусон...

Ничего не достичь полумерой...

И скребётся в ночи Паркинсон.

И Альцгеймер стоит за портьерой.

Вадим Ковда

 

Как-то ночью зашёл на балкон,

Ну, а там два еврея, два брата.

«Дай прочесть» – прошипел Паркинсон,

И Альцгеймер глядел хищновато.

Убежал и упал на кровать,

На бегу чуть не вывихнул ногу…

Всё, стихи прекращаю писать –

Я лечиться начну понемногу.

 

УНИТАЗНОЕ

 

И поднятым забралом
Сияет унитаз,
И дело лишь за малым:
Вина купить в запас.

Марина Бородицкая

 

Вы знаете какое

Теперь у нас вино?

Льют контрафакт рекою

Практически давно!

Рюмашка-две – и здрасте –

Боль в животе тотчас.

Поэтому от счастья

Сияет унитаз.

 

ПОЗДРАВЛЕНИЕ

 

Я в движение мир этот не привожу.
Я в нём просто лежу, и сижу, и хожу,
Просто солнце и воздух его потребляю,
С чем себя каждый раз от души поздравляю.

Лариса Миллер

 

В лит.процесс словно в комнату я захожу,

Я в нём просто сижу и на солнце гляжу,

Иногда я слова из него потребляю,

С чем читателей всех от души поздравляю…

 

СТИХЕЙКО

 

Штойто, и Ктойто, и Либонибудь
вдоль по шоссейке отправились в путь.

Наталья Горбаневская

 

Это друзейки совсем не слушок –

Яйто Чегойто сложила стишок.

Ктойто сказал, что стишок нехорош,

Тойто Тогдайто прорезалась дрожь:

Если Мояйто ты Непонимай,

Знайто, что так сочиняю Всегдай.

Иже и Ежели, Даже и Аж –

Эйто такойто в стихах антураж.

 

ПРОЩАЙ, ТРА-ТА-ТА ОТЧИЗНА…

 

Было бы жаль умирать в Италии,
Сколь ее солнце ни жарь.
Что до Отчизны — мне больше не жаль ее,
Так что и в землю не жаль.

Дмитрий Быков

 

Кайф я ловил безмятежный в Италии

Балуясь нежной строкой

И намекала печально мне даль ее

Здесь, мол, ищи упокой.

 

Что до Отчизны родимой – пошлю ее,

Жаль переделкинских дач.

Горькою стала она мне пилюлею –

Миша Ефремов – не плачь.

 

Жизнь – быстротечна, неведом конец ее –

Это – пустой разговор.

Жаль то, что Быков – горюет Венеция –

Не итальянский синьор.

 

Что не поймёт никогда, как велик его

Неповторимый талант,

Что не постичь гениальности Быкова –

В этом признался бы Дант.

 

Книги народом моим не отринуты,

Кто мне, скажите, ровня?

Я позабуду, но только Отчизна ты,

Хрен позабудешь меня!

 

ПРИФЕТНОЕ

 

Но я-то уже с приветом,
хотя и не бью тревогу.

Юрий Кублановский

 

Себя ощущая Фетом,

зимою или под осень,

ко всем прихожу с приветом,

поскольку я вежлив очень.

Веду себя адекватно,

печатаюсь, слава Богу,
а если не все понятно –

читатель пусть бьёт тревогу.

ВОЗМУЩЕНИЕ

 

Во время кинофестиваля

в Москве, вцеплявшейся в гостей, -

стоял премьерный хруст костей,

а на саянском перевале

учительницы бастовали.

Евгений Евтушенко

 

Cидел я как-то на банкете,

вцепившийся в деликатес,

кивая умудрённо – yes,

а в это время мёрзли дети

в глубинке, в школьном кабинете,

Серёжи, Маши или Пети,

кто к ним проявит интерес?

 

И охватило вдохновенье –

за это стыд нам и позор,

там – мёрзнут, здесь – мы пьём кагор.

Доел, допил – и за мгновенье

я написал стихотворенье,

и в нём пылал от возмущенья…

А дети?

Мёрзнут до сих пор!

 

Версия для печати