Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: ©оюз Писателей 2018, 17

Стихи

 

Леонид Викторович Иванов родился в 1944 году в Харькове. Учился в радиотехническом техникуме, художественно-промышленном институте. Заведовал лабораторией керамики в художественно-промышленном институте, работал инженером в информационно-вычислительном центре и в институте проблем криобиологии и криомедицины. Литературоведческие статьи о творчестве О. Мандельштама публиковались в «©П» № 7, стихи — в альманахе «Ариергард» (Москва) и региональной печати: «Телегород», «Экран», «Лава». Жил в Харькове. Умер в 2014 году.

Публикатор — Нина Иванова (Харьков), дочь Л. Иванова.

 

 

 

 

* * *

Я нитки потерял, да ну их, ладно,

Подумаешь, катушка, грош цена.

Но, бог ты мой, выходит Ариадна.

Точь-в-точь она, та самая она.

 

Я потерял игольное ушко.

Бреду без указательного груза.

Я сам себе и бремя и обуза.

Зато как хорошо шуршать пешком.

 

На близь и явь не разевая рта,

Я сквозь стекло по сторонам глазею,

Ища пути затейливых лазеек,

Обвивших затворённые врата.

 

2012

 

 

Из цикла «Εφημερισ»

 

 

* * *

В мерцаньи шума городского

Под гнётом мёртвых пирамид

В раскопах сна тот не раскован

Кто добровольно не убит

 

Но дезертиру гороскопы

Ночного неба не солгут —

Для самовольного холопа

Есть у владык и цепь и кнут

 

И истинный беглец однажды

Отыщет выход и исход

В колодец сна скользнув как Гаршин

Шагнувший в лестничный пролёт

 

август 1983

 

* * *

Для новичков не помнящих родства

У коих отчих уз надломлен стебель

Рисковое искусство воровства

Я возвожу в сравнительную степень

 

Да будет вам чужой карман не чужд

Враг или друг, радетель иль родитель

Для непотребных и насущных нужд

У дальнего и ближнего крадите

 

А коль не вор — живи среди дерьма

Но что ни день, пушок сбриваю с рыльца я

Что с той, что с этой стороны тюрьма,

И да хранит меня моя милиция

 

декабрь 1983

 

* * *

Я рекрут и смазчик, хранитель шарниров

Машины, раскрученной раз навсегда

Копатель квартиры, которую вырыв

Другому занять не составит труда

 

В забвеньи гражданские распри и казни

И водобоязнью больны облака

Ржавеет земля, но — по-прежнему дразнят

Багряные призраки око быка

 

Немой дегустатор дегтярного мёда —

Скреплённому мир не мирволит иной

Пока вожделенное слово — «свобода»

На серых губах не вскипит беленой

 

1984

 

 

* * *

Чёрная клетка — судьба моя,

А рядом — таков удел их —

Братья мои, рядовые как я

Мечутся в клетках белых.

 

Клетка за клеткой, за шагом шаг,

Но шанс твой пробил — не мешкай —

Пожертвован ты, иль названый враг

Сшиблен тобою — пешкой.

 

Судьба моя черна и легка —

Мною играет свыше рука.

Клетка моя — мой чернозём

 

А если когда хвачу через край,

То впереди не ад и не рай —

Я обернусь ферзём.

 

май 1985

 

 

Шрифт

 

Киркою рудокопный гном

Согласных хрусты рушит в томы

Я — стилистический приём

Языковые идиомы

А. Бел.

 

И с известью в крови

Для племени чужого

Ночные травы собирать

 

 

О. М.

 

Какая брешь — потерянное слово

Какая блажь — потерянная речь,

Но, преклиняю, — доброго от злого

Не уберечь, mein Gott, не уберечь.

 

Минають дні, mad reed почти не ропщет

И в недорослях щуплая трава

Казалось бы, may be, и, или проще:

Le mots, le mots, слова, минхерц, слова

 

Дні промайнули. Віра стала майной.

Це тільки сон, прострел и длинозавр

Це напівострів, сон-трава, я — зайвий

 

Хрустит коленолоктевой сустав

Не uber-речь, и лайнер ухнет в lajno

Полуустав, мой друг, полуустав…

 

 

Из цикла «Luft»

 

* * *

В пустотемени мглы завис

Узел жизни меж верх и низ

В темя иглами вой и визг

И в зеницах ни зги до искр

 

Коловратное зим и лет

Равноденствие пустоты

И кружит суета сует

Безвоздушные миражи

 

И курится простылый след

Тех, которых в помине нет —

Проживающих этажи

Прожигателей сигарет

 

Лишь стелясь на стену легла

Задарма дарящая свет

Астра стреляного стекла —

Летописная l’Etoile,

Та, которой в помине нет.

 

 

Из цикла «Те мы & wariatцы»

 

* * *

Петров с протянутой рукой

стоял. — Такси летели мимо.

Красуйся, грабь, Петров, и стой

Неколебимо!

 

 

 

На гроб Петрова некто Сидоров

Несёт цветочки. —

У Бога не проси даров —

Проси отсрочки.

 

 

Digitalia

 

A digit це цыфра, це палець,

А зовсім не horsemendjiguit

Та з іншого боку —

Max Diggerце Рильскы

Достатньо відомий пiїт

 

 

Слово о полковнике

 

Я хазу покинул пошёл воевать…

Ответь Александровск и Харьков ответь

Давно ль мы казанскую приняли плеть

(М. С., неточно)

 

Пылает востоком Сивéрский Донец

Пора по копытам иначе пиздец

 

Князь Игрек седлает седого коня

И искоса лает кто бля на меня

 

Я бабу покинул иду воевать

Чтоб землю Хазаров себе бля отдать

 

Я бабу покинул а где же рубли

И эхо привычно ответило пли!

 

Кончак бля попутал не видно ни Гзы

Остался лишь Игрек да где же Иксы?

 

Стопами на череп коня наступив

Князь снова завыл половенский мотив

 

Скажи же кудесник искатель богов

Куда от друзей и куда от врагов?

 

О дайте отдайте скорее коня

И будет Вам мат или шаг до меня

 

Блюю бля неси синь-вина эссаул

Дрожи же бля жидомасонский аул

 

Но Фро ярой славой не ослеплена

Гренаду гранатой? А может не на…

 

Эвксино-Азовский на чё тебе понт

Ты падла не падай тебе ль бля на фронт

 

Там мóзги промоют там воет фугас

И как я кнез Игрек бля буду без Вас?

 

Замылив чело и коня заморив

Кнез спел удавив земноводный порыв

 

Пока я лежу засуча рукава

На поле Мамая взрослеет трава

 

Пока я ползу подкатя бля порты

Добуду за орднунг злат орден Орды

 

Дай Бог пронырнуть мне Сивéрский Донец

От Дону до дому и делу конец

 

От гнусного ига Русь презерватив

Кнес снова завёл полувенский мотив

 

Тупеет пусть Фро в поту потуплена

Избег я бля плена. Дак дайте вина!

 

Ответь Александровская Слобода

На што тебе Опричь царя лобода?

Версия для печати